beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Голод в СССР 1946-48г.г.

kolhoz



В России, как, впрочем, и на Украине, и в Молдавии почти ничего не знают о голоде 1946-1948 годов. Казалось бы, этот голод случился - в отличие от катастрофы 1932 года - при жизни многих живущих ныне людей. "Шестидесятники" как раз тогда вступали в жизнь... Нет, информации об этой трагедии намного меньше, значения ей большой не придают. Возможно, потому что полтора-два миллиона погибших от голода - в основном, крестьяне. Советские интеллектуалы показали хорошую сословную память, запомнив гибель Михоэлса и "дело врачей", но плохо выполнили главный долг интеллектуалов - помнить за весь народ.
В 1947-1948 гг. власть сумела удержать города от вымирания. Впрочем, невелика хитрость: власть легко могла предотвратить голод и в деревне. Голод был создан абсолютно искусственно из-за милитаризма власти. Сталин готовился к войне с Западом и копил зерно.
В феврале 1948 года правительство отвергло прошение 10 работников ЦК и совмина выделять крестьянам больше земли - оставили 0,15 га на семью, причём земля выделялась каждый год заново.  Военные расходы после окончания войны выросли, а "гражданам СССР исподволь внушалась опасность агрессии с Запада, необходимость милитаризации и пополнения мобилизационных резервов" (Зима, 1996, 18).
Летом 1946 г. правительство ввиду плохого урожая решило изъять у крестьян больше хлеба. Оставить им меньше, а не больше! План сдачи хлеба по всем регионам, в том числе, пострадавшим от неурожая, был увеличен в сравнении с предыдущим годом. К "заготовкам" были привлечены МВД и Лубянка (МГБ). Процент изъятия доходил до 86 (Волгоградская область). Крестьяне многих регионов остались без продовольственного и семенного зерна. В среднем было изъято 47% урожая.  Из собранных 17,5 млн. тонн зерна 4,8 млн. было отправлено в госрезерв (на войну), 1,1 млн. тонн проданы заграницу. К февралю 1947 г. в военном резерве было 10 млн. тонн зерна, на 2 млн. больше, чем годом ранее.   Летом 1947 года в стране уже был голод, стали умирать крестьяне, в результате хлеба было собрано ещё меньше - зерно осыпалось на корню из-за отсутствия рабочих рук. Выход был найден в "зачистке" новозавоёванных областей: была организованная массовая конфискация хлеба у "кулаков" Украины, Прибалтики, Белоруссии, то есть у тех крестьян, которые во время коллективизации не были под властью большевистской России. Сопротивлявшихся отправляли в концлагеря по 58 статье со сроком 5-10 лет. В итоге хлеба в 1947 г. взяли 31 млн. тонн. У государство скопилось зерна на 2,8 млн. тонн больше, чем в 1940 году, хотя зерна собрали на треть меньше.

"Нагнетание военной опасности, недоверие к колхозам и совхозам приводило к тому, что советское правительство чувствовало себя увереннее при наличии огромных скрытых и охраняемых запасов продовольствия" (Зима) .

Неурожай привёл к резкому сокращению сбора картошки, падежу и забою скота.

* * *

Правительство тщательно скрывало факт массового голода в 1946-1947 гг. Медики послушно искажали причину гибели людей, писали: "дизентерия", "токсическая диспепсия". Воскрес диагноз "септическая ангина", впервые изобретённый во время голода 1932 года: некрозы во рту, кровоизлияния на коже, лейкемия. "Ангиной" болезнь назвали, потому что люди жаловались на боль в горле, а точный диагноз был: "Алиментарно-токсическая алейкия", "лейкопения", белокровие. В 1946 году от такой "ангины" умерло 90 человек, в 1947 - 224 (около 15% зарегистрированных заболевших). Эта болезнь начиналась у людей, которые весной собирали гнилые зёрна, оставшиеся на полях с осени.  Слушая радио и читая газеты, люди были уверены, что плохо лишь у них, а в соседних областях всё хорошо. Цензура перехватывала письма из деревень в армию, где говорилось о голоде - в марте и апреле 1947 года таких писем по четырём областям было конфисковано 500. Письма сохранились, например, Н.Панасенкова, дер. Борок, Великолукская обл.: "У нас сейчас большой голод. По нашему колхозу и по району нет сытых людей, ни у кого нет хлеба. У некоторых нет решительно ничего, кроме воды и соли".  По численности болевших дистрофией очаги голода устанавливаются: Ульяновская область - 104 тысячи человек, Тамбовская - 67 тысяч, Краснодарский край - 23 тысячи.

В Украине было 819 тысяч больных дистрофией, из них 80% на селе. Умерло 32 тысячи. Всего голодало 2,7 млн. колхозников.

В Молдавии от дистрофии умерло 36 тысяч человек.

В Ленинграде обследование рабочих показало, что алиментарной дистрофией и авитаминозом весной 1947 г. более более трети. Ленинградское руководство издало секретное постановление об "усилении питания" рабочих, но продуктов не хватало.  Частная история. 15 мая 1947 года в цеху завода "Красный Аксай" в Ростове-на-Дону упал рабочий, ветеран войны Н.Аникийчук. В здравпункте он объяснил, что три дня ничего не ел. Его накормили, выдали больничный лист. Но мест для дистрофиков в больнице не было, его отправили в заводское общежитие, где через 9 дней он умер.
Рабочие подняли крик, пошли в редакцию газеты (безуспешно), в прокуратуру. Прокурорская проверка выявила ещё 92 дистрофика на грани смерти. Директору завода было "указано на бездушное отношение к нуждам рабочих", их предупредили "о строгой ответственности в случае повторения".   Рабочие дошли до прокуратуры, но были категории людей, которые ходить не могли. В доме малютки №2 г. Кирова персонал крал продовольствие - в 1947 г. из 150 детей умерло 60, в том числе от дистрофии 16 (недоедание проявлялось и в повышенной смертности от туберкулёза). Чтобы скрыть гибель детей, 53 трупика были похоронены работниками детдома тайно. Заведующую приговорили к 20 годам тюрьмы. В Тотемском районе Вологодской области в дом ребёнка поступило 153 человека, из них умерли 87.

Были случаи людоедства. Прокурор Измаильской области запрашивал Киев, по какой статье судить двух сестёр, которые съели труп умершей от голода матери в с. Васильевка Боградского района. Министр внутренних дел СССР сообщил Сталину, Молотову, Берии о людоедстве в Запорожье, на Харьковщине. Обычно же регистрировалось не людоедство, а бесследное исчезновение людей (чаще подростков).   Резко выросло число самоубийств - например, среди матерей, у которых погибали все дети. Когда осенью 1946 г. подорожал хлеб (3 рубля за килограмм), крепильщица кузнечного цеха завода "Подъёмник" в Москве Е.Кирпичёва, получавшая 500 рублей мать троих детей писала в профком: "Мне трудно было кормить детей до повышения цен, а теперь остаётся только повеситься".   В Таганроге 15 октября 1947 г. на суку дерева нашли труп рабочего-молотобойца завода "Красный котельщик" С.Корокоца. В кармане была записка на имя начальника кузнечного цеха: "Я неоднократно обращался к вам за помощью, так как у меня вытащили хлебные карточки и месяц живу без хлеба. Вы же послали меня к черту". Корокоц 7 лет был на фронта.  
Даже в Москве в декабре 1947 г. были перебои с хлебом, овощами, картофелем. Под угрозой срыва оказались даже работы на военных заводах.

Точное число жертв голода установить невозможно. Дистрофией и белокровием переболело 4 миллиона человек, смертность достигала 50%.  
География голода была схожа с голодомором 1932-1933 годов. Абсолютный голод был в некоторых районах Черноземного центра, на Средней и Нижней Волге, Северном Кавказе, на юге Украины, в Молдавии. Слабее в Белоруссии, в центре России, на её западе, севере и востоке.  
Во многих местах от голода спасал картофель. В очень многих - воровство хлеба. В ответ был издан указ 4 июня 1947, ужесточивший до 10 лет наказание за кражу "государственной собственности" - прежде всего, хлеба. "Червонец" стали давать за кражу буханки хлеба. Тюрьмы в короткое время оказались переполнены, и тогда Шверник (председатель президиума верховного совета СССР) убедил Сталина смягчить наказание в 3-4 раза, пересмотрев дела уже приговорённых. Сажали и за "спекуляцию продуктами питания".    Меры правительства против голода были недостаточно. Некоторые руководители (например, Хрущёв) решались просить о выделении зерна из военных запасов - им отказывали. Хрущёв писал в мемуарах, что на его сообщения о голоде и людоедстве Сталин отвечал: "Мягкотелость! Вас обманывают, нарочно докладывают о таком, чтобы разжалобить и заставить израсходовать резервы". Хрущёв просил 79 тыс. тонн зерна, получил 60 тыс. - с условием возврата со следующего урожая из расчёта 10%.  
Руководство Молдавии просило развернуть 20 тысяч больничных коек для дистрофиков и выделить на них 280 тонн муки - Косыгин выделил 100 тонн, причём из постановления было убрано слово "дистрофики", остались просто "тяжело больные".  

Все распоряжения о борьбе с голодом (около десятка, в основном, на Украине и в Молдавии) были секретными. Врачам рассылались указания о способе борьбе с дистрофией - например, о возможности заменять отсутствующую еду дрожжами и дикорастущей зеленью. Основная помощь оказывалась горожанам, тогда как голодали больше на селе.     Единственная уступка человечности, на которую пошёл режим, было допущение иностранной помощи. О голоде стало известно на Западе. Американский Красный Крест прислал продовольствия на 31 млн. долларов. Датский - летом 1946 - 100 тысяч посылок в российские детские дома, шведский - в детдома Москвы и Киева. Иранское общество Красного Льва и Солнца прислало в Азербайджан 20 тонн риса.

Летом 1947 года правительство запретило ввоз помощи, чтобы на Западе не вёлся сбор средств: разговоры о голоде в России были названы "безответственной пропагандой". Одновременно СССР продолжал экспортировать миллионы тонн хлеба, причём все данные об экспорте были засекречены.   В 1952 г. экспорт зерна достиг 4,5 млн. тонн. Впрочем, и остававшегося в стране зерна хватило бы для предотвращения голода, а оно гнило в военном "резерве": "Убранное с таким трудом и сданное государству зерно сваливалось в грязь, мокло под дождём, покрывалось снегом, портилось, списывалось и тайно уничтожалось. ... Десятилетиями зерно накапливалось и сгнивало в многочисленных не приспособленных для хранения складах" (Зима, 1996, 150). Во время голода на складах было загублено не менее миллиона тонн зерна.    Количество умерших всячески маскировалось. В некоторых областях статистики рапортовали о приросте населения за год, тогда как помесячные рапорты фиксировали убыль. Удалось установить, что в России в 1947 г. умерло на 400 тысяч человек больше, чем в 1946. На Украине численность умерших в 1947 г. была 1,7 раза выше, чем в 1946-м, в Молдавии - в 2,5 раза. Всего "сверх обычного" было зарегистрировано 774 тысячи смертей, и как минимум столько же погибших было скрыто статистикой. После роста численности в 1945 году началось сокращение. Население восточной части Украины сократилось в 1947 году на 560 тысяч человек, западной - на 250 тысяч. 85% умерших - жертвы голода на селе. В Молдавии погибло не менее 3% населения (80 тыс. человек), при этом умерших от голода стариков записывали как умерших от старости.

Всего в России, Украине, Молдавии от голода погибло не менее миллиона человек, а от болезней, связанных с голодом (включая начавшийся тиф) - ещё около миллиона.

За голод были наказаны жертвы голода. 21 февраля 1948 г. по инициативе Хрущёва был издан секретный указ о выселении с Украины крестьян, не выполнивших план по сдаче зерна - прежде всего, "единоличников". Аналогичные меры были приняты и в других частях страны, за исключением территорий, завоёванных в 1939-1940 гг. Это была окончательная "зачистка" уклонившихся от коллективизации. Из Московской области выселили 623 человека, в основном в возрасте от 30 до 50 лет. Всего было отправлено в Сибирь 17,5 тысяч человек, из них 1,8 тысячи - на строительство Норильского никелевого комбината. Высылка осуществлялась без суда, бессрочно, без возможности обжалования, оформлялась решениями "крестьянских сходов". Частью "второго раскулачивания" стало повышение в 1947 году налогов на 100% с единоличников, на 30% с колхозников и совхозников. В 1952 году денежным налогом были обложены и "натуральные доходы" крестьян - ягоды и грибы. Личное хозяйство стало убыточным. "Без какой-либо огласки в течение 1948-1952 гг. натуральные и денежные налоги с сельского населения были повышены в 3 раза" (Зима, 1996, 234).   За 5 лет с 1948 года было забито 4,5 миллиона голов скота. Началось бегство из деревни в город, причём количество мигрантов превышало потребности города. К 1951 г. население деревни сократилось на 8,7% в сравнении с 1947 г. С 1946 по 1953 год село покинуло около 10 миллионов человек. В стране возродилось нищенство. В Москве в 1951 году было учтено 528 нищих. Началась и "антинищенская кампания" - нищих вывозили из городов, сосредотачивая в специальных интернатах.

Петр Степанников перепечатал из krotov.info


Ссылка: http://maxpark.com/community/4797/content/2136855


KMO_126214_00001_1_t210
Tags: "неудобная" история
Subscribe
promo nemihail 13:00, yesterday 331
Buy for 20 tokens
Это современная история кровавой мести – трагедия, каких быть не должно. Однако это случилось и молчать об этом опасно и даже преступно. Фото: архив Резы Дегати Цель моего поста не сеять межнациональную рознь, скорее наоборот, мы должны знать правду, о тех событиях, чтобы они больше…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments