beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

«Что о дураке жалеть, казну только разорял».





Белых пятен в биографии основателя Московского госуниверситета столько, что заполнить их не смогло бы даже самое живое воображение (хотя попытки предпринимаются, взять хотя бы расхожий миф о том, что Михайло Васильевич — незаконнорожденный сын Пет­ра I).

Биографы сходятся в одном: выдающийся ученый Ломоносов был не дурак заложить за воротник.

Даже когда он уже стал членом Российской и Шведской академий наук, в нем были живы повадки крепостного архангельского мужика. По словам Пушкина, «он везде был тот же: дома, где все трепетали, во дворце, где он дирал за уши пажей, в Академии, где не смели при нем пикнуть». При этом вспышки гнева у него странным образом выпадали на периоды абстиненции, а после вина Михайло становился добр.

Во всей красе он себя показал в 1736 году, когда его в возрасте 25 лет отправили за границу для перенимания опыта и «смотрения славнейших химических лабораторий».

Христофор Вольф, глава встречавшей стороны, писал потом в Петербург: «Он через меру предавался разгульной жизни. Пока он сам был еще здесь налицо, всякий боялся сказать про него что-нибудь, потому что он угрозами своими держал всех в страхе».

Заграничный наставник Михайло, Иоганн Генкель, тоже жаловался в столицу: «Он колотил людей, участвовал в драках в винном погребке, братался со здешними молокососами, с самого начала слишком пьянствовал, поддерживал подозрительную переписку с какой-то марбургской девушкой — одним словом, вел себя непристойно».

Из переписки, кстати, потом получился не совсем законный ребенок и не вполне запланированный брак.

Те, кто надеялся, что с возрастом Ломоносов остепенится, разочаровались в нем в 1743 году, когда Михайло Васильевич устроил в Петербургской академии наук полноценный дебош. По свидетельствам очевидцев, он «поносил профессоров отборной руганью, называл их ворами и такими словами, что и писать стыдно, и делал против них руками знаки самым подлым и бесстыдным образом».

Знаки были не те, что сейчас, но смысл тот же. Самое удивительное, что гению всю жизнь удавалось выходить сухим из воды: Екатерина II за скандалы Ломоносова прощала. Лишь раз императрица сказала, что он «за грехи свои достоин смертной казни». Но и тогда быстро отошла, дело ограничилось штрафом.

Гений против употребления

1730—1735 Уходит с обозом в Москву, где крайне загадочным образом поступает в Славяно-греко-латинскую академию, куда принимали только дворянских детей. Денег едва хватало на квас, так что пить было дорого.

1736—1741 Отправляется в командировку в Германию для продолжения образования. Судя по историческим трудам, много времени проводит в кабаках, где учиняет пьяные драки.

1742—1747 Возвращается в Россию и получает место адъюнкта Академии наук по физическому классу. Вроде образованный человек, а быстро ввязывается в драку с пьяным соседом-немцем: за оскорбительное «русский варвар» лупит его деревяшкой для натягивания парика. Вообще много дерется, в том числе и с матросами. Неоднократные приводы в околоток. Тем не менее в 1745 году становится первым русским, избранным на должность профессора химии, и получает разрешение читать лекции на русском. Ранее преподавать разрешалось только на немецком.

1748—1756 Михайло Василь­евич начинает почивать на лаврах. Специально для него построена первая в России химическая научно-исследовательская лаборатория. Открывается Московский университет, где разрешается учиться не только дворянским детям (последствия этого недальновидного решения до сих пор пьют пиво у памятника Ломоносову на улице Моховой). Параллельно ученый заводит полезные знакомства на фуршетах у императрицы. Пить и буянить, однако, практически бросает.

1757—1765 Избран членом Российской академии художеств и всех приличных заведений, включая Стокгольмскую и Болонскую академии наук. В 1761 году открывает атмосферу Венеры.

Умер в апреле 1765 года от осложнений банальной простуды. Как водится в интеллектуальных кругах, смерть Ломоносова вызвала натуральный шквал разного рода пасквилей.

Так, поэт Сумароков чутко отреагировал на нее следующим образом: «Угомонился дурак и не будет более шуметь!»

Будущий император Павел тоже сказал: «Что о дураке жалеть, казну только разорял».
ссылка

Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Tags: "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments