beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Очередной мордорский фейк: «Подвиг Виктора Талалихина».







«Запутанная» война

До сих пор нельзя было даже с уверенностью сказать, в составе какой авиационной части Виктор Талалихин принимал участие в советско-финляндской кампании 1939-40 годов. Существующая биография лётчика во многом основывается на беллетристике полувековой давности, а не на подлинных архивных материалах. Пришлось обратиться к архивной коллекции документов периода «Финской».



Само слово «коллекция» означает то, что сохранилось далеко не всё. Однако в одном из дел удалось-таки обнаружить фамилию Талалихин. Документ носит длинное название: «Список лётно-технического состава 80-го авиаполка, сдавшего зачёт по подготовке взрывателей согласно инструкции». Сопроводительное письмо к списку датировано 13-м марта 1940 года – днём окончания Финской войны. Младший лейтенант Талалихин В.В., сдавший зачёт на «четвёрку», значится начальником связи 3-й эскадрильи.




Вот только эскадрилья эта, вопреки заглавию, почему-то, не 80-го авиаполка, а 152-го! В советской же литературе вообще указывается совсем другая часть – 27-й истребительный авиаполк (ИАП) ПВО. На самом деле, этот полк во время войны свою подмосковную дислокацию не менял. Но эскадрилью на финский фронт откомандировал, как выясняется, не одну, а две, причём, обе разными путями, но оказались в составе одного и того же 152-го ИАП, сформированного 10.01.1940 г. А с 13 февраля 3-я эскадрилья капитана Королёва (будущего командира полка, в составе которого Талалихин совершит свой таран – Прим. ред.) была оперативно подчинена командиру 80-го смешанного авиаполка (САП). Но не вся, а без одного звена, которое осталось в 152-м ИАП в Войнице. Что тут говорить о современных исследователях – тогдашним штабистам впору и самим было запутаться, и ведь путались!


Легенды и мифы «Финской»

В Северной Карелии, ввиду специфики местности, боевые действия происходили по направлениям, сплошного фронта не было. 80-й САП обеспечивал с воздуха прикрытие Ребольского, где противнику в начале февраля 1940 г. удалось окончательно заблокировать части Красной Армии и войск НКВД в изолированных гарнизонах на дороге, ведущей вглубь Финляндии.

Решением Военного совета 9-й армии 15.02.1940 года образована группа войск Ребольского направления. С КП командующего опергруппой управление созданной авиагруппировкой (АГ) осуществлял лично командующий ВВС армии. Таким образом, становится понятна одна из причин оперативного подчинения эскадрильи 152-го ИАП 80-му САП – усиление авиагруппировки. Другая причина – участившиеся в начале февраля налёты на Ребольский аэродром одиночных финских самолётов.


Оценки лётным экипажам за боевую работу. У Талалихина — «четвёрка»



Установив номера авиачастей, где воевал будущий Герой Советского Союза, по их документам можно определить, какую именно боевую работу на «финском фронте» он выполнял. Результаты потрясают!

Вопреки общепринятому представлению, 3-я эскадрилья не провела ни одного воздушного боя. Все, якобы, сбитые Талалихиным «Фоккеры» финнов, не говоря уже о «Спитфайерах», которых на этом участке фронта попросту не было — не более, чем миф. Если, конечно, не приписать ему одному все три вражеских истребителя, оказавшихся на счету армейской авиации. Силы ВВС Финляндии на данном участке фронта составляли, по советским данным, от силы, 20 самолетов, в основном, уже устаревших моделей. А одна только Ребольская АГ – не менее 76-ти. Поэтому, как сказано в отчете, «истребительная авиация практики по прикрытию объектов и ведению воздушных боёв не получила из-за отсутствия воздушного противника». Как знать, не в этой ли цитате ключ к гибели Виктора Талалихина в следующей войне? Оказался сбит первым серьёзным воздушным противником: не бомбардировщиком, а современным немецким истребителем? Тогда для чего же был создан миф о, якобы, уничтоженных Талалихиным финских самолётах? Во-первых, в то время о советско-финляндской войне предпочитали много не говорить, и уж тем более, правду. А, во-вторых, для пропаганды образа героя подобает иметь биографию, героическую абсолютно во всём. Рутинный военный труд «воздушных рабочих войны» пропаганду не устраивал.


Истребитель? Штурмовик и пикировщик!

Результаты их труда далеко не всегда бывали безупречны: случалось, и своих по ошибке бомбили-обстреливали, и продукты с боеприпасами в расположение противника сбрасывали. Но всё равно, не будь этой каждодневной упорной боевой работы, погибла бы в «ледяном аду», как уже случалось, целая стрелковая дивизия, а с ней подразделения 5-го оперативного полка войск НКВД СССР, которые охраняли и обороняли ее коммуникации.

Этот стрелковый полк, сформированный на базе 73-го Ребольского погранотряда, в ряде документов именуется пограничным: «Только действия ВВС по оказанию помощи блокированным гарнизонам 54 сд (стрелковой дивизии — ред.)и частям погранвойск, без преувеличения, дали им возможность отразить атаки превосходящих сил противника в течение 45 дней, сохранить свой состав и не умереть голодной смертью… На долю авиации выпало не только содействие частям дневными и ночными атаками войск и укреплений противника, но и полное снабжение всех гарнизонов…»

Сохранились приказы 80-го смешанного авиаполка. 16 февраля 1940 г.: «Эскадрилья «Чаек» прикрывает аэродром с воздуха, отдельными звеньями ведёт разведку дорог…» Со следующего дня одно звено эскадрильи постоянно находится в распоряжении комполка майора Плешивцева: «Вылет на выполнение боевой задачи по особому распоряжению». Одно из таких распоряжений последовало 8-го марта 1940 г. Этот полёт, прерванный пулемётной очередью над замёрзшим озером Сауна-ярви, стал последним для младшего лейтенанта Гумара Аюпова, друга Виктора Талалихина. К слову, в отчёте комполка удалось найти уникальное свидетельство того, что авиаторы использовали пограничную связь Ребольского отряда, который продолжал нести службу на границе: «Со штабом армии связь по радио. Аппарат СТ-35 работал по линии погранзастав…»

Эскадрилья капитана Королёва подавляла огневые точки противника пулемётным огнем и бомбометанием с пикирования – самолет И-153 «Чайка» мог летать с различной бомбовой нагрузкой и даже нести реактивные снаряды. Боевой отчёт 152-го ИАП позволяет реконструировать действия Виктора Талалихина и его товарищей в небе Финляндии: «Среднерадиальное отклонение бомб при пикировании равнялось 25-30 м, что не превышало радиуса сплошного поражения осколков. При атаках построек и палаток до 25% бомб имели прямые попадания… Враг, как правило, вёл огонь в момент выхода из пикирования и набора высоты. Контртактика – последовательные атаки. Последующий экипаж наблюдает, откуда противник ведёт огонь по предыдущему…»

Вот за какие боевые заслуги на «незнаменитой» войне получил, на самом деле, свой орден Красной Звезды младший лейтенант Виктор Васильевич Талалихин. Совсем скоро, но уже на другой войне, он станет Героем Советского Союза и будет знаменит на всю страну…

*  *  *






Бумага и земля: а был ли таран?

После того, как выяснилось, что многочисленные воздушные победы Виктора Талалихина над финскими летчиками – не более, чем характерный для эпохи пропагандистский миф, у историков и поисковиков закономерно возник вопрос: а все ли так было с тараном «немца», как принято считать? Пожалуй, в главном – самом подвиге – сомнений меньше всего.

Хотя существует, например, любопытная версия, считающая Виктора Васильевича… «назначенным» героем, а сам воздушный бой (вернее, его результат) от начала до конца главпуровской постановкой для советских и иностранных журналистов, среди которых была и входившая в тогдашний «кремлевский пул» американка Маргарет Бёрк-Уайт, автор фотографий В. В. Талалихина, матери И. В. Сталина и первых бомбежек Москвы.

Сторонники этой версии в своих аргументах ссылаются на ряд странностей в документах как авиационных, так и других частей, дислоцированных в 1941 году в районе Подольска и Михнево, в частности, на таинственную пропажу листов за 7 августа, а то и целых архивных дел с подробным отражением событий. С бумагой (или ее отсутствием) спорить можно – сложнее с землей, надежно хранящей память о войне. Поисковиками домодедовского отряда «Истокъ» найдены не только мотор истребителя Талалихина с сохранившимся номером, но и обломки немецкого бомбардировщика, а также то, что осталось от летчиков. На фотографиях их четверо.

На самом деле, как следует из немецкой сводки генерал-квартирмейстера от 25.09.1941 г. о потерях «Хейнкелей» за 7 августа, в том единственном соответствующем времени и месту экипаже было пятеро: бортмеханик фельдфебель Готтфрид Пуршке, радист унтер-офицер Ганс Франке, два летчика-наблюдателя – лейтенанты Ганс-Иоахим Гетц и Йозеф Ташнер и пилот фельдфебель Рудольф Шик.

Каким образом на борту могли оказаться сразу два лейтенанта-летнаба, так до конца и не понятно. Штатно в составе экипажа «Хейнкеля-111» было пятеро, но в ночных экипажах – четверо летчиков. Фамилии четверых (включая самого Шика) почти полностью совпадают с указанными в немецком источнике.

А бортмеханик фельдфебель Бумш – это не кто иной, как Пуршке. Причиной искажения, по всей видимости, послужило слуховое восприятие русскими его фамилии. Но странно, что на допросе выживший пилот совсем не упоминает Ганса-Иоахима Гетца, а ведь на оригиналах советских фотографий погибшего экипажа хорошо видны знаки различия двух лейтенантов, что соответствует сводке о потерях. И – ни слова о том, что в их самолет что-то врезалось: «На подступах к Москве был сбит… ночными истребителями. Самолет загорелся, я выпрыгнул с парашютом».

Ни о каком повреждении двигателя, как о том говорил Талалихин, речи не идет.

По словам пилота, к гибели самолета и половины экипажа, привел пожар непротектированных топливных баков, а также отсутствие на его товарищах парашютов. Последнее кажется особенно странным, если вспомнить те самые парашюты на фото с обезображенными телами летчиков. Также несколько удивляет и указанное пилотом направление – 15 км юго-западнее Москвы (в тогдашних границах), что соответствует, скорее, району Внукова, а не Домодедова.

Вместе с тем, если Шик указывает берлинское время, которое на час меньше московского (23:00), то получается почти полное соответствие времени тарана – 23:28. Совпадает и дата – 06.08.1941 г.

Пережил Талалихина на год

Перипетии удивительной судьбы пилота самолета третьей группы 26-й бомбардировочной эскадры фельдфебеля Рудольфа Шика помогли установить материалы фондов Российского Государственного военного архива и Центрального архива Министерства обороны РФ, где нашлись лагерное дело военнопленного и протокол опроса летчика разведотделом штаба 24-й армии, в полосе которой, на участке 19-й стрелковой дивизии, от него отвернулась удача.



Выяснилось, что еще в июле экипаж Шика бомбил Англию, а на Восточный фронт был переброшен 1 августа со всей авиагруппой. Всего в налете на Москву в ночь с 6-го на 7 августа 1941 года из ее состава участвовало 18 машин, все с зажигательными бомбами. Летели по приборам по маршруту Бобруйск-Смоленск-Вязьма-Москва одиночным порядком без связи между собой. Этот второй полет над советской территорией стал последним для всех членов экипажа.

Что касается выжившего пилота, то ему потрясающе везло до самого последнего, самого важного момента – перехода через линию фронта. Увидев в РГВА документ с датой пленения 27.08.1941 г., сложно было поверить в то, что это не описка. Тем не менее, опросом пленного летчика подтверждается, что за 20 дней ему удалось преодолеть не менее 300 км. При этом поражает, что он не был задержан в глубоком советском тылу многочисленными патрулями или выдан местными жителями. Напротив, со слов Шика, колхозные крестьяне отнеслись к нему доброжелательно – кормили и поили.



В своих ответах на вопросы помощника начальника разведотдела штаба 24-й армии по авиации капитана Коврижкина Рудольф Шик предстает наивным парнем из пригорода Нюрнберга, вчерашним крестьянином, оболваненным нацистской пропагандой. Так, например, он считал, что война началась из-за евреев (против которых лично он ничего не имеет), виновата в ней Англия, а Гитлер – спаситель германской нации. Саму возможность воевать против своих отверг и склонен был полагать, что его ждет расстрел.

Ни документов, ни личного номера летчик с собой в полет не брал. Возможно, из-за этого в свое время и не удалось связать его судьбу с знаменитым тараном. Как известно, Виктор Талалихин воевал после своего подвига недолго и погиб в воздушном бою 27 октября того же, 1941 года. Пилот, как считается, сбитого им самолета пережил его чуть больше, чем на год. 3 ноября 1942 года Рудольф Фридрих Шик умер от туберкулеза легких в стационаре лагеря № 95 в городе Кыштым Челябинской области. Место его захоронения не сохранилось.
ссылка


Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!




Tags: "неудобная" история, армия совковых упырей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Audi. «TT RS Coupé 2020».

    ссылка Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!

  • Ы.

    Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!

  • Не верь, не бойся, не проси.

    Прошение на имя князя Г.С. Голицына 30 октября 1902 года. Канцелярии Главноначальствующего Содержащегося под стражей в Батумской городской…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments