beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Тацит, Гердер и полосатые ленточки

В советской историографии Второй мировой войны существовал «документ», именуемый Памяткой немецкого солдата. Существовал он исключительно в виде цитаты, в которой можно было прочесть такое: «…«У тебя нет сердца и нервов, но тебе они не нужны… Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай, этим самым спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навек…»

До эпохи интернета и открытых границ все население бывшего Советского союза было уверено, что это и есть реальный документ, сочиненный в Третьем Рейхе. Несмотря на то, что эта «памятка» никогда нигде не была представлена в полном виде, её до сих пор очень многие считают подлинной, единственно существующей. Например, на сайте «Военно-историческая библиотека «Победа » со слоганом «Истинно просвещённый человек никогда не воюет» читаем: В планы гитлеровцев входило полное решение «русского вопроса». Так, в инструкции для солдат вермахта «Военная подготовка в войсках» было сказано: «Для твоей личной славы ты должен убить ровно 100 русских... Уничтожь в себе жалость и сострадание… Убивай!...». Это инструкция не для карателей, не для войск СС, а для обычных солдат.(С)

Но с некоторых пор в сети появился текст настоящей памятки, настоящих ДЕСЯТИ ЗАПОВЕДЕЙ по ведению войны немецким солдатом, в сопровождении фотографии военного билета вермахта, где на предпоследней странице явственно читаются строчки на немецком:
1. Немецкий солдат воюет по-рыцарски за победу своего народа. (Der deutsche Soldat kämpft ritterlich für den Sieg seines Volkes.)
2. Солдат обязан носить обмундирование, ношение иного одеяния допускается при условии использования различаемых (издалека) отличительных знаков. (Der Kämpfer muss uniformiert oder mit einem besonders eingeführten, weithin sichtbaren Abzeichen versehen sein.)
Остальные пункты запрещают отнимать личные вещи пленных, стрелять без надобности и без приказа, сообщают о неприкосновенности Красного креста, учат, как вести себя на допросе.



soldatbok-etikk

1QBpJZfBdhM

Unbenannt


Таким образом, стала очевидной простая вещь: многие годы после войны наглую ложь выдавали за правду учёные, историки, учителя, писатели и чёрт знает кто еще...
И что теперь, когда ложь разоблачается? Никто из них и глазом не моргнул – в ответ, по всем законам наглого маркетингового пиара раздается: подумаешь, бумажка... Подумаешь, зольдбух... Подумаешь...

Да, я подумаю, и решу, что тем, кто врал, верить больше нельзя. Потому что критериев я, простой человек, не имею. Я не могу изучить все архивы, сличить все документы и цифры, проверить все фотографии на подлинность… Я сужу о прошлом по книгам. А если их авторы могли соврать в таком легко разоблачаемом вопросе, как памятка, напечатанная миллионными тиражами, то насколько могли врать в вопросах, которые гораздо легче извратить?
Вот теперь передо мной текст из ещё одного документа тех времён – брошюры Бруно Брема «Поведение немца перед чужими. Товарищеское обращение к нашим солдатам». Читаем его – и советская мифология войны на глазах даёт трещины по всему фасаду…
Впрочем, не одна брошюра Брема, разумеется, этому причиной. Фасад советской мифологии «великой победы» подпирают новыми законами, угрозами, парадной трескотнёй и полосатыми ленточками на 9 мая. Но он шатается всё сильнее.

Мне пришло в голову сравнение с современными рекламными приёмами навязывания товара в пропаганде. Видимо, не случайно находят сходство в либеральном и коммунистическом мироустройстве, ведь они оба построены на обмане. Считается, что ложь невыгодна. Но это так в долгосрочной перспективе, а в коротком цикле жизни финансового пузыря только ложь – спасение.

Те, кто помнят различные памятки и обращения советских времён, прекрасно знают, как они все были унылы, написаны ватным, совершенно не человеческим языком передовиц газеты «Правда», где говорилось много и громко, но ни о чём. Да, этот стиль выработался с самого начала существования советского государства с его бюрократией и… и, увы, не совсем умер с его смертью.

И в этом смысле мы видим в брошюре Брема разительный контраст привычному. Она начинается очень простыми словами: «Самое главное, что ты должен знать, находясь на чужбине – это то, что тамошний народ и страна развивались по другим законам и сформировались под воздействием совершенно иного прошлого, нежели твой народ и твоё отечество. Тебе там всё покажется чужим и незнакомым – внешность людей, язык, походка, конструкции домов, еда. Да, там всё по-другому. Но не потому, что кто-то задался целью досадить тебе или причинить тебе проблемы…»
Спокойно, понятно, образно и неторопливо автор беседует с молодым новобранцем, который, скорее всего после призыва окажется в новой и незнакомой обстановке. Читая первые абзацы, с удивлением обнаруживаешь, что они взяты из… рекомендаций для туриста, так что современный гражданский читатель вполне может для себя тоже кое-что полезное почерпнуть.

«Итак, если ты пришёл с миром в чужую страну, будь добр, веди себя как достойный представитель Рейха, ощущай себя своего рода посланником, по которому будут судить о твоей Родине. Но учти, что, если ты будешь громко кричать, скандалить и вообще вести себя вызывающе, то этим ты окажешь своей стране медвежью услугу. И наоборот, ты поможешь ей, если будешь вести себя так, как подобает представителю великого народа…»
Но вот речь, наконец, зашла о войне: «В этот раз ты пришёл в другую страну уже не один; ты предстал перед другими народами уже не в качестве коммерсанта или путешественника-любителя новизны, но в качестве солдата, марширующего вместе со своими товарищами. И теперь уже не только «по кончику твоего носа» можно определить, к какому народу ты принадлежишь. Ибо теперь ты носишь славную форму нашего отечества и являешься частью одного большого целого.

Если ты, будучи солдатом, ведёшь себя в чужой стране плохо, то позор падает не только на твой народ, но и на его вооружённые силы. Не думай, что плохое поведение одного солдата не отражает поведения армии в целом. Не забывай о том, что честь и слава германского оружия чисты и незапятнаны, и что даже крошечное ржавое пятно, которое появится на них вследствие твоего плохого поведения, будет не только заметно всему миру, но и нанесёт им непоправимый вред.»

Возможно, такие слова сегодняшнему читателю и юзеру (пользователю интернет-ресурсов) покажутся наивными. Видимо, такое уж было тогда время и такие были люди… Чего стóит хотя бы эпизод из Первой мировой войны, когда русский врач предлагает пленному немалые деньги за его шлем, совсем ненужный тому в госпитале, но получает отказ.

«Любопытные русские суетились, крутили шлем туда-сюда, передавали его из рук в руки, и время от времени бросали взгляды в сторону бледного лейтенанта. Затем они опять осторожно натянули чехол на блестящего орла и острый верх шлема и отнесли его вместе с пожитками офицера на склад. Уважение, которое здесь было проявлено к шлему, а значит и к его владельцу, заслужили своей кровью тысячи неизвестных солдат и камерадов лейтенанта…» – пишет автор брошюры.
Вообще, Брем очень часто сравнивает немцев с другими народами. Только вдумаемся, в брошюре, предназначенной для бойца, готовящегося с оружием в руках противостоять чужеземному противнику, он пишет: «Возможно, романские и славянские стихи могут показаться легче, грациозней и свободней, чем наши. Возможно, их мелодии более приятны слуху и сердцу человека. Но музыкальные произведения наших мастеров божественнее и чище – они звучат, словно из другого мира. Только в них можно почувствовать силу, которая выражает нашу истинную сущность и которая, возможно, нашла своё отражение в мелодиях и песнях других народов. Это та сила, которая показывает, как прекрасны законы мироздания, переложенные на музыку, и насколько стабилен порядок, имеющий отзвук в нашем сердце.»

И это пишет не какой-то восторженный маменькин сынок и хлюпик, видевший жизнь только из окна музыкального класса, это пишет ветеран, прошедший страшные окопы Великой войны!

Мы, знающие уже, какой на самом деле оказалась эта война, читаем строки брошюры Брема со смешанным чувством некоторого удивления и горького сожаления, что никогда не вернутся времена, когда идущему на фронт солдату в сопутствующем слове рассказывали о Таците и Гердере!..
И ещё несколько слов об отношении Бруно Брема к славянским народам и к России.

Тут надо сказать, что, может это и обидно русским, но в первую очередь автор, говоря о славянах, о восточных соседях, имеет в виду другие, более близкие народы – поляков, чехов. Впрочем, и здесь упрёки очень и очень уклончивы и закомуфлированы: «Увязнув в братоубийственных войнах, мы совершенно забыли о той огромной работе, которую мы произвели на Востоке вместо отсутствующей там буржуазии. Монархи этих народов сами позвали наших переселенцев, чтобы те построили им города. Эти следы вы сможете увидеть во всех городах Восточной Европы – даже если они уже давно поросли бурьяном. (...) Никто не спрашивал – куда подевались немцы, которые когда-то построили эти города; никто не задавался вопросом, насколько они обогатили жизнь народов, вместе с которыми они жили, – и не только в Польше, но и в приграничных с ней странах. Блеск чужого дворянства, впитавшего в себя немалую часть немецкой крови, равно как и совместная жизнь с восточноевропейскими людьми могли способствовать тому, что тамошним немецким гражданам стало казаться, что их плодотворная работа не так уж важна, что их бережливость – скупость, а их тяжёлая рабочая жизнь уныла и скучна.

Возможно, со временем они стали видеть в себе всё то, что восточные народы и приписывали своим ненавистным соседям – немцам: дескать, немцы – сплошь ограниченные люди, которые из-за своего чрезмерного усердия в работе не способны нормально жить и наслаждаться прелестями жизни.»
На первом месте у автора – что абсолютно логично – внимание к немецким жителям восточных стран: «…Для народа, проживающего в чужом социокультурном окружении, всегда важно знать, как историческая Родина относится к своим сыновьям и дочерям, проживающим вдали от неё.» Вот эти слова как нельзя злободневны – и сегодня уже не только для немцев. Очень актуальны также слова о памяти и почтении к своим солдатам.

У нас, в России много говорят о том, как в Германии уважительно относятся к могилам и памятникам солдат советской армии. Русским людям это, естественно, очень приятно, но при этом почему-то до сих пор многие в штыки принимают строительство немецких кладбищ в России – может быть, им невыносима мысль, что рядом с ухоженными немецкими захоронениями в земле гниют забытые кости солдат Красной Армии…
Каждый народ должен с уважением относиться к мёртвым – к чужим, но в первую очередь к своим. На Бородинском поле стоял памятник как своим героям, так и погибшим противникам – «Мёртвым Великой армии». Большевики, захватив власть, снесли оба монумента.

Историческая память постепенно, с большим трудом восстанавливается у нас: только теперь, к столетию Первой мировой выбран на конкурсе проект памятника павшим на ней. Это будет первый достойный монумент героям Великой, но совсем забытой у нас войны. Власть после 17 года ненавидела поражения и для неё всякое напоминание о не самых удачных венных походах было неприемлемо. Солдаты, павшие на «неглавной» войне оказались начисто вычеркнуты из государственной памяти.

В Германии такое не должно повториться. Бруно Брем, писавший для идущих воевать солдат, выражал уверенность в победе. Судьба распорядилась по-другому. Ну и что? Спартанцы у Фермопил тоже погибли…
Но умирающий на памятном барельефе лев символизирует вечное восхищение вовсе не персами.


Нина Тумасова

Брошюра Брема http://ru.calameo.com/books/00253144557ba07d4d4eb

http://bisher.schutz-brett.org/773-tacit-gerder-i-polosatye-lentochki.html
Tags: Мы не забыли. Мы не простили.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments