beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Categories:

Миф № 13. Военные преступления совершали только нацисты и их союзники

Это очередной агитпроповский миф; причём, пожалуй, основополагающий во всей мифологии Второй мировой войны (в частности, т.н. «Великой отечественной войны»). Именно для институционализации этого мифа (а вовсе не для свершения правосудия) и был проведён отвратительный и по сути преступный Нюрнбергский фарс, о котором я ещё поговорю отдельно.

На самом деле, военные преступления и преступления против человечности совершали все без исключения воюющие стороны. Разница состояла лишь в масштабах и степени бесчеловечности этих преступлений. Осуждены же были лишь представители проигравшей стороны (Германии и её союзников), и то далеко не все. К сожалению, подавляющее большинство преступников остались безнаказанными (что ещё раз подтверждает, что организаторов трибуналов интересовала исключительно политика, а не правосудие).

В общем и целом, картина была примерно следующей. На Восточном фронте обе воюющие стороны – и СССР, и Германия преследовали преступные стратегические цели и нередко использовали для их достижения преступные же средства. На Западном фронте Германия преследовала цели преступные, а англо-американцы и их союзники – цели благородные. Только вот для достижения этих целей и та, и другая сторона зачастую использовали вполне себе преступные средства.

Никто не спорит, что военные преступления нацистов (а также их союзников – в первую очередь, румынских и хорватских) во время Второй мировой войны превосходили преступления всех их противников вместе взятых. Однако не следует и игнорировать преступления последних. Ибо, как будет показано ниже, их масштабы были тоже весьма впечатляющими.

Но обо всём по порядку. Мало кому известно, что первое военное преступление против человечности во Второй мировой войне совершили вовсе не нацисты. И даже не сталинский СССР. Его совершили поляки. В мировую историю это преступление вошло как «Бромбергская резня» или очередное «Кровавое воскресенье».

Позднее аналогичные события повторялись многократно; причём жертвами (немецких антипартизанских формирований либо, реже, партизан) становились исключительно мирные жители. 3 сентября 1939 года (на третий день после начала войны между Польшей и Германией и в первый же день Второй мировой войны) в окрестностях польского города Бромберга (ныне Быдгощ) колонна отступавшей польской пехоты была обстреляна из засады. То ли диверсантами абвера (что более вероятно), то ли боевиками из местных фольксдойче (что менее)…

Обошлось без жертв, но польских военнослужащих это взбесило. И так на фронте одни поражения, так ещё и в тылу покоя нет. В общем, бравые паны развернулись и – при полной поддержке местных жителей польской национальности – огнём и мечом прошлись по немецким кварталам города, безжалостно убивая встретившихся по дороге немцев. Причём зачастую методами, которым позавидовал бы и Чикатило. По разным данным, погибло от 100 до 500 фольксдойче.

Немцы, понятно, в долгу не остались и мстили полякам аж до самого конца войны. Причём в тысячекратном размере. Что, конечно же, является тяжким военным преступлением. Командование вермахта было настолько шокировано «бромбергской резнёй», что в тот же день сформировало особое Бюро по расследованию военных преступлений против Германии и её союзников (Die Wehrmacht-Untersuchungsstelle), которое проработало до конца войны и собрало более тысячи томов документов, в которых с немецкой педантичностью зафиксированы все обнаруженные факты военных преступлений военнослужащих стран антигитлеровской коалиции (в первую очередь, разумеется, СССР). Большая часть этих документов впоследствии исчезла. Надо ли удивляться, что исчезли именно тома, в которых зафиксированы преступления «доблестной» РККА?

В ноябре 1979 года американский историк Альфред-Морис де Зайас опубликовал книгу о деятельности этого бюро, в которой убедительно доказал, что никакой пропаганды в её деятельности и близко не было. Сотрудниками бюро были исключительно военные врачи и юристы (что автоматически исключало их принадлежность к нацистской партии, ибо военнослужащим вермахта состоять в НСДАП было запрещено законом), которые просто честно делали свою работу.

Возглавлял бюро Герхард Бутц, специалист с мировым именем и безупречной профессиональной репутацией, профессор университета Бреслау, видный судебно-медицинский эксперт, директор Института судебной медицины и криминалистики.

Книга (по вполне понятным причинам до сих пор не переведённая на русский язык, ибо такая правда о Второй мировой войне в нынешней России крайне непопулярна) произвела эффект разорвавшейся бомбы (надо же, оказывается, военные преступления совершали не только немцы). Как и документальный фильм, снятый по этой фильме и показанный по телевидению ФРГ (понятно, что не ГДР) в марте 1983 года, где этот фильм собрал максимальное число зрителей. Понятно, что пока у власти Путин сотоварищи, шансы на показ этого фильма по российскому телевидению равны нулю. Не любят правду «борцы с фальсификацией истории». Ох, как не любят.

«Отметились» поляки и в Холокосте. Хотя подавляющее число убитых в Польше евреев на совести немецких оккупантов, не менее тридцати погромов учинили польские боевики (которые, вообще говоря, с немцами воевали). Самым крупным и бесчеловечным был погром в Едвабне 10 июля 1941 года, в результате которого погибло более полутора тысяч евреев (при этом бОльшую часть поляки просто сожгли живьём, а остальных убили с нечеловеческой жесткостью, забивая насмерть камнями и палками). Было убито всё еврейское население местечка, включая женщин и детей.

Всего в результате «самостоятельных» действий поляков погибло несколько десятков тысяч евреев. Однако самое ужасное состоит в том, что после окончания войны погромы не прекратились, а продолжались с попустительства теперь уже советской оккупационной армии, а также «народных» властей. Так, 4 июля 1946 года антисемитски настроенное польское население города Кельце учинило очередной еврейский погром, в результате которого погибло почти сто евреев, включая детей и беременных женщин. Они были убиты с особой жестокостью - поленьями, камнями и заготовленными железными прутьями.

Впрочем, поляки сами оказывались жертвами военных преступлений, учинённых вовсе не немецкими оккупантами, а их противниками из Украинской повстанческой армии (УПА). Отдельные случаи столкновений на национальной почве между украинцами и поляками происходили как минимум всю историю существования независимой Польши (а то и ранее), но массовый характер они приняли весной 1943 года, когда Волынский краевой провод ОУН (Организации украинских националистов, то есть) принял решение об полном и окончательном изгнании с Волыни местных поляков. Этакое «окончательное решение польского вопроса».

Что и стало общепринятым началом т.н. «Волынской резни», в результате которой от рук боевиков УПА (которых на независимой Украине чтят как национальных героев) погибло около 50 тысяч мирных жителей (несколько десятков украинских сёл были полностью или частично сожжены боевиками УПА). Польские боевики (военнослужащие подпольной Армии Крайовой) в долгу не остались, уничтожив, по разным оценкам, от 2 до 3 тысяч мирных жителей украинской национальности.

Немецкие оккупанты в конфликт не вмешивались (их полностью устраивало, что «унтерменши» убивают друг друга); советские же партизаны, к их чести, всемерно старались защитить мирное польское население от боевиков УПА.

К сожалению, советские партизаны так вели себя далеко не всегда и не везде. О них будет отдельный разговор (в опровержение мифа о «народных мстителях»); сейчас отмечу только, что и на совести партизан немало военных преступлений. В одной из оккупированных областей России, например, из каждых 10 сожжённых деревень три сожгли партизаны (остальные, понятное дело, немцы и местные коллаборационисты).

На каком основании сожгли? Да на очень простом – ну не хотели жители отдавать последнюю еду на прокорм партизанам. И потому, что детей кормить будет нечем, и потому, что немцы могут и не разобраться, а учинить репрессии за поддержку партизан. Вот и создавали жители отряды самообороны для защиты от «народных мстителей» (при поддержке оккупантов, разумеется, которых это вполне устраивало). Партизанам (подавляющая часть которых была либо отрядами НКВД, либо банальными бандами) это, естественно, не нравилось. Со всеми вытекающими для местных жителей последствиями.

Довольно типичным примером военных преступлений партизан является «дело Кононова», который вполне заслужил такой же виселицы, как и нацистские военные преступники. Но поскольку он «свой сукин сын», то вместо заслуженной кары он получил российское гражданство, статус героя и всё такое прочее. Вот за такой «подвиг»:

«27 мая 1944 года, накануне Троицы, в деревню под руководством Василия Кононова прибыло спецподразделение «красных партизан», одетых в форменную одежду немецкой оккупационной армии. Партизаны разошлись по хуторам и собрали всех присутствующих мужчин, а также трое женщин, и их убили. Одна из женщин была на 9-ом месяце беременности. Во время акции были убиты: Шкирмант Зулиан, 49 лет, — расстрелян, Шкирмант Владислав, 38 лет, — расстрелян, Шкирмант Бернард, 50 лет, — сожжён живьём, Шкирмант Гелен, жена Бернарда, 57 лет, — сожжена живьём, Крупник Модест, 49 лет, — расстрелян, Буль Амвроси, 54 лет, — расстрелян, труп сожжён, Крупник Вероника, 63 лет, — расстреляна, труп сожжён, Крупник Николь, 37 лет, — расстрелян, труп сожжён, Крупник Теко, 34 лет, — ждала ребёнка, расстреляна, труп сожжён. Факт насильственной смерти констатирован из записи в церковной книге, на основании архивных документов и свидетельских показаний 24 человек: детей убитых и жителей соседних деревень.»

Ну, и чем это отличается от преступлений нацистов в Хатыни, Пирчюпяй и других «сожжённых деревень»? Да ничем. Поэтому Кононов и ему подобные нелюди ничем не лучше карателей и головорезов Вальтера Тителя и Оскара Дирлевангера.

Продолжим. «Дебютировали» большевики на почве военных преступлений во Второй мировой войне четырьмя годами раньше – весной 1940 года, когда во исполнение решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года было расстреляно без суда (как враги советской власти) почти 22 тысячи человек (из них более 14 тысяч – польские офицеры, захваченные в плен в результате вторжения СССР в Польшу в сентябре 1939 года).

Через год после аннексии Прибалтики, летом 1941 года начались депортации из Латвии, Литвы и Эстонии. Депортировали в Сибирь, а также помещали в тюрьмы и лагеря в других регионах СССР. Всего было депортировано около 300 тысяч человек. Примерно 30% из них были расстреляны или умерли от непосильного труда и нечеловеческих условий содержания.

28 августа 1941 г. указом Президиума Верховного Совета СССР была ликвидирована Автономная Республика немцев Поволжья. 367 000 немцев было депортировано на восток (на сборы отводилось два дня): в республику Коми, на Урал, в Казахстан, Сибирь и на Алтай. Всего же было депортировано почти миллион советских немцев.

В 1943—1944 гг. были проведены массовые депортации калмыков, ингушей, чеченцев, карачаевцев, балкарцев, крымских татар, ногайцев, турок-месхетинцев, понтийских греков, болгар, крымских цыган, курдов — в основном по обвинению в коллаборационизме, распространённому на весь народ. Были ликвидированы (если они существовали) автономии этих народов. Всего в годы Великой Отечественной войны подверглись переселению народы и группы населения 61 национальности общим числом в два с половиной миллиона человек.

От голода, болезней, непривычно холодного климата (южные народы и прибалтов переселяли в Сибирь) непосильного труда и нечеловеческих условий погибло, по разным данным, от 20 до 30% депортированных (т.е., от 400 000 до 600 000 человек). Не Холокост, конечно, но почти в два раза больше, чем жертв нацистского лагеря смерти в Собиборе (там погибло около 250 000 человек).

На этом фоне сущей мелочью выглядят расстрелы нескольких тысяч политзаключённых во время панического бегства Красной Армии из Львова, Орла и прочих городов СССР (кстати, НКВД, как и немцы, использовали в официальной отчётности эвфемизмы – только «убытие по первой категории» вместо «специальной обработки»); применение бактериологического оружия (туляремии) под Сталинградом в 1942 году против немецких, румынских и итальянских частей (несколько десятков тысяч заболевших) и прочие эскапады большевиков. Кстати, этот эпизод – единственный случай боевого применения бактериологического оружия на европейском ТВД Второй мировой…

Не остались в стороне от военных преступлений и бравые янки и томми (сиречь американские и британские союзники СССР). Начиная с февраля 1942 года, англо-американцы перешли к практике ковровых бомбардировок, целью которых было гражданское население Германии. Что, конечно же, было вопиющим военным преступлением и грубейшим нарушением общепринятых правил ведения военных действий (согласно которым целенаправленно атаковать можно только вооружённые силы противника, но никак не гражданское население).

По общепринятым данным, в результате этих целенаправленных атак погибло около 600 000 мирных жителей – в частности, стариков, женщин и детей. Что вполне сравнимо с числом жертв лагеря смерти Треблинка (около 800 000 жертв). Только во время двух бомбардировок - Дрездена и Гамбурга - погибло столько же мирных жителей, сколько было убито в лагере смерти Майданек за всё время его существования (а это почти три года). Причём значительная часть немецких женщин, детей и стариков сгорела живьём в огненном шторме (а это гораздо более страшная смерть, чем от цианида в газовых камерах лагерей смерти).

После всего вышеизложенного о таких мелочах, как интернирование властями США 110 000 японцев в самых натуральных концлагерях, условия в которых были много хуже, чем в Бухенвальде и Дахау, и говорить смешно. С точки зрения законности (да и просто здравого смысла) это интернирование было не более законным, чем заключение нацистами евреев в гетто, а «политически опасных элементов» - в концлагеря.

Но самое страшное военное преступление противников Германии произошло сразу же после войны (при этом стало её логическим продолжением). Причём аккурат во время Нюрнбергского трибунала, на котором руководителей нацистской Германии (то есть, побеждённых) «судили» ровно за то же самое, что творили победители в Восточной Пруссии, Польше и Чехословакии.

Речь идёт о послевоенных депортациях немецкого населения с этих территорий (т.е. – давайте называть вещи своими именами – о самых настоящих этнических чистках, которые являются вопиющим преступлением против человечности). Причём о чистках весьма и весьма кровавых.

По разным данным, было депортировано от 12 до 16 миллионов немцев. В процессе депортаций погибло более двух миллионов. Что примерно равно числу жертв Освенцима, Майданека и Треблинки, вместе взятых. Как говорится, комментарии излишни.

Какой вывод можно сделать из всего вышеизложенного? А только один. Вторая мировая война была отвратительной кровавой бойней, в которой все стороны изрядно перепачкались в крови и грязи. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей, но все. И все запятнали себя военными преступлениями. Все без исключения. Именно такой взгляд на войну является единственно правильным и соответствующим Истине.

http://www.liveinternet.ru/users/vmvmyths/post234558320/

0_2cea9_67eff0b4_XL

44fd845b93d5

1356162754deb

rusisc10

104324675_large_3745438_1343261094_f839
Tags: "неудобная" история
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments