beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

«Защищал честь России»: за что евреи убили спасителя Крыма.





90 лет назад был убит знаменитый белый генерал, «спаситель Крыма» Яков Слащев, приехавший в РСФСР из эмиграции после конфликта с Петром Врангелем и принятый высшим советским руководством.

После амнистии он семь лет преподавал тактику на курсах комсостава, постоянно полемизируя с бывшими противниками из Красной армии.

Смерть настигла Слащева, когда жизнь вроде бы начала налаживаться: его убийцей оказался еврейский курсант, отомстивший военному за казнь своего брата десятью годами ранее.

Выстрелы в генерала

11 января 1929 года в комнате общежития при курсах усовершенствования командного состава РККА «Выстрел» в подмосковном Солнечногорске раздались три выстрела из револьвера. Сбежавшиеся на шум обитатели обнаружили труп мужчины. В погибшем опознали преподавателя тактики Якова Слащева, который лишь накануне отпраздновал собственное 43-летие. Чуть позже была установлена личность убийцы. Им оказался курсант Московской пехотной школы Лазарь Коленберг.

Версия о бытовом характере преступления отпала сразу – слишком уж одиозной фигурой являлся потерпевший. Подозревая политические мотивы, следствием занялось ОГПУ. Как прояснилось на первом же допросе подозреваемого, он очутился в жилище своей жертвы отнюдь не случайно.




Газета «Известия» в своей заметке несколько исказила некоторые подробности происшествия, но официальную причину убийства привела верно:

«В Москве на своей квартире убит бывший врангелевский генерал и преподаватель военной школы Яков Слащев. Убийца, по фамилии Коленберг, 24-х лет, заявил, что убийство им совершено из мести за своего брата, казненного по распоряжению Слащева в годы Гражданской войны».

Резонансное событие не обошла вниманием и эмигрантская пресса. Так, выходившая в Берлине газета «Руль» назвала Слащева «одним из активных участников Белого движения, снискавшим весьма печальную память своей исключительной жестокостью и бесшабашностью».

Убийца признан невменяемым

Чекистами было установлено, что в 1919 году Коленберг проживал вместе со своими родителями и другими членами семьи в Николаеве. После занятия города белыми он работал в большевистском подполье.

«Проводимые белыми жестокие репрессии и бесчинства по отношению еврейского населения, публичные расстрелы заподозренных в причастности и даже сочувствующих революционному движению, расстрел родного брата Коленберга – все это произвело на него глубокое впечатление, и у него запала навязчивая идея мести командовавшему белыми генералу Слащеву»,— сообщалось в заключении уполномоченного ОГПУ по делу об убийстве.

После занятия Николаева красными Коленберг вступил в РККА и прослужил в ней до 1926 года, демобилизовавшись в должности командира взвода. Будучи одержим желанием вендетты, мститель приехал в Москву и с «целью изучения образа жизни Слащева» стал брать у него на дому уроки тактики – в этом бывший белый генерал был редким специалистом.

«15 декабря Коленберг специально выехал в Киев за хранящимся там у него револьвером системы «парабеллум», — отмечалось в чекистском отчете. — Вернувшись в Москву 11 января, во время урока Коленберг осуществил давно задуманное им убийство Слащева, убив его из револьвера тремя выстрелами. После чего отдался прибывшим властям. Произведенной психиатрической экспертной Коленберг признан психически неполноценным и в момент совершения им преступления — невменяемым, а посему постановил: на основании статьи 322 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР дело в отношении Коленберга прекратить и сдать в архив».

Отсутствие хотя бы минимального наказания для преступника породило версию, согласно которой провинциал Коленберг нашел в огромной Москве Слащева не просто так. Его могли навести на объект спецслужбы, заинтересованные в физическом устранении бывшего генерала с очень сложной биографией, ставшего невыгодным советской власти ввиду грядущей подготовки дела «Весна» — массовых репрессий в отношении бывших офицеров Русской императорской армии и участников Белого движения. Казнь демонстративно обласканного советским режимом высокопоставленного белого деятеля могла бросить тень на этот самый режим. Совсем другое дело – якобы случайное убийство на почве мести.

Спасение Крыма

Слащев относился к той категории молодых белых генералов, что были обязаны своими карьерами Гражданской войне. Хотя уже в Первой мировой он сумел прославиться благодаря смелости и стремлению лично вести солдат в атаку. Презрение к самосохранению обернулось серьезными последствиями для здоровья обер-офицера: он был дважды контужен и получил пять ранений. Такие редко возвращаются с войны живыми, однако Слащеву еще и сопутствовала удача. Следствием многочисленных подвигов явилось уважение нижних чинов, ласково называвших своего командира генералом Яшей, и обширная коллекция орденов (всего восемь награждений за две войны плюс пожалование золотым Георгиевским оружием «За храбрость»).

«Командуя ротой в бою у деревни Кулик, оценив быстро и верно обстановку, по собственному почину с беззаветной храбростью бросился во главе роты вперед, несмотря на убийственный огонь противника, обратил части германской гвардии в бегство и овладел высотой, имевшей столь важное значение, что без овладения ею удержание всей позиции было бы невозможно», — говорилось в аннотации к вручению Святого Георгия 4-й степени в июле 1915 года.

В формирующуюся в Новочеркасске для отпора захватившим власть красным Добровольческую армию дослужившийся до полковника Слащев поступил уже в декабре 1917-го. Первым заданием от основателя Белого движения генерала Михаила Алексеева стало создание офицерских ячеек на Северном Кавказе и вербовка новых кадров.

Главный успех жизни пришел к Слащеву чуть позже – в конце 1919 года, когда он уже в звании генерал-майора после разгрома на подступах к Москве Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) и последующего отступления сумел отстоять Крым, командуя 3-м армейским корпусом в составе чуть менее 4 тыс. штыков и сабель против 40-тысячного войска красных. Одержать казавшуюся нереальной победу Слащеву помогла тактическая выучка, приобретенная в Николаевской военной академии и закрепленная в боях. Он применил против неопытных советских командиров серию военных хитростей и уловок, обратив численно превышавшую более чем в 10 раз армию в беспорядочное бегство. Бой на Перекопском перешейке затянул Гражданскую войну еще на один год.

И хотя белые в конечном итоге все же капитулировали, сам генерал не проиграл ни одного сражения.

За проявленный героизм он на манер военачальников царской эпохи получил от командования право именоваться Слащевым-Крымским.

Конфликт с Врангелем

В начале 1920 года спаситель Белого движения организовал оборону Крыма, усовершенствовав оставшиеся с прежних времен укрепления и добавив новые, а вверенные ему в подчинение войска переформатировались в Крымский корпус. Вплоть до так называемой Новороссийской катастрофы, пока главой ВСЮР оставался генерал Антон Деникин, то есть, до начала апреля, Слащев безраздельно хозяйничал в Крыму, заслужив репутацию диктатора. На полуострове его называли палачом и висельником: генерал пытался добиться железной дисциплины, казня собственных солдат и офицеров за любые провинности, как то азартные игры, трусость и воровство.

«Опечатать винные склады и магазины. Буду беспощадно карать. На всей территории Крыма запрещаю повсеместно карточную игру.

Содержателей всех притонов покараю не штрафами, а как прямых пособников большевизма.

Пока берегитесь, а не послушаетесь – не упрекайте за преждевременную смерть», — грозил Слащев в одном из приказов.
ссылка




Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!




Tags: "Богоизб'ганный" на'год, "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments