beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Никто не забыт, и ничто не забыто!

«Весь мир знает всё о преступлениях немцев, но не знает ничего о преступлениях по отношению к немцам»
(Рональд Рейган)



Предисловия к книге: Viktor Bruhl, Michael Wanner. Russland-Deutsche Zeitgeschichte 2009. Band 7, Gedenkbuch Altai und Omsk. Staatsterror an den Deutschen in den Regionen Altai und Omsk 1919-1953.


Жить надо со своим народом!

Известный в кругах советских немцев историк Лев Малиновский в 1967 году защищал докторскую диссертацию на тему: «Немецкая деревня в Сибири в период социалистического строительства. 1925-1936 годы». Вильгельм Фаст спросил Малиновского, почему он так подробно и впечатляюще описывает тяжёлые проблемы власть имущих при проведении советских реформ, но ни единым словом не упоминает, какие потери и невероятные жертвы заплатили за эти реформы сами российские немцы. На этот вопрос представителя одной из репрессированных семей российских немцев ответа не последовало. Тогда, в 1967 году, всё ещё было опасно задавать такие вопросы, и Фаста силой выдворили из зала.

Это проблемы, естественно, не решило, и вопрос, почему советская власть жестоко и беспощадно преследовала и репрессировала российских немцев, до сих пор преследует миллионы немцев и сотни ученых...
Была ли судьба российских немцев чем-то особенным, или они пережили то же самое, что пережили русские и национальные меньшинства СССР? Этот вопрос в последние годы стал очень актуальным как в дискуссиях с общественностью, так и среди ученых. Однозначного ответа на него ещё нет.


У российских немцев сложности появились уже в царские времена. Их причиной в основном было возникавшее напряжение в германо-российских отношениях. Но были и другие причины, главной из которых был тот факт, что российские немцы не были готовы ассимилироваться (то есть русифицироваться). Они не отказывались от своего национального, религиозного и хозяйственно-культурного образа жизни, а поддерживали и развивали его дальше. В период Первой мировой войны их положение ухудшилось чрезвычайно. Часть российских немцев была переселена в восточные регионы огромной империи, так называемые ликвидационные законы 1915 года задели их больше всех. Начавшиеся мероприятия были прекращены только после свержения царя, в 1917 году. Новым властителям очень скоро стало понятно, что в лице немцев они имеют самых упрямых и последовательных противников. Весь их образ жизни, традиции их национальной, религиозной и культурной жизни были несовместимы с догмами и практикой советской системы. Наименее толерантными по отношению к новой системе были меннониты.

Среди российских немцев практически не было большевиков. Это очень усложняло властям работу на местах. Большевики, появившиеся в немецких деревнях, не имели ни авторитета, ни влияния на социальные структуры в деревнях.

Имидж немцев как состоятельных, богатых крестьян оказал им медвежью услугу: на них постоянно возлагали более высокие денежные и продналоги, чем на крестьян-ненемцев в соседних деревнях. В ходе начавшейся коллективизации государство осуществляло мощное наступление на экономические, религиозные, школьные и культурные особенности сибирских немцев (автор постоянно говорит о «сибирских немцах», хотя нам представляется, что его выводы совершенно однозначно распространяются на всех российских немцев. – Ред.). Власти не были готовы терпимо относиться к особой роли немцев. Эта особая роль, с точки зрения партии (большевиков-коммунистов), оказывала негативное влияние на соседнее население, которое, например, солидаризировалось со стремлением немцев к эмиграции. Но инициаторами этого движения были меннониты.

Неудавшаяся эмиграция 1929 года психологически сломила немцев. Активные и состоятельные участники эмиграционного движения, среди них проповедники и учителя, были сосланы вместе со своими семьями в северные регионы Сибири. Оставшихся заставили вступить в колхозы. Привычный образ жизни немцев, таким образом, был разрушен.

Мы вынуждены констатировать, что как в царской России, так и в советские времена особое отношение властей к российским немцам было очевидным.
После прихода к власти Гитлера в 1933 году национальные признаки стали главной составляющей в отношении советской власти к российским немцам. Уже Указ ЦК ВКП(б) от 5 ноября 1934 года определял преследование немцев как главное содержание политики советской власти. После этого преследование российских немцев приняло выраженный национальный характер. Российские немцы были первой национальной группой, по отношению к которой началось целенаправленное преследование.

В 1933-35 годах все немцы Сибири были подвергнуты проверке. Взрослые были подвергнуты «чисткам» и репрессиям, проводившимся с целью запугать немцев и заставить их подчиниться воле властей.

В годы большого террора в 1937-1938 годах Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение провести целенаправленные мероприятия против ряда национальностей. И в этом случае немцы снова были теми, кого эти мероприятия задели наиболее жёстко. У них по сравнению с другими народами было наибольшее число расстрелянных по отношению к количеству населения. В Сибири доля репрессированных от общего числа немцев в процентном отношении была во много раз больше, чем у всех других народов. Только после приостановки расстрелов к концу 1938 года оставшиеся в живых несправедливо осуждённые люди смогли вернуться из тюрем.

В эти годы в описываемом в книге регионе (то есть в Западной Сибири. – Ред.) были ликвидированы немецкий национальный район и немецкие сельсоветы. Была закрыта немецкая газета, а преподавание в школах было переведено с немецкого языка на русский. В немецких деревнях немцы, занимавшие руководящие посты, были заменены на русских. Эти мероприятия уничтожили основу сохранения немецкого языка и культуры у немецкого населения.
Вывод: уже задолго до 1941 года немцы выделялись власть имущими по своему национальному признаку и подвергались соответствующему обращению. Так это было и при царизме, и при Советской власти.

В результате Второй мировой войны многие тысячи немцев были депортированы в Алтайский край и Омскую область. Они были депортированы как лица немецкой национальности. Никто и не пытался этого скрывать. Примечательно, что и после окончания войны российские немцы относились государством к категории «народы других стран» («чужие»).

Российские немцы, которые находились во время войны в Германии («репатриированные немцы»), стояли к тому же под двойным подозрением и ещё более строгим надзором. После Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1955 года об освобождении из спецпоселений их дела по существовавшим правилам должны были бы попасть в архив. Это означало бы, что органы безопасности прекратили надзор над ними. Вообще-то, этих «репатриированных» немцев хотели оставить под специальным надзором на вечные времена. Но позже их, как и других депортированных, освободили. Депортированных немцев освободили от спецнадзора, и их дела были отправлены в архив. С этого момента служба безопасности прекратила надзор за депортированными немцами.

Иначе дела обстояли с репатриированными немцами. Их дела должны были в соответствии с приказом КГБ СССР № 00511 вестись до 1986 года. Они находились в активной оперативной разработке как лица немецкой национальности, которые в 1943-1945 годах жили в Германии. На самом деле КГБ вёл дела репатриированных немцев как лиц немецкой национальности, живших в фашистской Германии, до 1991 года. Это положение было действительным по отношению не только к самим репатриированным, но и к членам их семей. Им не доверяли. Над ними осуществлялся надзор и контроль. И лишь с развалом СССР, в 1991 году, и роспуском КГБ эта проблема разрешилась сама собой: дела были отправлены в архив, а надзор над репатриированными немцами прекратился.

...Для репрессий по отношению к российским немцам не было никаких оснований, они были чистейшим волюнтаризмом. Высокие цифры реабилитированных репрессированных немцев, выраженные в процентах от общего числа осужденных, говорят сами за себя. Этому факту комментарии не нужны.

На вопрос, почему немцы подвергались преследованиям и таким жестоким репрессиям, я уже ответил. Доказательства вы найдёте в книге. Хотелось бы высказать своё мнение по другому вопросу: можно ли спастись от таких или подобных преследований в чужой стране. Моё мнение базируется на широкой исследовательской работе и осмыслении событий мировой политики. Я пришёл к убеждению, что причины надо искать в области «наши» и «чужие». В каждой стране есть титульная нация, чувствующая себя в ней хозяином. И ещё в ней есть иммигранты других национальностей, которых воспринимают как чужаков. Это происходит независимо от того, на протяжении скольких поколений они там живут. Пока господствует мир и хлеба хватает всем, положение остаётся спокойным. Хотя и существует конкуренция между «нашими» и «чужими», но её можно держать под контролем.

Напряжённость обостряется во время экономических кризисов, а очень опасной ситуация становится в военные времена. На примере российских немцев эта закономерность прослеживается очень чётко, в особенности во время войн между Германией и Россией (СССР).

Выяснилось, что в военное время эксцессы происходят не только в странах, которыми руководят диктаторы, но и в странах традиционной демократии. В США, например, во время Второй мировой войны к своим японцам относились так же враждебно, как и в Советском Союзе к своим немцам. Это было в середине прошлого века. Но события, развернувшиеся после террористического акта 11 сентября 2011 года в Нью-Йорке, также подтвердили мои выводы. Снова целые этнические группы паушально попали под подозрение только потому, что террористический акт был осуществлен людьми их вероисповедания. Очень тяжело что-либо предпринять против таких коллективных подозрений, даже если правительства и тайные службы утверждают, что они не выдвигают коллективные обвинения ни одной этнической группе, в головах у людей все равно поселяется страх. Они выискивают тех, от кого, по их мнению, может исходить опасность. И это всегда и в первую очередь «чужаки»... (1)

Д-р Виктор Бруль, Геттинген, ноябрь 2009 г. (из предисловия)



Для российских немцев 9 мая 1945 года было продолжением их страданий

После распространения Второй мировой войны на территорию СССР наша фольксгруппа подверглась в Советском Союзе нападкам как «пятая колонна». После Указа от 28 августа 1941 года все немцы были насильно выселены в Сибирь и Среднюю Азию из своих родных мест в европейской части страны с каиновой печатью «фашисты, диверсанты и шпионы». Гитлеровский план уничтожения евреев нашел в Советском Союзе свое отражение в политике беспощадного уничтожения российских немцев (2).

Высокопоставленные советские функционеры призывали к этому открыто. Пропаганда требовала этого во всех СМИ. «Ты сегодня убил немца?» или «Папа, убей немца!», – взывали Илья Эренбург, Мария Нестерова и другие советские пропагандисты. Один из печально известных памфлетов Эренбурга висел даже определенное время в помещении тюрьмы, в которой сидел мой отец. Запад осознал масштабы ненависти ко всем немцам только после того, как узнал об убийстве и изгнании миллионов немцев.

Для немцев на Западе война закончилась летом 1945 года. Для российских немцев 9 мая 1945 года, напротив, было только продолжением их страданий. Из оккупированных областей во второй половине года 240.000 рождённых в России или в Советском Союзе немцев были в грузовых вагонах на 220 эшелонах отправлены на Крайний Север, в Сибирь или Казахстан. В одном из этих эшелонов находились моя мать и две мои сестры. Езда длилась 52 дня. Господствовали произвол и преступления. После прибытия в области изгнания многие семьи были разорваны. Мою 8-летнюю сестру один из охранников избил кнутом, когда она пыталась собрать оставшиеся на заснеженных полях замёрзшие картофелины.

И сегодня ещё есть люди, которые говорят, что российские немцы были репатриированы, то есть возвращены на родину. Очень хотелось бы, чтобы все немцы знали, что пережили их братья и сестры с Волги, Украины, Кавказа, из Крыма и т.д., оказавшись за пределами немецкой родины. Я утверждаю: наша родина была как минимум в европейской части, а не на «родных просторах» за Уралом!

1 января (1946?) всего 2.199.535 человек находились в различных колониях ГУЛАГа, разбросанных по всему СССР. Половина из них были российские немцы. 26 ноября 1948 года Президиум Верховного Совета СССР, приняв указ о наказании 20 годами каторжных работ за самовольный уход из спецпоселений, изобрел новое наказание для нашей фольксгруппы. Только 13 декабря 1955 года Президиум Верховного Совета отменил некоторые ограничения для людей, находящихся в спецпоселениях. Но российские немцы всё ещё не имели права возвращаться в родные места. Им также нельзя было селиться во многих больших городах. Светлым пятном в их судьбе был закон об объединении семей и – особенно деликатное решение – молодые мужчины из спецпоселений получили право служить в армии (уже с 23 марта 1954 года!).

Только в 1989 году Президиум Верховного Совета СССР официально признал, что депортация немцев в соответствии с Указом от 28 августа 1941 года была противозаконной. Спустя два года российские немцы были наконец реабилитированы как жертвы политических репрессий. По оценкам советских правозащитников, в результате террора между Октябрьской революцией 1917 года и смертью Сталина погибло 486.000 немцев.

Михаель Ваннер, Регенстауф, ноябрь 2009 г. (из предисловия)

*
Напомним, что американский историк, потомок российских немцев Самуэль Д. Зиннер в своей докторской диссертации «Геноцид в отношении российских немцев в 1915-1949 гг.». (Samuel D. Sinner, "The open wound the genocide of German ethnic minorites in Russia at the Soviet Union, 1915-1949 - and Beyond.Germans from Russia Heritage Collektion North Dakota State University Libraries, Fargo, North Dakota, 2000) называет более внушительные цифры:

Общее число российских немцев, павших жертвами геноцида в 1915-1949 годах:
1915-1916, депортация немецких групп – 63.000 100.000*
1917-1925, расстрелы и голод – 365.000 365.000*
1930-1937, коллективизация и голод – 270.000 300.000*
1941-1949, депортация и трудармия – 200.000 300.000*
Всего: – 893.000 1.065.000*

*– Максимальное число.

Комментарий редактора:

(1) Я совершенно согласен с выводом доктора Виктора Бруля: независимо от того, на протяжении скольких поколений иммигранты живут в какой-то стране, с точки зрения титульной нации они остаются чужими. «Пока господствует мир и хлеба хватает всем, положение остаётся спокойным... Напряженность обостряется во время экономических кризисов, а очень опасной ситуация становится в военные времена», – эта закономерность, формулируемая Виктором Брулем в его предисловии к книге, выведена всеми нами на основе нашей истории, нашей судьбы в России уже давно. Именно поэтому мы решительно выступаем против политики искусственного превращения Германии в многонациональное государство за счёт массовой иммиграции людей из других стран, а не потому, что мы «расисты» или «ксенофобы», как это нам уже пытались приписать бездумные апологеты «мульти-культуризма». Более того, именно поэтому мы должны это говорить германскому обществу и напоминать ему наш опыт.

При этом ведь в лице немцев в России речь шла об иммигрантах, имеющих практически ту же христианскую религию, как и титульная нация: развалины лютеранских и католических церквей в бывших немецких колониях в Поволжье и на Украине являются памятниками, взывающими к осторожности и обдуманности в иммиграционной политике и заставляющими людей задуматься, прежде чем покидать свою родину и отрываться от своего народа. Что может происходить с меньшинствами, национальная, религиозная и культурная основа которых отличаются от титульной нации, говорит трагическая история европейского еврейства, христианских народов (армян, ассирийцев, греков) в Турции, национальные конфликты на Кавказе, в Средней Азии, в Югославии...

Этот список можно продолжать долго. И в нём, без сомнения, как трагический пример верности жёсткого вывода доктора Виктора Бруля и нашего вывода тоже будет судьба российских немцев. При этом ведь в лице российских немцев титульная нация России и другие её коренные народы в качестве своих соседей имели не самый плохой народ. Осмелюсь сказать ещё определеннее и увереннее: немцы были одним из самых лучших народов России. Я там жил, я это знаю. И предваряя критику любителей политкорректности, скажу, что для этого вывода есть и объективные критерии: это был в среднем религиозный, трудолюбивый и скромный народ, отличающийся низким уровнем уголовных преступлений, не агрессивный, что подтверждает тот факт, что из-за российских немцев не было ни одного национального конфликта...

Позитивный вклад российских немцев во всех сферах жизни России на протяжении её истории переоценить невозможно, и всё равно: сложились обстоятельства (две войны с Германией) – и немцы были подвергнуты преследованиям, геноциду, дискриминации, притеснениям, унижениям... Представляется важным и такое уточнение доктора Бруля: «Выяснилось, что в военное время эксцессы происходят не только в странах, которыми руководят диктаторы, но и в странах традиционной демократии». Это для тех, кто считает, что здесь-то уж, в странах «демократии», ничего подобного произойти не может. Не надо обольщаться. Происходило, происходит и будет происходить, ибо это закономерность, которая не зависит и от того, какую государственную политику проводит к «чужакам» правящий класс: «Очень тяжело что-либо предпринять против таких коллективных подозрений, даже если правительства и тайные службы утверждают, что они не выдвигают коллективные обвинения ни одной этнической группе, в головах у людей всё равно поселяется страх. Они выискивают тех, от кого, по их мнению, может исходить опасность. И это всегда и в первую очередь «чужаки»...»

(2) «Гитлеровский план уничтожения евреев нашел в Советском Союзе своё отражение в политике беспощадного уничтожения российских немцев», – пишет Михаель Ваннер. Можно ли это так убежденно утверждать? А может быть, это было не только «отражение», но и самая настоящая месть власть имущих в СССР по отношению к этническим немцам за антисемитскую политику национал-социалистов? Ведь геноцидальную политику коммунистического режима по отношению к российским немцам никак нельзя объяснить теоретически прокламируемым интернационалистским характером коммунистической идеологии, по которой все нации делятся на классы эксплуататоров и эксплуатируемых, а последние являются союзниками и «друзьями» СССР.

В случае с российскими немцами речь вообще шла только о своих трудящихся. То есть то, что Советы сделали с российскими немцами, было самым настоящим проявлением расизма и нацизма, того, который обычно приписывается национал-социалистам. Во всяком случае, национальный состав высших слоев большевистского руководства и культурной элиты СССР предвоенного времени был таким, что национал-социалисты в соответствии со своим мировоззрением называли его не ина
че как «еврейско-большевистским» режимом. Мы встречали данные, что, наоборот, национал-социалисты открыто объясняли своё решение о депортации всех евреев в Восточную Европу, принятое ими в октябре 1941 года, как ответную реакцию на решение «еврейско-большевистского режима» СССР от 28 августа 1941 года о депортации российских немцев. Бесспорным, во всяком случае, является то, что, с точки зрения коммунистической (интернационалистской) идеологии, геноцидальную политику советских коммунистических властей по отношению к российским немцам объяснить нельзя.


Генрих Дауб

http://bisher.schutz-brett.org/769-nikto-ne-zabyt-i-nichto-ne-zabyto.html




b4aacfc98f6b1bae2990efa67af4d676_341
Tags: Мы не забыли. Мы не простили.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments