beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

О символике меча в культуре средневековых германцев.





В европейском средневековье символ становится одним из общекультурных принципов, важной составляющей картины мира, центральной идеей которой для средневекового человека была идея бога. В средневековом мировосприятии «идея была столь же реальна, как и предметный мир, поэтому конкретное и абстрактное почти не разграничивались.

В любом событии человек мог видеть знамение свыше и сам создавал символы с целью влияния на исход событий». Средневековая символика находила разнообразные способы выражения: и в слове и в предмете, в различных формах их отображения. Среди используемых предметных символов значимое место занимает оружие, и прежде всего меч.

Принципиальное отличие меча от любого другого оружия в европейской истории заключается в многозначности (полисемантичности) его как символа. Меч всегда служил символом воинственности, героического начала, силы, правосудия. Меч – атрибут римского бога Марса, выступающего в качестве охранителя мирного труда.

Подобно другим видам оружия, меч символизирует власть. Наделенный особой силой, соединяющей дух с материей, меч становится символом завершенности и долга: меч короля Франции, посвящавший рыцарей, символизировал вертикальную ось, связывающую небо и землю, и указывал монарху на его долг быть воистину справедливым; выполнение последнего позволяло ему поддерживать вечный порядок вещей. История европейского меча начинается примерно с эпохи Меровингов, т. е. с середины VI в. н.э.

Однако первые упоминания о появлении меча у германцев относятся к III в. н.э. Это был тяжёлый однолезвийный, как правило двуручный, меч под названием Скрамсакс. Выглядел он как очень большой нож, так как создан был в результате развития древнего оружия германцев – ножа Сакс. Но прямой обоюдоострый меч Спата, меч в современном понимании, появился у германцев в V веке н. э.

В то время и в тех условиях такой меч был трудоёмким в изготовлении и потому дорогим оружием, доступным лишь избранным. Именно в эпоху Меровингов, когда произошло классовое расслоение в германских племенах, меч становится достоянием высшего сословия. Простолюдинам же под угрозой суровой кары запрещалось владеть мечом.

Как атрибут исключительно высшего сословия меч становится символом состоятельности и «благородного» происхождения. У многих народов древности меч служил не только оружием, но и символом личной свободы (например, представленные Тацитом описания мужских инициаций германцев) и сильнейшим оберегом и предметом, который при необходимости мог стать магическим инструментом. Меч в сознании людей наделялся магическими свойствами.

Сам материал, из которого изготовлялся меч или нож, обладал определенной магией. Дополнительные магические свойства придавала оружию и сама его форма: как посох, меч или нож использовались для направления магической энергии, свободно «стекающей» по клинку.

В сакральной традиции оружие часто украшалось магическими символами, как о том говорит, например, Скирнир в одной из песен «Старшей Эдды» о мече бога Фрейра:

Видишь ты меч
В ладони моей,
Изукрашенный знаками?..
(Поездка Скирнира, 23)

На многих мечах и наконечниках копий, датируемых началом – серединой прошлого тысячелетия, мы можем видеть разнообразные магические символы, в том числе руны. Очень часто вместе с магическими изображениями мы находим на клинках начертанное рунами имя самого оружия. Среди имен оружия встречаются такие: Ranja – «Нападатель» или «Пронзающий» (Германия, III век), Gaois – «Лаятель» (т. е. «тот, кто лает»), «Dorih» – «Могучий-в-Храбрости» и т. д.

Известны также предметы, на которых одна надпись соединяет заклинание и собственное имя предмета. Так, на клинке одного из раннесредневековых мечей можно видеть руническую надпись, гласящую: «Да не щадит никого Марр», здесь Марр также является именем меча.

Во множестве легенд и сказаний Германии, Англии, Франции, начиная примерно с IX в., также упоминается о мечах, имеющих собственное имя и свои, подчас уникальные, свойства. Таковы, например, меч Роланда, выкованный кузнецом Мадельгером из Регенсбурга, называвшийся «Дюрандаль», меч Карла Великого – «Жуайоз», меч короля Артура – «Эскалибур» и т. д.

Создалось весьма своеобразное, исключительное отношение к мечу – не только как к предмету, оружию, а как к артефакту, способному наделять своего владельца определёнными качествами. Меч для его владельца зачастую являлся амулетом. И так же как амулет, германский меч (в отличие от римского) нередко покрывался узорами, имевшими, как минимум, двоякое значение.

С одной стороны, богатство украшения меча свидетельствовало о богатстве и знатности его владельца, а с другой – узоры имели сакральное значение. До XIII в. Богатыми узорами и украшениями покрывались далеко не все мечи. Зачастую великолепно изготовленный клинок снабжался довольно грубым эфесом. О мечах раннего периода (V–VI вв.) в Германии сохранилось очень мало сведений.

По всей видимости, мечи, если и украшались, то исключительно германской религиозной символикой. Исключением могли быть лишь мечи, изготовленные на Востоке по заказу германских правителей. В связи с христианизацией германских племён в декоративных узорах постепенно стала появляться христианская символика, зачастую перемешанная с языческой. Во многих традициях меч наделялся способностью защищать от злых духов. Аналогичным образом в христианстве нечестивость и ересь изводилась не только огнем, но и мечом.

Почтенное отношение к мечу переносилось и на его создателя. Кузнец был человеком, которого уважали, почитали и нередко считали обладателем магической силы. К примеру, всем мечам, изготовленным в одном из крупнейших оружейных центров – городе Пассау, приписывались магические свойства.

Общепризнанным было мнение, что кузнецы-оружейники Пассау являются магами, и, если на клинке меча выбито клеймо в виде Волка, считалось, что этот меч способен убить врага с одного удара, никогда не промахивается, защищает хозяина от любой опасности и т. п. Оружейники Пассау поддерживали свою магическую репутацию. На клинки ставили клеймо с изображением Волка, помещенного и на гербе города. Это подчёркивало своего рода магическую безликость создателей меча. В ранних легендах сохранились упоминания о могущественных мифических кузнецах.

Например, в Сказании о Дитрихе Бернском есть эпизод, когда Дитрих – сын короля Дитмара, на охоте поймал карлика-цверга, оказавшегося искуснейшим кузнецом. В качестве выкупа карлик посулил собственноручно выковать магический меч под названием Нагельринг. В другом эпизоде этого же сказания Витеге – сын легендарного кузнеца Виланда (в скандинавских легендах известного как Вёлунд), решил сразиться с Дитрихом. Получив от отца выкованный им меч, названный Мимунг, Витеге чуть не сразил этим мечом Дитриха (спасло его лишь вмешательство Хильдебранта).

О дохристианских влияниях на сакральный образ меча известно крайне мало, но то, что они имели место, – несомненно. В легендах VI–IX вв. повсеместно упоминаются мифические существа – великаны, нибелунги, маги и т. п. Важно отметить, что языческая и полуязыческая вера в магию, в то, что в мече живёт своего рода демон со своей собственной душой, прекрасно уживалась с христианским вероисповеданием самих рыцарей. Во времена крестовых походов наклинках мечей выбивались изображения креста и отрывки из молитв.

К примеру, известный немецкий историк оружия В. Бехайм приводит высказывание монаха из Сен-Галлена: «Надлежит мечу быть, во-первых в ножнах из дерева, во-вторых, обёрнутым в кожу, в-третьих – в белейшее, светлым воском навощённое полотно, так, чтобы он, с блистающим посередине крестиком, надолго был сохранён для уничтожения язычников». С поверьями относительно магических свойств меча был связан еще один интересный момент.

Владелец меча чрезвычайно гордился тем, что его меч изготовлен сверхъестественными существами – магами, великанами, гномами, а не простым человеком. В этом, по-видимому, кроется одна из причин того, что вплоть до XII в. почти неизвестны имена реально существующих мастеров, но известно множество мифических. Другая причина отсутствия имён мастеров – в особенностях средневекового христианского мировоззрения: всё, что исполнено руками человека, на самом деле создано Богом посредством мастера, и поэтому роль человека незначительна и недостойна упоминания. Мастера предпочитали в качестве марки ставить вымышленные или полувымышленные имена, нежели собственные.

Только с эпохи Возрождения, когда возросла роль человеческой личности, стали появляться имена мастеров. В качестве примера можно привести знаменитую мануфактуру в Рейнской области Германии, в которой в IX–XII вв. изготовляли мечи с клеймом ULFBERHT. Мастера этой мануфактуры из поколения в поколение ставили на клинках это клеймо, обозначавшее, возможно, имя основателя предприятия. Однако за всё время существования этой гигантской и знаменитейшей мануфактуры неизвестно ни одного имени мастера.

Существует идея, согласно которой меч в сознании средневекового человека является олицетворением креста. Надо заметить, что крест является древнейшим знаком и встречается у всех без исключения народов мира. И так же как в христианстве, у многих народов крест был атрибутом богов. Так было в Ассирии, Персии, Индии.

В качестве примера можно привести молот Тора, который изображался как Т-образный крест. Пожалуй, только к XII в. рыцарский меч приобрёл ярко выраженную крестообразную форму, благодаря усилению и увеличению поперечной перекладины – гарды. Дело в том, что с V по VII вв. мечом наносились исключительно рубящие удары и острие клинка было закруглено, а гарда практически отсутствовала.

Лишь к XII в., благодаря опыту Крестовых походов и появлению фехтовальных школ, стал применяться колющий удар и клинки начали обретать отчётливо заострённую форму. Одновременно с этим стало уделяться внимание защите руки – появилась выраженная гарда и соответственно символичная крестообразная форма меча. К мечу относились как к живому существу, как к товарищу, другу, на которого можно рассчитывать в минуту опасности.

Вот как описывает это датская баллада «Меч-мститель»: Педер стоит в углу двора Ему с мечом говорить пора. Меч мой, славу свою обнови Хочешь ли ты искупаться в крови? Ты за меня, мой меч, постой, Нет у меня родни другой. Знаменательно существование так называемого «Меча правосудия» (нем. Richtswert), наиболее ранний из которых датируется ХIII в. Он значительно шире традиционного меча и закруглен у острия. На Мече правосудия нередко можно увидеть надписи и символы, сообщавшие о его назначении. На клинках изображались виселица, машина для четвертования, распятие, страдающая Богоматерь и прочее. Иногда указывалось имя палача и дата. Нередко среди надписей на клинке помещались строки из Библии или нравоучительные стихи.

Однако как орудие правосудия меч к середине XVII в. Обычно исполнял символическую роль. Меч являлся также атрибутом ритуальности. Подтверждением тому служит знаменитый обряд посвящения в рыцари, когда правитель дотрагивается клинком меча до плеча коленопреклоненного вассала. Этот ритуал может отождествляться с обрядом крещения, тем более что в легендах этот ритуал соотносится во времени с Крестовыми походами.

Таким образом, можно выделить следующие элементы сакральности, связанные с символикой меча: его чудесное, чаще всего божественное, происхождение – сам бог вручает его герою; меч имеет личностную характеристику, что подчеркивается наречением его именем собственным; меч «испытывает потребности», «выдвигает претензии», даже «навязывает свою волю», т. е. самовыражается как своего рода личность; меч свят и настолько священен, что на нем приносят присягу.

Примерно с XV в. рыцари уже реже участвуют в сражениях. Всё чаще на поле боя выступают наёмные войска. Постепенно снижается роль меча как оружия, он всё больше становится символом рыцарства. Более того, с конца XV столетия ландскнехты – наёмная пехота, простолюдины, стали носить особые короткие мечи, так называемые «меч ландскнехта», а также знаменитые, в рост человека, двуручные мечи, которые назывались «Bidenhander» (нем.).

Такие мечи зачастую богато украшались и стоили очень дорого. К XVII столетию рыцарский меч вытесняется шпагой. Становясь всё легче и удобней, шпага как непременный атрибут дворянства с середины XVII в.

Является уже гражданским оружием и применяется лишь для защиты чести. Вслед за тем шпага превратилась в костюмную принадлежность, а потом и вовсе исчезла из обихода (в конце XIX в.).

С тех пор восприятие меча-шпаги не связывается с реальным оружием, но воспринимается как атрибут ушедшей эпохи или как символ определенных духовных устремлений и личностных качеств.

Д.Ю. Шехурин





Tags: Современная Германия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo beam_truth august 20, 2017 15:18 9
Buy for 10 tokens
http://bookre.org/reader?file=1479205&pg=139 Многие знают о существовании дневника советской девочки Тани Савичевой из блокадного Ленинграда. Многие знают о существовании дневника еврейской девочки Анны Франк. Написан он был шариковой ручкой, но это другая тема. Перед вами дневник…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments