beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Миф № 18. Нюрнбергский “судебный” процесс

Я взял прилагательное в кавычки потому, что никакого отношения ни к суду, ни к юриспруденции, ни к правосудию то, что происходило в Нюрнберге с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года не имело. Даже к суду Линча. Это было чисто политическое действо – наглое и откровенное надругательство победителей над побеждёнными имевшее одну-единственную цель – свалить на побеждённых всю вину за развязывание Второй мировой войны и за все совершённые во время этой войны военные преступления и преступления против человечности.

Точнее, устроить что-то вроде «пожара на складе» (ну, или, крика «держи вора», по крайней мере), который скрыл бы и многочисленные преступления, совершённые победителями (и совершаемые аккурат во время проведения этого «процесса»), и их немалую роль в развязывании Второй мировой войны; и преступную сущность сталинского режима в СССР (никак не менее преступную, чем сущность режима нацистского).

Всё это вовсе не означает, что такой процесс был не нужен. Очень даже нужен. Ибо во время войны действительно были совершены чудовищные преступления (пожалуй, самые чудовищные за всю историю человечества). Поэтому было жизненно необходимо выявить, призвать к ответу и справедливо наказать всех преступников – без различия их роли в войне. Дабы впредь неповадно было. Тем более, что к моменту начала процесса уже существовала структура, под чьей эгидой можно – и нужно – было провести такой процесс. Организация Объединённых Наций, устав которой вступил в силу 24 октября 1945 года.

Важнейшим принципом суда (в отличие от судилища) является его независимость, объективность и беспристрастность. Что автоматически требует отсутствия конфликта интересов и личной заинтересованности в том или ином исходе процесса. Поэтому и судьи, и прокуроры, и члены «большого жюри» (структура, уполномоченная выдвигать обвинения), и прочие сотрудники суда, и судебные приставы (в частности, охрана) должны были быть гражданами нейтральных стран, не принимавших участия во Второй мировой войне.

То есть, Швеции, Швейцарии и Ирландии. Испания не годится потому, что её военнослужащие воевали на стороне Третьего рейха, Португалия же… хотя, впрочем, можно было бы и Португалию. Поскольку адвокат в англосаксонском праве (это оптимальный вариант для такого процесса) лицо заинтересованное по определению, адвокаты могут быть любых национальностей.

Далее. Ровно по тем же причинам процесс должен был быть проведён на «нейтральной» территории. То есть, в Стокгольме, Женеве или Дублине. Но уж никак не в Нюрнберге.

Теперь о предъявлении обвинений. «Подготовка военного нападения» и и «Преступления против мира» есть категории чисто политические и военные. Но никак не юридические. Их использование на процессе грубо нарушило один из основополагающих принципов международного права Nulla poena sine lege, согласно которому кому бы то ни было не может быть предъявлено обвинение без сформулированного ранее определения состава преступления и соответствующей ему степени наказания. Поэтому в «зоне компетентности» трибунала должны были остаться лишь два преступления (которых хватило бы «выше крыши»). Военные преступления и Преступления против человечности.
После этого в каждой стране, принимавшей участие во Второй мировой войне, необходимо было назначить специального прокурора и создать комиссию по выявлению и расследованию военных преступлений и преступлений против человечности, совершённых против военнослужащих и населения этой страны. Отдельного прокурора и комиссию необходимо было назначить для расследования Холокоста (как самого значительного и чудовищного преступления). Результаты расследований должны были быть представлены «большому жюри» из представителей нейтральных стран, которое уже и приняло бы решение о предъявлении обвинений и избрании для обвиняемых меры пресечения.

При таком подходе к процессу (полностью соответствующим самым строгим канонам уголовного и международного права) никуда нацистские преступники не делись бы. Им пришлось бы ответить и за Холокост, и за программу эвтаназии душевнобольных, и за медицинские эксперименты в концлагерях, и за расстрелы заложников, и за карательные антипартизанские меры, и за насильственный угон на принудительные работы в Германию населения оккупированных стран, и за грубейшие нарушения Женевской конвенции об обращении с военнопленными, и за стратегию «выжженной земли».

Пришлось бы ответить и их союзникам-хорватам (за роль в Холокосте и массовые убийства сербов), и латышам, и литовцам, и румынам и всем прочим – за участие в Холокосте, расстрелах заложников и в карательных акциях.

Но! Пришлось бы ответить и бравым янки и томми (за 600 000 некомбатантов, погибших в огненном шторме Дрездена и Гамбурга; Берлина и Киля и за 110 000 незаконно интернированных японцев в США; и уж точно большевикам (за депортации целых народов, расстрелы 1940 года, варварский приказ №0428, о котором я ещё поговорю). И за все прочие преступления, педантично зафиксированные Бюро вермахта по расследованию военных преступлений и, без сомнения, выявленные соответствующими международными комиссиями.

Поэтому на скамье подсудимых рядом с Герингом должны были сидеть Сталин, Трумэн и Черчилль; рядом с Кальтенбруннером – Лаврентий Берия; рядом с Кейтелем – маршал авиации Артур Харрис. Только тогда можно было бы говорить о правосудии и справедливости. И только тогда был бы создан прецедент, который действительно смог бы предотвратить будущие преступления против человечности.

Но этого не случилось. Преступники-победители остались безнаказанными. Поэтому результат Нюрнбергского фарса оказался вовсе не таким, каким его пытается представить советский, российский и западный агитпроп. Message был простым – «победителей не судят». Точнее, судят не за преступления, а за проигрыш войны.

И понеслось. Репрессии (сиречь военные преступления) в Восточной Европе и СССР, Китае И Северной Корее, Вьетнаме и Кампучии, в Руанде унесли в общей сложности десятки миллионов жизней. Поэтому можно сделать совершенно однозначный вывод – никаким сдерживающим средством Нюрнбергский процесс так и не стал. Да такой цели никто перед собой и не ставил. Организаторов процесса не интересовали не правосудие, ни справедливость. Одна лишь чистая политика.

Именно поэтому в организации и проведении процесса произошло столь грубое надругательство над правосудием, масштабы которого однозначно позволяют поставить Нюрнбергский позор в один ряд со сталинскими показательными процессами 30-х годов. Неудивительно, ибо «обвинитель» Руденко активно поучаствовал и там, и тут.

Доказательства? Пожалуйста. Был грубо нарушен принцип независимости, беспристрастности, и объективности суда. Победители судили побеждённых. Конфликт интересов во всей красе. Подсудимым были предъявлены неслыханные ранее обвинения, не имеющие никакого юридического смысла – «Преступления против мира» и «Подготовка агрессивной войны».

Продолжим. Согласно общепризнанным принципам уголовного права, виновные в аналогичных преступлениях не могут быть судьями. Иначе это будет не цивилизованный судебный процесс, а воровская правилка. А поскольку на Нюрнбергском процессе судьями были представители стран, виновных в практически аналогичных преступлениях, именно такой правилкой и был этот «трибунал». И ничем иным.

Далее. Адвокатам подсудимых был запрещен перекрёстный допрос свидетелей; независимая экспертиза психической вменяемости свидетелей не проводилась, как не проводилась и независимая экспертиза предъявляемых доказательств. Уже позднее, в ходе оглушительного скандала, вызванного печально известным «делам Мальмёди», выяснилось, что к свидетелям на Нюрнбергском процессе применяли физические и психологические пытки.

Вскрылся и тот факт, что уже до начала процесса было известно кто какой приговор получит и кто будет оправдан (в результате были и осуждены невиновные и оправдан очень виновный Фриче). В полном соответствии с практикой сталинских показательных политических процессов. Тоже не имевших ничего общего ни с правосудием, ни с юриспруденцией.

В результате с точки зрения международного права вердикт Нюрнбергского процесса не имеет никакой юридической силы. Ни малейшей. С юридической точки зрения все без исключения подсудимые невиновны, их казнь была бессудным и противозаконным убийством, а тюремное заключение – незаконным лишением свободы. К этому можно относиться как угодно, но сие есть неоспоримый юридический факт. Поэтому никакие ссылки на результаты этого процесса не являются юридически значимыми и не могут служить основанием для юридической (правовой) оценки поступков подсудимых.

Что в высшей степени печально, ибо нет никаких сомнений в том, что большинство подсудимых действительно были виновны в чудовищных преступлениях против человечности. Но как известно любому, кто хоть что-нибудь понимает в юриспруденции, виновность фактическая и виновность юридическая – вещи очень и очень разные. Иногда диаметрально противоположные, как в случае с Нюрнбергским позорным фарсом.

В следующем разделе я попытаюсь провести независимое расследование виновности подсудимых, чтобы определить кто какого приговора заслужил. Сравнить с тем, кто что получил и постараться понять почему.


http://www.liveinternet.ru/users/vmvmyths/post234770017/

1538850_10201664562647928_3405714773278061872_n
Tags: "неудобная" история
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments