beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

«Нас обманули!» или Приезжайте к нам на Колыму

krym_begletsy

Российские власти буквально ссылают беженцев из Украины на Крайний Север и в Сибирь.

ЯКУТИЯ

Около двухсот вынужденных переселенцев с Украины были дезинформированы и оказались в тяжелом положении в Якутии: без документов, практически без денег, без работы и четких перспектив в преддверии суровой зимы. Об этом сообщается в отчете члена Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Яны Лантратовой. 1 сентября она посетила пункт временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев с Украины, расположенный в якутском селе Хатассы недалеко от Якутска. Отчет опубликован 4 сентября на сайте Совета.

По состоянию на 1 сентября в Республику Саха (Якутия) в организованном порядке прибыло 185 переселенцев: 17 размещены в доме престарелых в Якутске, остальные — в ПВР. Среди переселенцев 74 несовершеннолетних: в том числе, 31 ребенок школьного возраста, 20 — до трех лет. Некоторые переселенцы нуждаются в особом внимании — так, у одной из женщин шесть детей, младшему ребенку 5 месяцев, старшему — 10 лет. Ее муж находится на территории Донецкой народной республики и служит в ополчении.

Все эти переселенцы были доставлены из Крыма чартерным рейсом. Как говорится в отчете, по рассказам беженцев перед вылетом самолета сотрудники ФМС забрали у них паспорта Украины. «Информация о том, что переселение будет организовано именно в Якутию, была предоставлена за 2 часа до вылета», — сообщает Яна Лантратова.

Перед отправкой сотрудники ФМС предоставили переселенцам ложную информацию о том, что Республика Саха входит в число регионов, где реализуется программа поддержки добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом. Программа предусматривает ряд льгот, в том числе, обеспечение временным жильем до полугода, «подъемные» в размере 240 тыс. рублей, возможность для устройства детей в детские сады и так далее. Однако после прибытия в Якутию выяснилось, что действие программы на Якутию не распространяется.

Переселенцам также говорили, что существует возможность устроиться на работу с зарплатой в 120-140 тыс. рублей. Однако не указывалось, что такой уровень зарплат достижим для людей с высшим образованием и эксклюзивным опытом работы. Большинство переселенцев имеют среднее специальное или среднее образование, максимальный возможный уровень зарплаты для них — 20-30 тыс. рублей. Как работающие иностранцы они должны отчислять 33% налог в первые полгода. Аренда квартиры стоит 25-30 тыс. рублей.

Переселенцы-медики для того, чтобы начать работу, должны получать так называемое подтверждение диплома. Процедура занимает 2-4 месяца, работать в это время нельзя, жить переселенцу будет негде. В Якутии существует большая проблема с детскими садами и яслями, поэтому никто из детей переселенцев не может быть устроен в дошкольные учреждения. В частные детсады переселенцы не могут устроить детей из-за нехватки средств.

После размещения в ПВР паспорта переселенцам так и не вернули, возможно, документы находятся в ФМС, говорится в отчете. Люди не могут открыть банковские карты, которые позволили бы их родственникам и знакомым переводить им деньги. Украинские банковские карты на территории России не действуют. Фактически, ни у кого из переселенцев нет наличных денег.

Многие переселенцы хотели бы переехать в регион, где действуют программы поддержки соотечественников. Однако им было объявлено, что они уже использовали право на бесплатный перелет. Перелет дорогой, денег у переселенцев нет.

Необходимой информации от сотрудников ФМС переселенцы не получают.

В ближайшее время начнутся морозы, температура в Якутске и Хатассах может опускаться до 60 градусов мороза, поэтому руководство республики решило не выселять из ПВР до 15 мая тех, кто не найдет жилье. С момента прибытия беженцев некоммерческие организации Якутска, а также рядовые граждане оказывают переселенцам гуманитарную помощь. Сейчас власти Якутии принимают решение о предоставлении каждому переселенцу единовременной выплаты, но конкретная сумма пока не обозначена.

По плану, в ближайшее время в Республику Якутия переедет еще около 400 переселенцев, еще 1043 человек ожидается в среднесрочной перспективе.

«В целом, ситуация с переселенцами в Якутии характеризуется с одной стороны, активной и конструктивной позицией властей и ведомств региона, искренним и теплым отношением сотрудников учреждения, а с другой стороны — тяжелым эмоциональным грузом, начальной дезинформацией, и непониманием региональных властей как вести себя с учетом всех проблем, которые можно решить исключительно на федеральном уровне», — говорится в отчете.

Также 4 сентября на сайте правительства Якутии опубликовано интервью с вице-премьером Александром ВЛАСОВЫМ, который подтвердил, что переселенцы были дезинформированы. Им сказали, в частности, «что Якутия якобы входит в число субъектов, где действует федеральная программа по приему соотечественников из зарубежья, с выплатой по 240 тыс. рублей подъемных. Это не так, наша республика в тот перечень не включена, напротив, у нас действует закон, помогающий желающим выехать с территории Крайнего Севера», — говорит вице-премьер республики.

«К сожалению, — продолжает Власов, — переселенцев не подготовили как следует к нашим реалиям. Мы надеялись, что по договоренности с федеральным центром приедут квалифицированные специалисты, но этого не произошло. Учитывая наши природно-климатические условия, неправильно было набирать такое количество детей. Хотя в любом случае в школу пойдут все.

Сложно сказать, как неподготовленные люди воспримут суровую северную зиму». По данным правительства региона, недавно в Якутск прибыл самолет, доставивший 191 беженца, а постановлением правительства РФ определено, что до конца года с Украины организованно прибудут в Якутию 1035 человек. По последней информации МЧС, они приедут уже в сентябре. Всего переселенцев, по словам Власова, в республике сейчас более 750 человек, большинство добрались самостоятельно, преимущественно в Нерюнгри.

«В ближайшие дни ждем по разнарядке еще 200 человек из Симферополя», — говорит он.

Из федерального бюджета на содержание, транспортировку, питание каждого беженца выделяется по 800 рублей в сутки.

Были подготовлены ПВР: на эти цели по линии Минобразования на ремонт школы в Хатассах направлено 5,2 млн рублей и на оборудование пункта в Нерюнгри — 2,4 млн рублей по линии департамента занятости.

Как   сообщало ИА REGNUM, 2 сентября правительство утвердило распределение межбюджетных трансфертов регионам для оказания адресной помощи гражданам Украины, имеющим статус беженца или получившим временное убежище на территории РФ и проживающим в жилых помещениях россиян, по состоянию на 31 июля 2014 года. Согласно документу, из общего объема средств в 99,6 млн рублей Якутия получит 453 тыс. рублей.

Кроме того, согласно аналогичному постановлению от 22 июля, ФМС России были выделены бюджетные ассигнования из федерального бюджета в размере 360 млн рублей. Перечисление трансфертов осуществляется в соответствии с заявкой региона.

Адресная финансовая помощь лицам, имеющим статус беженца или получившим временное убежище, предоставляется в размере 100 рублей в сутки на каждого человека.

ПЕРМСКИЙ КРАЙ

Беженцы в шоке: Вы нас сюда привезли похоронить?

«Нам обещали помочь жильем на первое время — здесь ничего этого нет. Нам обещали работодателей — и этого нет. Это какой-то лохотрон! Чего нас тут держат, я не понимаю?» В поселке Теплая гора без денег, медикаментов и понятного будущего застряли двести беженцев с Украины, пишет Рroperm.ru.

Беженцы в шоке от Пермского края: Вы нас сюда привезли похоронить?

Фото: Максим Кимерлинг для Properm.ru

Сергея и Ларису из поселка Красный Луч Луганской области мы встретили у КПП Теплогорской спецшколы для малолетних преступников, где тайком поселили 200 беженцев. Разговорились.

— Почему вы уехали из Украины?

Лариса: Потому что бомбить нашу родину стали чаще. Через несколько часов как мы уехали, наш поселок опять начали бомбить.

Но мне здесь не нравится.

— Что именно не нравится?

Лариса: Все не нравится. Конечно, мы понимаем, что мы беженцы, и здесь у нас нет прав. Но тем не менее, даже общаясь с людьми, которые попали в другие пункты распределения... Там или программы помощи беженцам разные (программы содействия добровольному переселению соотечественников из-за рубежа — Properm.ru), или мы что-то не понимаем? Мы хотим, чтобы нам объяснили ситуацию, но никто этого не делает.

Работодатели поселка Теплая гора

Работы нет, денежных поступлений нет. Многие сюда приехали в халатах и шлепанцах, побросали все, что осталось дома. Я не понимаю, гуманитарка либо между собой там делится (Лариса указала глазами на забор спецшколы) или что происходит, но нам выдают стирать свои вещи даже не порошком, а щелоком. Стакан на неделю.

Сергей: Одеться обещали дать, люди поприезжали в тапках, мужского нет ничего. На складах все лежит опечатанное, нам не дают ничего кроме сарафанов и футболочек. Тут холода скоро начнутся.

— Объявления о сборе вещей для беженцев висят в каждом поселке Горнозаводского района.

Лариса: А нам дают обувь женскую только 33–35 размера. 37–38, самых ходовых, нет. Свитера все вытянутые — то, что хозяева выкидывать собрались.

— Давайте по порядку. Как вы сюда попали?

Лариса: Нас собрали в лагере для беженцев в Донецке. Нам обещали помочь жильем на первое время — здесь ничего этого нет. Нам тут сразу сказали — на жилье не надейтесь. Нам обещали работодателей, и этого нет. Это какой-то лохотрон. Чего нас тут держат, я не понимаю.

Они только взяли данные, кто кем где работал, чтобы работодатели могли предложить работу.

Сергей: С сегодняшнего дня сказали: ни кофе, ни чая, ни сахара, ни сигарет — лимит закончился. Путин по телевизору говорит, что на одного беженца выделяется 800 рублей в день. А у нас детворе по две конфетки и апельсин дают в день.

— Кормят?

Лариса: Три раза в день кормят, все нормально.

Сергей: Кроме того, мы тут сами моем этажи, туалеты.

Лариса: Поймите, мы не ленимся это сделать. Но нам толком никто не говорит, что мы должны делать, а что нет. Мы сами предлагали помощь на этажах, на кухне. Но тут такая неразбериха: сегодня говорят делайте, завтра нет, а потом спрашивают — почему не сделали?

Мы не говорим о том, что вы нам что-то должны, но программа помощи беженцам должна быть единая. Почему где-то (речь о поселке Крым недалеко от Перми — Properm.ru) сразу денег дают на карточку и покупают теплые вещи, а кому-то как нам...

Сергей: К нам только замгубернатора заезжал, какие-то обещания прозвучали и все.

— Когда вас сюда привезли?

Сергей: 14 августа. В Мурманске на третий день людям предложили работу, и у них сразу появились свои деньги. А здесь? Посмотрите на это село! Где тут работать, тут людям помогать надо! Мы сейчас гуляли по поселку — на улицах одни пьяницы.

К территории КПП приближается несколько коров. Впереди идет корова с колокольчиком на шее. Навязчивый металлический звон разносится по придворовой территории спецшколы.

Лариса: Мы не хотим здесь оставаться. Не только в Теплой горе, но и в Пермском крае.

Сергей: Если не можете создать условия, зачем людей приглашать? У нас тут и образованные адвокаты и бухгалтера. Здесь они себя похоронят.

— Кто вы по специальности?

Сергей: Автослесарь. Но я работал в разных сферах — в охране, продавцом, грузчиком, официантом. Шахтером работал в последнее время.

Лариса: Бухгалтер.

— Вас привезли сюда 10 дней назад. Что вы намерены предпринять?

Сергей: Двигаться дальше отсюда. Переехать в другой регион, где хотя бы подъемные большие. Или где действительно делают то, что обещают — жилье хотя бы предоставляют на первое время. Мы хотим переехать туда, где нам помогут, а не похоронят здесь.

— Беженцам на Теплой горе оказывают медицинскую помощь?

Лариса: Кроме парацетамола здесь нет ничего. Начнем с того, что мы все здесь сразу переболели. Просили помощи, писали списки медицинских препаратов, никто не помог и ничего не дали! Возьмите человека, который болеет сердцем. Что ему этот парацетамол?

Я третий день прошусь в больницу, меня не пускают — говорят, нет полиса. Я прошу, чтобы врач сюда приехал, должен быть тот, что занимается беженцами. Что я, умереть тут должна?

Сергей: Здесь есть ребенок эпилептик. Я не знаю, как она справляется.

Лариса: Если бы дали любую работу даже в этом селе, нам нужны деньги. Подработать хоть до того момента, пока мы не уедем. Пока же нас тут просто бессмысленно держат. Правда, и работа нужна достойная.

— Что для вас значит достойная работа?

Лариса: Хорошо оплачиваемая. Работая в Перми, человек получает 30 тыс. рублей. Он идет в свою квартиру, платит за газ-свет и спит спокойно. Как быть человеку, у которого нет ничего своего, даже ложки с вилкой? Представьте, сколько нам теперь надо денег. Мне предлагали работу нормальную за 30 тыс. рублей. Но я не смогла найти 500 рублей, чтобы приехать в Пермь на собеседование.

Сергей: Тут даже работники этой школы в шоке, что нас тут заперли.

Через КПП проходят несколько беженцев. Дети оглядываются на нас и только, излишнее любопытство никто не проявляет.

Лариса: Мы хотим сами решать за себя. Я лучше не поем, заберите мой обед и дайте мне сигареты. Мы хотим писать губернатору или президенту.

Мы приехали сюда подавленными — побросали дома, домашних животных, все, что было нажито. Спасибо России, она нас приняла, но! Или мы чего-то не понимаем, или программа помощи беженцам не работает.

— В пресс-службе администрации губернатора Пермского края нас убедили, что беженцев здесь нет...

Сергей: Обращаясь к Ларисе: Ты представляешь?

Лариса: Потому нас здесь так и содержат. Мы сейчас ведем такой образ жизни, что о нас никто не знает, или тщательно нас скрывают.

Сергей: Вы должны понимать, насколько нам здесь (тяжело — Properm.ru). Почему мы тут за большим забором? Почему бы прессу не впустить, не пообщаться с людьми, не показать, какая здесь гуманитарная помощь?

— Сколько здесь беженцев?

Сергей: Около 200. У нас никаких претензий, но зачем брать такое количество людей, если вы ничего дать не можете?

— Как обстоит вопрос с обучением детей?

Лариса: У меня сын закончил девять классов, он поступил в техникум на горное дело. Нам сказали, что профессия подобная есть в Перми — учат в «Нефтяном коллледже». Мы надеялись туда попасть. Мне недавно сказали, что мест нет, предложили училище в Соликамске. Мне не нужно училище. Училище это не образование. Если бы мы об этом знали, отправили бы его в школу. Что делать теперь, я не знаю.

— Если бы вы на пункте в Донбасе знали, что будет в Перми, вы...

Лариса и Сергей одновременно: Никогда бы не приехали сюда. Так все скажут, кто здесь есть.

— Как бы вы поступили?

Сергей: Уехали бы в Сибирь.

Лариса: Нам еще ничего не предлагали. С нас собрали сведения и сказали, что будут подыскивать работу с жильем. Когда это будет, неизвестно. Документы у нас не полностью оформлены. Мы не в программе для беженцев. Иначе могли бы хоть какие-то деньги зарабатывать. Траву косить. Мужчина недавно приходил с лесопилки, предлагал работу, но его не пустили на территорию. А у нас бы любой мужик пошел на эту работу.

— Что будет дальше?

Лариса: Не знаю. Мы хотим отсюда уехать. Не хочу вас обидеть, вы здесь живете. Но проехав ряд сел региона мы из автобуса здесь выходить не хотели. Я понимаю, что мы жили на Украине не в шикарных условиях. Но мы хотим изменить свою жизнь к лучшему.

— Чем занимаетесь на территории спецшколы?

Лариса: У нас книги есть, телевизоры, зал для отдыха. Но интернета вообще нет, мы не можем связаться ни с кем, информации никакой нет. Связи никакой нет.

— Что вам больше всего запомнилось в Пермском крае?

Лариса: Местность (рассмеялась).

Сергей: Да, место очень красивое.

Лариса: Тайга такая красота, и как может быть такое место в этой красоте, непонятно.

— Вы знаете, что сейчас происходит у вас на малой родине?

Лариса: Бомбят. Луганск очень сильно бомбят. Многие дома уже разгромлены. Родители наши в связи с этой ситуацией переехали в Светлодар.

По возвращении нам придется все восстанавливать с нуля. У нас там осталась мебель, телевизоры, стиралки. А здесь нам стаканчики пластмассовые перестали давать. Мы их шестой день подряд за собой моем.

Мы хотим сейчас понять одно — правильно что нас тут так держат или неправильно? Что-то мне подсказывает, что неправильно, например то, что вас к нам не пустили. Это странно. Напишите о нас. Обязательно сделайте упор на то, что мы стираем щелоком вместо порошка, и нет никакой одежды кроме хлама.

P.S.: Десять дней назад пресс-служба администрации губернатора распространила сообщение, в котором сообщалось, что прибывшие в Пермский край беженцы будут распределены по пунктам временного размещения — в поселок Крым и на Теплую гору. Цитируем его с некоторыми сокращениями.

«В первые дни пройдет медицинское обследование прибывших, будут организованы консультации специалистов социальных и других ведомств. Мы составим „Социальный паспорт“ каждой семьи, чтобы определить возможности дальнейшего жизнеустройства людей на территории Пермского края», — пообещала заместитель председателя краевого правительства Надежда Кочурова.

В «социальном паспорте» содержится информация о каждом члене семьи: какое у них здоровье, образование, варианты трудоустройства. В пунктах временного размещения им предоставлено питание, мебель, мягкий инвентарь, осуществляется социально-психологическое сопровождение, работают медики и волонтеры.

Представители различных предприятий проводят консультации и собеседования, а сотрудники УФМС и агентства занятости организуют экскурсии на предприятия, где есть предложения по трудоустройству.

В МЧС РФ украинских беженцев назвали нечистоплотными лодырями и пьяницами

Сотрудник МЧС РФ назвал украинских беженцев пьяницами и нечистоплотными лодырями

Сотрудник российского МЧС Дмитрий Чистяков обратился к беженцам из Украины, приехавшим в Архангельск с гневным письмом, жалуясь на их лень, нежелание искать работу, нечистоплотность и пьянство.

Об этом он написал на своей странице Вконтакте, разместив ссылку на письмо.

В МЧС РФ украинских беженцев назвали нечистоплотными лодырями и пьяницами

Вконтакте\Дмитрий Чистяков

В своем обращении к украинским беженцам, он комментирует их письмо к Президенту РФ Владимиру Путину, в котором они просят перевести их в другой регион и жалуются на плохое обращение. Письмо опубликовал сайт «Правда Севера».

«Каждый раз, когда я вижу ваших мужчин в шлепанцах сидящими во дворе у ведра с окурками посреди рабочего дня, я недоумеваю — как так можно жить? Как можно жить, есть, пить за чужой счет — и не работать?!» — написал Чистяков.

Он посоветовал мужчинам из Украины поискать работу в частном секторе, предложить прополоть огород, собрать урожай, покрасить забор.

«Вы знаете, что раздражает персонал и в „Роднике“, и в Госпитале ветеранов? — Банальное ваше нежелание выносить мусор за самими собой. С болью и недоумением говорит об этом персонал ПВР... Друзья мои, давайте называть вещи своими именами: это хамство, когда санитарки за действительно скромную зарплату вынуждены обслуживать здоровых людей на полном пансионе, ждущими в/о работу, да еще подкрепленную бесплатным жильем. Вы давно видели свои места общего пользования, во что вы их превратили? Тот бардак с вещами, которые вам уже как-то и не нужны — пора прекращать. Ведь места, где вы живете — медицинские учреждения, как-никак», — возмутился сотрудник МЧС.

Также он обвинил беженцев в пьянстве и дебоше.

«А ночные возвращения „на бровях“?.. А вызовы нарядов полиции на дебоши в ПВР?.. Думаете, шито-крыто, и этого не видно?.. Думаете, с этого всего не тошнит тех, кто о вас заботится, готовит для вас, убирает за вами?.. Ну же, посмотрите на себя глазами принимающей стороны!» — написал Чистяков.

Он также посоветовал беженцам не рассчитывать на то, что в России они получат все и сразу.

«Ваша беда в том, что вы в результате войны оказались нищими. Потеряли то, что люди накапливают не то что годами — десятилетиями и поколениями. Сейчас вы хотите все и сразу — чтобы и зарплата тысяч 40-60, и квартиры в собственности, и детские сады с ночным пребыванием — чтобы мама-одиночка могла работать. У меня сложилось именно такое впечатление из общения с вами. А реальность — она такова, что не соответствует вашим представлениям о России и об алмазодобывающей газо-нефтяной Архангельской области. Вы думаете, что в других регионах медом намазано? — Спешу разочаровать, везде примерно одинаково», — написал Чистяков.

Как ранее сообщали СМИ, украинские беженцы в Карелии пожаловались журналистам, что они в России никому не нужны. Они рассказали, что мужчины все устроились на работу, но зарабатывают очень мало, а женщины ходят на одноразовую «халтуру», подрабатывают: помоют пол или посуду. За это им платят 400 рублей. Семьи не могут платить за съем квартиры просят 10-15 тысяч рублей.

Заработанные разовыми «халтурами» деньги тратят на самое необходимое и еду.



В тему: Украинские беженцы в Карелии: «Нас здесь держат за быдло и кормят по талонам»


Украинские беженцы, которые уехали из Крыма в Россию, вовсе не ожидали, что их отправят в Бурятию. Они рассчитывали, что попадут в Анапу на берегу Черного моря...

И еще: по данным федеральной Общественной палаты, большая часть беженцев не намерены получать российское гражданство. Почти 70 процентов украинцев планируют вернуться домой после окончания военных действий.

Подборка: Аргумент

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments