beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Categories:

Был ли в США геноцид индейцев?





Существует очень распространенный миф, о том что резкое сокращение численности индейцев, после прибытия в Америку европейцев, было следствием спланированного геноцида.

При этом в геноциде обвиняют в том числе и правительство США.

Самое интересное это то, что громче всех обвиняют правительство США именно американские авторы, что не удивительно.

Сейчас в политкорректной Америке самобичевание стало нормой, а оправдывать политику государства считается дурным тоном.

Тем не менее насчет того то что произошло с индейцами существует противоположная точка зрения. Например профессор университета Массачусется, Гюнтер Леви (Guenter Lewy), еще в 2007 году написал статью под названием "Были американские индейцы жертвами геноцида?" (Were American Indians the Victims of Genocide?), перевод которой я хочу предложить вашему вниманию.

21 сентября, Национальный музей американских индейцев откроет свои двери. В одном из интервью в начале этого года, основатель и директор музея В. Ричард Уэст заявил, что новая организация не будет уклоняться от такой сложной темы, как усилия по искоренению индейской культуры в 19 и 20 веках. С уверенностью можно сказать, что кто-нибудь неизбежно поднимет вопрос о геноциде.

Рассказ о встрече между европейскими поселенцами и коренным населением Америки не для приятного чтения. Среди ранних публикаций пожалуй самым известным является "Век бесчестия" Хелена Ханта Джексона (1888), печальное изложение насильственного переселения, убийств, и полного пренебрежения. Книга Джексона, в которой четко схвачены некоторые важные элементы того что произошло, также установила шаблон преувеличения и одностороннего обвинения, которое сохраняется по сей день.

Так, по данным Уорда Черчилля, профессора этнических исследований Университета Колорадо, сокращение североамериканского индейского населения с 12 миллионов в 1500 до почти 237 000 в 1900 году, представляет собой "огромный геноцид ..., наиболее непрерывный из зарегистрированных". К концу 19-го века, пишет Дэвид Э. Стэннард, историк из Университета Гавайев, коренные американцы подверглись "худшему человеческому Холокосту, который мир никогда не видел". По мнению А. Ленора Стифарма и Фила Лэйна-младшего, "не может быть более монументального примера устойчивого геноцида, в любом месте летописи человеческой истории".

Огульные обвинения в геноциде индейцев стали особенно популярными во время вьетнамской войны, когда историки выступающие против нее начали проводить параллели между нашими действиями в Юго-Восточной Азии и более ранними примерами якобы укоренившейся у американцев злобе по отношению к не-белым народам. Историк Ричард Дриннон, описывая действия войск под командованием Кита Карсона, назвал их "предшественником Пылающей Пятой морской пехоты", которые подожгли вьетнамские деревни, в то время как в книге "Американские индейцы: Первая жертва" (1972)", Джей Дэвид призвал современных читателей вспомнить, как цивилизация Америки инициировала "воровство и убийства" и "усилия, направленные на ... геноцид".

Дальнейшие обвинения в геноциде были отмечены в преддверии пятисотлетия высадки Колумба в 1992 году. Национальный совет церквей принял резолюцию, назвав это событие "вторжение", которое привело к "рабству и геноциду коренного народа". В книге "Завоевание рая" (1990), Киркпатрик Сейл обвиняет английских и их американских преемников в том что они проводили политику истребления, которая не ослабевала на протяжении четырех столетий. Более поздние работы последовали этому примеру. В 1999 году энциклопедия геноцида, под редакцией ученого Израиля Чарни, статьи Уорда Черчиля утверждают что уничтожение было "явная цель" правительства США. Эксперт по Камбодже Бен Кейерман, так же утверждал что геноцид является "единственный соответствующий способ", чтобы описать как белые поселенцы относились к индейцам. И так далее.

Есть твердо установленный факт, что 250000 коренных американцев были еще живы на территории США в конце 19 века. Тем не менее о количестве индейцев, живших в момент первого контакта с европейцами, до сих пор ведутся научные споры. Некоторые изучающие предмет, говорят о завышении с помощью "игры цифр", другие обвиняют, что размер коренного населения был намеренно сведен к минимуму для того, чтобы падение казалось менее серьезным, чем это было.

Разница в оценках огромна. В 1928 году этнограф Джеймс Муни предложил общее количество 1152950 индейцев во всех племенах в районе к северу от Мехико во время прибытия европейцев. К 1987 году в книге "Американские индейцы. Холокост и выживание" Рассел Торнтон привел цифру более чем 5 млн. человек, почти в пять раз выше чем Муни, а Ленор Стифарм и Фил Лэйн-младший предложил в общей сложности 12 миллионов. Эта цифра в свою очередь осталась в работе антрополога Генри Добинса, который в 1983 г. оценивал коренное население всей Северной Америки в целом в 18 млн., а на территории Соединенных Штатов около 10 миллионов.

Несмотря на поразительные различия в цифрах, ясно одно: есть достаточно доказательств, того что приход белого человека вызвало резкое сокращение числа коренных американцев. Тем не менее, даже если брать самые высокие цифры, они сами по себе не доказывают того что происходил геноцид.

Чтобы решить эту проблему должным образом, мы должны начать с наиболее важной причины катастрофического падения количества индейцев, а именно - распространение инфекционных заболеваний к которым они не имели иммунитета. Это явление, известное ученым как "virgin-soil epidemic", в Северной Америке было нормой.

Самым смертоносным возбудителем привезенным европейцами была оспа, которая иногда делала недееспособным так много взрослых сразу, что смерть от голода и недоедания встречалась так часто, как смерть от болезни, а в некоторых случаях вымирали целые племена. Другие убийцы это корь, грипп, коклюш, дифтерия, тиф, бубонная чума, холера и скарлатина. Несмотря на то что сифилис был явно родом из частей Западного полушария, он тоже вероятно был завезен в Северную Америку европейцами.

Обо всем этом нет существенных разногласий. Самый отвратительный враг коренных американцев это не белый человек и его оружие, заключает Альфред Кросби, а "невидимые убийцы которых эти люди принесли в крови и дыхании". Считается, что от 75 до 90 процентов всех смертей индийцев от этих убийц.

Для некоторых, однако, это само по себе служит основанием для применения термина "геноцид". Дэвид Стэннард, например, утверждает, что так же как евреев, которые умерли от голода и болезней в гетто причисляют к жертвам Холокоста, среди индейцев, которые умерли от привезенных заболеваний, "было столько жертв евро-американского геноцида сколько тех, которые были сожжены, зарезаны, расстреляны или отданы на съедение голодным собакам". В качестве примера фактического геноцида Стэннард указывает на францисканские миссии в Калифорнии как на "печь смерти".

Но тут мы находимся на весьма спорной территории. Это правда, что в тесноте, с плохой вентиляцией и с плохой санитарией, миссии поощряли распространение болезней. Но это явно неверно, что как и нацисты, миссионеры были равнодушны к благополучию новообращенных. Независимо от того, насколько в трудных условиях, в которых трудились индейцы на обязательных работах, часто при неадекватном питании и медицинском обслуживании, телесных наказаниях, их опыт не шел ни в какое сравнение с судьбой евреев в гетто. Миссионеры плохо понимали причины болезней, и медицински они мало что могли сделать для них. В отличие от этого нацисты точно знали что происходит в гетто и совершенно сознательно лишали заключенных продовольствия и медикаментов, в отличие от "печей смерти" Стэннарда.

Большая картина также не соответствует идее Стэннард о болезни, как "войны геноцида". Правда, принудительное переселение индейских племен часто сопровождалось большими трудностями и жестоким обращением; переселение племени Чероки со своей родины на территорию к западу от Миссисипи в 1838 году унесла жизни тысяч людей и вошло в историю как "Тропа слез". Но самая большая потеря жизней произошла задолго до этого времени, а иногда только после минимального контакта с европейскими торговцами. Правда некоторые колонисты позже приветствовали высокую смертность среди индейцев, рассматривая его как знак божественного провидения, что впрочем не меняет основного факта, что европейцы вступили в новый мир не для того, чтобы заразить местных жителей смертельными болезнями.

Уорд Черчилль пошел дальше Стэннарда, утверждая что ничего не было невольным или непреднамеренным в том что основная масса коренного населения Северной Америки исчезла. "Именно злоба, а не природа сделала дело". Короче говоря, европейцы вели биологическую войну.

К сожалению, для этого тезиса мы не знаем ни одного примера такой войны, а документальные доказательства неубедительны. В 1763 году, особенно серьезное восстание грозило английскому гарнизону западнее гор Allegheny. Беспокоясь о своих ограниченных ресурсах, и питая отвращение к тому что он видел какими коварными и дикими методами индейцы ведут войны, сэр Джеффри Амхерст, командующий британскими войсками в Северной Америке, писал полковнику Генри Букету в Форт-Питт следующее: "Вы будете делать так, чтобы попытаться привить индейцам [оспу] с помощью одеял, а также попробовать любой другой метод, который может помочь искоренить эту отвратительную расу".

Букет четко одобрил предложение Амхерста, а вот выполнил ли он его, осталось неизвестным. Примерно 24 июня, два трейдера в Форт-Питт действительно давали одеяла и носовой платок из карантина больницы форта двум посетившим Делавэр индейцам, а один из трейдеров отметил в своем дневнике: "Я надеюсь, что это будет иметь желаемый эффект." Оспа уже присутствовала среди племен Огайо, и в какой-то момент после этого эпизода, была еще одна вспышка, в которых погибли сотни людей.

Второй, даже еще менее обоснованный пример предполагаемой биологической войны касается инцидента, который произошел 20 июня 1837 года. В тот день, пишет Черчилль, "армия США начали раздавать одеяла манданам и другим индейцам собравшимся в Форт-Кларк на реке Миссури в современной Северной Дакотте". Он продолжает: Далеко от торговли товарами, одеяла были взяты из карантина для оспы военного лазарета в Сент-Луисе, и привезены вверх по реке на борту парохода Святого Петра. Когда 14 июля первые индейцы показали симптомы болезни, хирург посоветовал им разбили лагерь рядом с почтой, чтобы рассеяться и искать "убежище" в селах здоровых родственников.

В результате болезнь была распространена и манданы были "практически уничтожены", другие племена тоже понесли большие потери. Ссылаясь на цифру "100.000 или более человек", погибших от вызванной армией США пандемии оспы в 1836-40 (в другом месте он говорит о то что жертв было в "несколько раз больше"), Черчилль отсылает читателя к книге Торнтона "Индейский Холокост и выживание".

Поддержали Черчилля также Stiffarm и Lane, которые пишут, что "распространение инфицированных оспой одеял армией США среди манданов в Форт-Кларк ... была причинным фактором в пандемии 1836-40". В доказательство они приводят современный журнал в Форт-Clark, Фрэнсис А. Chardon.

Но журнал Chardon явно не предполагает что армия США распределяла инфицированные одеяла, а обвиняет в случайном распространении эпидемии болезней пассажиров пассажирского судна. Что касается "100000 погибших", Торнтон не только не подтверждает такие очевидно абсурдные цифры, но он также указывает на зараженных пассажиров на пароходе Святого Петра в качестве причины. Другой ученый, опираясь на недавно обнаруженные исходные материалы, также опроверг идею заговора с целью навредить индейцам.

Аналогичным образом любой такой идее противоречит стремление правительства Соединенных Штатов в то время провести вакцинации индейцев. Вакцинацию против оспы, процедуру, разработанную английским сельским врачом Эдвардом Дженнером в 1796 году, впервые приказал провести президент Джефферсон в 1801 году. Программа продолжала действовать в течение трех десятилетий, хотя ее осуществление было замедлено как сопротивлением индейцев, которые подозревали что это трюк, так и отсутствием интереса со стороны некоторых должностных лиц. Тем не менее, как пишет Торнтон: "Вакцинация американских индейцев в конечном счете, существенно снизила смертность от оспы".

Таким образом, европейские поселенцы прибыли в Новый Свет по разным причинам, но никто из них не собирался заражать индейцев с смертоносными патогенами. Что касается обвинений правительства США в том что оно ответственно за демографическую катастрофу, постигшую американо-индейское население, они не подтверждаются никакими доказательствами или законными аргументами. Соединенные Штаты не вели биологическую войну против индейцев, а большое количество смертей в результате заболеваний не может считаться результатом спланированного геноцида.

Тем не менее, даже если до 90 процентов снижения индейского населения было результатом болезней, значительная смертность была вызвана жестоким обращением и насилием. Но можно ли все или хотя бы некоторые из этих смертей считать геноцидом?

Мы можем изучить характерные инциденты, следуя географическим маршрутом европейских поселенцев начиная с колоний Новой Англии. Там, во-первых, пуритане не считали индейцев, с которыми они столкнулись, естественными врагами, а наоборот, друзьями и потенциальными новообращенными. Но их усилия по христианизации не имели успеха, а их отношения с туземцами постепенно становились все более враждебными. В частности племя Pequot, с их репутацией жестокости и беспощадности, боялись не столько колонистов, сколько других индейцев в Новой Англии. В войне вызванный отчасти межплеменной конкуренцией, которая в конечном итоге последовала, индейцы Narragansett активно участвовали на стороне пуританин.

Военные действия начались в конце 1636 года после убийства нескольких колонистов. Когда Pequots отказались выполнить требования колонии Массачусетс Бэй о передаче виновных и других форм компенсации, первый губернатор колонии Джон Эндекот приказал начать карательную операцию против них. Эта операция закончилась безрезультатно. Pequots приняли ответные меры, нападая на любого поселенца, которого они могли найти. Форт Saybrook на реке Коннектикут был осажден, и члены гарнизона, которые рискнули выйти за его пределы, попали в засаду и были убиты. Одного захваченного трейдера привязали к столбу на виду у форта и пытали в течение трех дней. Его похитители снимали с него кожу с помощью горячего дерева и отрезали ему пальцы рук и ног. Другого пленника зажарили живым.

Пытки заключенных были действительно обычной практикой для большинства индейских племен, и были глубоко укоренена в индийской культуре. Ценя храбрость прежде всего, индейцы мало сочувствовали тем кто сдались или попали в плен. Заключенных, которые не выдерживали трудностей путешествия по пустыни, как правило убивали на месте. Среди тех, индийцев или европейцев, которых брали обратно в деревню, некоторые из них могли быть приняты чтобы заменить убитых воинов, остальные подвергались ритуальным пыткам, чтобы унизить их и таким образом отомстить за потери в племени. После этого индейцы часто употребляли тела или его части в качестве церемониальной пищи и с гордостью демонстрировала скальпы и пальцы как трофеи победы.

Несмотря на то что колонисты сами прибегали к пыткам с целью получения признательных показаний, жестокость этих практик укрепило убеждение что местные жители были дикарями, которые не заслуживают никакой пощады. Это отвращение, по крайней мере частично объясняет жестокость битвы у Форта Mистик в мае 1637, когда отряд под командованием Джона Мейсона и милиционеры из Saybrook были удивлены тем что половина племени Pequot расположились лагерем рядом с Mystic River.

Колонисты намеревались убивать воинов "с помощью их же оружия", как говорил Мейсон, то есть грабить деревни и захватывать женщин и детей. Но этот план не сработал. Около 150 воинов Pequot прибыли в форт ночью, и когда начались внезапная атака, они вышли из палаток, чтобы драться. Опасаясь численного превосходства индейцев, английские нападавшие подожгли укрепленные деревни и отступили за частокол. Там они образовали круг и расстреливали всех, кто пытался убежать. Во втором кордоне, который образовали индейцы племени Narragansett, они резали тех немногих, кто сумел пройти через английскую линию. Когда бой закончился, Pequots потеряли несколько сотен человек, около 300 из них составляли женщины и дети. Двадцать воинов Narragansett тоже были убиты.

Некоторые историки обвиняют пуритан в геноциде, то есть осуществлении умышленного плана по уничтожению Pequots. Свидетельства опровергают это. В использовании огня в качестве средства ведения войны не было ничего необычного ни для европейцев ни для индейцев, и любое современное исследование подчеркивает, что сжигание крепости была актом самозащиты, а не частью заранее спланированной резни. Более того, на более поздних этапах войны с Pequot колонисты щадили женщин, детей и пожилых людей, что также противоречит идее намерений геноцида.

Второй известный пример колониального периода, это война короля Филиппа (1675-76). Этот конфликт, по стоимости пропорциональный самым дорогостоящим из всех американских войн, унес жизни каждого шестнадцатого мужчины призывного возраста в колониях; большое число женщин и детей, также попавших в плен. На пятьдесят два из 90 городов Новой Англии было совершено нападение, семнадцать были стерты с лица земли, а 25 были разграблены. Потери среди индейцев были еще выше, многие из тех, кто попал в плен были казнены или проданы в рабство за границу.

Война была беспощадной с обеих сторон. С самого начала колониальный совет в Бостоне заявил что "никто не будет убит или ранен, из тех которые готовы сдаться в плен". Но от этих правил вскоре отказались на том основании, что сами индейцы не придерживаются ни законов войны ни законов природы, скрываются за деревьями, камнями и кустами, а не вступают "цивилизованно" в открытый бой. Точно также причиной желания возмездия были жестокости совершаемые индейцами, когда они устраивали засады английским войскам или захватывали жилье с женщинами и детьми.

Вскоре, как колонисты так и индейцы стали расчленять трупы и выставлять части тела и головы на шестах. (Тем не менее индейцы не могли быть убиты безнаказанно. Летом 1676 года четверо мужчин были осуждены в Бостоне за зверское убийство трех индейских женщин и трех индийских детей. Все они были признаны виновными и два из них были казнены).

Ненависть зажженная войной короля Филиппа стала еще более выраженной в 1689 году, когда сильные индейские племена объединились с французами против англичан. В 1694 году Генеральный суд штата Массачусетс выделил всем дружественным индейцам небольшую территорию. За убийство или захват враждебных индейцев им тогда предложили щедрое вознаграждение, а скальпы принимались в качестве доказательства убийства. В 1704 году была внесена поправка в направлении "Христианской практики" с помощью шкалы наград, зависящих от возраста и пола. Награда была запрещена за детей в возрасте до десяти лет, впоследствии увеличена до двенадцати (шестнадцати, в Коннектикуте, пятнадцать в Нью-Джерси). Здесь также намерение геноцида было далеко не очевидно. Практики были оправданы на основании самосохранения и мести, и в отместку за распространенный "скальпинг" осуществляемый индейцами.

Перейдем теперь к американской границе. В Пенсильвании, где белое население удвоилось между 1740 и 1760, давление на индейские земли увеличилась значительно. В 1754 году, подстрекаемые французскими агентами, индийские воины начали долгий и кровавый конфликт, известный как франко-индейская война или семилетняя война. К 1763 году, согласно оценкам, около 2.000 белых были убиты или попали в плен. Истории о реальных, преувеличенных и мнимых зверствах распространилась из уст в уста, в рассказах и с помощью провинциальных газет. Некоторые британские офицеры приказывали не проявлять снисхождения к захваченным в плен индейцам и даже после формального окончания боевых действиях, чувства продолжали работать настолько сильно, что таким убийцам индейцев как печально известный Paxton Boys, аплодировали, а не арестовывали.

Поскольку Соединенные Штаты расширились на запад, такие конфликты множились. Это продолжалось до 1784 года. Как говорил один британский путешественник - "белые американцы имеют самую злобную антипатию к целой расе индейцев, и ничто не является более распространенным, чем слышать их разговоры об искоренения индейцев полностью с лица Земли, мужчин, женщин и детей".

Поселенцы при расширении границ относились к индейцами с презрением, часто грабили и убивали их. В 1782 году милиция, которые преследовали индийцев, которые убили женщину и ребенка, убили более 90 мирных моравских делаваров. Хотя федеральные и государственные чиновники пытались привлечь этих убийц к ответственности, их усилия, как пишет историк Фрэнсис Пруха, "не подходили к особому менталитету жителей приграничных районов, которые ненавидели индейцев и от которых зависело решение местных судов".

Но это тоже только часть истории. Точка зрения, которая заключалась в том что индийская проблема может быть решена только с помощью силы, встретила энергичное противодействие со стороны ряда федеральных комиссаров, которые начиная с 1832 года возглавляли Бюро по делам индейцев и руководили сетью агентов и субагентов в этой области. Многие американцы на восточном побережье тоже открыто критиковал грубые способы жителей приграничных районов. Жалость к исчезающим индейцам, вместе с чувством раскаяния, привели к возрождению концепции благородного дикаря 18-го века. Американские коренные жители были романтизированы в историографии, искусстве и литературе. В частности, Джеймсом Фенимором Купером и Генри Лонгфелло.

На западной границе такие взгляды конечно воспринимались как сентиментальность. Восприятие индейцев как благородных дикарей, как заметили циники, было прямо пропорционально географическому расстоянию от них. Вместо этого, поселенцы активно жаловались, что регулярная армия была не в состоянии отвечать индейской угрозе более агрессивно. Крупномасштабное восстание сиу в Миннесоте в 1862 году, когда индейцы убивали, насиловали, грабили, оставило после себя атмосферу страха и гнева, которые распространились по всему Западу.

В Колорадо обстановка была особенно напряженной. Индейцы Шайенн и Арапахи, которые имели законное недовольство против посягательств белых поселенцев, также воевали ради удовольствия, стремления к добыче, и престижа, которые появляются от успеха. Сухопутный маршрут на Восток была особенно уязвим. В какой-то момент в 1864 году, Денвер был отрезан от всех поставок, и там было несколько скотобоен с семьями на отдаленных ранчо. В одном ужасном случае, все жертвы были скальпированы, горла двоих детей были перерезаны, а тело матери было разорвано и ее внутренности были натянуты на ее лицо.

В сентябре 1864 года, преподобный Уильям Кроуфорд писал об отношении белого населения штата Колорадо: "Существует только одни настроения в отношении окончательного решения которого должно быть принято в отношение индейцев: Пусть они будут уничтожены, мужчины, женщины и дети. Конечно", добавил он - "я сам не придерживаюсь таких взглядов". The Rocky Mountain News, которые сначала делали различие между дружественными и враждебными индейцами, также начали выступать за истребление этой развратной, жестокой, неблагодарный расы. В то время как регулярная армия участвовала в Гражданской войне на Юге, западные поселенцы зависели от защиты их добровольными полками, многим из которых плачевно недоставало дисциплины. Это были местные добровольцы учинили резню в Sand Creek, Колорадо 29 ноября 1864 года. Сформированный в августе полк состоял из старателей и ковбоев, которые устали от скотоводства и испытывали зуд к бою. Их командир, преподобный Джон Мильтон Шивингтон, политик и ярый ненавистник индийцев, призывал к войне без пощады, даже в отношении детей. Он любил говорить - "Гниды делают вшей". За этим последовал разгул насилия. В ходе внезапного нападения на крупные индийские лагеря, погибли от 70 до 250 индейцев, большинство из которых женщины и дети. Полк потерял восемь погибшими и 40 получили ранения.

Новость о резне в Sand Creek вызвала протесты на Востоке и привела к нескольким запросам в Конгрессе. Хотя некоторые следователи, кажется, были настроены против Шивингтона, никто не оспаривает, что он отдал приказ никого не оставлять в живых, или что его солдаты были занимались массовым скальпированием и наносили другие увечья.

Печальная история продолжилась в Калифорнии. В области, которая в 1850 году стала 31-м штатом, индейское население когда-то оценивалось между 150000 и 250000. К концу 19-го века это число снизилось до 15.000. Как и везде, болезнь была единственным наиболее важным фактором, хотя штат также был свидетелем необычно большого количества преднамеренных убийств.

Открытие золота в 1848 году привело к фундаментальным изменениям в индейско-белых отношений. Если раньше мексиканские фермеры использовали индейцев в качестве рабочей силы и предоставили им минимальную защиту, то новые иммигранты, в основном молодые одинокие мужчины, демонстрировали вражду к индейцам с самого начала вторжения в земли индейцев и часто свободно убивали любого, кто был на их пути. Американский офицер писал своей сестре в 1860 году: "Никогда не было такого мерзкого типа людей в мире, чем те которые собралось около этих приисков".

Это было верно относительно золотодобытчиков и часто было истинным относительно вновь прибывших фермеров. К началу 1850-х годов численность белых в Калифорнии превосходила индейцев примерно в два раза и многие индейцы постепенно вынуждены были переместиться в наименее плодородные участки территории и их численность начала быстро сокращаться. Многие страдали от голода, другие отчаянно нуждаясь в пище начали воровать и убивать животных. Индейские женщины, которые зарабатывали проституцией чтобы прокормить свои семьи, внесли свой вклад в демографический спад, удаляя себя от репродуктивного цикла. В качестве решения растущей проблемы, федеральное правительство стремилось поселить индейцев в резервации, но против этого были как сами индейцы, так и белые фермеры, которые боялись потерять рабочую силу. Между тем, столкновения умножались.

Одна из самых жестоких войн, между белыми поселенцами и индейцами Юки в Круглой долине графства Мендосино, длилась несколько лет и велась с большой жестокостью. Хотя губернатор Джон Б. Веллер предостерегал против не избирательной кампании против индейцев. "Наши операции против индейцев", писал он к командиру добровольцев в 1859 году, "должны быть ограничены строго против тех кто, как известно, были вовлечены в убийства и уничтожение имущества наших граждан ... и не при каких обстоятельствах против женщин и детей", но его слова имели незначительный эффект. К 1864 году число индейцев Юки сократилась с примерно 5000 до 300.

Регион Humboldt Bay, к северо-западу от Круглой долины, стал сценой еще больших столкновений. Здесь индейцы тоже похищали и убивали крупный рогатый скот, и милиция отвечала. Тайный союз, образованный в городе Eureka, совершил особенно отвратительную резню в феврале 1860 года, неожиданно напав на индейцев спящих в своих домах и убив около шестидесяти, в основном, томагавками. В те же утренние часы, белые напали на два другие индийские ранчо, с теми же смертельными результатами. В целом, около 300 индейцев были убиты в один день, по крайней мере, половина из них женщины и дети.

Потом было возмущение и раскаяние. "Белые поселенцы", пишет историк лишь 20 лет спустя, "получили большую провокацию .... Но никто не пострадал, не было ни грабежей ни жестокостей, которые могли бы оправдать жестокое убийство невинных женщин и детей". Это также было мнение большинства жителей Eureka, где большое жюри осудили резню, а в таких городах как Сан-Франциско такие убийства неоднократно подвергали резкой критике. Но зверства продолжались. В 1870-х годах, как один историк подвел итог ситуации в Калифорнии, "только остатки коренного населения были еще живы, а те кто выжил в водовороте предыдущей четверти века, были дислоцированы, деморализованы, и жалкие".

Наконец мы подошли к войнам на Великих равнинах. После окончания Гражданской войны, большие волны белого мигрантов, прибывающих одновременно с востока и запада, зажимали индейцев между ними. В ответ на это индейцы нападали на уязвимые заставы белых; их "акты дьявольской жестокости", сообщил один из офицеров, у которых "нет аналогов в дикой войне". Тропы на западе подвергались похожему риску: в декабре 1866 года, отряд армии 80 человек заманили в засаду на Bozeman Trail, и все солдаты были убиты.

Чтобы заставить туземцев повиноваться, генералы Шерман и Шеридан, которые в течение двух десятилетий после гражданской войны командовали боевыми подразделениями армии воевавшими с индейцами на равнинах, применяли ту же стратегию, которой они с успехом пользовались в их марше через Джорджию и в долине Шенандоа. Не имея возможности победить индейцев на открытой прерии, они преследовали их в зимних лагерях, где холод и снег ограничивали их мобильность. Там они разрушили дома и запасы продуктов питания, тактика, которая неизбежно приводила к гибели женщин и детей.

Геноцид? Эти действия были почти наверняка в соответствии с законами войны принятыми в то время. Принципы ограниченной войны и невоенного иммунитета были кодифицированы в приказе № 100 Фрэнсиса Либера , изданного для армии 24 апреля 1863 года [Имеется в виду так называемый "код Либера" (Lieber Code). В 1863 году американский военный юрист, Фрэнсиса Либер, по просьбе президента Авраама Линкольна написал "Инструкции для командования армий Соединенных Штатов на полях сражений", на основании которого был издан этот приказ № 100. (прим. мое)]. Но в деревнях воюющих индейцев, которые отказались сдаваться, считали законными военными целями. В любом случае, никогда не было того, чтобы истреблять индейцев равнин, несмотря на горячие высказывания по этому вопросу, возмущенные Шерманом и несмотря на известное своей остротой замечание Шеридана, что "единственный хороший индеец, которого я когда-либо видел, был мертвым". Хотя Шеридан имел в виду не то что все индейцы должны быть расстреляны на месте, а то что ни одному из воюющих индейцев на равнинах нельзя доверять, его слова, как справедливо отметил историк Джеймс Axtell, принесли "больше вреда индийско-белым отношениям, чем любое количество Sand Creeks или Wounded Knees [Имеется в виду два сражения, в которых погибло много индейцев. О Sand Creeks уже писалось выше, а о Wounded Knees речь пойдет ниже. (прим. мое)]".

Здесь кстати опровергается еще один миф. Я специально выделил фразу Шеридана про мертвого индейца. Дело в том что ее в последствии исказили и она превратилась в известную фразу - "хороший индеец - мертвый индеец". Согласитесь что это не одно и тоже. Дальше Леви пишет:






В заключение я хочу опровергнуть еще один миф, о котором Леви конкретно ничего не сказал. Этот миф заключается в том то белые якобы специально уничтожали бизонов для того чтобы лишить индейцев средств к существованию, так как охота на бизонов это было их основное занятие и источник пищи.

И действительно, поголовье бизонов после прихода белых стало резко сокращаться, однако причин для этого было несколько. На эту тему написано много работ. Например статья в журнале Time, написанная в 2007 году, в которой об этой проблеме говорится следующее:


Но климатических изменений самих по себе было не достаточно, чтобы уничтожить 30 миллионов бизонов. Люди сыграли большую роль. К 1700 году индейцы стали охотиться верхом на лошадях, которые позволили им убивать добычу гораздо более эффективнее, чем при приближении пешком, как это происходило предыдущие 9000 лет. Благодаря паровозам, перевозки шкур бизонов стали дешевле, а в 1870 кожевники научились делать полезные кожи из них. Спрос вырос и новые "Sharps buffalo rifle" [Христиан Шарп - конструктор, который в 1848 году разработал ружье, которое широко использовалось для охоты на бизонов и которое получило название "Sharps buffalo rifle" (прим.мое)] позволил охотникам удовлетворить этот спрос. Последняя значительная охота на бизонов закончилась в 1883 году, после этого почти ничего не осталось.
ссылка


Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments