beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Очередной мордорский фейк: «Готовность помочь Чехословакии».





В ночь на 1 октября 1938 года немецкие войска вторглись в Судетскую область Чехословакии.

Мюнхенское соглашение, подписанное за сутки до того, вступило в силу.

В отечественной историографии утверждается, что СССР тогда был готов оказать Чехословакии полновесную военную помощь. Но этому, мол, помешала целая масса привходящих обстоятельств. Например, Франция не захотела влезать в войну из-за Чехословакии, а Польша и Румыния наотрез отказались пропустить РККА через свои территории.



И в доказательство предъявляются ворох заявлений, нот и прочих заверений, которые стахановскими темпами ваял Наркомат иностранных дел.

Да что уж дипломаты, если даже председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин 26 апреля 1938 года грозно заявил: Советский Союз обязательно придет на помощь Чехословакии даже в случае отказа Франции. Ну уж если не «первый маршал в бой нас поведет», а сам «всесоюзный дедушка», то, как поется в песне, «и враг бежит, бежит, бежит!».

Вот только ни товарищ Сталин, ни даже нарком обороны Ворошилов ничего такого публично никогда не заявляли и ничего конкретного вслух не обещали. Разве лишь уже в самый последний момент, когда уже все было решено, «первый красный офицер» вдруг проинформировал «Генштаб Франции о готовности советских войск оказать помощь Чехословакии в отражении агрессии».

В тот же день чехословацкие министры и политики задали премьер-министру и министру национальной обороны, генералу Сыровы, вопрос: есть ли у чехословацкой армии соглашение с советской, и если да, то как именно, «с какими силами и когда она вмешается». Генерал Сыровы ответил: «Нет конкретного соглашения с Россией».

То есть за полгода Судетского кризиса советские военные не удосужились хоть что-то оговорить со своими чехословацкими «союзниками», не проработали ни детали возможного взаимодействия армий двух стран?!

Как сообщал тогда в Берлин германский посол в Москве Шуленбург, СССР будет придерживаться «проверенной тактики мобилизации других, особенно Франции, против врагов, усиления разразившихся конфликтов – как, например, Испания и Китай – доставкой военных материалов, политической агитацией и всякими интригами». Кремль подбадривает Прагу, но сам в войну не вмешается, делал вывод посол.

Можно подметить и другие странности.

Например, когда дело доходило до необходимости срочного принятия конкретного решения, в Москве начинались бюрократические проволочки. В кризисные моменты советские официальные лица вообще исчезали, становясь недосягаемыми для чехословацких политиков, дипломатов и военных.

Когда в мае 1938 года Чехословакия объявила частичную мобилизацию и, казалось, до столкновения с Германией остались часы, чехословацкий посол в Москве Фирлингер безуспешно пытался встретиться с советским наркомом иностранных дел Литвиновым, но тот исчез. Послу, тщетно обивавшему пороги, сказали, что Литвинов вне доступа, так как у него бронхит. Но как только стало ясно, что войны не будет, Литвинов в момент выздоровел и принял посла.

И так было вплоть до самого конца. Последний запрос о советской помощи прозвучал из Праги ранним утром 30 сентября, но Москва не удосужилась ответить. Зато 3 октября 1938 года, когда части вермахта уже обустраивались в Судетах, Бенеш наконец получил весточку из Москвы: Кремль критиковал Прагу за решение капитулировать, так как СССР пришел бы на помощь Чехословакии «при любых обстоятельствах»…

Но, скажут, разве СССР тогда не предпринял целый ряд мер, демонстрируя готовность оказать военную помощь?

Например, в сентябре 1938 года по приказу наркома обороны привели в полную боевую готовность и двинули к границе значительные силы Киевского и Белорусского особых военных округов. И как эти силы дошли бы до Чехословакии, – громя по пути армии Польши и Румынии?

В августе 1938 года Москва пообещала Праге, что Советский Союз «сразу же вышлет в Чехословакию 700 истребителей». Оговорив при этом, что для них должны быть подходящие аэродромы, которые чехи должны прикрыть своей зенитной артиллерией. – Но как такая армада могла осуществить массированный и скоординированный перелет в узком коридоре, и кто бы пропустил ее через Польшу и Румынию?

Ну, допустим, вылетели и даже чудесным образом долетели – а где им базироваться, если чехословацкие авиабазы не рассчитаны на такое количество дополнительных летательных аппаратов? Опять же, откуда брать огромное количество авиационного топлива, как обеспечить техническое обслуживание? И как наладить снабжение боеприпасами – чехословацкие к советскому вооружению не подходили…

За кадром остается и вопрос: а была ли РККА 1938 года вообще боеспособна?

Смотрим официальные документы наркомата обороны.

И первое, что бросается в глаза, огромная аварийность в ВВС: в 1937 году в 398 авариях и катастрофах погибло 110 авиаторов. 1938 год – уже 571 авария и катастрофа, в которых погибли 273 авиатора! 15 сентября 1938 года Ворошилов направил Молотову докладную записку, в которой сообщалось о резком увеличении количества катастроф истребителя И-16: 86 аварий и 36 катастроф машин этой модели только за январь – август 1938 года. Причем свыше 50% катастроф – это разрушения самолета в воздухе из-за непрочности крыла. Ввиду чего, как информирует Ворошилов, не могут использоваться «2,4 тыс. самолетов, имеющихся в частях и школах ВВС». То есть небоеспособны практически все истребители модели И-16!

Теперь откроем материалы заседания Военного совета при НКО СССР 21–26 ноября 1938 года.

Выступает маршал Будённый: только с января 1938 года в каждом полку сменилось три командира (есть полки, где и по пять!), командиры звена рота-батальон-полк-дивизия управлять войсками в бою не умеют, штабы «не сумели по-настоящему управлять войсками в бою и материально обеспечить боевую работу войск», взаимодействие войск в бою «оказалось на низком уровне»; огневая подготовка войск «на чрезвычайно низком уровне»; бойцы не обучены окапыванию, штыковому бою, не умеют бросать гранаты…

«Страна наша, советский народ, проявляют огромную заботу о Красной Армии. А вот мы не можем по-настоящему научить сынов народа стрелять», – возмущался Ворошилов.

Но это еще не все: выступившие на том Военном совете дружно рапортовали о катастрофическом всплеске ЧП: самоубийства, пьянки, дебоши, самоволки, дезертирство, хищения оружия и боеприпасов.

«Характерно отметить, – говорил один из выступавших, – что коллективные пьянки происходят главным образом на постах».

Картина маслом еще и морального разложения войск!

Могла ли такая армия в 1938 году реально оказать помощь Чехословакии?

Так, может, никто и не собирался…
ссылка



Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!




Tags: "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments