beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

В 1980 году Совок был охвачен волной рабочих протестов.





Год 1980-й близился к завершению и все выглядело прекрасно: летняя Олимпиада в Москве проведена, невзирая на бойкот 50 стран, советские космические корабли с туристами из «братских стран социализма» на борту бороздят просторы Вселенной, вводятся в строй очередные ГЭС и АЭС, энергоблоки на быстрых нейтронах и цеха холодной прокатки стали, железнодорожные войска под видом комсомольских стройотрядов по-прежнему энергично строят БАМ, а советские войска в Афганистане в порядке интернациональной помощи, как сообщают газеты и показывает Останкино, интенсивно сажают деревья, обустраивают клумбы и демонстрируют дружественным афганцам, как правильно маршировать на плацу, наконец, киевское «Динамо» стало чемпионом СССР по футболу.
Короче, Советский Союз на подъеме.

Но тут вот Секретариат ЦК КПСС принимает постановление «О некоторых негативных проявлениях, связанных с недостатками в организации и оплате труда рабочих и служащих», ознакомиться с которым было дозволено исключительно высшим аппаратчикам ЦК. Когда «недостатки» и «негативные явления» становятся столь «отдельными» и «некоторыми», что их обсуждают аж на Секретариате ЦК, да еще и принимают специальное постановление с грифом «совершенно секретно», – это если и не катастрофа, то уж точно ЧП государственного масштаба!
Что и следовало из первой же фразы документа: на ряде предприятий «имели место факты прекращения работы и другие негативные явления». В переводе на нормальный язык это означало: забастовки! Разумеется, лишь «отдельных рабочих и служащих», однако же настолько «отдельных», что вопрос о них пришлось решать высшим иерархам партии.






Документ был итогом работы специальной комиссии Политбюро во главе с секретарями ЦК КПСС Иваном Капитоновым и Владимиром Долгих, и без всяких дипломатических вывертов в нем четко говорилось: основная причина забастовок – низкая заработная плата, ее неправильном начисление и несвоевременная выплата, плохие условия труда, плохое снабжение и «формально-бюрократическое отношение» должностных лиц к исполнению своих обязанностей и «заявлениям и жалобам трудящихся». Далее приводится ряд конкретных примеров. Тольяттинский ВАЗ – забастовка рабочих цеха алюминиевого литья – из-за «неправильного пересмотра норм выработки». (По иным данным, забастовка была в цехе окраски кузовов сборочно-кузовного производства, но, возможно, «некоторые негативные проявления» имели место сразу в нескольких цехах.)
На Нижнеисетском заводе металлоконструкций (Свердловская область) рабочие «одного из цехов» – свыше ста человек – подняли бучу из-за невыплаты премиальных, хотя свое задание они перевыполнили. Та же ситуация возникла и на Алитусском хлопчатобумажном комбинате в Литве, где месячную зарплату работниц взяли и снизили со 171 рубля до 134. Как информирует документ, «порядок в оплате труда был наведен лишь после того, как 5 и 8 сентября 116 рабочих ткацкого производства отказались приступить к работе».

По той же причине бастовали рабочие завода им. С. Орджоникидзе (г. Златоуст), строительно-монтажного поезда № 156 «Южуралтрансстрой» (Челябинская область), цеха и смены заводов «Уманьсельмаш» и Здолбуновского ремонтно-механического (Украина), комбината пошива детской одежды № 20 в Ашхабаде, Тартуского завода сельскохозяйственного машиностроения «Кацеремондитехас» (там забастовали почти 1000 человек, потребовавших не только выплаты заработка в полном объеме, но еще и улучшения снабжения города товарами и продуктами – в магазинах эстонского Тарту, как оказалось, было тогда шаром покати).

В сентябре 1980 года забастовкой был парализован практически весь Карачаевский конденсаторный завод Ставропольского края – 42 заливщицы с участка заливки конденсаторов отказались приступить к работе.

В Махачкале бастуют слесари-электрики завода сепараторов. Бастует Копейский машиностроительный завод и Еманжелинское автопредприятие (оба в Челябинской области) – рабочих достали постоянные сверхурочные в выходные и прочие массовые нарушения «режима труда и отдыха». А еще, оказывается, заводы останавливаются «из-за систематической недопоставки сырья, комплектующих»: в сентябре стал прокатный цех Ворошиловградского тепловозостроительного завода и все его 570 рабочих были использованы «на благоустройстве и строительно-ремонтных работах», на целых два месяца замер Васильевский завод холодильников под Киевом…

Особая причина недовольства рабочих – практически повсеместное наглое игнорирование администрацией своих же договоров с коллективами:

«В прошлом году, – информирует документ, – не было выполнено около 500 тысяч включенных в них обязательств и мероприятий», причем половина их касалась оплаты труда, 21% – охраны труда, около 14% – жилищно-бытовых условий. И повсеместно – тотальные сверхурочные и работа в выходные дни. Так, в угольной промышленности «большинство выходных дней объявляются рабочими», а на шахтах Кемеровской области за семь месяцев 1980 года из 30 воскресных дней 28 сделали рабочими!

Но больше всего рабочие и служащие негодуют на коллективную форму материальной ответственности «за состояние трудовой дисциплины и общественного порядка» – это когда за нарушение дисциплины одним-единственным человеком лишают премии сразу всю бригаду, смену или даже весь цех. Приводится пример Нижнеднепровского трубопрокатного завода, где премии были лишены сразу 600 рабочих, «которые трудились добросовестно и не нарушали общественного порядка». Как говорится в постановлении, «популярностью среди трудящихся указанное начинание не пользуется, и его вряд ли следует распространять и поддерживать».

В одном лишь 1979 году, как информирует постановление товарищей «по стае», «имело место около 300 учтенных отказов от работы с количеством участников свыше 9000 человек». А с июля по первую половину сентября уже 1980 года зафиксировано «22 случая отказа от работы, в которых участвовало 2206 человек», причем «за последние недели случаи отказа от работы стали более частыми», а некоторые из них фактически ставят производство перед катастрофой. Так, в объединении «Североникель» рабочие трех смен три дня отказывались вынимать металл из электролизных ванн.

Как позже вспоминал Анатолий Черняев, бывший тогда заместителем заведующего Международным отделом ЦК КПСС, у него, как и у большинства сотрудников аппарата ЦК, этот отчет комиссии Капитонова–Долгих вызвал шок: «Что весь наш «реальный социализм» погряз в тяжелейшем морально-экономическом кризисе, – отмечал он в дневниковых записях, – свидетельствовало такое, казалось, немыслимое с 20-х годов явление, как забастовки».

При этом тот же Черняев подметил и такую примечательную вещь: «Важно, однако, что «силовых выводов» не сделано. В основном авторы записки предлагают: «улучшить», «обратить внимание», «проявить заботу», «поднять воспитательную работу» и т.п. Такое даже при Никите вряд ли бы стерпели, не пустив в ход соответствующие органы и войска». И констатирует: «Но реальных средств покончить с забастовками у нас нет, ибо нет ни мяса, ни порядка, ни справедливости».

Да уж какая там справедливость с мясом в придачу, если дневник того же аппаратчика весь 1980 год пестрит такого рода записями: «В Харькове, Ростове и т.д. и т.п. надо в 6 утра встать в очередь, чтоб достался литр молока», «в Челябинске вообще шаром покати», «на 1981 год Ростову-на-Дону планируется мяса на душу населения …2 кг в год.

Положение хуже, чем во время войны», «отовсюду идут требования и просьбы ввести карточки, но это невозможно сделать не только по соображениям политическим, но и потому, что на это не хватит продуктов: ведь придется давать ограниченно, но всем, а не выборочно – Москве», «на днях разослана (решением Секретариата ЦК) записка Черненко об ужасающем положении с отоплением жилищ повсюду в стране (сотни коллективных писем), так как не хватает угля и дров», «Картер лишил нас 17млн тонн зерна (в Москве сразу же исчезли мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт», «бумагоделательные машины на крупнейших комбинатах останавливаются или работают на 60% времени, так как нет сырья», «60% судов месяцами стоят на рейде, так как нет вагонов, чтобы перегружать… даже хлеб, купленный на золото», «забастовки могут приобрести массовый характер», «в магазинах пусто и даже на почте в последние дни исчезли марки и конверты»…

А ведь на дворе еще всего лишь 1980 год: СССР на подъеме, «реальный социализм» – в разгаре, сплошная социальная стабильность и процветание, благодать…
ссылка

Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Tags: "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment