beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Не имеющие аналогов.

Не имеющий аналогов авианосец «Кузя»



ПРОЛОГ


Когда из большой массы людей надо сделать одно большое и равномерно тупое стадо, которое будет с восторгом поглощать самые бредовые идеи, его сначала нужно настроить на нужную частоту восприятия любого бреда.



Только когда публика приготовлена к этому и дала об этом знать по каналам обратной связи – ей можно заливать в головы все, что угодно, хоть про врагов народа, которых надо физически уничтожать без суда и следствия, хоть про «светлое» будущее. Это уже зависит от вкусов того или тех, кто произвел тонкую настройку стада.

Настройка эта производится очень просто. Надо, чтобы публика вошла в режим условных рефлексов, известных под расхожим названием «собака Павлова».

То есть, зазвонил звоночек или зажглась лампочка, и у собаки выделяется слюна. Она вдруг начинает хотеть есть. То есть, ее мозг получает этот сигнал не от собственных внутренних органов, а от внешних раздражителей.

Понятно, что психика человека организована более сложно, чем у собаки, а потому для воздействия на нее желательно иметь и звонок, и лампочку одновременно.

Телевизор стал тем замечательным прибором, который и совмести эти инструменты воздействия на глаза и уши одновременно.

Как только телевизор заполняется «юмористическими шоу», можно с уверенностью говорить о том, что процесс уже пошел. Причем, юмор непременно будет бить на урогенитальном уровне.

Так проще всего привести всех к общему знаменателю, ибо опускать уровень до самых нижних границ популяции намного проще, чем подтягивать ее уровень к высшей границе, да и второй вариант не подходит хотя бы потому, что тогда популяция утратит управляемость. Поэтому юмористы, за редким исключением, шутят не тонко, а как можно толще, в итоге и получается уродское шоу уродов для уродов.

Как только уровень достаточно хорошо просел, эти же юмористы начинают петь шансон, сниматься в низкопробных лентах, которые с кино имеют мало общего и в конце концов – так или иначе, оказываются втянутыми в политику.

Задорнов – законченный экземпляр профессионального дебилизатора, которые умело вскрывают мозги и заливают туда то, что заказал их хозяин.

Задорнов залил столько ксенофобии, что это мало кому под силу. И вот уже ящик показывает попурри из шоу юмористов, «шутящих», и других шоу, где те же юмористы или шансоньетки с умным видом сидят в жюри, сериалы о ментах или уродах, а между всем этим – вбрасываются «серьезные» документальные фильмы, и конечно же – нужные новости.

Новости будут от заказчика всего этого цирка. Но в данном случае, нам интересен сегмент «серьезных документалок». Это инструмент шлифовки оставшихся вменяемых индивидов или той тонкой прослойки публики, на которую (по каким-то причинам) не действует пересоленный юмор, и им почему-то не нравится тюремно-лирический «шансон».

Эти фильмы призваны блокировать любые попытки вырваться из круга абсурда. Между прочим, это как раз укладывается в ту схему, которую десять лет назад ярко живописал друг Путина и мультимиллиардер Дерипаска.

Тогда он говорил о том, что они (власть предержащие в РФ) создали управляемую оппозицию, которая кормится с их рук и утилизирует любые протестные позывы. Причем, тогда он четко очертил круг допустимой оппозиции.

Она должна играть по их правилам, а все остальное будет зачищаться еще на дальних подходах к порогу влияния на массы. Так что все до единого «оппозиционеры» и «не такие» — просто согласились играть по правилам, и потому – бодро раздают гневные интервью и им дозволено даже критиковать самого сцаря, сидя при этом в московской теле или радио студии, а не на нарах в Бутырке или Лефортово.

В этом смысле, мы больше доверяем откровениям Дерипаски, чем всем этим деятелям, которые имитируют оппозицию и просто сливают любой протест.

То же самое и с документалками. Не хочешь слушать про Владимирский Централ или шутки Гарика Бульдога Харламова (кстати – доверенное лицо Путина на последних выборах), вот тебе Игорь Прокопенко, рассказывающий про военную технику, которая обогнала всех на десятилетия, и конечно же – не имеет аналогов.

И тут дело даже не в том, что любое изделие российской оборонки основано либо на том, что в 30-е годы было создано под руководством американца Альберта Кана и получившее имя «индустриализация», либо немецкими инженерами на немецком оборудовании и по немецким чертежам, вывезенным после войны как трофеи, либо же «перекозленное» шпионами у американцев, европейцев или израильтян.


Дело в том, что в таких телевизионных поделках смещены понятия о том, что такое «не имеющая аналогов» техника. Или системы, опередившие всех на десятилетия. Для сравнения мы приведем два примера того, как это выглядит в чистом виде и чего у РФ не было, нет и не будет.


SR-71 Blackbird


История необычной машины началась в 1957 году, когда Пентагон и ЦРУ сформировали техническое задание для создания нового, многофункционального самолета, который должен был стать настолько прорывным, что противник не смог бы его достать ни современными, ни перспективными средствами ПВО.

Тогда еще не было устоявшегося мнения о том, то можно изначально строить самолет почти незаметный для радаров противника и способов уберечь его от поражения ракетами противника, было всего два – максимальная скорость и максимальная высота полета.

Важно понимать, что лишь в конце этого года был запущен на орбиту Земли первый искусственный спутник. Причем, никаких особых функций он не имел. Это был демонстратор возможности забросить на орбиту, а значит и в любую точку земного шара, груз, массо-габаритные характеристики которого соответствуют ядерному устройству.

Поэтому на его борту был радиомаяк, который и возвестил мир о том, что теперь оружие может легко перемещаться и в космосе. До спутников-разведчиков, оснащенных сверхчувствительной аппаратурой и оптикой крупного разрешения было очень далеко, а кроме того, еще не существовало надежного и быстрого канала получения данных со спутников, что снижало ценность оперативной информации.

Так что недосягаемый для противника самолет был нужен и как атакующая платформа, и как эффективный самолет-разведчик.

Работы шли полным ходом и в процессе проектирования изделие существенно меняло свои очертания, характеристики и название. В конце концов, оно получила то название, с которым и вошло в историю авиации: SR-71 Blackbird.

Но в итоге получилась машина, которой действительно никто ранее не строил, не мог построить во время ее эксплуатации, и даже после отправки самолета на пенсию в 1996 году. Дело в том, что машина имела крейсерскую сверхзвуковую скорость М2,8 или 3 тыс. км/и потолок около 25 км.

Однако, в конструкцию машины была заложена возможность полета и на больших скоростях – М3,2. И даже есть мнение, что однажды самолет разогнался до скорости М3,5, когда в 1986 году самолет уходил от ливийской ракеты ПВО (по заявлению пилота Брайана Шуля).

Машину удалось создать с технологиями, которые существовали в начале 60-х годов и не удивительно, что полеты на таких скоростях имели свои сложности. Например, корпус самолета, особенно – его носовая часть, от трения о воздух нагревался до температур свыше 400 градусов Цельсия, что вызывало тепловое расширение элементов конструкции.

С одной стороны, это давало просто несравненную тепловую сигнатуру всего корпуса, а с другой – два огромных двигателя давали свою Pratt & Whitney J58-P4 часть тепла.

Расход топлива был огромным и не только потому, что оно уходило в горелки двигателей, но и потому, что баки были сделаны намеренно «протекающими», потому что при разгоне самолета и разогреве корпуса, элементы конструкции расширялись и течь прекращалась.

Мало того, многие элементы конструкции были выполнены с гофрированными плоскостями, чтобы при тепловой деформации сохранять несущие свойства всей конструкции.

Всего было выпущено 32 машины, в том числе, одна учебная и один прототип. В распоряжение этого подразделения секретных машин было передано 30 летающих танкеров, которые могли заправлять самолет по несколько раз в течение одной миссии.




Тем не менее, машина оказалась действительно феноменальной. При том, что ее можно было обнаружить радаром, отреагировать на него было крайне сложно. Никто не имел истребителей, которые могли бы успеть подняться и догнать SR-71, да и ракеты не успевали за этим шустрым самолетом.

Он просто вышел за грань технологических возможностей любого противника, в том числе, и совка. Огромная скорость и сверх высокий потолок делали его недосягаемым для противника.

Между прочим, однажды он выполнил необычную миссию и совершил перелет из Нью-Йорка в Лондон. Это заняло 1 час 54 минуты.

Но в нашем случае важно то, что противник так и не смог создать что-то подобное, или же машину, способную противостоять SR-71 за все время его эксплуатации. Ничего подобного не создано и по сей день, потому что не найдено технических решений для того, чтобы сделать возможным такой аппарат.

Вот это и есть – не имеющий аналогов и опередивший всех самолет. Если даже опустить год первого вылета (1964) и оттолкнуться от даты первого боевого вылета с авиабазы Окинавы в 1968 году, то SR-71 обогнал всех уже ровно на 50 лет, и пока никто даже не пытается пуститься вслед «Черному дрозду».

Но поскольку самолет был засекречен все время своей эксплуатации, то есть мнение, что он был выведен из эксплуатации по причине того, что его сменила более совершенная машина, о которой ничего неизвестно ровно так, как это было и с SR-71.

Если такой сменщик существует, то можно только представить, каким характеристиками он может обладать, и если это допустить, то он должен действовать с того самого 1996 года, когда ушел на пенсию предшественник, а это – 22 года на сей день.

Но есть еще более интересные и менее известные примеры «не имеющих аналогов» образцов военной техники, которые и сейчас выглядят очень современно.


Источники прорывов



После Второй Мировой войны оказалось, что в мире было два бесспорных технологических лидера, коими оказались Германия и США.

Причем, Германия, наверное, была лидером именно по прорывным идеям, которые, к счастью, просто не успели реализоваться в критическое количество новых образцов оружия, которое могло привести к новому качеству, когда в отдельных категориях систем вооружений разрыв оказался бы настолько существенным, что можно было говорить об опережении конкурентов и противников сразу на поколение.

Если объективно оценить то, что успела сделать Германия за десять лет и с учетом того, что оттуда выехали умы первой мировой величины, которые имели часть еврейской крови или чистые евреи, а любое изъятие из любой системы является серьезным ее ослаблением, то можно сказать, что Германия вышла на самые передовые позиции в критических областях вооружений.

Собственно говоря, именно после поражения Германии и массового вывоза оттуда технической документации, оборудования, образцов вооружений и специалистов, носителей технологий, произошел скачкообразный переход к новым образцам военной техники и вооружений.

Недавно мы писали о том, что еще в 1944 Германия осуществила суборбитальный полет ракеты, и если бы к тому времени был бы заряд, который имело смысл забросить на тысячи километров, то несомненно, был бы и орбитальный полет. Как мы помним, совок смог дойти до этой стадии развития ракетостроения только через 13 лет и с двумя гандикапами.

Первый – совок это делал не ведя большой войны, как это было в Германии, а кроме того, удалось сократить весь путь создания ракеты за счет всех тех разработок, которые уже были произведены в Германии, а кроме того – при активном участии инженеров, которые работали под руководством Вернера фон Брауна.

Именно они стали той движущей силой, которая позволила совку в принципе сделать то, что было сделано.

Если бы все это делалось, отталкиваясь от Циолковского, как это рассказывали в совке, то еще не факт, что до сих пор удалось бы хоть что-то запустить в космос.

По счастливому стечению обстоятельств, совок сделал рывок и в области создания подводного флота, который и до сих пор является основой ВМФ, а вот с надводным флотом – не сложилось, как не сложилось и в Германии.

В таком случае Киселев говорит: «Совпадение? Не думаю».

Но сейчас речь не о ракетах, а об авиации. Известно, что к концу Второй мировой войны турбовентиляторная авиация дошла до своего технологического предела и существенно улучшить характеристики таких самолетов уже мешали законы физики. Также известно о том, что в Германии, уже под конец войны, появилась авиация нового поколения.

В общем. реактивный Ме-262 стал самолетом нового поколения, ушедшим в серию. При всех своих недостатках, это был прорыв и нынешняя боевая авиация подхватила то, что было начато в Германии. Отсюда возникает один простой вопрос, который как раз и показывает отрыв технологий, который измеряется поколениям.

Звучит он примерно так: когда и где произошел первый учебный бой реактивных самолетов разных типов? На самом деле, вопрос не очень простой, поскольку предполагает наличие как минимум двух различных систем, доведенных до такой степени готовности, что между ними можно было устроить состязание в форме воздушного боя.

Ответ на него чуть ниже, а пока – обратим внимание на одно очевидное отличие американской и постсовковой авиации.

В отличие от ВВС США, которые уже имели несколько реактивных самолетов в компоновке «летающее крыло», ни совок, ни РФ не смог соорудить чего-то такого, что можно было бы пустить в серию.

Казалось бы, основа современной стратегической бомбардировочной авиации В-2 показывает, что самолету такого типа доверяют самые ответственные мероприятия и по идее, следовало бы уже ловить клоны, как это было с В-1 и Ту-160, но ничего подобного пока нет и не предвидится.

Между прочим, прямо сейчас идут работы над сменщиком В-2, известным под индексом В-21 и он тоже проектируется в конфигурации «летающее крыло».

Отсюда напрашивается вывод, что при дерибане наследства Третьего Рейха, Штатам удалось прихватить и нечто такое, что дало возможность успешно проектировать самолеты совсем непривычного вида.

Так оно и оказалось. Американцы стали обладателями трофея настолько необычного, что только со временем смогли оценить, что именно попало им в руки, в плане практического применения машин такой конструкции.

Этот летательный аппарат успел воплотиться в два прототипа, поскольку первый полет был совершен уже 8 февраля 1945 и потому не мог быть доведен до серии просто потому, что на территорию Германию уже вошли войска союзников и работы были остановлены.



Хо-229


Примерно в это же время состоялся и тот самый учебный бой между двумя реактивными самолетами. Один из них был хорошо известный Ме-262, а второй – Хо-229. Этот самолет стал результатом работы братьев Хортон и начата она была в далеком 1931 году.

Описывать историю создания самолета нет смысла, но его конструкция, кроме всего прочего, требовала новых двигателей, и конечно же – финансирования. В общем, сырая разработка так и оставалась бы футуристическим этюдом, но в 1943 году все изменилось.

Командующий Люфтваффе Герман Геринг выдвинул перед конструкторами и промышленностью техническое задание, известное как «3Х1000».

Расшифровывалось это примерно так. Самолет обязан был нести 1000 килограммов бомбовой нагрузки за 1000 километров и потом – вернуться на базу, преодолев те самые 1000 километров, и при этом, в его баках должно было оставаться треть топлива для непредвиденных маневров. Тогда-то необычная машина Хортонов и получила «зеленый свет».

Уже в марте 1944 года были проведены испытания планера самолета и встал вопрос о силовых установках. Поскольку к тому времени была всего одна вполне надежная модель реактивного двигателя Jumo 004B то их установили как на Ме-262, так и на Хо-229.

Однако по свидетельствам участников испытаний, самолет Хортонов оказался более устойчивым и маневренным и тот самый первый учебный бой остался за ним.

Все описания сложностей по борьбе авиации союзников с Ме-262 становятся лишней рекламой Хо-229, поскольку он справлялся с противником куда более успешно, и если бы он дошел до серии, то о господстве союзников в воздухе можно было смело забыть, поскольку машинка была из следующего поколения, по всем характеристикам.

Кроме того, машина показала еще одно свойство, которое просто не успели оценить его создатели. Дело в том, что прототипы создавались именно для демонстрации возможностей, и при их создании использовалось большое количество не металлических деталей. В результате, благодаря необычной форме и материалам, самолет стал почти невидимым для радаров.

В 2008 году Northrop Grumman совместно с каналом National Geographic произвели полную реконструкцию Хо-229 по чертежам оригинала и с использованием оригинальных материалов для того, чтобы установить, насколько самолет был скрытным, и выяснилось, что он на 80% был менее заметным, чем любые его одногодки.

Не удивительно, что первый серийный самолет, который изначально проектировался с учетом стэлс технологий, очертаниями очень похож на Хо-229.

По результатам испытаний, Геринг распорядился поставить самолет в мелкую серию и изготовить 40 экземпляров самолета. На это не повлияло даже то, что один из прототипов потерпел крушение, но случилось это из-за неисправности одного из двигателей.

В общем, эта машинка прошла ускоренный (как это бывает во время войны) комплекс испытаний и уже была утверждена в серию, а значит можно говорить уже о достаточно зрелом изделии.

Ожидалось, что серийные машины будут обладать скоростью в 975 км/ч и с небольшими модификациями выпускаться как в варианте бомбардировщика, так и в варианте истребителя.

Это сейчас уже трудно понять, как позиционировать конкретную машину, те же Ф-22 или Ф-35, поскольку они несут вооружение как для воздушного боя, так и ракеты и бомбы для поражения наземных целей, а тогда было четкое разделение на бомбардировщики и истребители.

Они отличались всем – формой, размерами, скоростью, грузоподъемностью и прочим, а у немцев получилась многофункциональная машина, примерно в том же понимании, как и сегодня.

В общем, когда американские войска вошли во Фридрихроде, они обнаружили четыре экземпляра Хо-22 на различных стадиях готовности и самый полный экземпляр машины был тут же отправлен в США.

Насколько были заимствованы решения братьев Хортон в разработке новейших авиационных систем в США – трудно сказать, но в том, что это влияние было – сомневаться не приходится. Достаточно просто посмотреть на фото и на компоновку основных узлов, агрегатов и систем.

Если взять любой самолет, выполненный по схеме летающего крыла и посмотреть дату запуска его в серию, то можно вспомнить февраль 1945 года, когда Герман Геринг дал добро на серию и посчитать, насколько Германия всех обогнала, в этом плане и насколько тогда Хо-229 не имел аналогов.

Вот истинные значения этих выражений, которые обозначают, что удалось создать что-то такое, что никто не может воссоздать, даже зная о существовании чего-то подобного. В РФ же это получило другую смысловую нагрузку.

Не имеет аналогов, означает, что эту дрянь просто никто не станет делать потому, что это никому не нужно.

Там даже не понимают, что артикулируя эти бестолковые вещи, они уподобляются герою анекдота про «Неуловимого Джо», который никому не нужен, а потому его никто и не ловит.


anti-colorados


https://censoru.net/29368-ne-imejuschie-analogov-chast1.html
https://censoru.net/29369-ne-imejuschie-analogov-chast-2.html
https://censoru.net/29370-ne-imejuschie-analogov-chast-3.html
https://censoru.net/29371-ne-imejuschie-analogov-chast-4.html



Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Tags: Хроники Мордора
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments