beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Categories:

Две трагедии, два разных отношения.






28 мая 2018 в городе Золингене, земля Северный Рейн-Вестфалия отметили 25 лет трагедии, в которой, в результате поджога, погибла турецкая семья из 5 человек.

С самого начала эта трагедия получила мировую известность. На мероприятии в честь 25-летней годовщины трагедии присутствовали представители правительства Турции, канцлер ФРГ А. Меркель, министр внутренних дел Хайко Масс.

20 августа 2018 исполнится 21 год абсолютно забытой трагедии в небольшом городке Рейне (Reine) в земле Северный Рейн-Вестфалия, где в результате поджога беженцем из Косово сгорела немецкая семья Вальманн (7 человек).

Это была семья немцев из России, уроженцев Оренбургской области.



Наш земляк Вильгельм Штульберг в своей брошюре «Германия – страна без будущего?», вышедшей в том же 1997 году, так описал эти события:

«В ночь на 20 августа 1997 года в небольшом городке Рейне, земля Северный Рейн-Вестфалия, заживо была сожжена семья переселенцев из России. В огне сгорели Василий Конрад (81), его дочь Мария Вальман (41 год), его внуки Ольга (20 лет), Юрген (18 лет), Иван (14 лет), Надя (12 лет), Василий (10 лет). Жена Василия Конрада Катарина (70 лет) и внук Анатолий (17 лет) выпрыгнули с третьего этажа горящего дома. Анатолий умер от ожогов и травм позже в больнице.

Преступление совершил 17-летний Исуф Р., албанец из Косово (бывшей Югославии), совершил сознательно, мстя за то, что не захотела Ольга (20) с ним дружить. Этого, в его понимании жизни, оказалось достаточно для того, чтобы расправиться со всей семьей. Всю ночь велись телерепортажи с места происшествия, журналисты всё рассуждали о праворадикальной опасности — но как только выяснилось, что преступник был албанец, а жертвы – немцы, все тут же и разьехались. Утром газеты уже сообщали о «семейной драме», а сгоревших называли «жертвой любовной трагедии».

А убийца ведь знал, что легко отделается за содеянное! Въезжая в Германию, молодые «беженцы» обычно снижают свой возраст (так легче иметь дело с правосудием). Ну отсидит он пару лет в комфортабельной немецкой тюрьме, зато какой он будет герой в глазах своих соотечественников и единоверцев — чести своей не уронил».

Многие из нас были уверенны, что трюк с понижением возраста открылся только сегодня, после убийства 17-летней Марии и 14-летней Мии в Канделе, где как выяснилось, преступники существенно занизили свой возраст. В Канделе был даже создан «Центр встреч», в который социальными педагогами приглашались девочки-школьницы, чтобы помочь в интеграции своим сверстникам – на самом деле взрослым мужикам, чего почему-то никто не замечал.

Вильгельм Штульберг писал об этом ещё в 1997 году, то есть, уже тогда всё это было известно, в том числе и властям! Все эти методы на самом деле используются уже десятилетиями и на всё это власти ФРГ просто закрывают глаза. Трудно представить, что беженцы, въезжающие в Германию из разных регионов планеты только о том и думают, что им нужно на всякий случай сбросить свой возраст. Нет, это говорит о том, что есть некие центры, которые снабжают необходимыми инструкциями въезжающих в Германию «беженцев», а значит всё это делается с чёрным умыслом, целенаправленно – по другому это трудно объяснить.

Ну вернёмся к брошюре Вильгельма Штульберга: «30 октября 1997 года по телевидению сообщили о проведенной над Юсуфом Р. психиатрической экспертизе, которая установила, что он психически здоров и опасности для общества не представляет, но в момент совершения преступления был невменяем и ответственности за свои поступки не несёт.»

В связи с этим представляет интерес сообщение для прессы, сделанное прокуратурой: «Поджог, совершённый в ночь на 20 августа 1997 года в городе Рейне, останется без судебных санкций. Согласно представленного экспертного заключения 17-летний албанец из Косово не может нести уголовную ответственность за содеянное, так как ко времени совершения преступления он не созрел ещё нравственно и умственно, чтобы понять несправедливость  совершённого  им преступления и своё неблагоразумное поведение.

Кроме того, обвиняемый не виноват (согласно статьи 20 уголовного кодекса), так как он ввиду своего слабого умственного развития,  не был способен осознать несправедливость содеянного им. Направление его в психиатрическую больницу, согласно экспертного заключения тоже нецелесообразно, так как значительные правозаконные нарушения от него не ожидаются. Дано указание об освобождении обвиняемого из под стражи. Старший прокурор (подпись) Швеер. Я точно перевёл выражение «значительные противозаконные действия от него не ожидаются…».

Теперь насчёт его слабого умственного развития. Сразу после прибытия полиции на место преступления, Исуф давал показания как свидетель и был арестован только после того, как запутался в своих показаниях — не такой уж он и слабоумный. Этот пример явно показывает, что жизнь немца в Германии ничего не стоит…» – так описывает гибель семьи Вальманн и Конрад автор брошюры Вильгельм Штульберг. Кстати Штульберг – это псевдоним,  настоящая фамилия автора, уже ушедшего от нас, Конрад.

После долгих разбирательств Юсуфа всё же привлекли к ответственности, но в тюрьме он провёл менее трёх лет. Это наказание за семь заживо сожжённых человек. Из всей большой семьи Вальманн в живых остался лишь глава семьи Виктор Вальманн, который в эту злополучную ночь находился на работе в ночную смену. Вся жизнь Виктора с этого момента превратилась в кошмар, в память врезался оскал Исуфа, когда Виктор, после жалобы Ольги, потребовал от него прекратить преследовать его дочь. «Ты меня ещё вспомнишь!», – прошипел тогда Исуф.

Три месяца после трагедии Виктор просидел в больнице рядом с единственным оставшимся в живых сыном Анатолием. Через три месяца не стало и Анатолия.

Теперь всё осталось только в воспоминаниях – злобное шипение Исуфа и добрые улыбающиеся лица детей и супруги Марии. Они являлись в его памяти вновь и вновь, стоило только Виктору закрыть глаза.

Ему никто не уделял того внимания, которое уделялось жертвам трагедии в Золингене, ему никогда не выплачивали компенсации, которыми раз за разом одаривают родственников жертв Золингена или жертв NSU, напротив,  социальное ведомство пыталось высчитать с Виктора даже ту небольшую сумму, которую ему выплатили по страховке в связи со смертью жены.

Братьев и сестёр у Виктора не было. Знакомые уговорили его съездить на родину, в Оренбуржье, надеясь что мозг его избавится от страшных картин той ночи и Виктор сможет вернуться к нормальной жизни. По возвращению из отпуска  в аэропорту в багаже Виктора было обнаружено огнестрельное оружие. Сомнений не оставалось – Виктор задумал расправу над убийцей своей семьи, который все еще оставался на свободе. Было заведено уголовное дело. Вот в этой ситуации никто, почему-то, не учитывал психологическое состояние и «неблагоразумность» задуманного. Снисхождений не было – Виктора приговорили к четырём годам тюрьмы. На свободу он вышел через три года.

В итоге оказалось, что за решеткой он провел даже больший срок, чем убийца его пятерых детей и жены.

Из тюрьмы Виктор вышел с окончательно подорванной психикой. Попытки знакомых помочь ему создать новую семью не увенчались успехом. Увидев детей, играющих на детской плащадке, он столбенел, из его глаз начинали течь слёзы. В мыслях он жил со своей семьёй и засыпая начинал разговаривать с детьми и женой Марией. Жить с ним уже никто не мог. Последние годы своей жизни он провёл в полном одиночестве, превратившись в инвалида.

Виктор Вальманн умер в марте 2018 года.

Однако, его не похоронили вместе с семьей на кладбище городка  Линен (Lienen), где после трагедии была захоронена семья Вальманн, и это наталкивает на мысль, что сделано это было не случайно, ведь если бы Виктор был захоронен вместе с семьёй, то срок сохранения могилы автоматически должен быть продлен на 25 лет. А в связи с тем, что Виктора захоронили отдельно, могилу семьи Вальманн через 4 года, когда захоронению исполнится 25 лет, просто тихо снесут, чтобы исчезло последнее свидетельство произошедшей трагедии.

Вот такое отличие, такие двойные стандарты в отношении к двум трагедиям.

Если к 25 летней годовщине трагедии в Золингене, в которой погибла турецкая семья устраивается мероприятие с представителями правительств ФРГ и Турции, то к 25-летию трагедии в городке Рейне могут тихо уничтожить последнюю память о трагедии, в которой погибла семья наших земляков.

И скорее всего так и случится, если мы это позволим сделать.

Андрей Триллер









Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!




Tags: Современная Германия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
И это уже не первый случай, когда на почте при получении, не зарегистрированного лекарства, задерживают мать, которая желает облегчить страдания своему ребенку. Фото: Фейсбук Lida Moniava Сообщение об этом появилось в Феусбуке директора детского хосписа "Дом с маяком" Лиды…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments