beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Геноцид и оккупация Германии. Часть 1



Прошло уже более 65-лет после окончания Второй мировой войны. Что принесло завершение войны Германии? Что готовила для нее антигитлеровская коалиция? Что ожидало всех немцев, если бы исполнились планы союзников в отношении немецкого народа?

Я просмотрел много материалов, касающихся Второй мировой войны, но так ничего и не нашел о заключении Германией мирного договора хотя бы с одной из стран антигитлеровской коалиции. Да, Акт о военной капитуляции Германии был предварительно подписан в Реймсе 7 мая 1945 года и официально ратифицирован 8 мая 1945 года в Берлине. А вот мирных договоров нет. Есть, правда, один - так называемый "Боннский договор", заключенный США, Англией и Францией с марионеточным западногерманским "федеральным правительством" в Бонне 26 мая 1952 года. Больше никаких мирных договоров нет и не было. Получается, что Германия до сих пор находится в состоянии войны с Англией и Америкой, Франция свои войска вывела. Советского Союза уже нет, да и свои войска он уже давно вывел из Германии. А вот войска Англии и Америки до сих пор находятся на территории Германии, а значит, оккупируют ее.

С точки зрения международного права военная оккупация определяется как временное занятие территории государства вооруженными силами противника. Причем сам факт оккупации не решает судьбы занятой территории. Она определяется, как правило, по окончании войны мирным договором. Исходя из этого положения, в международном праве даны толкования основных принципов режима оккупации. Прежде всего, содержатся они в приложении к 4-ой Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны.

В этом акте устанавливалось, что оккупированная территория остается территорией того государства, которому она принадлежала до оккупации, поэтому оккупационные власти обязаны уважать законы, обычаи и традиции, существующие на занятой территории. Мирное население вправе сохранять верность своему государству; запрещаются коллективные наказания; взятие заложников, изгнание населения. Согласно конвенции, не допускается привлечение населения к военным операциям и оборонительным работам. Личная его собственность должна уважаться. Собственность органов самоуправления, учебных заведений, религиозных и благотворительных учреждений должна рассматриваться как частная собственность, даже если она принадлежит государству, с тем чтобы избежать ее разорения.

Конвенция обязывает правительство, оккупировавшее территорию неприятельского государства, принимать все зависящие от него меры, чтобы по возможности восстановить и обеспечить общественный порядок. Предписывалось не упразднять местных законов, а лишь в определенных случаях приостанавливать их действие. Должны были сохраняться и функционировать прежние суды (оккупанту разрешалось организовать свои военные суды исключительно в целях порядка в своей армии и ее безопасности).

Так почему же все-таки Германия до сих пор оккупирована, почему у нее до сих пор нет своей Конституции, а есть только "Федеральный закон"? Неужели Германии нужна, как когда-то, народно-освободительная война с оккупантами, чтобы наконец стать свободным государством со своей собственной Конституцией, своими собственными законами и порядками, не продиктованными кем-то извне?

Мне кажется, что оккупация Германии Америкой и Англией есть не что иное, как продолжение планов союзников по уничтожению немецкого народа, мера по уничтожению Германии как сердца Европы, поэтому союзниками и поощряется тенденция, когда немцы сотнями тысяч в год покидают ФРГ и вместо них прибывает еще больше иммигрантов из Африки и Азии. В год в Германию проникают нелегально до 800.000 человек из афро-азиатских стран, и около половины остается на ее территории навсегда.

Еще задолго до начала Второй мировой войны и уж тем более задолго до того, как можно было предсказать исход этой братоубийственной европейской бойни, будущие победители и их прихлебатели стали строить планы по обращению с Германией, в которых содержались грубые нарушения международного права. Помимо проектов демилитаризации и денацификации имелись планы по истреблению или изгнанию немцев с территорий, на которых они жили столетиями.

Например, выселение трех с половиной миллионов судетских немцев было предложено будущим президентом Чехословакии Эдвардом Бенешем еще в декабре 1938 года, то есть почти за год до официального начала войны, причем он не был первым, кто делал подобное предложение. На Панславянском конгрессе, проведенном в Праге в 1848 году, было принято решение, согласно которому следует выселить не только судетских немцев, но и всех этнических немцев, проживающих восточнее линии Триест-Штеттин.

Летом 1917 года Бенеш и будущий премьер-министр Крамарж передали союзникам меморандум, в котором требовали расчленения Германии и включения обширных территорий Германской империи и Австро-Венгрии в будущее государство Чехословакия. После подписания диктата под названием "Версальский мирный договор" националистические чешские и панславянские завления и требования были включены в политическую повестку дня. Все они касались - с той или иной степенью фанатизма - выселения судетских немцев. Эти нарушающие международное право проекты никоим образом не были всего лишь дикими мыслями шовинистских, панславянских или коммунистических политиков. Нет, они являлись официальной политикой целых государств.

Преамбула к Антлантической хартии отчетливо предоставляла Чехословакии оговорку, согласно которой после подписания данного документа не будет никаких препятствий для выселения немцев. В сентябре 1942 года Бенеш, по иронии судьбы являвшийся президентом Национал-социалистической партии (переименованной после войны в Народную социалистическую партию), получил от английского правительства поддержку своих планов. Лондон сообщил, что у него нет никаких возражений против депортации судетских немцев - населения, проживавшего на территории, которая сейчас именуется Чехией, так же давно, как сами чехи.

В мае 1943 года Бенеш получил аналогичное сообщение от Рузвельта, а в июне 1943 года еще одно - от советского посредника в Лондоне Александра Богомолова. По сути, чехи и в особенности Бенеш никогда не намеревались подвергать вопрос разнемечивания Чехословакии международному наблюдению и вообще каким-либо нормам человеческого права. В июне 1944 года в рядах чешского сопротивления ходило следующее сообщение от высшего руководства: "Мы рассматриваем возможность переселения нашего немецкого населения. Нельзя окончательно утверждать, что три миллиона немцев могут быть выселены на основании какого-либо международного распоряжения... Необходимо, чтобы в первые дни освобождения мы сами переместили многих из них и чтобы как можно больше виновных нацистов дали от нас деру под страхом гражданского восстания против них в первые дни революции, а также чтобы как можно больше тех, кто сопротивляется и защищается как нацисты, были сметены революцией".

После капитуляции Германии чехи могли уже не действовать конспиративно, и они стали открыто заявлять о своих кровавых намерениях. 31 мая 1945 года чешская национал-социалистическая газета "Слово народа" сухо заявила: "Гражданам немецкого происхождения не будет дозволено смешиваться с чешским населением". К этому поразительному заявлению следует добавить, что, как было установлено, чешское правительство в изгнании под руководством Бенеша целенаправленно работало на этническую чистку в будущей Чешской Республике, и что это проводилось с нарушением прав человека и в обход международного права.

В Польше также мечтали об экспансионистских грабительских набегах и строили планы расширения Польши до Штеттина и даже до Берлина, причем еще задолго до 1 сентября 1939 года. Официальная программа Западного пограничного союза Польши содержала следующее заявление: "Естественной границей Польши является запад Одера". Рекламный листок, изданный подготовительным комитетом Грюнвальдского фестиваля, проводимого в память битвы под Танненбергом 1410 года, гласил: "Мы заберем назад то, что немцы отняли у нас на Эльбе, Одере и Вистуле!".

21 июня 1939 года Станислав Миколайчик, председатель Великопольского сельскохозяйственного союза, заявил: "Каждому нужно четко уяснить, что Польша не будет знать мира, пока она не будет покоиться на Одере". 7 августа 1939 года газета "Слово поморске" из Торна написала о немцах следующее: "Поэтому сегодня мы, поляки, вполне ясно говорим: идите туда, откуда пришли. Вы пришли сюда на собачьих упряжках. Вы принесли с собой только жалкую подстилку. Можете возвращаться таким же образом".

20 июля 1939 года еженедельник "Народ в вальце" провозгласил, что Данциг должен "оставаться польским" и потребовал, чтобы Германия передала Польше территорию Восточной Пруссии. Во время войны Польша получала из Лондона примерно ту же поддрежку, что и Чехословакия. Черчилль хладнокровно взирал на оккупацию Восточной Пруссии поляками и последующее массовое изгнание немцев. На Тегеранской конференции он одобрил польский империализм: "Мы полагаем, что Польша, бесспорно, должна быть удовлетворена за счет Германии".

14 месяцев спустя на Крымской (Ялтинской) конференции Черчилль признался, что в Британии имеется множество людей, обеспокоенных идеей выселения немцев, однако лично его это нисколько не беспокоит. Он заявил, что шесть-семь миллионов немцев уже были убиты, а до конца войны, вероятно, погибнет еще один-полтора миллиона. Эти планы на будущее вовсе не были пустым пропагандистским вздором; напротив, они представляли собой конкретные намерения британского премьер-министра. 7 февраля 1945 года, во время четвертой части Крымской конференции, Черчилль подтвердил свою человеконенавистническую суть, заявив, что "он вовсе не предлагает остановить уничтожение немцев". Через неделю американско-британская авиация варварски разрушила Дрезден.

Вероятно еще не было забыто то, что Черчилль, который готовил, а затем и вёл войну против Германии в течение сорока с лишним лет своей жизни, был назван в ФРГ "великим европейцем". В мае 1956 года на церемонии в Аахене Черчилль был награжден премией Карла - наградой ФРГ, присуждаемой лицам, "послужившим европейскому движению". И этот случай помутнения рассудка далеко не единственный. История, похоже, ничему не научила руководящих лиц из правительства ФРГ даже после смерти Черчилля: в 1999 году министр обороны Германии Рудольф Шарпинг приобрел сомнительную славу, предложив во время агрессии НАТО против Сербии переименовать базы бундесвера, названные в честь генералов Вермахта (например, фельдмаршала Эрнста Роммеля), в "казармы Уинстона Черчилля".

Subscribe
promo nemihail 13:00, yesterday 322
Buy for 20 tokens
Это современная история кровавой мести – трагедия, каких быть не должно. Однако это случилось и молчать об этом опасно и даже преступно. Фото: архив Резы Дегати Цель моего поста не сеять межнациональную рознь, скорее наоборот, мы должны знать правду, о тех событиях, чтобы они больше…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments