beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Справедливое возмездие: антиеврейские эксцессы в Украине летом 41-го года.






Летом 1941 года в сотнях городов и сел Украины имели место антиеврейские эксцессы. Условия для этих событий создало вторжения немецких войск 22 июня 1941 г. на территорию Советского Союза.

Эти эксцессы наиболее сильными проявились в советской Украине, преимущественно в ее западной части, где имело место засилье евреев не только в экономической, но и в политической жизни. По данным переписи 1926 г., в УССР насчитывалось 1750000 евреев. В городах УССР в 1926 проживало уже 77 % всех евреев, в 1939 г. — 86 %.


С присоединением  к СССР части территории Польши численность еврейского населения УССР возросла до 2,35 млн человек, к июню же 1941 года на территории нынешней Украины, уже проживало самое большое количество евреев на то время в Европе и второе в мире (после США) — примерно 2,7-2,8 млн. Глубоко укоренившаяся в сознании «советского украинца» ненависть к жидобольшевисткому господству порождала скрытую ненависть к евреям которые занимали ключевые посты в органах управления, культуры, науки и экономики.




К примеру, на руководящих постах в ГПУ УССР в 1929-1931 гг. евреев было 38%, а в период Голодомора 1932-1933 гг.  евреи составляли 66,6% среди всех руководителей карательных органов республики, в свою очередь процент евреев в партийных и советских органах был сравним с процентом в госбезопасности.




Эта ненависть и вылилась в своего рода возмездие, которое только в Западной Украине охватило свыше 140 населенных пунктов.

Так, в Донесениях о событиях в СССР  экспертов немецкой службы безопасности (СД) отмечалось: «В Рудках в качестве возмездия за зверское убийство руководителя украинских националистов доктора Кирнычного были казнены 15 евреев. Украинское население сожгло синагогу и украинские дома…  Украинское население в первые часы после ухода большевиков проявило достойную приветствия активность против евреев. Так, в Добромиле сожжена синагога. В Самборе возмущенная толпа убила 50 евреев… В Кременце еврейские большевики убили 100 — 150 украинцев. Часть этих украинцев была, по-видимому, брошена в котел  с кипящей водой; об этом говорит то, что трупы при их эксгумации не имели кожи. В рамках самопомощи украинцы в качестве возмездия убили дубинками 130 евреев… В Бориславле население еще сильно очень вследствие убийства большого количества украинцев советами при их отступлении. После ухода советов украинцы отомстили и убили примерно 350 евреев…».

Самые крупные антиеврейские эксцессы имели место во Львове, Золочеве и Тернополе, в связи с чем на них целесообразно остановиться особо.




Львов был занят вермахтом рано утром 30 июня 1941г. В город вошли части 1-й горнострелковой дивизии 49-го горнострелкового корпуса 17-й армии, а также батальон полка специального назначения «Бранденбург» с приданным украинским батальоном «Нахтигаль».


Во второй половине дня в городе появилась появилась походная группа ОУН(б), которая начала организовывать милицию для установления порядка и обеспечения безопасности граждан.



Милиция обнаружила в тюрьмах города жертв массовых расстрелов, совершенных НКВД в конце июня, что дало повод к возложению на евреев коллективной ответственности за эти убийства и приступить к превентивным арестам преимущественно мужчин-евреев.



Арестованные доставлялись на участки милиции для выяснения их степени сотрудничества с советской властью, затем часть из них отправлялась в тюрьмы, чтобы похоронить обнаруженных там жертв НКВД. В телеграмме 49-го горнострелкового корпуса в штаб 17-й армии, отправленной в 12.00. 1 июля, об обнаруженных жертвах говорится следующее:




«После вступления немецких войск 30.6.41 во Львов в трех тюрьмах города были обнаружены несколько сот трупов мужчин и женщин, которые были убиты в течении последних дней. Так, в подвалах военной тюрьмы Львова только в одной камере были обнаружены около 120 трупов мужчин и женщин, сложенных друг на друга. Наибольшее количество убитых было выявлено в тюрьме ГПУ. В одной комнате тюрьмы друг на друге лежали 65 трупов мужчин и женщин. Во дворе тюрьмы были обнаружены 2 массовые могилы, в которых находилось около 150 трупов. Еще одна массовая могила была подготовлена для захоронения других убитых. В камерах тюрьмы ГПУ также находится много убитых, точное количество которых не могло быть установлено, так как вход в соответствующие камеры замурован. Как показал осмотр обнаруженных трупов, убийству предшествовали жестокие пытки и истязания. На всех частях трупов имеются тяжелые ранения от ударов и уколов. У некоторых трупов были раздавлены пальцы и руки и переломаны конечности. Убитые в основном являются украинцами. В остальном — поляки. По показаниям свидетелей в эту тюрьму были также доставлены 2 раненых немецких летчика. Наверняка и оба этих летчика находятся среди убитых, которых невозможно идентифицировать».






Согласно отчету группы тайной полевой полиции (ГФП) № 711 от 7 июля 1941г. проводившей первичные следственные действия по факту обнаружения множества человеческих трупов, было установлено, что всего во Львове было зверски уничтожено 3500 человек. Конечно, все эти выдержки из документов можно было бы списать на деятельность «нацисткой пропаганды», но свидетелями этого львовского ужаса становились лица вполне демократических взглядов. Таковым, например, являлся Франц Йозеф Штраус, в будущем известный немецкий политик от блока ХДС/ ХСС, а тогда обычный военнослужащий вермахта.


Увиденное во львовской  тюрьме НКВД (Бригидки) он спустя многие годы описывал так: «Вместе с офицером батареи лейтенантом Венком я поехал во Львов. В  городе стоял запах пожарищ и трупный смрад. Перед тюрьмой мы заметили необычное стечение народа. Красные зверским способом убили сотни заключенных. Мертвыми или полумертвыми они побросали свои жертвы в казематы, облили бензином и подожгли. Когда мы туда протолкнулись, как раз выносили первые трупы — до неузнаваемости сгоревшую человеческую плоть.



Мертвые были уложены рядами на дворе, затем впустили родственников, чтобы те опознали своих близких. Неописуемые сцены! Все вновь из облака зловонного смрада ко мне подходила то полька, то украинка, хватала меня, плакала и кричала, показывала фотографию мужа или сына. Вдруг я увидел, как рядом со мной упал лейтенант Венк, храбрый и имеющий военный опыт офицер».


Неудивительно, и поэтому вполне закономерно, что в такой обстановке, евреев пригнанных в тюрьмы для захоронения убитых, начали там избивать родственники погибших.


Затем в разных частях города евреев стали подвергать  побоям и унижениям местные жители.

Но никакого организованного еврейского погрома во Львове не было, напротив немецкие военные и полицейские части пытались сбить накал этого стихийного насилия. Так, в донесении командира батальона полка «Бранденбург» отмечалось, что «в отношении евреев имели место крупные акции насилия… Назначенные полицейские силы оказались не в силах выполнить их задачи… Собственные подразделения, как видно из донесений рот, возмущены актами жестокостей и истязаний. Они считают безусловно необходимым неотвратимое наказание виновных в резне большевиков, но все же не понимают истязаний схваченных без разбора евреев».


И уже 2 июля немецкому коменданту города полковнику Винтергерсту, удалось полностью прекратить антисемитские выступления жителей, и постепенно ввести жизнь Львова в нормальное русло.



Обнаружение останков людей, уничтоженных НКВД, послужили к народному возмущению в городе Злочеве 3 июля 1941 года.


В городской крепости были найдены свежие могилы с трупами 649 убитых.


Местные жители стали забирать евреев из домов и гнать их в крепость, чтобы они доставали трупы казненных из могил, при этом естественно евреев избивали.


В это день, начальник разведотдела 295-й пехотной дивизии вермахта по поступающим ему сведениям проинформировал военного коменданта о том, что: «В  Золочеве царит неприятная обстановка. В крепости лежат трупы убитых большевиками украинцев, которых в настоящее время евреи вновь выкапывают. В городе и крепости происходят убийства украинцами прямо на улицах евреев».


Немецкий комендант  тотчас начал мероприятия по восстановлению порядка в городе. По его поручению командир 518-го пока 295-й дивизии вермахта полковник О. Корфес прибывший в злочевскую крепость распорядился прекратить избиения евреев, и закрыть вход в крепость. Таким образом порядок в Злочеве был восстановлен.


2 июля 1941 года части 9-й танковой дивизии вермахта ворвались в Тернополь.

Здесь также были обнаружены изуродованные останки многочисленных жертв НКВД и немецких военнопленных. Вот, что писал об этих событиях один из немецких солдат: » Только что я пришел с церемонии прощания с нашими товарищами из военно-воздушных и горнострелковых частей, попавшими в плен к большевикам. У меня нет слов, чтобы описать это. Товарищи связаны, уши, языки, носы и половые органы отрезаны. Такими нашли мы их в подвале тернопольского суда. Кроме того, мы нашли 2000 украинцев и фольксдойче, казненных таким же способом. Это — СССР и евреи, рай для рабочих… Сегодня мы снова нашли 60 изувеченных товарища.



Теперь евреи должны выносить убитых из подвала, укладывать, а затем им показывали эти гнусности.  После осмотра жертв они были убиты палками и лопатами.  Украинцы сказали, что евреи занимали все руководящие посты и устроили вместе с Советами настоящий народный праздник при казни немцев и украинцев».



Из приведенного текста следует, что некоторые немецкие солдаты ослепленные ненавистью и горем из-за увиденного, стали участниками самочинных расправ с евреями.


Но тут же не замедлила сказаться реакция высших офицеров вермахта на такие чрезвычайные происшествия: «Хотя евреи виноваты во всем, немецкий солдат должен поддерживать дисциплину». Более того, крайне эффективным средством для поддержания дисциплины среди военнослужащих  оставалось военное правосудие находившиеся в руках командующего армии.  В  специально изданной директиве уточнялись действия против подобных нарушителей армейской дисциплины: «преступник подлежит суду, если действовал не из-за озлобления, вызванного совершенными евреями злодеяниями, а главным образом в корыстных целях, например, при мародерстве, вымогательстве, воровстве…».


Что же касается возмущения местного населения Тернополя против евреев, то его носителем в основном выступили крестьяне приехавшие в город 4 июля из окрестных сел. Они  занимались тем, что вылавливали мужчин-евреев и избивали их.


Но уже 6 июля по городу были расклеены объявления немецкого военного коменданта о запрете различного рода эксцессов по отношению к евреям. С этого момента в Тернополе воцарился порядок и спокойствие.




Анализ приведенной информации об антиеврейских эксцессах  имевших место  в конце июня — начале июля 1941 г., позволяет  сделать следующие выводы: Никаких организованных еврейских погромов не было, а были стихийные акции возмущения местных жителей украинцев и поляков злодеяниями жидобольшевисткой системы.

С переходом власти к немецкой военной администрации антиеврейские эксцессы фактически прекратились.

ссылка



Tags: "Богоизб'ганный" на'год
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 20 tokens
Узнаю нашу страну, в одной новости может быть катастрофа, чудесное спасение, а ведь это действительно было чудо и как итог мародерство. Фото:…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments