beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Карен Оганесян. "Правда о Великой Отечественной войне". часть 3

Ни одно другое танковое или противотанковое орудие Вермахта поразить Т-34 не могло. Танк Т-34 одним своим появлением превратил в устаревшие все танки мира. Его маневренные качества были непревзойденными. Удельная мощность двигателя советского танка – более 18 л.с. на тонну веса. Лучший немецкий танк Pz.III имел лишь 14 л.с. на тонну. Поскольку на Т-34 был установлен танковый дизельный двигатель, он спокойно «брал» на броню дополнительные баки с горючим. Тогда его запас хода возрастал до 465 км.

Очень интересен отчет британских специалистов о Т-34. Содержащийся в отчете окончательный вывод дает высокую оценку конструктору танка М.И. Кошкину и его конструкторскому бюро, как людям, сосредоточившим свои усилия на самых важных характеристиках, определяющих боевые качества проектируемого танка, и исключительно четко понимавшим, чего они хотят: «Конструкция танка свидетельствует о четком понимании его важнейших боевых качеств и требований войны с должным учетом особенностей подготовки русского солдата… театром военных действий и имеющихся производственных мощностей… создание и производство таких высококачественных танков в таком большом количестве представляет собой инженерно-техническое достижение самого высокого класса».

В последнее время стало модным указывать на недостатки Т-34, такие как теснота, плохой обзор из башни, слабая оптика. Но «все эти недостатки… могли бы сыграть заметную роль лишь в том случае, если бы танки, с которыми Т-34 встретился на поле боя, были бы равноценны ему в более существенных отношениях. Боевые качества танка определяются тремя основными характеристиками: огневой мощью, броневой защитой и маневренностью. По каждому из этих показателей Т-34 мог бросить грозный вызов любому танку, находящемуся на вооружении в армиях других стран» ( Д. Орджилл. Самый лучший танк в мире).

Недаром Гудериан, встретившись с этими танками на поле боя, вместо того чтобы утешать себя мыслью, что «зато в Т-34 башня тесная и обзор из нее плохой», предложил германским конструкторам скопировать советские машины. А генерал-фельдмаршал фон Клейст характеризовал Т-34 как «самый лучший танк в мире».

Однако если в армиях других стран равноценного противника для Т-34 не было, в РККА дело обстояло иначе.

С 1939 года в Советском Союзе на вооружении армии состояли еще более мощные машины. Это тяжелые танки КВ, первые образцы которых имели приведенные в таблице 1 тактико-технические характеристики. Необходимо уточнить, что к началу войны толщину брони башни КВ довели до 95 мм, а впоследствии и лобовую броню корпуса, и лобовую броню башни усилили броневыми экранами – до 105 мм.

Чтобы дать представление о мощи этого танка, расскажем один боевой эпизод, взятый из немецких источников и приведенный в книге американского историка М. Кейдина «Тигры горят»: «Один из танков КВ сумел прорваться к единственной дороге, по которой снабжалась немецкая авангардная группа войск на северном плацдарме, и блокировать ее на протяжении нескольких дней. Первые грузовики, доставлявшие снабжение, были немедленно расстреляны и сожжены русским танком. Практически не было возможности уничтожить это чудовище. Из-за болотистой местности обойти его было нельзя. Подвоз продовольствия и боеприпасов прекратился. Тяжелораненых солдат эвакуировать в госпиталь для операции было невозможно, и они погибли. Попытка вывести танк из строя с помощью батареи 50-мм противотанковых пушек, стрелявших с расстояния в 450 метров, закончилась тяжелыми потерями для расчетов и орудий. Советский танк остался невредимым, несмотря на, как это было установлено позже, 14 прямых попаданий. Снаряды оставили лишь синеватые вмятины на его броне. Когда подтянули закамуфлированное 88-мм зенитное орудие, советские танкисты хладнокровно позволили установить его в 600 метрах от танка, а затем уничтожили вместе с расчетом прежде, чем оно успело выпустить первый снаряд. Неудачей обернулась и попытка саперов подорвать танк ночью. Правда, саперам удалось подкрасться к танку вскоре после полуночи и подложить взрывчатку под гусеницы танка. Но широкие гусеницы мало пострадали от взрыва. Взрывной волной от них оторвало несколько кусков металла, но танк сохранил подвижность и продолжал наносить ущерб тыловым подразделениям и блокировать доставку снабжения… В конце концов немцы сумели справиться с этим танком, прибегнув к следующему маневру. Пятьдесят танков атаковали КВ с трех сторон и открыли по нему огонь, чтобы приковать к себе внимание экипажа. Под прикрытием этого маневра удалось установить и замаскировать еще одно 88-мм зенитное орудие позади советского танка так, чтобы на этот раз оно сумело открыть огонь. Из двенадцати прямых попаданий три снаряда пробили броню и уничтожили танк. И это был всего один русский танк».

Тут можно добавить лишь, что даже 88-мм зенитное орудие из двенадцати(!) попаданий в кормовую(!), то есть теоретически наименее бронированную, часть КВ пробило его броню всего три(!) раза. Ни одно другое танковое или противотанковое орудие немцев бороться с КВ не могло вообще. Отсутствие достойного противника позволило впоследствии уменьшить толщину брони танка КВ для повышения его ходовых характеристик.

Кроме КВ, на вооружении РККА состоял КВ-2, отличавшийся от КВ-1 несколько большей массой, экипажем в 6 человек, а главное – орудием.

Пушки, равной 152,4-мм гаубице МЛ-20С, установленной на КВ-2, не имел ни один танк в мире до конца войны. Бронебойный снаряд этой пушки массой 52 кг, выпущенный с начальной скоростью 436 м/с, пробивал, а точнее, проламывал броневую плиту толщиной 72 мм на дистанции 1500 м под углом встречи в 60 градусов.

По официальным данным, на начало войны в РККА имелись 1225 Т-34 и 636 КВ, из них 508 КВ и 967 Т-34 в составе Западных округов. Однако есть сведения, что на самом деле к 22 июня насчитывалось уже 711 КВ и 1400 Т-34. А теперь произведем несложный арифметический расчет: 2376 Т-27, 3460 Т-37А и Т-38, 132—277 Т-40, 9998 Т-26, 504—600 Т-28, 1225—1400 Т-34, 59 Т-35, 594 БТ-2, 1688 БТ-5, 4563 БТ-7, 704 БТ-7М, 636—711 КВ и КВ-2.

Итого, официально 25 939 танков и танкеток, а неофициально – более 26 400. Из них на западной границе – 13 510.

Тут, правда, надо сделать небольшое уточнение. Столько танков имелось в составе пяти Западных приграничных округов на 1 июня 1941 года. А к 22 июня в Западные округа прибыли дивизии из состава Второго Стратегического эшелона: 10 стрелковых, 4 танковые, 2 моторизованные дивизии. В их составе еще 1763 танка. Кроме того, танками пополнялись и те дивизии, которые уже находились в составе округов. Поэтому всего на 22 июня 1941 года в составе Северного, Северо-Западного, Западного, Юго-Западного и Южного фронтов числилось 15 687 танков и танкеток, не считая танков в составе дивизий НКВД.

Как мы помним, у Гитлера в первом эшелоне лишь 3578 танков и штурмовых орудий, включая командирские танки.

Конечно, мы не учли танки союзников Германии. Это 86 финских боевых машин (в основном трофейные советские Т-26 и самоходные орудия на их базе) и 60 румынских танков, лучшими из которых были чешские Т-35(t).

Кроме того, на вооружении Вермахта состояло несколько сотен трофейных французских танков, либо переоборудованных в огнеметные танки, либо использовавшихся во второй линии. Так, известно, что в составе войск вторжения насчитывалось три батальона огнеметных танков. Кроме того, два отдельных танковых батальона находились в Финляндии и Норвегии. Возможно также, что какое-то количество танков в виде отдельных взводов было придано некоторым пехотным и моторизованным дивизиям.

В любом случае получается не более 4—4,5 тысячи танков и штурмовых орудий. Говорить после всего этого о каком-либо техническом или количественном превосходстве Вермахта по танкам просто смешно. В РККА только в Первом Стратегическом эшелоне танков втрое больше, чем у Гитлера с союзниками. Только средних и тяжелых танков у Сталина на границе почти две тысячи. А у Гитлера до этих весовых категорий недотягивает почти ни один танк. Да что говорить, одних Т-26 больше, чем во всем Вермахте танков всего. Но поскольку историкам требовалось найти объяснение катастрофическому поражению советских танковых войск в первые месяцы войны, они, недолго думая, выдали несколько доводов в пользу танков Вермахта.

Первый – радиосвязь: «Немецкие танковые войска были полностью радиофицированы, а на советских танках радиостанция с резко выделявшей танк среди прочих поручневой антенной ставилась только на командирские машины, хотя такая хорошо заметная деталь резко отличала танк командира, показывая противнику, кого надо уничтожить в первую очередь. Из десяти советских танков БТ лишь один имел радиостанцию, тогда как к началу войны с СССР не имевших радиооборудование танков в Вермахте насчитывалось крайне мало» ( В. Грызун. Как Виктор Суворов сочинял историю).

Тут даже не знаешь – с чего начать.

Во-первых, «резко выделявшую танк» поручневую антенну на советских танках заменили на штыревую уже после боев в Испании и на Халхин-Голе, хотя, конечно, оставались в строю и танки с поручневой антенной.

Во-вторых, что значит: «Из десяти БТ радиостанцию имел лишь один»? И почему упоминаются только БТ? Или остальные типы советских танков вообще не имели радиостанций? Кстати, и из танков БТ вовсе не каждый десятый был радиофицирован.

Но не будем попусту препираться. Просто вспомним, что танковая радиостанция 71-ТК-1 производилась в СССР с 1933 года. Эти радиостанции устанавливались на Т-37А и на Т-38, на Т-26 и БТ. Кстати, насчет БТ. Из 8060 произведенных танков рация стояла на 2600 машинах. То есть отнюдь не каждый десятый БТ имел радиостанцию, а каждый третий. Из танков Т-26 радиофицирован был чуть ли не каждый второй (из 11 218 произведенных Т-26 рация стояла на 5000). Танки Т-28 и Т-35 были оснащены радиостанциями поголовно. То же скорее всего касается Т-34 и КВ.

Причем понятно, что непосредственно в приграничных округах уровень радиофикации советских танков был намного выше, чем в РККА в целом.

И опять же, только «устаревших» советских радиофицированных танков в два с половиной раза больше, чем всех танков Германии, предназначенных для операции «Барбаросса».

Кстати, о танках Германии. Если не считать того, что PzKpfw.I вообще не имел рации (за исключением «командирских» танков, но те не имели вооружения), то немецкие танки можно считать полностью радиофицированными. Но необходимо уточнить, что в то время как на всех советских радийных танках стояли приемопередатчики, на основной массе германских танков были установлены только приемники. Приемопередатчиками в Вермахте оснащались только машины командиров подразделений, начиная с командира взвода и выше. Так что принципиальной разницы в радиофикации, безоговорочно показывающей превосходство германских танковых войск над советскими, нет.

Но на тот случай, если кто-то не поверит сказкам о 10%-ной радиофикации советских танков, историками был предложен второй довод: в Вермахте «имелись бронетранспортеры и прочие бронированные колесно-гусеничные и колесные машины. А в Красной Армии о БТР и слыхом не слыхивали. И по бронеавтомобилям РККА Вермахту уступала в пять раз» ( В. Грызун. Как Виктор Суворов сочинял историю).

Вот оно как. К счастью, количество бронеавтомобилей в РККА известно. На 1.06.1941 года их насчитывалось 5197. Их них 3258 были вооружены 45-мм танковой пушкой, т.е. в принципе могли бороться с любым танком Вермахта.

Если верить уважаемым историкам, на вооружении германской армии к началу войны насчитывалось более 25 тысяч бронеавтомобилей, не считая бронетранспортеров.

Но мы историкам не поверим. К июню 1941 года в Германии было изготовлено около тысячи легких бронеавтомобилей SdKfz.222 «Хорьх», около 150 легких бронеавтомобилей SdKfz.231/232 и около 270 тяжелых бронеавтомобилей SdKfz.233. Кроме того, промышленность Германии к июню 1941 года произвела около 750 тяжелых бронетранспортеров SdKfz 251/10 «Ганомаг» и пару сотен легких бронетранспортеров SdKfz 250/10 «Демаг». И все!

Теперь из этой жуткой «армады» в две с половиной тысячи бронеавтомобилей и бронетранспортеров вычтите все потерянные и вышедшие из строя в 1939—1941 гг. машины. Вспомните, что дивизии Вермахта к июню 1941-го были разбросаны по всей Европе, а пара танковых дивизий воевала даже в Северной Африке, и объясните – каким образом тот жалкий остаток, выделенный для вторжения в Советский Союз, мог в пять(!) раз превосходить по количеству бронеавтомобили РККА? Чтобы окончательно лишить вас сомнений, добавлю, что летом 1941 года бронемашины Германии в лучшем случае были вооружены 20-мм автоматической пушкой.

Ах да! Как же мы могли забыть? Ведь у германских танков было такое преимущество перед советскими, как командир танка, освобожденный от обязанностей заряжающего или наводчика, в отличие от танков других стран. В то время как командир советского танка должен был одновременно наводить-заряжать орудие, командовать танком, командовать своим подразделением, если он был командиром взвода, роты, батальона и т.д., командир германского танка с комфортом сидел в своей командирской башенке, имея круговой обзор, и спокойно отдавал приказы. Вот только давайте не будем забывать, что таких «комфортных» для немецких танковых командиров машин было на границе с СССР всего 1404 штуки – 965 Pz.III и 439 Pz.IV. Все остальные ничем не отличались по своей «комфортабельности» от «неудобных» советских танков.

Конечно, можно заявить, что, кстати, некоторые историки и делают, что после 1941 года немцы одумались и создали танки, превосходящие лучшие боевые машины СССР. Речь пойдет о знаменитых «тиграх» и «пантерах». Хорошие были танки. Но и советское танкостроение не почивало на лаврах. В ответ германским «зверям» началось производство Т-34-85, Т-44, ИС-1, ИС-2, ИС-3.

Интересно, что, упоминая Т-34-85 и ИС-2, историки совершенно «забыли» про Т-44 и ИС-3, а ведь эти танки созданы и приняты на вооружение в ходе войны. И повоевать они успели – ИС-3 участвовали в штурме Берлина и в войне против Японии (ТМ №3, 1990 г.), а Т-44 еще с 1944 года поступали на вооружение гвардейских танковых бригад. Произведено же их в годы войны было больше, чем, скажем, «королевских тигров», без упоминания о которых не обходится ни одна «История Второй Мировой» (с середины 1944-го по май 1945-го произведено 655 Т-44 и несколько сотен ИС-3 против 485 «королевских тигров»). И, хотя мы говорим про лето 1941-го, для сравнения приведем характеристики танков второй половины Великой Отечественной войны.

Таблица 2

* – в зависимости от модификации.

Спору нет, германским конструкторам удалось создать настоящие бронированные монстры. Помимо толстенной брони, которая на «пантере» и на «королевском тигре» имела рациональные углы наклона, эти танки были вооружены мощнейшими орудиями.

Так, бронебойный снаряд 88-мм пушки «тигра» пробивал с дистанции:

500 метров – 110-мм броню;

1000 метров – 100-мм броню.

Еще более мощным было орудие «королевского тигра», имеющее длину ствола 71 калибр. Бронебойный снаряд этой пушки пробивал с дистанции:

500 м – 130-мм броню;

1000 м – 121-мм броню.

Кроме этих «сверхтяжелых» танков, на вооружении Вермахта состояла «пантера», которую некоторые называют лучшим танком Второй Мировой войны.

Бронебойный снаряд 75-мм орудия, установленного на «пантере», имеющего длину ствола 70 калибров, пробивал с дистанции:

500 м – 107-мм броню;

1000 м – 93-мм броню.

«Пантеру» как российские, так и зарубежные историки упорно запихивают в категорию средних танков. Оно и понятно. Будучи по весу сравнима с тяжелым советским танком ИС-2, «пантера» уступает ему почти по всем параметрам. Между тем это все же хоть и слабый, но тяжелый танк просто потому, что по весу он вдвое превосходит «средние» и «тяжелые» танки Германии образца 1941 года.

Кстати, «пантеры» немецкие танкисты любили значительно меньше «тигров», не в последнюю очередь из-за ненадежной ходовой части. А вот что представляли собой советские танки второй половины войны, видно из той же таблицы 2. Как мы видим, знаменитая «тридцатьчетверка» получила новое 85-мм орудие.

Бронебойный снаряд этой пушки пробивал с дистанции:

500 м – 111-мм броню;

1000 м – 102-мм броню.

Т.е. пушка советского среднего танка не уступала орудиям таких германских тяжелых и сверхтяжелых машин, как «тигр» или «пантера», и в принципе гарантированно поражала и тот и другой. Однако бронирование Т-34-85, особенно броню корпуса, усилить не удалось. Этот недостаток был исправлен на Т-44. Благодаря тому, что двигатель на новом советском среднем танке был развернут поперек корпуса, башню на Т-44 передвинули назад. Соответственно люк механика-водителя переместили с лобового бронелиста на крышу корпуса танка, избавившись от «ахиллесовой пяты», «тридцатьчетверки», а поскольку и центр тяжести танка сместился назад, то появилась возможность многократно усилить броню лба корпуса. Таким образом, советский средний танк Т-44 по бронированию не уступал, а то и превосходил германские тяжелые танки. А если еще вспомнить, что и качество броневой стали у советских танков было выше…

А вот танков, хотя бы равных советским ИС, немцы так и не смогли создать. Танк ИС-2 по массе был равен «среднему» германскому PzKpfw.V «пантере», но превосходил ее по вооружению, бронированию и проходимости. Бронебойный снаряд 122-мм орудия ИС-2, покидавший ствол с начальной скоростью 780 м/с, пробивал с дистанции:

1000 м – 172-мм броню;

2000 м – 122-мм броню.

На испытаниях первый же снаряд ИС-2 с 1500 метров пробил лобовую броню «пантеры» и, не утратив свою энергию, прошил все внутренности, включая двигатель и трансмиссию, ударил в кормовой лист корпуса, оторвал его и отбросил на несколько метров.

А вот орудие «пантеры», да и «тигра» с такой дистанции, как, впрочем, и с 500 метров, лобовую броню ИС-2 пробить не могло. Появление ИС-2 вызвало у экипажей «тигров» психологический шок, подобный тому, который испытывали германские танкисты в 1941 году при встрече с КВ. Они привыкли, что их танки самые мощные, самые бронированные… и вдруг навстречу выезжает такое «чудовище». Появился даже приказ по танковым соединениям, категорически запрещающий экипажам «тигров» принимать встречный бой с ИС-2. Считалось само собой разумеющимся, что «тигры» могут справиться с ИС-2, только если «навалятся» не менее чем взводом на один советский танк.

А танку ИС-3 вообще не было равных противников ни по каким показателям. Броню этого танка даже «королевский тигр» не смог бы поразить и с 500 метров. Кроме того, надо учитывать, что на ИС-3 применили новые конструктивные формы брони. Так, лобовые 120-мм броневые плиты располагались в форме так называемого «щучьего носа». Башня была приплюснутой, сферической формы. Опять же броню толщиной 250 мм, как на ИС-3, не имел даже германский супертанк «маус» весом в 188 тонн. Его броневые листы имели толщину 240 мм. При этом немцы успели изготовить лишь прототипы этого монстра, в отличие от сотен ИС-3.

Предвижу одно возражение. Германские танковые орудия комплектовались, кроме бронебойных, также подкалиберными снарядами, имевшими очень высокую бронепробиваемость. Так, орудие «тигра» при стрельбе подкалиберным снарядом пробивало с дистанции:

500 м – 156-мм броню;

1000 м – 140-мм броню.

Орудие «пантеры» пробивало с дистанции:

500 м – 195-мм броню;

1000 м – 164-мм броню.

Орудие «королевского тигра» пробивало подкалиберным снарядом с дистанции:

500 м – 237-мм броню;

1000 м – 200-мм броню.

На это отвечу, что, во-первых: бронепробиваемость германских подкалиберных, да и просто бронебойных снарядов несколько, процентов этак на 30—40, завышена. Если точнее, то немцы считали, что снаряд пробивает броню, если 20—50% осколков снаряда проникло внутрь танка. Между тем в Советском Союзе учитывалась «уверенная бронепробиваемость», то есть если за броню проникло не менее 80% осколков. Во-вторых: советская танковая броня была в годы войны процентов на 10—15 прочнее, чем германская. Соответственно, чтобы сравнение было корректным, надо полученные на полигоне табличные значения бронепробиваемости либо уменьшить для германских танковых орудий, либо соответственно увеличить для советских. В-третьих: советские танковые орудия тоже оснащались подкалиберными снарядами. Так, 85-мм пушка Т-34-85 при стрельбе подкалиберным снарядом пробивала с дистанции:

1000 м – 118-мм броню.

И наконец, в-четвертых: в качестве твердого сердечника в германских подкалиберных снарядах использовался карбид вольфрама. Проблема же в том, что в Германии уже с 1942 года из-за дефицита вольфрам перестали применять для производства артиллерийских боеприпасов. Так что не все ли равно, какую бронепробиваемость имели германские подкалиберные снаряды, если их практически не было?

С первого и до самого последнего дня войны советские танки качественно превосходили немецкие. А про количество и говорить не стоит. Только Т-34 было выпущено более 52 тысяч. Это почти столько же, сколько Германия произвела танков и САУ за все годы войны.


Карен Оганесян. "Правда о Великой Отечественной войне. Красная Армия всех сильней!"

http://coollib.net/b/242951/read#t5
Tags: армия совковых упырей
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments