beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Неизвестная семейная трагедия Адольфа Гитлера

1368886545


15 лет назад Главной военной прокуратурой РФ был реабилитирован человек, о нахождении которого на территории нашей страны до сих пор мало кто знает. Женщина, арестованная в 1945 году в Австрии и осужденная в СССР на 25 лет, заплатила свободой и жизнью лишь за то, что была сестрой Гитлера.

Кузина Мария

Эту женщину звали Мария Коппенштайнер, Гитлеру она приходилась кузиной. Их матери, Терезия и Клара, были родными сестрами. Старшая, Клара, вышла замуж за таможенного служащего Алоиса Гитлера, младшая, Терезия – за зажиточного крестьянина Антона Шмидта. Крестьянами были и их дети – Мария, Эдуард и Иоганн, как и большинство жителей региона Вальдфиртель в Нижней Австрии.

Мария видела кузена Адольфа несколько раз в жизни, в последний – еще семилетней девочкой. В 1906 году Гитлер заболел, и мать, забрав его из школы, увезла на несколько месяцев в деревню Шпиталь, где жили ее родственники. Больна была и сама Клара, через год она умерла от рака груди. После ее смерти связь Шмидтов с Гитлером практически прервалась.

Впоследствии он еще несколько раз приезжал в те края, но Мария с ним не встречалась. Она вышла замуж за крестьянина Игнаца Коппенштайнера, супруги купили мельницу и поселились в деревне Лангфельд, согласившись на роль родни, с которой не очень-то хотят знаться. Ее братья делали попытки встретиться с кузеном, когда тот уже был фюрером, но безуспешно.

– У Гитлера со всеми родственниками отношения были, мягко говоря, никакие, – говорит историк Константин Залесский, специалист по истории Третьего рейха. – Он дистанцировался от них совершенно сознательно, показывая, что для него практически не существует семьи, что он отдает всего себя Германии.

Тем не менее, когда в 1935 году умерла Терезия Шмидт, он прислал деньги на похороны тетки, а кузену Эдуарду, который был инвалидом, дал денег на покупку дома. Мария в помощи особенно не нуждалась, однако в 1938 году она, как и многие немки и австрийки, вступила в NS-Frauenschaft – Национал-социалистическую женскую организацию. Никакой политической силы организация не имела и, по сути, лишь вела среди женщин воспитательную работу в духе «киндер, кюхе, кирхе». Впрочем, и на это у жены мельника, в 1940 году родившей четвертого ребенка, времени не было – участие Марии в жизни NS-Frauenschaft ограничивалось аккуратной уплатой взносов.

Все это аукнулось Шмидтам в 1945 году. 2 июня Мария Коппенштайнер была арестована Управлением контрразведки 3-го Украинского фронта. Вместе с ней арестовали ее мужа, братьев и племянника Иоганна – единственного из всей семьи, кто участвовал в военных действиях.

Последующие пять лет фрау Коппенштайнер провела в Лефортовской тюрьме. Не дождавшись приговора, 5 июля 1949 года от туберкулеза умер Игнац. Он мог бы остаться в Австрии и выжить – если бы не вызвался пойти с женой, когда за ней пришли.

Сама Мария была осуждена в марте 1950 года по статье 2 закона №10 Контрольного совета в Германии. Австрийская крестьянка, не занимавшая никаких высоких постов ни в одной из воевавших стран и не совершавшая никаких «преступлений против мира и человечности», получила 25 лет тюрьмы. Впрочем, «обвиняемая Коппенштайнер Мария, ознакомившись с материалом следственного дела, заявила, что… ничем дополнить следствие по делу не имеет, никаких жалоб и ходатайств не заявляет». Это цитата из следственного дела, под которой стоит подпись, выведенная аккуратным крупным почерком: Koppensteiner Maria.

На прогулку выводили под руки

По 25 лет получили Эдуард и Иоганн Шмидты. Всех троих ждал Верхнеуральск – знаменитая особая тюрьма МГБ, среди заключенных которой были Зиновьев, Каменев, Карл Радек, патриарший местоблюститель Петр Полянский. Но уральский историк Иван Евсеев, в прошлом работавший в Верхнеуральской тюрьме, утверждает, что первые полгода заключения сестра Гитлера провела на лесоповале в Челяблаге:

– Это был 13-й штрафной батальон, находившийся на Нижнем Уфалее. Потом по приказу Сталина были созданы специальные лагеря и тюрьмы для обменного фонда – туда отсылали тех, кто мог быть обменян на кого-либо, интересующего Советский Союз. Всего по Уралу было шесть таких учреждений, в том числе Верхнеуральская тюрьма.

Сначала Мария сидела в камере №13 на первом этаже – в правом крыле здания, где находились так называемые тройники, камеры на 2–3 человек. Пол в них был бетонный, а у нее после работы в штрафном батальоне болели ноги. Поскольку было неизвестно, представляет ли она интерес для обмена, Коппенштайнер перевели на второй этаж, где полы были деревянные – в камеру №20.

Сотрудник Верхнеуральского краеведческого музея Валентина Ефанова говорит, что в городе о Марии ничего не знали вплоть до конца 90-х годов, когда было объявлено о ее реабилитации, хотя всегда ходили слухи о некой родственнице Гитлера и о том, что надзиратели над ней издевались.

– Особых издевательств не было, – утверждает Иван Евсеев. В середине 90-х годов, собирая воспоминания старых сотрудников тюрьмы, он встречался с людьми, которым лично довелось охранять сестру Гитлера. – Хотя для тех, у кого на фронте погиб отец или дед, кто сам воевал, все, что относилось к Гитлеру, было как красная тряпка для быка. Для этих людей простая крестьянка, которая его даже не видела толком, все равно представляла ТУ семью, представляла врага. Но никакой агрессии в тюрьме не допускалось. Кормили иностранных граждан лучше, чем наших, – им, например, кроме 450 граммов черного хлеба, иногда давали по 250 граммов белого, которого те же надзиратели сами не видели. По свидетельству работников, заключенных называли на «вы» – «пожалуйста, пройдите», «пожалуйста, примите». Был случай, когда надзиратель обратился к заключенному на «ты», за что получил строгий выговор и предупреждение.

Просто если чего-то можно было не допустить, этого не допускали. Например, Мария просила очки, чтобы читать книги, – обратилась к начальнику тюрьмы. Тот написал резолюцию: выдать очки после отбоя. После отбоя свет приглушали и читать было невозможно. Была отклонена и просьба о валенках. Заключенные носили ботинки и тапочки, а у Марии в личных вещах, привезенных из штрафбата, были валенки, и она имела право их попросить. Ей отказали.

Мария вовсе не была неграмотной крестьянкой, как говорят. В Вальдфиртеле все дети, независимо от благосостояния, учились в школе. Первое время в тюрьме она много читала – в тюремной библиотеке были книги на немецком, быстро стала говорить на ломаном русском. Надзиратели вспоминали, что из-за больных ног женщина с трудом ходила – на прогулку Марию водили под руки либо не водили совсем. Из-за сырости и холода развилась болезнь легких, она быстро теряла зрение.

О чем думала эта женщина, лежа на кровати в полутемной камере, мы никогда не узнаем. Скорее всего – о детях. Вряд ли о родстве, в котором не было ни ее заслуги, ни вины. Ни сестры Гитлера Паула и Ангела, ни его брат Алоиз, ни  племянники (за исключением Лео Раубаля, попавшего в плен в Сталинграде) не были арестованы. Все умерли своей смертью в кругу семьи.

– Родня Гитлера, оказавшаяся на Западе, особым преследованиям не подвергалась, хотя моральное давление было, – говорит историк Константин Залесский. –  Паула, например, в конце войны находилась в Мюнхене, который заняли американцы. В той части Германии и Австрии, где были советские оккупационные власти, арестовывали всех, кто имел какое-то отношение к Гитлеру. Забирать жен, детей, братьев, сестер – это практика тоталитарных режимов. Так было и в нацистской Германии. И это, конечно, преступление против человечности.

Для 51-летней Марии 25 лет были смертным приговором. Но у нее все же был шанс вернуться домой – довольно скоро, в 1955 году, когда по соглашению Аденауэра были репатриированы из СССР 14 тысяч немецких военнопленных. В числе возвращенцев были Иоганн Шмидт-младший и Лео Раубаль.

Но полгода штрафбата сделали свое дело: 6 августа 1953 года Мария умерла. По официальной версии – от болезни сердца, однако вскрытие не делали и настоящая причина смерти неизвестна. Как и место, где она похоронена.

Сын Адольф

Есть снимок семьи Коппенштайнер, сделанный в последних числах мая 1945 года: на нем Мария – миловидная женщина в белом платке, одетый в парадный костюм Игнац, две юные девушки – их дочери 16 и 15 лет, и два мальчика – 11 и 5 лет.

Младший Адольф – единственный из детей Марии, судьба которого известна. Трое старших затерялись, не оставив никаких следов и, вероятно, приложив к этому некоторые усилия: после войны не только самые близкие родственники Гитлера, но и седьмая вода на киселе предпочли уехать или, как минимум, сменить фамилию – по словам историка Залесского, сделать это в те времена было очень просто.

Адольф Коппенштайнер никуда не уезжал – всю жизнь прожил в тех краях, где родился, работал на пилораме, держал скот. И всю жизнь помнил то июньское утро, когда «пришли русские» и когда он в последний раз видел мать и отца.

– Они сказали, что это только для допроса, – признался Адольф, когда в 2005 году, в разгар «охоты» на потомков Гитлера, его разыскали немецкие документалисты. – Мы надеялись, что они однажды вернутся. Мои мать и отец за всю жизнь никому не причинили боли. Но они не возвращались. Ни одной вести, ни одного письма…

Что случилось с Марией Коппенштайнер, ее сын узнал лишь в конце 90-х, когда получил из рук дипломатов ее личное дело – процесс реабилитации Военная прокуратура начала по обращению посольства Австрии. Ему уже 72 года, он болен, много лет живет затворником и до сих пор панически боится русских.

У Адольфа Коппенштайнера есть сын и внуки, которые живут там же, в Вальдфиртеле. 46-летний Герхард выращивает скот недалеко от городка Хоэнайх, где всего чуть больше полутора тысяч жителей. О том, что у Коппенштайнеров есть общие корни с Гитлером, их земляки всегда знали, однако болтать в тех краях не принято – тем более о том, что столько лет хотели забыть.


http://sobesednik.ru/incident/20120921-neizvestnaya-semeinaya-tragediya-adolfa-gitlera
Tags: "неудобная" история
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments