beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Как при Сталин расстреливали несовершеннолетних.




Были ли в сталинском СССР расстрелы несовершеннолетних?

Спор на эту тему однажды даже дошел до суда: Евгений Джугашвили, полагающий себя внуком Иосифа Сталина, некогда подал иск в защиту чести и достоинства Сталина к известной радиостанции, придравшись к словам ведущего о том, что вождь народов разрешил расстреливать детей с 12-летнего возраста. Суд претензии гр. Джугашвили удовлетворить отказался, зато сам процесс инициировал публикацию целого ряда архивных документов по этой теме.

Впрочем, вовсе не все они в свое время были оснащены грифами секретности. Так, постановление Центрального исполнительного комитета (ЦИК) и Совета народных комиссаров (СНК) СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» было опубликовано в «Известиях». Первый же пункт постановления гласил: «Несовершеннолетних начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилий, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания».
Формулировка «всех мер» двоякому толкованию не подлежала: всех – значит всех, включая высшую меру – расстрел. Попутно это же постановление ЦИК и СНК отменяло статью 8 «Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и Союзных Республик», провозглашавшую приоритет медико-психологических мер в отношении несовершеннолетних, а другим пунктом рекомендовало привести уголовное законодательство республик «в соответствие с настоящим постановлением»: то есть изъять все положения, препятствующие применению смертной казни к несовершеннолетним.
Хотя формально это постановление ЦИК и СНК, его подлинным автором надо признать Сталина: в архиве сохранился проект документа, испещренный его рукописными пометками, дополнениями и исправлениями.
Советское право представляло крайне сложную конструкцию запутанных и заведомо противоречивых, а то и прямо противоречащих друг другу нормативных актов. По меткому замечанию ряда юристов, это было очень удобным нагромождением «дышл» (закон – что дышло: куда повернешь, туда и вышло), которые по желанию вождя запросто можно было развернуть в любую сторону. И вовсе не УК был единственным или высшим документом, регламентирующим кары: прямое и безусловное действие имело, прежде всего, любое постановление ЦИК и СНК.
Потому, отмечают исследователи советской юриспруденции, кодексы вообще можно было «не портить» поправками «нехорошего», антигуманного свойства: самое существенное регулировалось специальными постановлениями, указами и т. п. Скажем, если за некое преступление по УК полагалось не более пяти, ну максимум десяти лет заключения, то по специальному постановлению – уже расстрел.






Согласно УК максимальный срок, например за хищения «социалистической собственности», не мог тогда превышать 10 лет, зато по «закону семь-восемь» (он же «закон о трех колосках») – постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года, которое никто не отменял вплоть до хрущёвских времен, запросто можно было «прислонить к стенке» любого!
Какими нормами руководствовались исполнители? Риторический вопрос: разумеется, теми, которые определялись именно текущими и сиюминутными постановлениями. Потому, если УК как бы воспрещал расстрел малолеток, то постановление (позже роль таких постановлений играли уже указы Президиума Верховного Совета СССР) однозначно гласило: к стенке! Сложно и запутанно? Зато комфортно и очень удобно для реализации высшей политической воли.
Но, поскольку таких постановлений и указов принималось несметное множество, перманентно возникал конфликт норм, а не шибко премудрым товарищам карателям на местах порой требовалось на пальцах разъяснять: что делать-то, расстреливать или как? Потому уже 20 апреля 1935 года Прокурор СССР Андрей Вышинский и председатель Верховного суда СССР Александр Винокуров подписали специальное разъяснение к вышеупомянутому постановлению за № 1/001537–30/002517 под грифом «Совершенно секретно.
Хранить наравне с шифром», разосланное всем прокурорам и председателям судов: «Ввиду поступающих запросов, в связи с постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля с. г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», разъясняем:
1. К числу мер уголовного наказания, предусмотренных ст. 1 указанного постановления, относится также и высшая мера уголовного наказания (расстрел).
2. В соответствии с этим надлежит считать отпавшими указание в примечании к ст. 13 «Основных начал уголовного законодательства СССР и союзных республик и соответствующие статьи уголовных кодексов союзных республик (ст. 22 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик), по которым расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется». Правда, при этом тут же было обтекаемо сказано, что «применение высшей меры наказания (расстрела) может иметь место лишь в исключительных случаях», потому «применение этой меры в отношении несовершеннолетних должно быть поставлено под особо тщательный контроль», и всем прокурорским и судебным органам деликатно предлагалось (но не приказывалось!) «предварительно сообщать Прокурору Союза и председателю Верховного суда СССР о всех случаях привлечения к уголовному суду несовершеннолетних правонарушителей, в отношении которых возможно применение высшей меры наказания».
При всем этом «при предании уголовному суду несовершеннолетних по статьям закона, предусматривающим применение высшей меры наказания (расстрела), дела о них рассматривать в краевых (областных) судах в общем порядке». Проще говоря, расстреливайте хоть 12-летних, лишь не забывайте об этом нас информировать…
Животрепещущий вопрос – стрелять или не стрелять малолеток – еще раз обсудили на заседании Политбюро ЦК ВКП (б) 26 апреля 1935 года. Судя по подписанному Сталиным протоколу заседания, среди прочих тем в повестке дня значится и такая: «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». Там же и вполне недвусмысленное пояснение, что к числу мер уголовного наказания, применяемым в отношении малолетних преступников, «относится также и высшая мера (расстрел)».
В другом пункте решения Политбюро говорится об отмене положения УК, «по которым расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется». Тов. Сталин все разъяснил четко. Точка. Что здесь неясного?
Были ли расстрелы несовершеннолетних в реальности? – А как же! Иначе зачем Сталину было весь этот огород городить, он был товарищ практичный, прагматичный и весьма предусмотрительный. Конечно, казни малолеток не носили столь же массового характера, как расстрелы «взрослых», но они были.
Задокументировано, что на московском Бутовском расстрельном полигоне в 1937–1938 годах расстреливали и 15–17-летних подростков. Подсчитано, что среди тех 20 761 расстрелянных и зарытых на Бутовском полигоне, чьи имена удалось установить, было и 196 несовершеннолетних. Это лишь на одном из сотен (если не тысяч) расстрельных полигонов страны и всего лишь за год с небольшим – с августа 1937-го по октябрь 1938 года.
В свое время Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) представил справку на одного из таких расстрелянных: Анатолий Дмитриевич Плакущий, 16 лет от роду (1921 года рождения), был осужден и расстрелян 16 декабря 1937 года по обвинению в совершении «контрреволюционного преступления»: «Из озорных и хулиганских побуждений, наколкой татуировки на левой ноге выше колена нарисовал одного из вождей Коммунистической партии». Сталина наколол, негодник, как такого не отправить в расстрельный ров?!
Конечно, какая-то часть тех несовершеннолетних получила пулю в затылок за преступления не мифические – «контрреволюционные», а за вполне конкретные, уголовные: по стране бродили миллионы беспризорников, добывавших себе пропитание единственно возможным для них путем – преступным. Но тогда надо задаться вопросом: откуда в стране «победившего социализма» вдруг в одночасье взялись миллионы малолетних преступников? Куда делись их родители, счет которых тоже тогда должен был идти на миллионы? Кто, наконец, лишил эти миллионы детей всего – родителей, дома, куска хлеба, – разве не тот же товарищ Сталин со своей коллективизацией, истребившей крестьянство, индустриализацией, голодомором и «законом о трех колосках»?
ссылка

















Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Tags: "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments