beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Очередной мордорский фейк: «Внезапный «Багратион»»






Миф операции «Багратион», поддерживаемый советской и российской историографией, заключается в утверждении, что небывалый успех советских войск был достигнут благодаря тому, что наступление в Белоруссии оказалось для немецкого командования совершенно внезапным, благодаря чему, в частности, немцы имели здесь почти вчетверо меньше танков, чем Красная Армия.

Превосходство же в живой силе не было будто бы таким уж подавляющим — всего лишь двукратным.

Хотя после успехов советских войск на юге оборонявшаяся в Белоруссии германская группа армий «Центр» оказалась глубоко охвачена с левого фланга, Ставка старалась создать у противника впечатление, что главный удар последует на Украине.

Однако на этот раз германское командование было своевременно информировано о планах противника.

В конце апреля неизвестный германский агент сообщил, что в Москве обсудили два варианта действий. Первый из них предусматривал нанесение главного удара в районе Ковеля и Львова с последующим движением на Варшаву, где предполагалось польское восстание. Не исключено, что советская разведка узнала о планах Армии Крайовой попытаться поднять восстания в Варшаве, Вильно и других польских городах при приближении к ним советских войск.

Второй вариант проведения летней кампании, который и был принят, предполагал, что основной удар будет нанесен по направлению к Балтийскому морю через территорию Белоруссии и Польши, а вспомогательный — на юге.

Гитлер тем не менее не стал отводить группу армий «Центр» к Бугу, что вывело бы ее из-под ожидавшегося советского удара, но одновременно более чем на 300 километров приблизило бы Красную Армию к столице Рейха.

Если бы это отступление произошло, советские войска вышли бы на старую советско-польскую границу в Белоруссии уже в мае, а не в конце июля, как это произошло в действительности. А тут еще ожидавшаяся высадка союзников во Франции. Гитлер рассчитывал отразить ее мощным танковым контрударом и для выигрыша времени готов был пожертвовать немецкими войсками в Белоруссии. Если же англо-американского десанта не будет или с ним справятся войска, уже находящиеся во Франции, то сосредоточенные в Польше 5 танковых дивизий, включая танковый корпус СС, смогут ударить по наступающим советским армиям в Белоруссии или на Украине и спасти группы армий «Центр» и «Северная Украина» (бывшая «Юг») от разгрома. Фюрер отклонил предложение командующего группой армий «Центр» фельдмаршала Эрнста Буша отвести войска к реке Березина и сократить фронт на 240 километров. Он также забрал у Буша один из танковых корпусов и передал его командующему группой «Северная Украина».

В июне 1944 года фронт обороны группы армий «Центр» проходил по рубежу Витебск — Орша — Могилев — Жлобин, образуя так называемым «белорусский балкон», глубоко охваченный с юга советскими войсками. В ходе операции под кодовым названием «Багратион» предполагалось разбить группу армий «Центр» и освободить Белоруссию и Литву с последующим продвижением к Висле и в Восточную Пруссию.

Для наступления привлекались силы 1-го Белорусского фронта генерала Константина Рокоссовского, 2-го Белорусского фронта генерала Георгия Захарова, 3-го Белорусского фронта генерала Ивана Черняховского и 1-го Прибалтийского фронта генерала Ивана Баграмяна. Они насчитывали 2 411 600 человек, подкрепленных более 31 тыс. орудий, 5200 танками и 5675 боевыми самолетами, в том числе 2519 истребителями.

На 1 июня 1944 года в группе армий генерал-фельдмаршала Буша насчитывалось всего 442 053 офицера, унтер-офицера и солдата, а не 1,2 млн, как утверждали советские мемуаристы и историки. В боевых частях служило только 258 604 человека. Это давало общий численный перевес советской стороне в 5,5 раза. В боевых частях этот перевес мог быть выше, достигая соотношения 7:1. Если же учесть, что фронт 2-й немецкой армии не подвергся атакам, то советский перевес в районах наступления в Белоруссии был еще большим. Наиболее значительным было превосходство у войск 1-го Белорусского фронта. По общей численности личного состава войска Рокоссовского превосходили в 8,2 раза 9-ю немецкую армию, насчитывавшую 140 тыс. человек. В боевых частях численное превосходство было еще более значительным.

В начале июня штаб группы армий «Центр» доложил ОКХ, что ни одна из дивизий группы армий не способна выдержать крупное наступление противника. В группе армий «Центр» в начале июня было 553 танка, около 640 самолетов, в том числе лишь 40 истребителей.

Поскольку германские резервы были переброшены в Нормандию, судьба группы армий «Центр» была предрешена. Большинство ее дивизий попали в окружение и было уничтожено. Советские ВВС наконец-то достигли безусловного превосходства в воздухе, так как Люфтваффе срочно перебросили основные силы с Восточного фронта для противодействия высадившимся англо-американским войскам. На Востоке действовала лишь пятая часть всех германских истребителей.

С целью дезинформации противника советские войска в Восточной Белоруссии проводили широкомасштабные мероприятия по укреплению обороны. Однако такие мероприятия вряд ли могли ввести в заблуждение немецкое командование. Ведь оно никоим образом не собиралось наступать в Белоруссии, и ему трудно было представить, что русские могут всерьез опасаться наступления в этом месте, тем более при существующем соотношении сил.

Генерал Курт Типпельскирх, бывший командующий 4-й армией, вспоминал: «На фронте группы армий „Центр“ намерения противника стали выясняться примерно к 10 июня. Именно здесь, где немецкое командование меньше всего ожидало наступления, стали появляться, очевидно, признаки крупных приготовлений русских. Радиоразведка сообщала о новых армиях; авиация отмечала усиление железнодорожных перевозок и интенсивное движение на шоссейных дорогах.

Как всегда отлично работавшие дивизионы АИР установили, что на ряде участков фронта немецкой группы армий начали пристрелку крупные силы переброшенной сюда русской артиллерии. Пленные сообщали о появлении в тылу противника „ударных частей“. На так называемых „оборонительных участках“, удерживавшихся до сих пор менее боеспособными частями, отмечалась смена последних сильными соединениями.

Прошло еще несколько дней, и для командования группы армий „Центр“ стало совершенно очевидным, что противник развертывает на этом фронте крупные силы. Кроме того, стали отчетливо вырисовываться направления предстоящих ударов на Бобруйск, Могилев, Оршу и Витебск. Полученная в результате сопоставления самых разнообразных наблюдений картина приготовлений противника была настолько определенной и ясной, что для предположения о возможности имитаций и ввода в заблуждение совершенно не оставалось места.

14 июня у начальника Генерального штаба сухопутных сил состоялось совещание с участием всех начальников штабов групп армий и армий. В то время как начальники штабов группы армий „Север“ и обеих южных групп единодушно сообщали о том, что на их фронте нет никаких признаков подготовки ожидавшегося в скором времени наступления русских, начальники штабов армий группы „Центр“ столь же единодушно указывали на уже почти завершенное развертывание крупных русских сил перед фронтом их армий.

Однако в Генеральном штабе сухопутных сил у Гитлера настолько глубоко укоренилось — чему в немалой степени содействовала категорическая точка зрения Моделя, возглавлявшего фронт в Галиции, — предвзятое мнение о наибольшей вероятности русского наступления на фронте группы армий „Северная Украина“, что отказаться от него они уже не могли.

Разумеется, развертывание русских сил перед фронтом группы армий „Центр“ нельзя было отрицать, однако ему в оценке русских планов приписывалась лишь подчиненная роль. Поэтому предполагалось, что группа армий „Центр“ такого рода наступление, которое будет предпринято, по всей вероятности, лишь с целью сковывания ее войск, сможет отразить собственными силами. Доминирующей оставалась точка зрения, предполагавшая нанесение русскими основного удара на фронте группы армий „Северная Украина“.

Вследствие этого там была сосредоточена большая часть танковых дивизий, и все были уверены, что именно там, наконец, вновь удастся противопоставить „удар удару“. На просьбу группы армий „Центр“ выделить ей по крайней мере более крупные резервы было заявлено, что общая обстановка на Восточном фронте не допускает иной группировки сил».

В действительности Гитлер еще с начала мая знал, что Красная Армия собирается нанести главный удар в Белоруссии. Но прямо сказать, что после высадки союзников в Нормандии, когда пришлось единственный резерв Восточного фронта — танковый корпус СС — перебрасывать из Польши во Францию, куда отправилась и большая часть Люфтваффе, не остается ничего иного, как принести группу армий «Центр» в жертву, фюрер просто не мог, чтобы не вызвать деморализации своих войск.

Из-за огромного численного превосходства противника и отсутствия поддержки с воздуха немецкие войска быстро истощили запас боеприпасов и потому не могли сколько-нибудь долго удерживать окруженные крепости в Восточной Белоруссии, которые невозможно было снабжать посредством воздушного моста.

3 июля был освобожден Минск, 16 июля — Гродно, а 26 июля — Брест. 8 июля части 1-го Белорусского фронта заняли Барановичи. 3-й Белорусский фронт, в свою очередь, 9 июля овладел Лидой, 13 июля — Вильнюсом. Уже 18 июля войска Рокоссовского перешли Западный Буг и вступили на территорию польского генерал-губернаторства.

Успех в Белоруссии Красная Армия купила дорогой ценой.

Советские потери ранеными и убитыми в июле и августе 44-го уступали только потерям июля и августа 43-го года, когда они были наибольшими за всю войну.

Советские потери в ходе Белорусской операции, по официальным данным, в период с 22 июня по 29 августа 1944 года составили 765 813 человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и убывшими по болезни, из них безвозвратные потери — 178 507 человек.

Кроме того, потери 1-й польской армии, также участвовавшей в Белорусской операции, за этот период составили 5073 человека, в том числе 1533 — безвозвратно. Данные о безвозвратных потерях этой армии явно занижены.

Ведь только за период с 1 по 10 августа 1-я польская армия потеряла 290 убитых и 565 пропавших без вести, а также 684 раненых. Невероятно, что в остальные 52 дня Белорусской операции безвозвратные потери поляков составили всего 678 погибших и пропавших без вести.

Можно предположить, что безвозвратные потери 1-й польской армии, равно как и других войск, участвовавших в Белорусской операции, занижены как минимум в три раза. В таком случае общие безвозвратные потери советских войск, включая 1-ю армию Войска Польского, можно оценить в 540 тыс. человек.


ссылка




Tags: "неудобная" история, армия совковых упырей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 12:00, yesterday 144
Buy for 20 tokens
Оказалось - не зря. Если вы пропустили, то я уже приступил строить фахверковый дом, а пока под него готовлю основание в виде фундамента. Не сговариваясь, две совершенно разные строительные компании предложили мне, для моего участка фундамент в виде - ребристая плита. Вот она Сперва…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments