beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Калигула: Трудно быть богом




При рождении ему дали имя Гай Цезарь. Став императором, он называл себя Гай Цезарь Август Германик. Но уже почти две тысячи лет люди знают его как Калигулу. Это детское прозвище стало синонимом жестокости, безнравственности и тирании. Поступки, которые приписывают Калигуле древние авторы, столь чудовищны, а рассказы о его кровавых забавах вызывают такой ужас, что в них трудно поверить.

Так был ли император чудовищем? Или, как и многие другие правители, он был просто оклеветан завистниками? Ведь почти все историки согласны в том, что Калигула до самой смерти пользовался огромной любовью римлян. Народ, судя по всему, никогда не считал своего императора монстром.

Гай Цезарь родился в 12 году н. э., как пишут древнеримские историки — накануне сентябрьских календ. Римляне называли календами первый день месяца, так что днем рождения Калигулы, видимо, следует считать 31 августа. По линии матери — Агриппины — он приходился правнуком Октавиану Августу, первому императору Рима, который к тому времени все еще стоял во главе государства. Отца — блестящего полководца Германика — усыновил Тиберий, пасынок и соправитель Августа.

Германик получил свое прозвище за победы над германскими племенами. Гай появился на свет во время одного из походов — Агриппина повсюду сопровождала мужа. Солдаты своего полководца обожали. Судя по описанию историка Светония, Германик был обладателем всех мыслимых достоинств. Он был не только талантливым военачальником: его отличали также «редкая красота и храбрость, замечательные способности к наукам и красноречию на обоих языках (латыни и греческом), беспримерная доброта, горячее желание и удивительное умение снискать расположение народа и заслужить его любовь». Кроме того, Германик писал стихи и комедии.

Полководец хотел, чтобы солдаты полюбили и его сына. Поэтому ребенка всегда одевали как маленького воина. Для него даже шили крохотную солдатскую обувь. Из-за нее Гая Цезаря и прозвали Калигулой, что принято переводить как «сапожок» (правда, римская обувь caliga была, возможно, чем-то средним между сапогами и высокими сандалиями). Кстати, будущий император никогда не любил этого имени — хотя именно под ним Гаю суждено было остаться в истории.

В 14 году император Август умер. Его место занял Тиберий. Римские легионы, стоявшие на берегах Рейна, подняли восстание. Солдаты требовали увеличить жалованье и сократить срок службы. А многие к тому же предлагали провозгласить императором Германика. Тот с трудом сдерживал солдат, убеждая их присягать Тиберию. В какой-то момент он даже решил отослать Калигулу из военного лагеря.

По мнению Светония, это стало переломным моментом: солдаты «только тогда отступились, когда заметили, что от опасности мятежа его отправляют прочь, под защиту ближайшего города: тут лишь они, потрясенные раскаянием, схватив и удержав повозку, стали умолять не наказывать их такой немилостью».

Бунт рейнских войск был усмирен. Германик повел их в очередной поход — чтобы солдаты занялись делом, а не бунтовали. Наступление оказалось успешным, римляне одержали несколько крупных побед. Но когда в 17 году рейнские войска готовились окончательно разгромить германцев, император Тиберий неожиданно отправил Германика и всю его семью в Сирию. В 19 году полководец внезапно заболел. Он был уверен: его отравил медленно действующим ядом Гней Пизон, наместник Сирии. Через некоторое время Германик скончался на глазах у семилетнего Калигулы. Ходили слухи, что Пизон решился на убийство с одобрения Тиберия. Император опасался, что Германик, любимец армии и народа, захочет лишить его власти. У Тиберия мог быть и еще один повод желать ему смерти: у императора был еще и родной сын — Друз. И усыновив Германика по приказу Августа, Тиберий практически преградил Друзу дорогу к престолу. Смерть Германика решила бы эту проблему. Впрочем, доказательств того, что к отравлению причастны Пизон и Тиберий, не было. Но Агриппине их и не требовалось. Она вернулась в Рим с прахом Германика в руках и ненавистью к Тиберию в душе.

Первое время вдова и дети прославленного полководца — Калигула, его старшие братья Нерон Цезарь и Друз Цезарь, сестры Агриппина Младшая, Друзилла и Ливилла — пользовались почетом и уважением. Но все изменилось после того, как в 23-м году сын Тиберия Друз неожиданно умер. Старшие братья Калигулы были теперь самыми вероятными претендентами на престол. Их мать Агриппина надеялась, что когда один из них займет трон, она будет править Римом — как мать императора. Но для этого нужно было дождаться смерти ненавистного ей Тиберия. На ее стремлении к власти сыграл Элий Сеян, приближенный императора. Он сам мечтал о власти над Римом и устранял соперников. Смерть Друза была, скорее всего, на его совести, оставалось лишь уничтожить Агриппину и ее детей.

С 27 года Тиберий, уставший от дворцовых интриг, жил на острове Капри. Сеян, оставшись в столице, фактически правил Римом. Он докладывал императору о любом неосторожном слове Агриппины. Стравливал между собой ее старших сыновей. В конце концов Сеяну удалось добиться своего. Агриппина и Нерон Цезарь были отправлены в ссылку, а Друза Цезаря бросили в тюрьму.

После того как мать и братья попали в опалу, жизнь Калигулы оказалась под угрозой. Вряд ли Тиберий видел серьезную опасность в болезненном подростке: Калигула с детства был подвержен приступам эпилепсии. Но забывать о том, что Калигула — сын преступной Агриппины, император все-таки не собирался.

Только в 19 лет Калигуле позволили сменить отроческую тогу на одеяние взрослого мужчины — это значило, что он стал совершеннолетним. Довольно поздно по римским меркам — обычно юноши вступали во взрослую жизнь в 14-16 лет. Он принадлежал к императорскому роду, и по обычаю в день его совершеннолетия следовало устроить раздачу денег народу. Тиберий не стал этого делать. Калигуле пришлось притвориться, будто его самолюбие не задето. Он знал: стоит выразить недовольство — и он разделит судьбу своих близких.

Тайная служба Тиберия следила за каждым шагом юноши. Чтобы остаться в живых, Калигуле пришлось научиться скрывать свои чувства. Он делал вид, будто ему безразлично, что его брат Нерон Цезарь покончил с собой в ссылке. С показным равнодушием выслушал новость о том, что Тиберий раскрыл замыслы Сеяна и казнил его, но не захотел вернуть в Рим Агриппину и освободить Друза Цезаря. И ничем не выдал своих чувств, даже когда мать и брат умерли в ссылке от голода.

В 31 году Тиберий вызвал Калигулу на Капри. Старик чувствовал, что дни его сочтены, и хотел назначить преемника. Претендентов было трое, но ни один из них его не устраивал. Внуку императора было еще далеко до совершеннолетия. Калигулу император не любил. А Клавдия, племянника Тиберия и дядю Калигулы, никто не принимал всерьез! Во дворце его считали едва ли не дурачком. В конце концов Тиберий составил завещание, в котором назначил сонаследниками юного внука и Калигулу.

В марте 37 года 78-летний Тиберий умер. Его смерть — одна из неразгаданных тайн истории. Скорее всего, император умер просто от старости. В те времена не каждый римлянин доживал даже до пятидесяти, Тиберий же был глубоким стариком. Однако, по мнению многих, это было первое из череды злодеяний Калигулы. Историк Светоний считал, что Калигула «извел Тиберия отравой», а когда император вдруг начал подавать признаки жизни, «приказал накрыть его подушкой и своими руками стиснул ему горло». Историк Корнелий Тацит не упоминает о яде. По его версии, внезапно очнувшегося на смертном одре Тиберия задушил его советник Макрон, надеявшийся править империей руками молодого Калигулы.

Как бы то ни было, Калигула во главе траурной процессии отправился в Рим. Повсюду его приветствовали ликующие толпы. Граждане империи не слишком любили нелюдимого и сурового Тиберия. В то же время они чтили память Германика, оплакивали горестную судьбу его семьи и надеялись, что сын прославленного полководца будет хорошим правителем. Завещание Тиберия сенат признал недействительным: внук покойного императора 16-летний Тиберий Гемелл по молодости не мог считаться соправителем. Калигула, которому на тот момент было 24 года, получил всю полноту власти.

Но как бы ни относился Калигула к своему предшественнику, его долгом было достойно похоронить Тиберия. Память покойного императора Калигула почтил речью и горькими слезами. Ему ничего не стоило расплакаться над могилой Тиберия. Пока тот был жив, Калигула только и делал, что притворялся, и в конце концов овладел этой наукой в совершенстве. Отдавая Тиберию дань уважения — пусть и неискреннего, — Калигула действовал в своих интересах. Так он подчеркивал, что власть перешла к нему законно.

Как только Тиберий был похоронен, Калигула объявил, что усыновляет Тиберия Гемелла. Когда юноша станет достаточно взрослым, сказал он сенаторам, они будут управлять Римской империей вдвоем.

Теперь император мог, наконец, сделать то, на что не имел права долгие годы, — оплакать мать и братьев. Он отправился на острова Пандатерия и Понтий, чтобы привезти оттуда прах Агриппины и Нерона Цезаря. Потом разыскал останки умершего в тюрьме Друза Цезаря. Калигула устроил родным пышные похороны и учредил цирковые игры в память о матери. А в честь отца повелел называть месяц сентябрь германиком. Правда, некоторые историки считают, что Калигула переименовал сентябрь в свою честь — ведь его полное имя было Гай Цезарь Август Германик. Как бы то ни было, неподдельное горе Калигулы укрепило народную любовь к нему. А следующие шаги императора сделали ее безграничной.

Калигула помиловал всех заключенных и ссыльных. Каждый римлянин получил от него крупный денежный подарок. На годовщины важных событий он устраивал разнообразные развлечения для народа. Подданные ликовали: именно о таком правителе они мечтали — молодом, веселом, щедром.

Калигула в те годы был достоин памяти своего славного отца. Историк Иосиф Флавий писал, что император «был отличным оратором, одинаково хорошо владевшим и греческим, и латинским языками. При этом он сразу понимал все; пока другим приходилось соображать и сопоставлять, он находил что ответить, и тем далеко оставлял за собой любого оратора в любом деле». Калигула был хорошо образован и «развил свои природные дарования трудом». А для каждого римского солдата император по-прежнему оставался «сыном полка», маленьким «Сапожком».

Конечно, император не был идеальным правителем. Многие уже тогда замечали, что Калигула чрезмерно увлекался празднествами и тратил слишком много денег. Но он был молод, его правление едва началось — и началось весьма многообещающе.

Когда в конце лета 37 года Калигула серьезно заболел, по всей империи люди приносили жертвы богам и молились о его скорейшем выздоровлении. Боги услышали эти молитвы не сразу: император поправился лишь спустя несколько месяцев. Однако на прежнего Калигулу он отныне походил только внешне.

Неизвестно, что за болезнь поразила Калигулу. Но она, без сомнения, затронула его мозг, поэтому историки предполагают, что император мог заболеть энцефалитом.

Трагедии, пережитые в детстве и юности, нервное напряжение, сопровождавшее жизнь Калигулы при дворе Тиберия, и, наконец, болезнь, соединившись, привели к тому, что молодой император сошел с ума.

Первой жертвой его безумия пал Тиберий Гемелл. Калигула приказал казнить приемного сына: император внезапно решил сделать наследницей сестру Друзиллу, а при живом Гемелле это было бы невозможно.
После того, как умерли родители и братья Калигулы, сестры оставались самыми близкими для него людьми. Придя к власти, он велел римлянам после каждой произнесенной клятвы добавлять: «И пусть не люблю я себя и детей моих больше, чем Гая и его сестер».

Но вскоре придворные стали замечать, что нежная братская любовь императора больше похожа на инцест. Сестер Калигула явно предпочитал женам. К 38 году он был женат уже второй раз. Первая супруга — Юния Клавдилла, дочь знатного римлянина, — умерла при родах в 33 году. Второй брак был поспешным и скандальным: на свадьбе одного из придворных Калигула увлекся невестой, Ливией Орестиллой, и тут же отнял ее у жениха. Любовь к новой жене прошла довольно быстро. С тех пор место законной супруги на ложе Калигулы поочередно занимали сестры. Их мужьям оставалось покорно молчать.

В июне 38 года умерла Друзилла — Калигула любил ее больше остальных сестер (ходили слухи, что он соблазнил Друзиллу еще подростком). После ее смерти император сбежал из дворца и несколько недель скитался по Италии. Вернувшись, он объявил траур по Друзилле. Жителям империи под страхом смерти запрещалось смеяться, посещать бани, обедать с близкими. Калигула не нашел в себе сил даже присутствовать при погребении. Он считал, что никакими земными почестями не сможет выразить свои чувства к сестре. Его Друзилла была достойна большего. Вскоре покойная была объявлена новой богиней.

После похорон сестры Калигула расстался с Ливией Орестиллой и женился на красавице Лоллии Павлине, которую заставил развестись с мужем. Этот брак был столь же недолгим, как и предыдущий. Новой возлюбленной императора стала Цезония. Немолодая и некрасивая женщина лучше, чем кто бы то ни было, умела сдерживать безумные порывы императора. Возможно, в ней Калигула видел мать, так рано отнятую у него. В то же время, Цезония охотно принимала участие во всех развлечениях, которые без устали придумывал Калигула.

Многие поступки императора были вызывающими и неадекватными. Но до поры до времени они не внушали серьезных опасений римской знати. Все изменилось в сентябре 39 года. Тогда Калигула отстранил от власти обоих консулов — высших правителей страны на текущий год. Причина была откровенно надуманной: консулы якобы забыли издать эдикт о дне рождения императора. Уже во времена Августа звание консула было скорее знаком особого уважения и не давало никакой реальной власти. Но одновременное отстранение двух консулов могло означать лишь одно: император, презрев традиции, хотел присвоить себе поистине безграничную власть.

Против Калигулы был организован заговор. К ужасу императора, помимо придворных и сенаторов в нем оказались замешаны обе его сестры — Агриппина-младшая и Ливилла. Однако замыслы заговорщиков оказались вовремя раскрыты. Главари были казнены, а сестер Калигула отправил в ссылку.

После этого рядом с Калигулой больше не осталось людей, которым он мог доверять. Последние из членов некогда многочисленной семьи предали его. Безумие императора постепенно становилось все заметнее для окружающих. Он часто уединялся в храме Юпитера Капитолийского и разговаривал там со статуей бога. Вероятно, тогда ему и пришла в голову идея, которая взбудоражила Рим и в конце концов стоила Калигуле жизни. Ему уже было недостаточно титула императора — он решил стать богом.

В 40 году Цезония родила императору дочь — Юлию Друзиллу. Он принес младенца в храм и положил ее на колени статуи Юпитера. «У ребенка два отца, — объявил Калигула, — император и бог». Он назвал себя братом Юпитера и потребовал от римлян, чтобы им оказывали равные почести. Калигула даже велел доставить из Греции знаменитую статую Зевса Олимпийского работы мастера Фидия. Он собирался снять со статуи голову, чтобы заменить ее собственным скульптурным изображением. Но статуя Зевса, к счастью, осталась в неприкосновенности. Ее спасла смерть Калигулы.

Римский император мог быть провозглашен богом, но только после кончины. Обожествление было посмертным признанием заслуг правителя. При жизни же он был всего лишь первым гражданином Рима, «первым среди равных». Любой гражданин теоретически мог считаться равным императору. Но о подобном равенстве не могло быть и речи, если бы император стал богом еще при жизни. Все свободные граждане должны были считаться в этом случае его рабами. Безумная идея Калигулы ставила под удар римские традиции и уничтожала привилегии высших сословий.

Новый заговор не заставил себя ждать. Его возглавил офицер императорской гвардии Кассий Херея. У Хереи были и личные причины ненавидеть императора. Калигула, словно испытывая терпение подчиненного, беспрестанно издевался над ним. По свидетельству Иосифа Флавия, Херея был слишком мягок и всячески старался умерить жестокость императора. Поэтому всякий раз, когда он приходил к Калигуле, чтобы получить новый пароль, тот «назначал слово «баба», делая к этому всевозможные позорные добавления».

В один из январских дней 41 года Калигула отправился на театральное представление. Пока зрители рассаживались по местам, он с удовольствием наблюдал за рассерженными сенаторами. Император заранее распорядился, чтобы для них не оставили свободных мест, так что знатным римлянам пришлось рассаживаться среди простолюдинов и рабов.

Когда представление началось, Калигула решил вернуться во дворец. В узком темном переходе его встретил Херея. Офицер спросил у императора пароль. Ответом была новая насмешка. Херея выхватил короткий меч и вонзил его в тело Калигулы. Последними словами истекающего кровью императора были: «Я еще жив!» После этого его окружили остальные заговорщики. Даже когда Калигула был уже мертв, они продолжали наносить удары. Позже на теле Калигулы насчитали более тридцати ранений. Тем же вечером Херея приказал убить жену и дочь императора. Цезония была обезглавлена, а Юлии Друзилле, которой едва исполнился год, размозжили голову ударом о стену.

Сенат одобрил убийство императора. Привилегии высших сословий остались в неприкосновенности, тиран был свергнут, заговорщики торжествовали победу. Но радость была недолгой. Следующий император — тот самый «дурачок» Клавдий, которому Тиберий в свое время отказал в праве на престол, — казнил Кассия Херею и еще нескольких участников заговора. Убийство императора, каким бы он ни был, в конце концов все-таки не осталось безнаказанным.

После смерти имя Гая Калигулы стало символом всего худшего, что есть в человеческой природе. Оснований для этого более чем достаточно: тысячи жертв, разнузданные оргии, растраченная государственная казна. Но две тысячи лет, прошедшие с того времени, надежно скрывают истинное лицо Калигулы. В кино и литературе охотно тиражируется миф о кровожадном и распутном императоре. Миф, где не осталось места настоящему Калигуле — юноше, которому судьба на три с лишним года даровала власть над огромной империей, но не дала достаточно сил для того, чтобы справиться с этой властью.


Автор статьи: Антон Румянцев

http://www.twested.ru/names/97208/kaligula-trudno-byt-bogom/
Tags: Гай Юлий Цезарь Август Германик
Subscribe
Buy for 20 tokens
Эта история по своей нравственной дикости не далеко ушла от недавней истории с доцентом Соколовым. Подпись в её аккаунте гласила: "Надоело засыпать одной" Фото: ВК, Елизавета Силаева ( https://vk.com/id178698928?z=photo178698928_406392473%2Falbum178698928_0%2Frev) Вот её…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments