beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Эталоны доброты

Оригинал взят у irions55 в Эталоны доброты

 photo 93c1ea03-488c-4001-8079-8f2bbd253c4f_zps3add940b.jpg


«Опять вы про эту инквизицию! А вот в России ее не было!» — вскрикнут отечественные боговеры. Православные очень любят гордиться тем, что они убили во имя Господа меньше людей, чем католики со своей инквизицией. Принцип прост: кто пролил меньше крови — тот и святее!..
В среде наиболее отъявленных боговерующих православного розлива можно даже встретить мнение, будто никакого насилия при крещении Руси почти и не было! И что русский люд с большим энтузиазмом и огромным удовольствием отрекался от веры предков… Ага, точно! Удовольствие было таким, что еще почти тысячу лет после официального введения христианства на Руси — вплоть до середины XVIII века! — попы спрашивали крестьян на исповеди, не посещают ли они волхвов и не поклоняются ли идолам. Критике неадекватных апологетов православия я времени уделять не буду — то, что на Руси христианство внедрялось «огнем и мечом», широко известно и публике, и историкам. Про уничтожение при этом десятков городов и сел, про сожжение половины Новгорода тоже промолчу. Разоблачу лишь один весьма устойчивый православный миф — о том, что на Руси якобы людей не сжигали. Так многие думают..


В XI веке русская «Повесть временных лет» буквально повторяет идеологическую песню, которая легла в основу европейского христианского террора — «Молот ведьм». Точнее, наоборот, «Молот ведьм» перепевает русский источник, поскольку европейский трактат был написан почти через пять веков после того, как на Руси появились подобного рода человеконенавистнические идеи.
В «Повести временных лет» мы встречаем строки, достойные включения в «Молот ведьм»: «Больше же всего через жен бесовские волхвования бывают, ибо искони бес женщину прельстил, она же мужчину, потому и в наши дни много волхвуют женщины чародейством, и отравою, и иными бесовскими кознями» (1071 год).

Церковный устав Владимира Святославовича (окончательная редакция сложилась в начале 12 века) называет в числе преступлений, подлежащих церковному суду: не только «еретичьство», но и «ведовство», и «узлы [заговорные узлы для отгона болезней, наговоров]». Устав действовал до 17 века включительно — в отписке архиепископа Тобольского Киприана царским воеводам (1623) указано, со ссылкой на указы царя и патриарха, «ведовство… то все, господа, наши духовные дела» (История Сибири. Первоисточники. IV вып. — Новосибирск, 1994. — С. 255-256).

И началось:
- 1204 г. В Суздале сожгли «лихих баб», которые "наколдовали" неурожай.
- 1227 г. Сожгли четверых человек в Новгороде.
- 1411 г. В городе Пскове сожгли 12 женщин за то, что эти «ведьмы» наслали на город чуму (ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2. — С.36).
Заметьте, российские костры начали разгораться за сотни лет до начала европейских, то, что наша страна первой в Европе начала устраивать аутодафе, — исторический факт.
- 1444 г. Можайский князь велел сжечь боярыню Марью Мамонову «за волшебство» (ПСРЛ. Т. 6. Вып. 2. — С. 103,306).
- 1575 г. Иван Грозный сжег в Новгороде 15 колдуний (Синодик Ивана Грозного // Скрынников Р. Великий государь Иоанн Васильевич Грозный: Т. 2. - Смоленск: Русич, 1996. — C. 428).
- 1591 г. Царь Федор Иоаннович приговаривает к казни несколько колдунов за "насылание порчи" (ПСРЛ. Т. 14. — С. 39).
- 1647 г. Царь Алексей Михайлович приказывает «на площади в струбе, облокши соломою, сжечь женку Агафью и мужика Терешку Ивлева». За колдовство.
- 1653 г. Борьба против колдунов начинает приобретать признаки кампании: по городам и весям разлетаются столичные указы, требующие усилить борьбу с врагами народа. За хранение запретных книг и подозрительных предметов можно было угодить на костер. Подозрительными предметами объявлялись даже коренья, которые народной медициной традиционно использовались для врачевания. За хранение нелегальщины «преступников» сжигали прямо в их собственных домах.
- 1666 г. На берегу Днепра сожжены шесть "ведьм".
- 1671 г. По подозрению в колдовстве сожжена монахиня Олена. Она под пытками не призналась в колдовстве, что было оценено инквизиторами как отягчающее вину обстоятельство. Вместе с ней на костер отправили человека, у которого нашли тетрадку с какими-то рецептами.
- 1674 г. В Тотьме по обвинению в порче попала на костер «жёнка Федосья».
- 1676 г. По царскому указу сожжено двое лекарей села Сокольское, у которых дома нашли коренья и травы.
- 1682 г. Сожжена Марфушка Яковлева за наведение порчи.
- 1687 г. Документ об учреждении Славяно-греко-латинской академии требует: «Всякого чина духовным и мирским людям, волшебных, и чародейных, и гадательных, и всяких от церкви возбраняемых и богохульных и богоненавистных книг и писаний у себя никому весьма не держати и по оным не действовати, и иных тому не учити… таковый человек за достоверным свидетельством без всякого милосердия да сожжется».
- 1689 г. В деревянном срубе на Красной площади сожжен протестантский пастор Квирин Кульман.
- 1689 г. Казнен русский поэт, историк и просветитель Сильвестр Медведев. За чтение «неправильных» книг и мелкие теоретические разногласия с генеральной линией. (Новомбергский Н. «О волхвах впервые упоминается» // Русские заговоры. — М.: Пресса, 1993. — С. 299-303; Афанасьев А. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 3. — М., 1869. — С. 652).

Последние сожжения были в XVIII веке.
Из шведского военного Устава Петр I заимствовал первую статью Воинского артикула, предписывающую сжигать чародеев и заключивших договор с дьяволом (Хрестоматия по истории государства и права в России: Учеб. пособ. — М., 2000. — С. 169).
В «Уставе морском» говорилось о сожжении не только чародеев, но и «идолопоклонников» (впрочем, возможны были также наказание кошками или «жестокое заключение в железах») (История флотского духовенства. — М.: Андреевский флаг, 1993. — С. 46).

- 1702 г. Монаха Дионисия сожгли за колдовство и богоотступничество.
- 1714 г. В срубе на Красной площади сожжен Фома Иванов, отрицавший Божьи чудеса и почитание икон.
- 1720 г. Минку Буслаева «со товарищи» сожгли за порчу.
- 1731 г. Выходит императорский указ о сожжении не только деревенских лекарей-колдунов, но и всех, кто обращается к ним за помощью.
- 1736 г. Знахаря Якова Ярова сожгли за сношения с дьяволом (к.и.н. Е.Б.Смилянская. "Колдун и ведьма в контексте русской культуры XVIII в.").
- 1738 г. Поручик Александр Возницын перешел в иудаизм и даже сделал себе обрезание. Об этом знали только три человека — сам Возницын, еврей Борух Лейбов, который убедил поручика сменить веру, и жена самого поручика. Она-то, в интимный момент обнаружив произошедшие с мужем метаморфозы, и донесла куда надо… Преступники Лейбов и Возницын были полностью изобличены и сожжены заживо. А доносчица получила в награду землю с крестьянами (сто душ) — «за правый донос». Стучали друг на друга в органы, как видите, даже члены одной семьи.
- 1743 г. Мордвин Несмеянко сожжен за то, что отрекся от православия.

Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. 18 в. на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев и, к сожалению, «сей достойный варварских времен поступок, совершенный в царствование премудрой и человеколюбивой императрицы [Екатерины II], сошел Шмалеву с рук даром» (Записки В. И. Штейнгеля // Русская старина. 1881. — Т. 32).

…Это всего лишь случаи, ставшие известными. В отличие от Европы, в России архивное дело было поставлено гораздо хуже, поэтому сведений о зверствах русской православной церкви сохранилось меньше. Но посетившие Московию иностранцы свидетельствуют о том же. Швед Петрей сообщает нам из далекого XVII века, что на Руси еретиков сажают на кол, а трупы сжигают. Англичанин Флетчер был свидетелем того, как в Москве в специально построенном срубе сожгли двух еретиков — мужа и жену. Это было сделано в полном соответствии с церковным Соборным уложением 1649 года, которое прямо требовало сжигать колдунов и еретиков заживо.

Неизвестно точное количество осужденных. По подсчетам Е. Смилянской, «в XVIII в. было не менее 200-250 процессов. Я смотрела вологодские, московские, петербургские, ярославские, устюжские, курские, казанские, уральские материалы… По законодательству большинство этих дел обязано было рассматривать местное духовное ведомство „епархиальная консистория (декастерия)“. Но многие местные архивы консисторий за XVIII в. находятся в плачевном состоянии. Сохранность „колдовских дел“ убеждает в том, что подсчеты имеют мало смысла. Мы имеем случайную выборку, которая дает нам случайное соотношение».

На плохую сохранность архивов указывает и С. Сельский: «В Енисейске я предполагал было заняться осмотром старых бумаг тамошнего архива, но к сожалению узнал, что древние столбцы и прочие документы после двух пожаров все без исключения сгорели». «Так как сгоревшие древние документы помещались в Енисейском Рождественском монастыре, то я и решился осмотреть этот монастырь, с той мыслью, не узнать ли там каких-либо письменных и устных преданий. Предположение мое некоторым образом оправдалось; в монастыре я встретил презамечательную личность — это настоятельница монастыря игуменья Деворра. По словам Деворры, в острожных стенах Енисейска существовала обширная тюрьма… а в монастыре было устроено особое тюремное отделение с железными решетками для помещения преступниц женского пола… в острожской енисейской тюрьме содержалось очень много сосланных на вечное заточение за чернокнижество. Там был особый двор для казней и, между прочим, осталось в предании, что здесь сожжено было несколько человек на кострах, уличенных в знакомстве с нечистою силой» (Сельский С. Ссылка в Восточную Сибирь замечательных лиц // Русское слово. — 1861. — № 8. — С. 4).

Источник.
Источник.
Tags: "неудобная" история
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments