beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Categories:

Очередная история очередной «чернильницы».





Звали его Валид. Я жила тогда в Ростове-на-Дону. Окончив советское медучилище, я имела профессию массажиста и хорошо зарабатывала. Я могла себе позволить снять отдельную квартиру и прилично одеться. Познакомилась я с Валидом в троллейбусе. У него не было билета. Контролер требовал заплатить штраф, а он — иностранец — только смотрел на него широко открытыми удивленными глазами и пытался вымолвить на плохом русском: "Извините, я не понимаю".



Он был похож на маленькую обиженную обезьянку, которую заставляют выполнять разные трюки, а она не понимает, чего от нее хотят. Была зима, на нем был огромный черный пуховик, в котором он просто "тонул", и лыжная шапочка белого цвета, которая делала его похожим на негра: так контрастировала его темная кожа с белизной головного убора. Контролер попался привередливый, отпускать иностранца не хотел, требовал денег. Заплатить по тем временам надо было рубль.

Что-то шевельнулось в моей душе, я подошла к контролеру, вложила ему в руку рубль и вышла из троллейбуса. Иностранец выскочил следом за мной. Догнал и с улыбкой на приличном русском произнес: "Девушка, вы зря это сделали. Он бы покричал и отстал. А вы рубля лишились". После чего протянул мне рублевую купюру. Я лишилась дара речи. Вот так и познакомились.

Валид рассказал, что никогда не платит в общественном транспорте: "А зачем? Мне даже нравится наблюдать, как ведут себя люди вокруг. По-разному. Но ты - первая, кто заплатил". Он остановил такси и поинтересовался, где я живу. Я назвала адрес. Когда мы приехали, я пригласила его к себе в квартиру на чашку кофе. Он согласился и вошел в мой дом. А затем остался в моей жизни на долгие 13 лет.

С его стороны бывало всякое. И обманы, и измены, и скандалы из-за пустяков, и внезапные исчезновения на две-три недели, и дорогие подарки, и клятвы в верной любви, и многое, многое, многое. Вскоре квартира превратилась в прибежище для арабов из ближайшего университетского общежития. Комнаты пропахли дымом, иногда в квартире бывало в два-три раза больше людей, чем стульев, кто-то постоянно спал на раскладушке в кухне или ванной комнате, звучала арабская музыка, готовились пряные арабские кушанья.

Как мне объяснили знакомые арабы, Россия для них - просто рай. "В арабских странах нельзя употреблять спиртное, курить табак и заглядываться на чужих женщин. А в России это все разрешено. И родственники не узнают, что ты не соблюдаешь основные заповеди Корана", - часто любил повторять друг Валида сириец Махмуд. Да я и сама много раз наблюдала, как ведут себя новички, приехавшие из арабских стран. Сначала от всего отказываются, не едят свинины, не пьют спиртные напитки и не общаются с девушками. Но постепенно, день за днем, они становятся более "свободными".


5325255.png



Валид учился в университете на экономическом факультете. Но постоянно был в академическом отпуске. "Так я смогу дольше прожить в России", - объяснял он мне. Я ему помогала готовить рефераты, переписывала конспекты, и даже готовила вместо него курсовые. На это уходило много времени, а он в это время отправлялся к друзьям, приехавшим из Сирии, Египта или Ливана, чтобы узнать от них последние новости.

Я убирала квартиру, стирала ему одежду и зарабатывала деньги, потому что у него всегда бывали только две крайности: то густо, то пусто. Он вечно чем-то торговал: какие-то тюки с пуховиками, свитерами и носками лежали у нас в спальне. Невесть откуда появлялись огромные суммы денег, которые невесть куда и пропадали. И тогда он просил у меня денег на сигареты, такси и цветы преподавателям.

У него болела поджелудочная, обнаружилась хроническая язва, очень часты были сыпи на коже - ему не подходил наш климат. Я боролась с его хворями, как могла: ухаживала за ним во время периодов обострения язвенной болезни, терпела его плохое настроение во время очередной сыпи на коже, когда он не мог в таком виде выйти из дома, и варила диетические супчики.

Каждый вечер у нас устраивались шумные сборища. Приходили парни и девушки, которых я никогда раньше не видела. И вели себя в моей квартире, как у себя дома. Я не могла понять наших девушек: что же их привлекает в арабах? Почему они вьются вокруг них? Потому что у арабов водятся деньги, и они могут делать красивые подарки и водить в рестораны? Постепенно я начала понимать, а потом и говорить на арабском языке. И арабские мужчины при мне, не стесняясь, откровенно обсуждали русских девушек: "У этой кривые ноги", "Та - слишком жадная" или "Да, я с этой переспал, ничего особенного, можешь тоже попробовать, пусть не ломается".

Через два года совместной жизни Валид стал меняться на глазах. Он приходил озлобленный, замкнутый. Или становился вдруг беспричинно весел. Я, имея медицинское образование, поняла: он употребляет наркотики. А когда он поднял на меня руку, мне стало страшно за себя и свою жизнь. Я собрала вещи и уехала к родителям. Через две недели он меня разыскал. Клялся в любви, говорил, что без меня не может жить. И предложил выйти замуж, пообещав завязать с наркотиками. Я поверила. Мы расписались. Жизнь вошла в свое привычное русло: уборка, готовка, стирка…

Однажды он пришел домой расстроенный и сказал, что его исключили из университета, и теперь ему придется выехать из России. "Ты поедешь со мной. Будем жить с моими родителями", - приказал он, даже не спросив моего мнения. Вот так я оказалась в Йемене. В северном Йемене. Для тех, кому это ничего не говорит, поясню: это ад для женщины. Нравы там в сравнении с южной частью страны строгие. Женщина должна ходить в парандже. Но об этом он мне сказал после того, как мы приземлились в аэропорту Саны.

Его родители меня не приняли с первой минуты нашей встречи. Валид сказал: "Родишь им внука, они станут относиться лучше". Я все также убирала, готовила. Только не с кем было перекинуться словом: муж постоянно пропадал на работе, все остальные просто меня не замечали. Ни друзей, ни подруг. Я попыталась наладить отношения с сестрами Валида, благо уже свободно говорила по-арабски. Старшая лишь с презрением смотрела на меня. Однако младшая подружилась со мной. Она очень много рассказала мне о стране, о нравах и обычаях. О том, что женщина-массажист тут никогда не будет востребована. Так что о моей профессии я могу забыть.

Через год, когда у нас в Валидом все еще не было детей, он мне предложил обследоваться. Я сдала кучу тестов и получила заверения врачей, что абсолютно здорова. В свою очередь он не стал обращаться к медикам: "Я здоров, просто нужно еще подождать". Время шло, а ребенок все не появлялся. Родители мужа стали нервничать. "Что скажут люди?" - доставали они своего единственного сына. У нас с Валидом начались скандалы. Он пытался обвинить во всех бедах меня. Я предложила сдать все тесты еще один раз. Его мама подливала масла в огонь: обращение "ты, бесплодная шлюха" стало обычным для меня.

Пытаясь сообразить, что же меня держало рядом с Валидом, я наконец-то поняла - жалость. Да, та элементарная жалость к маленькому человеку, которая родилась во мне в тот зимний день в троллейбусе. Я думала, что сойду с ума, живя в доме с ним и его родителями. Обнаружив, что никогда и не любила своего мужа, я призналась ему в этом и попросила развода. Но он меня обсмеял: "Какой развод? Только не в нашей семье…" После этого цинично заявил, что он давно уже меня не любит, и в настоящее время подыскивает себе еще одну жену, которая обязательно родит ему сына. Вот так все точки над i были расставлены.

Я стала искать возможности вырваться из этой клетки. Подралась пару раз с его мамой - и она перестала распускать язык. Поскандалила с его старшей сестрой, обозвав ее "синим чулком", который никому не нужен - и она стала искать себе жениха более активно, и через два месяца вышла замуж за престарелого соседа-вдовца с пятью детьми, который уже давно положил на нее глаз. Я стала откладывать часть денег из тех мизерных сумм, которые изредка попадали мне в руки.

Однажды Валид собрался по делам в Египет. Я сказала, что без него не останусь с его семьей, так как я за себя не отвечаю. Что удивительно, меня активно поддержала его мама: "Возьми ее с собой, я хоть отдохну от нее". Наверно, вспомнила о синяке, который я ей поставила аккуратно под левый глаз.

И вот мы оказались в каирском аэропорту. Я с удовольствием сняла паранджу, в которой мне пришлось лететь в самолете, так как там могли оказаться знакомые Валида. Я сказала, что схожу в туалет. Быстро отыскала регистрационную стойку ближайшего российского рейса, купила билет - денег еле-еле хватило — и прошла паспортный и таможенный контроль. Все, я была свободна!

Вернувшись в Ростов, я стала работать массажистом. А потом знакомый предложил мне использовать мои знания арабского языка и пригласил поработать на Кипре. И вот теперь я работаю переводчиком арабского языка и имею стойкий иммунитет к арабским мужчинам. Я до сих пор не могу определиться со своим статусом: свободная ли я или все-таки замужняя женщина. Может быть, поэтому пока и не решаюсь на новые отношения с мужчинами. И еще - мне очень не хочется столкнуться с Валидом еще раз.
ссылка




Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!




Tags: ксеночерти
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 15:01, вчера 66
Buy for 20 tokens
Очень обидно понимать, что мнение простого блогера, который всё поставил на площадку Livejournal, воспринимают в самую последнюю очередь, доверяя всяческим фейкам от совершенно постороннего лица. Сейчас я вам покажу и расскажу, как можно заблокировать абсолютно любой пост, любого блогера.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment