beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Вели ли немцы грабительскую войну на Востоке?





В ФРГ (и не только) есть историки, которые до сих пор утверждают, что катастрофическое положение со снабжением во время Второй мировой войны на оккупированных восточных территориях было следствием ведения немцами «войны на уничтожение» и безжалостных реквизиций и эксплуатации.

Однако обвинение в том, что немцы грабили страну и вследствии этого вызвали голод среди гражданского населения и военнопленных, не соответствует фактам.

Фундаментальной проблемой в оценке войны против Советского Союза является то, что ведение войны Красной Армией, НКВД и партизанами в большинстве исторических изображениях рассматривается недостаточно или вообще не берется во внимание. А главное, стратегия «выжженной земли», применяемая Советами при отступлении в 1941-42 гг., упоминается очень редко. Однако, без этого вряд ли можно понять экономическую политику немцев на занятых восточных территориях и, особенно, недостаточное обеспечение советских военнопленных.



Советская стратегия при отступлении предусматривала систематическое уничтожение урожая и всех продовольственных запасов, отравление воды в колодцах, разрушение дорог и вообще всех вспомогательных средств, которые могли бы облегчить противнику жизнь и продвижение в стране. Радикальное опустошение, оставленное Советами в их собственной стране в 1941-1942 годах, отличились особой жестокостью по отношению к своему гражданскому населению. Немецкие очевидцы сообщали:



«Вся централизованная система торговли и распределения нарушена; запасы в хранилищах были сожжены, увезены или разграблены; административный аппарат распущен или ликвидирован. Заводы и фабрики были полностью или частично разрушены, машины уничтожены. Электростанции взорваны, а их оборудование разбросано или спрятано. Запасные детали нельзя найти или они были перемешаны. Все инструкции по эксплуатации были уничтожены, горючее и смазочные масла сожжены или разграблены. Нет электричества. Часто не работает водоснабжение и нет специалистов для его ремонта». (1)



Таким образом, Вермахт при вторжении нашел почти полностью экономически опустошенную страну. Около 90 процентов мощности электростанций было разрушено. В результате этого все производство было почти полностью остановлено. (2)

[Прим.: Это подтверждается многими источниками, в первую очередь, секретными архивными материалами, опубликованными после распада Советского Союза, книгами и статьями российских и зарубежных авторов, основанных на документальных свидетельствах.]


Осенью 1941 года кризис снабжения достиг своего пика, так как Советы систематически разрушали также железнодорожную сеть. Из-за этого и начавшегося ужасного периода непролазной грязи транспортная система в значительной степени рухнула, и Вермахт почти не получал продукты из Рейха. Особенно сильно от кризиса снабжения пострадали миллионы советских военнопленных. После долгих сражений в окружении они часто попадали в плен уже истощенными и обессиленными. Плохое состояние здоровья, наступившие холода и эпидемии привели к массовой смертности. (3)


Несмотря на большие трудности, почти сразу же после завоевания территории военные и чиновники экономического штаба, а также местные инженеры и рабочие начали восстановливать разрушенные хозяйства. Во вновь открытых цехах были отремонтированы немецкие танки, на небольших фабриках изготовляли обувь или конные экипажи. Чем дольше продолжалась война, тем больше внимания уделялось восстановлению восточной промышленности и средств производства. Из Рейха среди прочего на восток были доставлены электрические лампочки, необходимая техника и тяжелые генераторы.


Особое значение для германской оборонной промышленности имели месторождения марганцевой руды в Никополе (на юге Украины), которые были сильно разрушены Советами. До этого они производили около 100 000 тонн руды в месяц. К концу 1941 года оборудование было восстановлено до такой степени, что можно было ежемесячно получать 36 000 тонн руды. С середины 1942 года до начала 1943 года разработка руды выросла до почти 120 000 тонн в месяц.


Из 178 угольных шахт в Донецкой области в действии были только 25. Но даже их использование было сильно затруднено из-за нехватки рабочей силы, электрической мощности и оборудования. В июне 1942 года ежедневно можно было добывать не более 2500 тонн угля. Поэтому 60 000 советских военнопленных были отправлены в шахты. К концу года добыча угля увеличилась до 10 000 тонн в день. В начале 1943 года, в результате военного кризиса она снизилась до 250 000 тонн в месяц, но в июне снова выросла до 400 000 тонн.


Перед вторжением Вермахта Советы в значительной степени разрушили примерно три четверти всех электростанций. В середине 1942 года было доступно всего лишь 20 % довоенного советского производства электроэнергии. Однако в последующий период удалось перестроить советские объекты и их сделать пригодными для использования. После повторного ввода в эксплуатацию огромной Днепровской плотины с применением доставленных из Рейха генераторов в январе 1943 года снова появилось достаточное количество электроэнергии.


Железнорудные шахты в Кривом Роге также были значительно разрушены во время отступления Красной Армии. Впервые в конце 1942 года стало возможным ежедневно добывать около 5000 тонн руды. Сталелитейные заводы в Сталино и Запорожье только в начале 1943 года могли снова производить нерафинированную сталь в количестве от 3000 до 6000 тонн в месяц.



Также для сельского хозяйства на востоке большая часть необходимых машин и оборудования были доставлены из Рейха. Дополнительно в Харькове, Ростове и Бердянске были заново построены несколько заводов по производству плугов, тракторов, косилок и запасных частей. Как только стало возможным использовать предприятия добывающей и перерабатывающей промышленности, положение немецких армий на востоке облегчилось.


Однако этот вклад никоим образом не был решающим. Если до войны урожай зерновых на Украине составил 24,3 млн тонн, то в 1941/42 гг. из-за уничтожения имущества он упал до 13 млн тонн. Из них немецкий Вермахт претендовал всего на 2 млн тонн, или на 15,4 % урожая, как для собственного использования и поставок в Рейх, так также для снабжения советских крупных городов. (4)


Для гражданского немецкого населения отправлялась только малая часть зерна. Собственный урожай в Германии составлял около 23 млн тонн, еще 7 млн тонн приходили из других оккупированных европейских стран. По сравнению с этим поставляемое (1942/43) в Германию с востока количество зерна, не превышающее 630 000 тонн в год, было незначительным.




В противоположность сегодняшним заявлениям, катастрофическая ситуация с поставками на оккупированных восточных территориях была не следствием немецких реквизиций, а прежде всего результатом предпринятых Советами в начале войны разрушений и вывоза продуктов и оборудования в районы эвакуации предприятий. Обвинение в том, что Вермахт безжалостно грабил страну и, таким образом вызвал голодную катастрофу среди гражданского населения и военнопленных, не соответствует действительности.




К оккупированным территориям относились несколько богатейших, в избытке производящих зерно областей Советского Союза, с преимущественно сельским населением. Там тоже Советы перед уходом оставили большие разрушения или своевременно вывезли сельскохозяйственную технику. Для решения связанной с этим проблемы немцы предприняли много шагов, чтобы снова сделать сельское хозяйство на востоке продуктивным как для собственых нужд, так и для обеспечения продуктами местное население и военнопленных.



Компенсация за поставки из восточных территорий (в основном различное сырье и необработанная руда довольно низкой стоимости в денежном выражении) осуществлялись в рамках «Восточной сельскохозяйственной программы» (Ostackerprogramm), которая должна была обеспечить импорт товаров из Рейха.


За три года оккупации на советский восток прибыло 15 000 вагонов с сельскохозяйственными орудиями и машинами на сумму около 172 млн марок, в том числе 7000 тракторов, 20 000 генераторов, 250 000 стальных плугов и 3 миллионов косилок. Кроме того, чтобы увеличить поголовье скота, были привезены несколько тысяч быков, коров, свиней и жеребцов. Этот импорт значительно способствовал восстановлению сельского хозяйства на оккупированных территориях. Для эксплуатации железных дорог немцы поставляли из Рейха более 19 млн тонн каменного угля.(5)




Если в 1941/42 годах в Рейх было доставлено 350 000 тонн зерна, то позже в ходе войны приходилось все больше и больше обеспечивать фронтовые войска из запасов Рейха, что привело там к обострению ситуации с продовольствием. В 1943/44 году в Германию могли быть доставлены только 170 000 тонн зерна. В течение всего периода оккупации от общего урожая 9 150 000 тонн в Рейх были отправлены только 1 115 000 тонн. Резервирование семенных запасов и обеспечение армии имели приоритет над обеспечением населения.



Согласно реформы Шиллера, экономический штаб в Берлине осенью 1942 года принял более гибкую систему, которая предусматривала вместо высокой принудительной поставки так называемые «фиксированные отчисления». Все, что после этого оставалось принадлежало крестьянам. После вычета резерва семенного зерна установленная норма поставки составляла около двух третей от общего урожая. Это позволило крестьянам тайно сделать гораздо большие запасы, чем перед войной, особенно в 1941/42 году. Позже пришли партизаны и все запасы конфисковали.

Примечания:

1.Американский историк и директор Center for Russian and East European Studies в Stanford University Alexander Dallin. German rule in Russia 1941–1945. A study of occupation policies. St Martin's Press, New York 1957. (перевод на немецкий Deutsche Herrschaft in Russland 1941–1945. Eine Studie über Besatzungspolitik. Aus dem Amerikanischen von Wilhelm [Pferdekamp] und Modeste Pferdekamp. Droste Verlag, Düsseldorf 1958. - Unveränderte Neuauflage: Athenäum, Königstein im Taunus 1981.

2.Chefgruppe Wirtschaft, Wirtschaftsgrößenordnungen für die besetzten Ostgebiete, 9. März 1943, BA-MA 31/260.

3.Siehe dazu: Hans Roschmann, Gutachten zur Behandlung und zu den Verlusten sowjetischer Kriegsgefangener in deutscher Hand von 1941—1945, Ingolstadt 1982.

4.Rolf-Dieter Müller (Hg), Die deutsche Wirtschaftspolitik in den besetzten sowjeti­schen Gebieten 1941-1943. Der Abschlußbericht des Wirtschaftsstabes Ost, Boppard am Rhein 1991, Anlagen 23 u. 29.

5. Ebenda, S. 219.

Источник: DER GROSSE WENDIG. Richtigstellungen zur Zeitgeschichte herausgegeben von Rolf Kosiek und Olaf Rose. Band 4. GRABERT-TÜBINGEN. S. 389-394.


Ганц Майснер
Перевод С. Панкратц




Tags: "неудобная" история, die deutsche wehrmacht
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments