beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Categories:

Сталинская индустриализация: сомнительный успех.





В системе советских мифов один из ключевых – «великий перелом», сталинская индустриализация, предстающая неким «триумфом» советской экономики и образцом для подражания.

Большинство критиков акцентирует внимание на её цене – миллионах жертв, связанных с коллективизацией и террором.

Сталинисты отвечают рассказами в духе «победителей не судят». Но можно ли считать индустриализацию успехом в чисто экономическом смысле?

Именно этот аспект мы и осветим.



В рассматриваемый период 1928-1939 гг. наблюдается экономический рост, c ростом ВВП на душу населения в среднем на 4,7% ежегодно. Поскольку в остальном мире бушует Великая депрессия, этот показатель кажется достаточно высоким. Но сравнение с другими странами в период индустриального перехода говорит об обратном. Например, Китай в 1983-1993 гг. рос на 6,5% ежегодно, Южная Корея в 1963-1973 гг. — на 7,9% (1). Модернизация – далеко не уникальное явление, через неё прошло большинство стран мира. Китай в 1983 и Южная Корея в 1963 находились на том же уровне развития, что и СССР в 1928, – и получили больший рост меньшей ценой.

Что ещё более существенно, рост 30-х гг. не очень велик в контексте долгосрочного развития. Этот вопрос уже рассматривался на «Спутнике» (2). Несколько упрощая, можно сказать, что индустриализация стала лишь возвращением к долгосрочному тренду, но не радикальным рывком вперед (3).

НЭП с его двукратным ростом за неполные 7 лет (что позволило практически восстановить довоенный уровень) выглядит куда более выгодно. Дальнейшие развитие и расширение НЭПовской политики выглядит рельной альтернативой, но советофилы не приемлют «буржуйский» вариант.


Ещё одну альтернативу сталинской индустриализации показывают результаты другого исследования (5).

Авторы провели экономическое моделирование, сравнив реальное развитие с различными альтернативными моделями. Наиболее интересна среди них «японская» модель, в которой предполагается отсутствие Первой мировой и революции и развитие по образцу Японии в тот же период. Эта модель достаточно правдоподобна: в начале XX века экономики Японии и России находились на одном уровне, развивались похожими темпами, сталкивались с похожими барьерами роста.

Что бы получила Россия, если бы этот сценарий стал реальностью? Уже к 1940 году подушевой ВВП был бы уровне Италии и Австрии, а общий выигрыш в сравнении с реальным развитием составил бы 43,2% – без насильственной коллективизации, голода и ГУЛага.

Впрочем, кроме массового насилия, сталинская индустриализация имеет ещё одну характерную черту – резкое падение производительности труда. Оно наблюдалось на начальном этапе (1928-1933 гг.) – как в сельском хозяйстве, так и в промышленности. Причем в промышленности было наиболее сильным – почти на 60% (в среднем по экономике – на 35%).

Для периода индустриального перехода падение производительности труда – абсурд, невозможный при технологическом рывке (которым и должна быть индустриализация). Но для плановой экономики с её варварскими методами (насильственная коллективизация, использование труда заключенных и т.д.), умноженными на плохое планирование и «гигантоманию», – обычное явление.


Как можно увидеть на графиках, производительность труда упала даже ниже дореволюционного тренда (который малореалистичен из-за неучёта трансформаций и получен простой экстраполяцией данных дореволюционного роста).

Второе радикальное отличие от других индустриальных переходов – катастрофическое падение уровня жизни. Оно тесно связано со спадом производительности, ведь в таких условиях рост экономики можно получить только изъятием ресурсов у населения, что и было сделано. В целом потребление в 1940 г. в сравнении с 1928 г. уменьшилось на 24%, при многократно возросшей эксплуатации рабочих (например, семидневная рабочая неделя была заменена на шестидневную с одним выходным).

Таким образом, рост экономики во время сталинской индустриализации был обеспечен насильственным перераспределением – фактически грабежом населения. При этом полученный рост нельзя назвать большим ни в контексте долгосрочного тренда, ни в сравнении с другими странами периода модернизации. Что особенно интересно, СССР 30-х проигрывает даже в сравнении с Россией 2000-х, которая для сталинистов – символ «стоящих заводов» и тотального упадка (при значительно меньшей базе роста).


Подводя итог, можно сказать следующее: успешность сталинской индустриализации сомнительна, ведь за огромную цену был получен далеко не блестящий результат. Из всех возможных путей развития в XX веке реальностью стал худший из них.

(1) Расчёт по данным проекта Ангуса Мэдисона: Bolt, J. and J. L. van Zanden (2014). The Maddison Project: collaborative research on historical national accounts. The Economic History Review, 67 (3): 627–651.

(2) СиП: «Сталинская индустриализация»: поле чудес в стране дураков (ссылка).

(3) Также см. интервью с автором научной статьи, на которой основана публикация СиПа [2].

(5) Cheremukhin, Anton and Golosov, Mikhail and Guriev, Sergei M. and Tsyvinski, Aleh, Was Stalin Necessary for Russia’s Economic Development? (September 2013). NBER Working Paper No. w19425.
ссылка



Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Tags: "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments