?

Log in

No account? Create an account

September 22nd, 2014

«Южный газовый коридор» представляет угрозу для России.

d6c7f838365d5cbbf2e7fe7fd6662a7c


Евросоюз стремится использовать все доступные ему экономические и административные рычаги, чтобы освободиться от необходимости закупать природный газ в России.

Еврокомиссия утвердила программу строительства трубопроводов стоимостью около 6 млрд. евро для доставки природного газа из Азербайджана, Туркмении и Ирана в обход территории России.

Ставится задача вытеснить поставку российских энергоносителей, заменив их контрактами с другими странами каспийского региона. Причем в Европе надеются, что этим странам можно будет диктовать выгодные дл ЕС цены.

Основным источником природного газа для новой европейской системы газопроводов TANAP-TAP должно стать месторождение Шах-Дениз на шельфе Каспия, запасы которого оцениваются в 1,2 трлн. куб. м.

http://rustoria.ru/post/yuzhnyj-gazovyj-koridor-predstavlyaet-ugrozu-dlya-rossii/

684dd029e6935ef20f1927f4bcc8191a_516ab901be9449fe46a3aa92f3ff9cb7
Buy for 20 tokens
Узнаю нашу страну, в одной новости может быть катастрофа, чудесное спасение, а ведь это действительно было чудо и как итог мародерство. Фото: Георгий Малец (Мартин) Не смотря на то, что место приземления самолета Airbus A321 Уральских авиалиний отцеплено, находятся люди которые решили…

Немцев Поволжья Автономная Советская Социалистическая Республика

map_np1926

К 30 декабря 1922 года (дата создания СССР) в состав РСФСР уже входило 8 автономных советских социалистических республик и 14 автономных областей и трудовых коммун.  

Республика Немцев Поволжья образована 19.12.1924 в составе РСФСР. Сначала как "Трудовая коммуна немцев Поволжья".
  Площадь 28,8 тыс. км2. Население 605 тыс. человек. (1939). Столица — Энгельс.

  28.08.1941 автономия немцев прекратила своё существование.  

В апреле 1946 года на части территории бывшей Восточной Пруссии была образована Калининградская область. В 1954 г.
 

19 февраля 1954 года Крымская область "в честь 300-летия воссоединения Украины с Россией" из состава РСФСР была передана в состав Украинской ССР. Восстановлением ликвидированных во время Великой Отечественной войны национально-территориальных образований отмечен 1957 год (Карачаево-Черкесской автономной области, Кабардино-Балкарской АССР, Чечено-Ингушская АССР, Калмыцкой автономной области), однако АССР Немцев Поволжья восстановлена не была.
 

Немного истории
Поселение немцев России является одним из результатов усиленной колониальной деятельности русского царского правительства, начатой еще в эпоху Петра I и усиленно продолженной правительством Екатерины II.   Переселение немцев в Россию никогда и ни в какой мере не обуславливалось какими-либо политическими и тем более авантюристическими соображениями со стороны немцев, а исключительно поисками лучшей жизни.

То было бегство от непосильного феодального гнета и разного рода религиозных преследований

  Одним из самых больших и массовых переселений является переселение немцев из разоренной Семилетней войной Германии в Россию по изданному Екатериной II Манифесту 1763 г. В период с 1764 по 1772 гг. в Поволжье переселились из Германии около 8,000 немецких семей, всего около 27,000 душ, которые образовали в Поволжье 106 колоний.

История немцев Поволжья и ряда других бывших немецких районов изобилует событиями, свидетельствующими о тяжелых экономических трудностях, которые приходилось им преодолевать на необжитых просторах вековой целины. Особенно трудным временем были первые десять лет, в течение которых вымерло около половины населения.   Суровый климат, совершенное незнание местных условий ведения сельского хозяйства в новой обстановке, ряд засушливых неурожайных лет, недостаток материальных средств, плохая организация правительственной помощи и злоупотребления чиновничества всех рангов - вот условия, в которых обосновались колонисты-немцы на новой родине.

Но сохранившиеся литературные памятники неоспоримо свидетельствуют, что уже в те далекие годы в людях росло и крепло сознание неразрывной связи с судьбами России. При своем поселении немцы Поволжья получили своего рода самоуправление: выборы сельских должностных лиц из немцев, разрешение немецкого языка в делопроизводстве, организация немецких школ, учительских семинарий, немецкое книгоиздательство. 

После победы Великой Октябрьской революции одним из первых актов Советской власти в области национальной политики было создание "Трудовой коммуны немцев Поволжья" в районах наиболее компактного расселения немцев на Волге. Позднее "Коммуна" была преобразована в АССР Немцев Поволжья

Этим правительственным актом немецкие колонисты были не только признаны гражданами Советской России и приняты равноправными членами в единую семью советских народов, но им были предоставлены и все возможности для дальнейшего развития как социалистической нации. Существование Автономной республики НП, ее значительные успехи в социалистическом строительстве имели огромное морально-политическое и культурное значение для всех советских немцев, независимо от их места жительства..

АССР НП - эта старейшая автономная республика в составе СССР - достигла успехов как в экономическом, так и в культурном отношениях. Советские немцы развивали свою культуру, национальной по форме и социалистической по содержанию, как равноправная нация, имели все возможности для успешного развития наравне со всеми народами Советского Союза При Советской власти в результате последовательного проведения в жизнь ленинской национальной политики Автономная Социалистическая республика немцев Поволжья получила возможность всестороннего развития производительных сил и стала к концу второй пятилетки передовым и высокоразвитым сельскохозяйственным районом с быстро развивающейся промышленностью.

По интенсивности внедрения новой агротехники республика занимала одно из первых мест в Советском Союзе

  Наряду с этим Автономная республика немцев Поволжья была одной из первых республик сплошной грамотности, В АССР НП насчитывалась 171 национальная средняя школа, 11 техникумов, 3 рабфака, 5 вузов. Кроме того, имелось 172 колхозных клуба, домов культуры, Немецкий национальный театр и детский театр. Издавалась 21 газета на немецком языке.   За три года (1933 - 1935) Немецким издательством выпущено 555 названий немецких книг. За годы существования республики были выращены свои национальные технические, культурные и научные кадры.

По данным опубликованных в 1992 г. материалов Всесоюзной переписи населения 1937 г., в АССР немцев Поволжья проживали: 322 652 немца, 106 466 русских, 1989 представителей других национальностей, а всего 489 929 человек1, составлявших население единого территориального государственного образования.

Республика немцев Поволжья отличалась прочным и последовательным внутринациональным взаимодействием социальных сил, затрагивающим в первую очередь сферу национальных интересов и национальной политики государства, и сложившимися за период функционирования социалистического общества (с 1917 г.) межнациональными отношениями. Главной задачей была реализация народами своих интересов, собственно национальных и общенациональных.

  Складывавшиеся межнациональные отношения в Республике немцев Поволжья носили комплексный характер, включая экономический, социально-политический, духовный и идеологический аспекты.  

Недолго длился этот период развития и расцвета советско-немецкой экономики и культуры


  Еще до начала Великой Отечественной войны против гитлеровских захватчиков в годы культа личности Сталина с его пагубными для всей страны уродливыми явлениями, повсеместно, за исключением АССР НП, были закрыты немецкие школы и ликвидированы все немецкие районы.

Были арестованы как враги народа руководители партийных, советских, комсомольских организаций, колхозов, МТС, а также десятки тысяч рядовых немецких тружеников.

В канун войны 1941 – 1945 гг. в СССР обострились национально-политические конфликты в обществе, когда при не всегда удачном воплощении в жизнь идеологических установок партии и правительства (коренизация госаппарата, раскулачивание, коллективизация) дело доходило до принятия таких жестких мер, как депортация этносов, целых групп населения.   Поводом для начала выселения, скорее всего, явилось донесение командования Южного фронта № 28 от 03 августа Сталину и Буденному. В нем докладывалось, что на Днестре немецкое население стреляло по отходящим советским войскам. Существует и такая версия

Командование просило принять меры к немедленному выселению. На донесении Сталиным была наложена резолюция: "Товарищу Берия. Надо выселить с треском".Товарищ Берия немедленно с рвением приступил к реализации плана выселения.

Указ от 28 августа 1941 г., обвинивший немцев Поволжья в шпионаже и диверсиях, насильственно уничтожил АССР НП как последнюю и основную единицу национальной государственности советских немцев и на долгие годы оборвал развитие советско-немецкой культуры в нашей стране.

http://www.pseudology.org/German/ASSR_NP.htm

Трудармия

Депортация (Deportatio) в переводе с латинского языка означает изгнание, ссылка. Насильственное переселение социальных групп и целых народов были постоянной практикой сталинского режима. Особенно эти процессы усилились с начала 1930-х гг. До середины 1950-х гг. депортациям подверглись 15 народов и более 40 народностей. Около 3,5 млн. человек были изгнаны из родных мест, многие погибли во время переселения. Более 800 тысяч депортированных людей оказалось в Сибири.

В 1930-е гг. из Украины в Сибирский регион в массовом порядке были высланы первые "политически неблагонадежные" польские и немецкие семьи. С началом второй мировой войны депортации приняли массовый и непрерывный характер. Из Восточной Польши и Прибалтики в глубь СССР были депортированы сотни тысяч поляков, литовцев, латышей, эстонцев, украинцев и белорусов. Большая часть из них оказалась в Сибири.

"Депортация" предполагает переселение большого числа людей, передвижение их из одного района страны в другие. Она требует усилий самого государства, которое перекладывало их на плечи "высылаемого контингента". Органы НКВД, осуществлявшие переселение "неблагонадежного элемента", выработали схему действий по проведению этой меры в жизнь.

О выселении объявлялось за несколько дней, иногда часов. Недвижимое имущество, скот, сельскохозяйственный инвентарь либо сдавался государству по специальным актам, как это было в случае с немцами Поволжья, либо "отъезжавшие" просто бросали нажитое добро, не зная, что их ждет на чужбине.

С собой разрешалось брать продукты, личные вещи, хозяйственные орудия, но в ограниченном количестве и не всем. "Выселенцев" отправляли на сборные пункты и грузили в вагоны. Перевозка, как правило, осуществлялась в товарных вагонах, в вагонах для перевозки скота без соблюдения каких-либо санитарных норм. В дороге "контингент" кормили, но не всегда.

О тяжелых условиях людей в пути свидетельствуют воспоминания очевидцев, рассказывающих, что многие, особенно старики и дети, так и не смогли доехать до конечного пункта назначения. На местах "спецпереселенцы" попадали в различные населенные пункты, согласно разнарядкам местных советских органов.

22 июня 1941 г. начались превентивные операции по аресту немцев,

на которых имелись компрометирующие материалы. 28 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ "О выселении немцев из районов Поволжья". По выселению немцев из других республик, краев и областей принимались отдельные постановления.

До конца 1942 г. в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию было в целом депортировано 799 459 немцев. Из них более 400 тыс. оказалось в Сибирском регионе.

27 декабря 1943 г. Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило Указ Президиума Верховного Совета СССР "О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР". По состоянию на 2 января 1944 г. из республики было депортировано 93 тысяч калмыков в Сибирский регион.

Насильственное переселение этнических групп продолжалось и после окончания Второй мировой войны. В соответствии с Постановлением правительства СССР от 12 января 1949 г. "О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализованных бандитов, продолжающих вести вражескую работу, и их семей, а также семей репрессированных пособников и бандитов" в феврале - марте в восточные районы СССР были депортированы вышеназванные категории населения.

В эти же месяцы было выполнено Постановление правительства от 29 января 1949 г. о выселении с территории Литовской, Латвийской и Эстонской ССР кулаков с семьями и семей бандитов-националистов. Основная часть этих спецпереселенцев была направлена в Сибирь

Сибирский регион стал одним из основных центров водворения депортированных национальностей

Депортированные попадали в спецпоселки, контролируемые НКВД, расселялись в колхозах и совхозах. Положение спецпереселенцев на местах регулировалось нормативными актами регионального и государственного уровня. Местными властями разрабатывались специальные мероприятия по приему и расселению спецпереселенцев в сельской местности.

Так, например, 01 сентября 1941 г. Омским обкомом ВКП (б) было принято постановление "О приеме спецпереселенцев", в котором содержались распоряжения по их встрече, предоставлению им жилья, сельхозпродуктов, скота, рабочих мест. Для вселения готовились дома и квартиры. Однако из-за неимения достаточных средств на выполнение данных мероприятий, сельхозпродукты и скот выдавались крайне редко.

Количество домов и квартир, отведенных для заселения, также не хватало на всех, поэтому основная часть депортированных попадала на подселение к местным жителям или была поселена в бараках и землянках, которые зачастую не были приспособлены для проживания в условиях сибирской зимы. В них не было ни печей, ни окон.

22 декабря 1943 г. вышел указ НКВД "Об организации комендатур спецпоселений УНКВД Алтайского, Красноярского краев, Новосибирской и Омской областей" - специальных контролирующих органов. Спецпереселенцы были обязаны отмечаться в комендатуре. Им запрещалось отлучаться за пределы территории их населенного пункта. В паспортах спецпереселенцев делалась отметка "действителен для проживания только в таком-то районе или городе".

Самовольное отлучение из района спецпоселения более чем на 24 часа каралось в уголовном порядке

В Сибирском регионе труд депортированных широко использовался в колхозах и совхозах, на лесозаготовках, в шахтах и рудниках, на ловле рыбы, строительстве дорог и заводов. На тяжелых работах использовали труд женщин и детей. Большинство депортированных немцев, в возрасте 15 - 55 лет, были мобилизованы через военкоматы в трудармию.

После 1946 г. условия труда спецпереселенцев стали улучшаться. Сокращался перечень должностей и профессий, по которым им запрещалось работать. В конце 1948 - начале 1949 гг. была проведена Всесоюзная перерегистрация спецпереселенцев. Они были вынуждены подписать бумаги, что не будут самовольно покидать места спецпоселений, с них взяли отпечатки пальцев и занесли их в персональные учетные карточки, туда же были вклеены специально сделанные для этого фотографии, давалось подробное описание их внешнего вида и особых примет. Обязательны были ежемесячные отметки в комендатурах и сообщения об изменениях в семье.

Отношение местных жителей к представителям спецпереселенцев разных национальностей было различным. Однако, несмотря на тяжелые условия военного и послевоенного периода, через определенное время, местные жители привыкали к ним, помогали обустроиться, снабжали продуктами, принимали в свои дома. Многие бывшие репрессированные с благодарностью вспоминает о помощи сибиряков

Спецпереселенцы помещались в изолированные спецпоселки НКВД, расселялись под надзор НКВД в колхозах и совхозах

Они были поражены в гражданских правах, не могли выехать за пределы административного района, отлучаться из поселков могли не более чем на 24 часа. 

22 декабря 1943 г. НКВД был издан приказ "Об организации комендатур спецпоселений УНКВД Алтайского, Красноярского краев, Новосибирской и Омской областей" для усиления агентурно-оперативной работы, учета и наблюдения за трудовым устройством спецпереселенцев. Помимо этого спецкомендатуры выполняли задачи по предупреждению побегов, розыску, выявлению антисоветских и уголовных элементов, ведению агентурных разработок и дел по преступлениям спецпереселенцев.

Спецпереселенцам запрещалось отлучаться за пределы территории своего сельского совета, за исключением случаев, когда это было связано с посещением места работы. Самовольное отлучение из района спецпоселения более чем на 24 часа каралось в уголовном порядке. В паспортах спецпереселенцев делалась отметка "действителен для проживания только в таком-то районе или городе". 26 ноября 1948 г. Верховный Совет СССР издал Указ "Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдаленные районы Советского Союза в период Отечественной войны".

Он определял, что депортированные высланы навечно, без права возврата к прежним местам жительства. Согласно указу самовольное оставление мест спецпоселения наказывалось 20 годами каторжных работ.

Условия жизни спецпереселенцев в регионе были ужасающими, особенно в 1940 - 1949 гг. Большинство из них жили в землянках, неприспособленных к зимним условиям бараках и складах, помещениях для скота. Лишь небольшая часть депортированных была подселена в дома местных сельских жителей. Большинство бараков не приготовлены к зиме: печи не сложены, окна не застеклены. В условиях долгой сибирской зимы с морозами в 30 - 40 градусов выжить спецпереселенцам было крайне трудно.

Большинство из них не имело теплой одежды и обуви. Голод был постоянным спутником депортированных

Принимаемые решения о выделении стройматериалов, одежды и обуви, продуктов питания выполнялись лишь частично. Почти полное отсутствие бань приводило к зараженности вшами. Больниц, врачей, лекарств было крайне мало. Постепенное улучшение жилищно-бытовых условий основной массы депортированных началось после 1949 г.

В Сибирском регионе труд депортированных широко использовался в колхозах и совхозах, на лесозаготовках, в шахтах и рудниках, на ловле рыбы, строительстве дорог и заводов. На тяжелых работах использовали труд женщин и детей. Большинство депортированных немцев, в возрасте 15 - 55 лет, были мобилизованы через военкоматы в трудармию.

К началу 1950-х гг. становилась все более очевидной абсурдность сохранения режима спецпоселения для миллионов депортированных как по политическим, так и экономическим причинам. Сами депортированные разных национальностей все чаще обращались с просьбами во властные структуры освободить их и снять с режима спецпоселений. С 1954 г. началось поэтапное освобождение отдельных групп депортированных со спецпоселения.

Первым депортированным народом, освобожденным со спецпоселения, были российские немцы

Массовый характер освобождение немцев приобрело с конца 1955 г., после издания Президиумом Верховного Совета СССР Указа от 13 декабря 1955 г. "О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении". Однако немцам было запрещено возвращаться в места довоенного проживания.

17 марта 1956 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ "О снятии ограничений в правовом положении с калмыков и членов их семей, находящихся на спецпоселении". Различные категории депортированных литовцев, латышей, эстонцев освобождались со спецпоселения поэтапно. Большинство из них вернулись на родину по инициативе правительств Литвы, Латвии и Эстонии.

В 1956 г. ЦК КПСС принял Постановление "О восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов". 29 августа 1964 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ "О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. о переселении немцев, проживающих в районах Поволжья". В 1989 г. Съезд народных депутатов признал депортацию этих народов незаконной. В 1991 г. были приняты два закона "О реабилитации репрессированных народов" и "О реабилитации жертв политических репрессий".

Традиционно, термин "трудовая армия" или сокращенно "трудармия"

связывают с депортацией и мобилизацией немцев в рабочие колонны для выполнения принудительной трудовой повинности в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.  Однако, следует, отметить, что определенный опыт создания и использования военизированных формирований - "трудовых армий" у руководства СССР уже имелся. В начале 1920-х гг. подобные формирования использовались при восстановлении разрушенного в ходе гражданской войны народного хозяйства.

В годы Великой Отечественной войны этот опыт, только в значительно более жестокой репрессивной форме, был применен к советским народам, в первую очередь к тем, чьи исторические корни были связаны с враждебными для СССР государствами, - немцам, финнам, румынам, болгарам и др. Основной удар репрессивной сталинской политики в этот период пришелся на немцев, так как они были в данной группе самым многочисленным этносом, а Германия - главным противником Советского Союза в войне. Трудовая мобилизация немецкого населения начинается уже в 1941 г. 

Массовый характер она принимает в 1942 г., когда к ней привлекаются уже не только мужчины, но и женщины. Возраст мобилизованных был от 15 до 55 лет. Положение трудармейцев отличалось более жестким режимом административного содержания, худшими условиями жизни и быта, неприязненным отношением к ним руководства и местного населения. Размещались военизированные формирования из советских немцев практически на всей территории СССР. При этом основная концентрация рабочих отрядов и колонн в силу ряда причин приходилась на Уральский и Сибирский регионы.

Работали трудармейцы на объектах НКВД, а также в угледобывающей и нефтедобывающей промышленности, на строительстве железных дорог, на объектах наркоматов боеприпасов, строительства, легкой промышленности.

В нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности Уральского региона “мобилизованные немцы” работали на предприятиях Башкирского нефтекомбината: тресты “Уфимнефтезаводстрой”, “Туймазынефть”, “Башнефтестрой”, “Ишимбайнефть”, “Башнефтегазстрой”, “Башнефтеразведка”, Управление “Баштехснабнефть”, завод  417, Уфимский нефтеперегонный завод; Молотовского нефтекомбината: тресты “Краснокамскуголь”, “Молотовнефтестрой”, завод  422, Вышегородский нефтеперегонный завод, Павловский завод и стройучасток  5 в Оханском районе Молотовской области, строительно-монтажная контора и стройконтора  3, геологоразведочная контора, Кукетский совхоз; Куйбышевского нефтекомбината: тресты “Бугурусланнефть” и “Азнефтегазстрой” в Чкаловской области; на машиностроительных заводах Наркомнефти: Верхне-Сергинском (Свердловская обл.), Павловском, Юго-Камском, Кунгурском (Молотовская обл.); Благовещенском и Ишимбаевском (Башкирская АССР), Сарапульском (Удмуртская АССР), а также на строительстве Верещагинского, Ишимбаевского газолинового и Орского заводов Наркомнефти, осуществляемом трестом “Главнефтестрой”16. По данным на январь 1943 г. на предприятиях Наркомнефти Уральского региона работало 22 388 “мобилизованных немцев” (см. табл. 2)17, что составляло 73,6% от численности этого контингента, поступившего на предприятия нефтяной промышленности СССР (всего 30 403 человека).

Таблица 2. Численность “мобилизованных немцев” на предприятиях Наркомнефти на Урале в январе 1943 г.*

44
Ликвидированы "трудармии" были в основном в 1946 г.

http://www.pseudology.org/German/Deportation.htm

Депортация Советских немцев. часть 1

Многострадальна судьба России, но не менее печальна и трагична судьба ее народов, многие из которых подверглись депортациям, притеснениям, репрессиям. Слово депортация, согласно советскому энциклопедическому словарю, определяется как изгнание, ссылка. С ним сегодня связывают самую трагическую страницу истории в судьбе советских немцев, Республики немцев Поволжья.


Но и до смерти до своей едва ли
Я позабуду тот и день и год,
Когда в Сибирь или куда подале
Поволжских немцев разом выселяли.
Не тех, кто побывал в судебном зале,
Не хутор, не деревню -
весь народ.

В. Савельев



Начало формирования самобытной этнической группы поволжских немцев относится к шестидесятым годам 18-ого века. Будущие колонисты были приглашены императрицей Екатериной 2 с целью заселения и культурного освоения обширных и почти безлюдных приграничных территорий, в том числе - Среднего Поволжья. В постоянной борьбе с суровой природой и засушливым климатом, неустроенностью, болезнями, голодом, набегами кочевников, стойко перенеся все превратности бюрократического самодержавного управления, колонисты создали высокопродуктивные хозяйства, чем способствовали подъему экономики края.

В 1923 году была образована Автономная Советская Социалистическая Республика /АССР/ немцев Поволжья.
На 01.1941 г. Республика занимала 28,4 тыс. кв. км., административным центром был г. Энгельс, крупным поселком - п. Красный Текстильщик. На территории Республики находилось 22 кантона. Население составляло 605,6 тыс. чел./ по другим данным - около 400 тыс./, процент немецкого населения - 60,5%.

Валовой объем промышленного производства по годам
/млн. руб. в неизменных ценах 1926 г./

1923 1925 1928 1932 1935 1937 1940
4,7 7,5 26,7 55,0 93,2 167,1 185,6

С началом ВОВ советское руководство вновь, уже в который раз, попыталось использовать Республику немцев Поволжья и ее немецкое население в качестве инструмента давления на "братьев по классу" в Германии и солдат ее оккупационной армии. Приволжские немцы были втянуты в мощную контрпропагандистскую компанию, которая, однако, в силу своей примитивности и общего неблагоприятного для СССР положения дел на фронтах не дала серьезных результатов.

Провал пропагандисткой компании, в которой немецкая автономия использовалась в качестве "витрины социализма", крупные неудачи на фронте, приближение германских войск к Волге, а также поступавшие в Москву сообщения об "антисоветских", "пораженческих", "фашистских" высказывания отдельных граждан АССР немцев Поволжья предрешили ее судьбу. Советское руководство приняло решение о ликвидации республики и переселении ее граждан немецкой национальности в восточные районы страны.

Подготовка к проведению депортации поволжских немцев началась на основе постановлений Совнаркома СССР и ЦК ВКП/б/ от 12 и 26 августа 1941 г. и скрытно проводилась с середины августа. Печально известный Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. появился задним числом и был призван придать хоть сколько-нибудь "законный" характер беззаконной акции выселения целого народа.

Указ Президиума верховного Совета СССР "О переселении немцев. проживающих в районах Поволжья" от 28 августа 1941 г. гласил:
По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья.

О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям никто не сообщал, следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа и советской власти. В случае , если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке Германии немецкими диверсантами и шпионами в Республике немцев Поволжья или в прилегающих районах, случится кровопролитие, и советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья.

Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы, с тем чтобы переселяемые были наделены землей и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах.

Для расселения выделены изобилующие пахотной землей районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана и другие соседние местности.
В связи с этим Государственному Комитету Обороны предписано срочно произвести переселение всех немцев Поволжья и наделить переселенцев-немцев Поволжья землей и угодьями в новых районах.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А. Горкин

Надо отметить, что Указ распространялся на немцев, проживающих в Автономной республике немцев Поволжья, в Саратовской и Сталинградской областях /около 450 тыс. чел./. По остальным немцам, проживающим в других регионах европейской части страны /Ленинградской, Куйбышевской, Курской и др. областях, республик ССР, крупных городах/, принимались отдельные постановления.

Переселению подлежали все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских местностей, в том числе члены ВКП/б/ и ВЛКСМ. Руководство по переселению возлагалось на НКВД СССР. Переселение проводили целыми колхозами в следующие края и области:
Красноярский край-75 000 чел.,
Алтайский край - 95 000,
Омская область - 85 000,
Новосибирская область - 100 000,
Казахская ССР - 125 000.

Принята была также Инструкция по проведению немцев, проживающих в АССР Немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областях. Для проведения "специального задания" были привлечены войска НКВД/ оперативные и конвойные войска/.

Депортация коснулась и семьи Шлюндт, проживавшей в с. Бауэр Каменского кантона. Главу семьи Филиппа Шлюндта, занимавшего должность председателя сельпо, по обвинению в проведении антисоветской агитации в 1938 г. расстреляли /в 1995 г. реабилитирован прокуратурой Саратовской области/. На руках его жены Евы - Елизаветы Адольфовны осталось 5 детей: Ганна /1926 г. рождения/, Мария /1928 г./, Яков /1930 г./, Амалия /1939 г./ и Эмма /1935 г./.
"Жили мы очень тяжело, вспоминает Ганна Филиповна, частая засуха приводила к голоду. Но несмотря на это все дети учились. В 1941 году я закончила семь классов почти на одни "пятерки".

Нашу семью выслали 15.09.1941 г.. Пришлось оставить все: дом, хозяйство, скот. Никто ничего не объяснял, посадили в грузовые вагоны и повезли. Взяли с собой все необходимое и немного продуктов, которые быстро закончились в дороге. Кушать давали только в больших городах - носили в ведрах суп. Было много больных, кто умирал, кто рождался - все в вагонах. Видимо все семьи были распределены заранее. 11 вагонов отцепили от состава в Казахстане, а мы на восьмые сутки приехали в г. Абакан. С г. Абакана на барже в составе восьми семей нас выгрузили на пристани "Заготзерно" и отправили в деревню Джирим".

Согласно Постановления СНК Союза ССР и ЦК ВКП/б/ от 26 августа 1941г. переселяемым разрешалось брать с собой личное имущество, мелкий сельскохозяйственный и бытовой инвентарь, продовольствие, всего до 1тн на семью. Все, что оставалось на месте: хозяйственные постройки, скот, сельхозинвентарь и др. Должно было по оценочному акту сдаваться специальным комиссиям. Предписывалось : оставленное недвижимое имущество , продовольствие и скот подлежали восстановлению /кроме лошадей/ по квитанции. Постройки восстанавливались на месте путем предоставления готовых домов или материала на постройку.
Но все это было далеко от действительности. Даже официальные документы свидетельствуют об этом.

Выписка из письма заместителя начальника 12-ого отделения ОК НКВД СССР тов. Гусева от 31 августа 1941г.

"… в настоящее время производится эвакуация немцев-граждан СССР. Процесс эвакуации не продуман. В ряде районов допускается совершенно ненужная спешка. Эвакуируемым, как правило , не говорится о том, куда они вывозятся, сколько времени будут в пути, какой запас нужно взять с собой продуктов питания. В результате большинство эвакуируемых из городской местности через 2-3 дня остались без продуктов питания, что вызвало недовольство. При отправлении эшелонов, начальники эшелонов не назначались.".

На местах по приему переселенцев были образованы комиссии, принимались соответствующие решения.

Из докладной записки начальника УНКВД по Красноярскому краю майора г. б. Семенова и майора г. б. Бычкова на имя зам.народного комиссара внутренних дел СССР В. В. Чернышова.

"В соответсвии с приказом народного комиссара внутренних дел СССР от 27.09.1941 г. за № 000158 по Красноярскому краю в связи с переселением 75000 немцев проведены следующие мероприятия:
Создана краевая комиссия из представителей крайкома, крайисполкома и заинтересованных организаций, на местах созданы тройки.
…В соответствии с постановлением ЦК ВКП/б/ и Совнаркома было разработано решение крайкома и крайисполкома и разослано на местах.
Кроме того, по согласованию с секретарем крайкома, в районы куда будет производится вселение прибывающих переселенцев мобилизовано и послано 40 коммунистов актива крайкома и крайисполкома, по линии НКВД на разгрузочные пункты выделено и направлено 16 ответственных оперативных работников УНКВД.

…8 сентября в Красноярске проведено оперативное совещание с начальниками заинтересованных органов и руководящим составом УНКВД. На этом совещании присутствовали секретарь крайкома и председатель крайисполкома.
…Разработан и утвержден на бюро крайкома план перевозок переселенцев железнодорожным и водным путем внутри края, с учетом быстрейшего продвижения переселенцев к местам поселения и наименьшего использования гужевого транспорта в связи с разгаром уборочной компании и хлебопоставок.

http://www.nikava.ru/article/read/sovnem.html

Депортация Советских немцев. часть 2

На сегодняшний день в Красноярский край поступили следующие эшелоны: № 820-48 вагонов, 677 семей, 2482 чел. и т. д."
Из Республики немцев Поволжья операция по переселению началась 3 и закончилась 20 сентября 1941 г. Всего подлежало переселению немцев - 872 578 чел.. Переселено было на 15 октября 1941 г. - 749 613 чел..

Депортация проводилась по заранее разработанному плану, жестко, но без физического насилия, поскольку ошеломленный народ покорился судьбе и не оказывал сопротивления произволу.

В Курагинском районе расселение депортированных немцев проводили в сельсоветах: Мокинском, Детловском, Грязнухинском, Поначевском, Курагинском и др.; в населенных пунктах с. Курагино, д. Мокино, с. Поначево, с. Грязнуха, Малая и Большая Ирба и др.
Как таковых распорядительных документов на этот счет в архивных документах обнаружить не удается, но в похозяйственных книгах записаны немецкие семьи: Брух - 5 чел, Вагнер - 6 чел., Шлюндт - 8 чел., Бирих - 8 чел., Беккер - 7 чел, Кайзер - 4 чел. и др..

Значительная часть переселенцев была направлена на фермы совхоза Курагинский" и совхоза Золотопродснаба.
"По приезду в д. Джирим, продолжает свои воспоминания Ганна Филипповна, на поселили в стайке с другой семьей в 6 человек. В стайке не было ни печи ни двери. Мать сделала из камней печку. Тепла от нее мало было, но обед сварить можно было. На следующий же день, после приезда, нам пришлось идти на работать-молотить, так как шла уборочная пора. Одежды теплой не было, все что мы привезли с собой - меняли на продукты, чтобы хоть как-то прокормиться.

Я с мамой работала в колхозе, за это давали паек. Якову, которому было 11 лет, возил навоз на лошади. А ночью мы всей семьей вязали шали для людей, чтобы за них давали картошку. В деревне была школа, всего четыре класса и одна учительница. Дети немцев сначала совсем не учились, так как надо было работать. Только совсем маленькие как сестра Эмма, которой было 6 лет, смогли впоследствии учиться".

Сразу же после переселения основных контингентов немецкого населения последовала серия юридических актов по их трудовому использованию. Среди них: распоряжение СНК СССР № 57-К от 30.10.1941 г. "О расселении лиц немецкой национальности из промышленных районов в сельскохозяйственные", постановление ГКО № 1223сс от 10.01.1942 г. "О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет", постановление ГКО № 1281сс от 14.02.1942г. "О мобилизации немцев-мужчин призывного возраста от 17 до 50 лет, постоянно проживающих в областях, краях, автономных и союзных республиках".

Этими документами узаконивали мобилизацию и использование немецкого населения в трудармиях - рабочих колоннах на весь период войны на стройках НКВД и промышленности. Трудармии - это было особое явление, сочетавшее в себе элементы военной службы, производственной деятельности и ГУЛАГовского режима.
07.10.1942г. вышло Постановление № ГОКО-2383сс "О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР", согласно которому мобилизовали мужчин в возрасте 15-55 лет, а также женщин-немок в возрасте 16-45 лет.

"Прошла зима, летом 1942 года первых переселенцев начали забирать в трудармию, продолжает свое повествование Ганна Филипповна. Мне уже исполнилось 16 лет и выдали паспорт. И вот в октябре 1942 г. пришла повестка мне и матери. Это была целая трагедия. Собрали всех трудоспособных немцев и отправили в с.Курагино. Но из села выехать не могли, так как на реке Туба была шуга, пути не было. Нас отправили по домам. 21 ноября опять забрали. Бедные мои сестры и брат повисли на матери. Ведь она у них одна. Как они будут теперь жить без нее? Мама упала без чувств. Очнувшись уже в санях, она всю дорогу простояла на коленях моля Бога о помощи. В с. Курагино добрые люди помогли ей написать заявление, чтобы ей остаться, так как у нее осталось четверо детей и у нее были больные глаза после перенесенной операции.

Прошение повлияло положительно и мать оставили. Но это скорей всего было исключение, так как всех женщин у которых дети были старше 3-х лет забирали в трудармию, а детей отдавали родственникам либо если их не было - в детский дом".
Имеющиеся архивные документы подтверждают это. Из семьи Бирих /8 чел./, проживающих в с. Грязнуха были взяты в трудармию в 1942 г. - глава семьи, его жена, 2 сына; в 1945 г. - еще один сын. А остались одни трое детей 1930 года рождения, 1936 г. и 1938 г. и т. д.. Примечательно, что в похозяйственных книгах делались отметки о выбытии в РККА.

"В трудармии, продолжает Ганна Филипповна, я работала в г.Ишимбай Башкирской АССР. Там у нас сразу забрали паспорта. Местопроживание определили в недостроенной кузнице, где тоже не было тепла.
Сначала строили завод, копали траншеи. От постоянной грязи, слякоти гнили руки и ноги, образовывались незаживающие язвы, заедали вши, клопы, было очень скудное питание. Затем нас отправили на лесосплав. Там жили на плотах в шалашах. Лес тяжелый, со временем бревна напитались водой и осели, вода захлестывала в шалаши. Потом ослабевших девушек отправляли на более легкую работу: на парники в подсобное хозяйство. Там я проработала до 1947 г."

При максимальном напряжении сил, в условиях практически подневольного труда советские немцы выживали и трудились по-ударному.
Начальник УНКВД по Красноярскому краю И. П. Семенов в докладной записке в адрес Отдела спецпоселений НКВД СССР в феврале 1946 г. писал:
" Многие из спецпоселенцев выполняют и перевыполняют нормы, к труду относятся хорошо".
Те кто остался в сельской местности, трудились в колхозах и совхозах. На территории района это колхозы "Красный Октябрь", "Коминтерн", молсовхоз "Курагинский" и др..
С 1945 года многодетным матерям-немкам тоже стали выплачивать единовременное пособие как многодетным матерям. В последствии некоторым из них были присвоены звания Мать-Героиня.

Начиная с 1945 г. правовое положение поселенцев определялось постановлением СНК СССР № 35 и постановлением СНК СССР "Об утверждении Положения о спецкомендатуре НКВД".
В конце 1945г. часть семей немцев, расселенных по Курагинскому району, опять были переселены в Европейскую часть СССР, в частности в Курский конепитомник. Выехали семьи из д. Малая Ирба: Эккердт, Кригер, из с. Грязнуха - Бирих и др..

Депортация, трудармия, спецпоселения были связаны между собой как составные части проводимой тоталитарным режимом национальной политики, регламентированной различного рода жесткими инструкциями в основном с грифом "секретно", "совершенно секретно".
Персональный пенсионер спецпоселенц - немец А. Э. Айрих горько отмечает "Не было за нами конкретной вины, кроме национальности, но тем не менее большинство из нас были отправлены органами НКВД в так называемые "трудармии", за колючую проволоку. В силу этих указов мы должны были после всех перенесенных нами страданий, немалых жертв, могилы которых неизвестны, на долгие годы стать спецпереселенцами и жить в жестких гражданских организациях. И не смотря на то, что среди нас было много комсомольцев".

Трудармии просуществовали до 1946 г., а когда были ликвидированы "зоны", трудармейцы смогли вызвать к себе семьи и перешли в категорию спецпереселенцев.
Перешла в категорию спецпоселенцев и Ганна Шлюндт, которая по "вербовке" в 1948г. попала на предприятие Башзолото. " Всех рабочих позвали в клуб, у дверей поставили охранника и представитель комендатуры зачитал приказ о том, что нас оставляют на вечное поселение. Здесь же заставили расписаться в этом."

В 1949 г. Ганна Филипповна вышла замуж, но фамилию мужа тогда нельзя было брать и жениться тоже запрещали. Разрешили только в 1957г.
Под надзором комендатур спецпоселенцы были вплоть до 1955 г. В справке о находящихся на спецпоселении лицах немецкой национальности, подготовленной и. о. начальника 4-го специального отдела МВД СССР Новикова в феврале 1955 г. под грифом "совершенно секретно" значились следующие сведения. Под надзором органов МВД находится 718 608 немцев, в том числе на 1.06.1954 г. было 2260 членов и 267 кандидатов в члены КПСС, которые расселены на территории 36 республик, краев и областей.

В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 05.07.1954 г. № 1439-649сс "О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев" в течение августа-ноября 1954 г. с учета в органах МВД сняты все дети спецпоселенцев до 16-летнего возраста. Спецпереселенцам старше 16-летнего возраста предоставлено право свободного проживания в республиках. краях и областях, на территории которых они расселены, а по командировании разрешен выезд в любой пункт страны на общих основаниях. Были представлены предложения в ЦК КПСС о призыве на действительную военную службу некоторых категорий спецпоселенцев, в том числе и немцев, родившихся в 1935, 1936, 1937 г.г. и о взятии на учет военнообязанных запаса-спецпоселенцев старших возрастов.

За ударную работу на селе немцы стали награждаться наградами различных рангов: орденами, медалями. Известны всему Курагинскому району за высокие показатели в работе передовики: свинарка Н. Гуменшаймер, комбайнер Я. Фертих, механизатор Ф. Бирих и А. Шрайнер, тракторист И. Штиль и др..

В 1956 г. Ганне Филипповне Шлюндт и другим спецпоселенцам отдали паспорта и выдали трудовые книжки, не сообщив при этом, что они освобождены от спецпоселения. Впоследствии , Ганна Филипповна со своим мужем и сыном вернулась в п. Курагино. Ее мама тоже переехала в п. Курагино, так как и другие немцы, ранее проживавшие в с.Бауэр, которые переехали в поселок по причине ликвидации малых деревень Курагинского района.

Сестры Ганны Филипповны живут в Красноярском крае, брат уехал в Германию, как и многие семьи немцев, проживавшие в районе. Ей присвоено звание "Ветеран труда", есть благодарности за работу. Она пользуется льготами для реабилитированных /реабилитирована 11.04.1995 г./, получила компенсацию за изъятое имущество. "Но радости от этого нет, завершает свое повествование она. Сломана моя судьба, как и тысяч других, потеряно здоровье, умер в детском возрасте старший сын. Слишком поздно пришло осознание вины государством за содеянное. И капают слезы на бережно сохраненные свидетельство об окончании неполной средней школы с. Бауэр, географическую карту немецкой республики Поволжья и фотографии со времен службы деда Адольфа Бруха с 1907 года".

Депортация немцев, ликвидация АССР НП принесла государству миллиардные убытки, так как многие хозяйства и предприятия были практически ликвидированы. В самый суровый период войны страна не досчиталась многих тысяч тонн зерна, другой сельскохозяйственной и промышленной продукции. Экономика, инфраструктура, в целом материальная культура на территории бывшей АССР ПН понесли невосполнимый ущерб.

На новых местах государство не выполнило ни одного из обязательств, изложенных в директивах о депортации. Им не была компенсирована потеря жилья, имущества, скота и т. д. Немцы-спецпереселенцы оказались брошенными в чужих краях на произвол судьбы, испытывали суровые материальные лишения жестокое моральное унижение. Для многих из них оно усугубилось пребыванием в лагерях "Трудармии" и грубым попранием элементарных человеческих прав.

Только в 1964 г. в закрытом Указе Президиума Верховного Совета СССР официально были признаны необоснованными все обвинения советских немцев в пособничестве врагу в 1941 г., после чего медленно и непоследовательно началось восстановление их гражданских прав. Оно затянулось на многие годы.

Нельзя согласится с мнением об особой ненависти к советским немцам со стороны государства и обвинении его в геноциде. Скорее всего это была целенаправленная политика , с помощью которой советские руководители пытались провести в жизнь свои планы, в том числе латания дыр в экономике с помощью дешевого труда.

Исторический опыт показывает, что обязательным условием подлинной реализации национальных интересов и потребностей, защиты прав национального меньшинства возможно лишь в последовательно демократическом государстве, неукоснительно обеспечивающем законность и защиту национальных прав на уровне не только народа, но и каждой личности.


Используемая литература:
1. "Мобилизовать немцев в рабочие колонны…И.Сталин"-сборник документов /1940-е годы/…. Москва "Готика" 2000г.
2. "История Республики немцев Поволжья"-А.А.Герман. Москва "Готика" 2000г.
3. "Иосиф Сталин-Лаврентий Берия: Их надо депортировать"-документы, факты, комментарии. Москва "Дружба народов"1992г.


http://www.nikava.ru/article/read/sovnem-2.html

Немецкие спецпереселенцы в Сибири

Массовое переселение немцев в Россию началось 225 лет назад, когда в 1762 – 1763 вышли два манифеста Екатерины II, приглашавшие иностранцев в Россию. В то время в разрозненных германских княжествах царили междоусобицы, религиозные распри между протестантами (лютеранами)  и католиками. И неудивительно, что на призыв великого государства с его бескрайними  просторами хлынули беднота, ремесленники, всякого рода притеснённый и угнетённый люд. Они селились на неосвоенных землях Поволжья, на юге Украины. Участвовали немецкие переселенцы в освоении Крыма, в 1783 году Крымское ханство,  присоединенное к России по итогам русско-турецкой войны 1768-1774 гг.  было преобразовано в Таврическую губернию.

Немецкие переселенцы превратили вольные степи в районы произво-дящие ценные сорта пшеницы на экспорт, они создали свои поселения, крепкие производящие доход хозяйства. История российских немцев неразрывно связана с историей России. В 1918 году Ленин подписал декрет  о создании     автономной национальной области – Трудовой коммуны немцев – Поволжья.  По своим достижениям в культуре и экономике – республика вскоре стала передовой в стране.

Годы сталинских репрессий  обернулись трагедией для миллионов советских людей. Об этом сейчас много пишется, и узнаём все новые и новые факты. По указу Сталина была ликвидирована республика цветущая немецкая республика в Поволжье, все советские немцы были высланы в Сибирь и Казахстан. Женщины, старики и дети старше 14 лет были отправлены в трудармии,  а младшие остались дома одни, без присмотра и ухода. Потом в трудармию были отправлены и мужчины, снятые с фронтов, отстранённые от военных действий. Трудармейцы жили за колючей проволокой, выполняли тяжелейшие работы, как и все, но для немцев даже паёк был другим, чем для людей иных национальностей, а 14 – летние дети выполняли нормы взрослых. 

Немцы были первой этнической группой, коллективно высланной по-сле начала германского нашествия. По переписи 1939 года в СССР проживали 1 427 000лиц немецкой национальности; это были по большей части потомки немцев, призванных Екатериной II, на жительство в России, для заселения больших пространств юга страны. В 1924 году, светское правительство создало автономную немецкую республику на Волге.

Местами компактного проживания немцев в СССР - были так же такие регионы как: Ставропольский край, Крым, Юг Украины, Ленинградская область, Прибалтика.

28 августа 1941 года Президиум Верховного совета СССР  принял закон, согласно которому всё немецкое население Автономной немецкой республики Поволжья должно было быть выслано в Казахстан и в Сибирь. Такое решение было продиктовано якобы гуманными соображениями и необходимостью соблюсти превентивные меры.

Фрагмент Постановления Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года о массовой депортации немцев: «По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны организовать  взрывы железных дорог и другие диверсии в районах, заселённых немцами Поволжья.  Для избежания,  таких нежелательных явлений  и для предупреждения серьёзных кровопролитий Президиум верховного совета СССР признал необходимым всё немецкое население,  проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, что переселяемые были наделены земле и чтобы им была  оказана государственная помощь по устройству в новых районах. Для расселения выделены изобилующие пахотной землёй районы Новосибирской и Ом-ской области, Алтайского края, Казахской ССР и  другие соседние местно-сти».

В то время как Красная Армия отступала на всех фронтах, теряя каждый день десятки тысяч убитыми и пленными, Берия выделил на одну операцию 14 000 человек из войск НКВД под руководством заместителя наркомвнудела генерала Ивана Серова, который уже прославился во время «чистки» прибалтийских республик. Учитывая обстоятельства, особенно беспрецедентное поражение Красной Армии в этот период, операция по выселению была проведена очень быстро и организовано. С 3 по 20 сентября 1941 года 446 480 немцев были депортированы в 230 эшелонах приблизительно по 50 вагонов в каждом, примерно по 2 000 человек в каждом эшелоне. Передвигаясь по несколько километров в час, эти эшелоны шли от места назначения от четырех до восьми недель, а направлялись они в районы Омска и Новосибирска, район Барнаула, на юг Сибири и в Красноярск в Восточной Сибири. Как прежде при высылке прибалтов, «перемещённые лица» имели согласно официальной инструкции «определённый срок, чтобы взять с собой пропитание минимум на месяц».

29 августа 1941 года Молотов, Маленков и Жданов предложили Сталину «очистить» Ленинград и Ленинградскую область от 96 000 лиц немецкого и финского происхождения.  30 августа 1941 немецкие войска достигли Невы, перерезав железнодорожные пути, ведущие в Ленинград из остальной части страны. Угроза полного окружения усиливалась день ото дня, однако компетентные органы не принимали никаких решений по эвакуации гражданского населения Ленинграда, никаких мер по созданию запасов продовольствия. Тем не менее, Берия издал распоряжение, по которому необходимо было начать высылку 132 тысячи человек из Ленинградской области, 96 000 – поездом и 36 000 – водным путём. Но НКВД хватило времени для ареста и высылки лишь 11 000 советских граждан немецкой национальности.

«В последующие недели аналогичные операции были  проведены в Московской области (9 640 немцев высланы 15 сентября), в Туле (2 700 немцев были высланы 21 сентября), в Горьком (3 162 немца высланы 14 сентября), в Ростове (38 288 высланы с 10 по 20 сентября), в Запорожье (31 320 немцев высланы с 25 сентября по 10 октября), в Краснодаре (38 136 были высланы 15 сентября), в Орджоникидзе (77 570 немцев были высланы 20 сентября). В течение только октября 1941 года были высланы из Грузии, Армении, Азербайджана, Северного Кавказа и Крыма. В общем итоге к 25 декабря 1941 года 894 600и человек были высланы, и большинство из них в Казахстан и Сибирь. Ели взять в расчёт немцев, депортированных в 1942 году, то их общее число составляет 1 209 430 человек, высланных за период менее года – с августа 1941 по июнь 1942 года. (Всё немецкое население в СССР, согласно переписи 1939 года, составляло 1 427 000)».

Поскольку действия НКВД были засекречены, местные власти получали предупреждение о прибытии десятков тысяч ссыльных в самый последний момент. Никакого специального жилья для них не было предусмотрено, их селили, где придётся в хлеву, под открытым небом, а был уже канун зимы. Через несколько месяцев большинство высланных, как и предшествующие им спецпереселенцы, были расселены, определены на работу и начали получать снабжение весьма скудное и непостоянное, а в комендатуре НКВД значилось, что они приписаны к колхозу, совхозу или промышленному предприятию.     

  

Немецкие переселенцы на пересылке.  

В 1941 году начинается депортация немцев Поволжья в Сибирь, политическая целесообразность этой акции была сомнительна, к тому же она сразу трагедией целого народа.  6 сентября 1941 года в совместном постановлении бюро обкома ВКП (б) и облисполкома предусматривалось расселить и трудоустроить в 45 районах 100 тысяч немцев, депортированных из республики немцев Поволжья». Во время пересылки  многие из депортированных немцев погибли по пути, в Новосибирскую область было отправлено 130 998, но прибыло только 116 612.

Судьбу немецких переселенцев характеризует такой фрагмент (из воспоминаний одной из жительниц нашего района: «Муж сестры Анны – Екатерины – Филипп Кондрадович, в декабре 1941 года был демобилизован из армии, в марте 1942 года его демобилизовали в трудовую армию, где он умер в октябре 1943 года, согласно рассказам очевидцев, от плохого питания и непосильного труда. Его вдове в это время  было всего 28 лет».      

«Вначале нас на верблюдах довезли до реки Волга, затем погрузили на баржу и направили в город Энгельс, где погрузили в товарные вагоны, добирались 21 день, доехали до Алма-Аты, затем были направлены в Новосибирскую область, в город Купино.  Везли почти тайно, не объявляя станций, попадавшихся на пути.  В Купино распределили по колхозам (нас выбирали как скот, сами председатели колхозов) За всё время дороги кормили всего один раз в Алма-Ате, чтобы кушать меняли вещи на продукты, или покупали на имевшиеся деньги. В дороге не было никакого медобслуживания». В Купинском районе немецким переселенцам пришлось адаптироваться не только к непривычному климату, но и к местному населению, часть из которого была враждебно настроена. Как вспоминают немецкие спецпереселенцы: «Отношение местных жителей к нам было разное, у кого открыто враждебное, у кого равнодушное. Тех, кто относился бы к нам с пониманием, таких не было; никто никогда не помогал. Колхоз давал на рабочего хлеб по  1 кг. Приходилось менять вещи на продукты. Работу давали самую грязную, не механизированную, языка русского мы не знали, что вызывало определённые трудности».   Несмотря на запреты властей, некоторые из местных жителей смогли уви-деть в ссыльных немцах, не «врагов народа» а несчастных людей, которым нужна помощь. Как вспоминает Кольбфляйш Давид Соломо-нович: «Своего дома не было, жили на квартире и благодаря её хозяйке остались живы, не умерли от голода. Сначала никакого надзора над нами не было, когда из Красноозерского района участились побеги пе-реселенцев, тогда был установлен строгий надзор, с 1946 по 1954 годы. Чтобы все работали и без разрешения не покидали район. Все немцы были обязаны отмечаться в  милиции.  Местное население относилось по – разному, кто – то жалел и помогал, т. к. не было пока ещё ни чего своего, кто оскорблял, называл фашистами. Многие немецкие семьи до сих пор сохраняют обиду, за те страшные испытания которые перенесло их старшее поколение. Отвечая на вопрос анкеты: Отношение к депортации справедливо ли решение властей на ваш взгляд? Не справедливо. Мы потеряли всё имущество и многих близких. До сих пор не получи никакой компенсации. Нам сломали судьбы».

Потомки немецких спецпереселенцев сохранили в своей повседневной жизни свои этнические традиции.  Немецкие семьи, по мнению их русских соседей всегда отличались трудолюбием, склонностью к аккуратности, терпением и добротой.  До сих пор в немецких семьях между собой  говорят на родном языке, готовят традиционные немецкие блюда, отмечают по европейскому стилю и в соответствии с традициями: Пасху, Рождество, Троицу, Праздник Никалауса. По конфессиональной принадлежности среди немецких семей можно выделить: лютеран, евангелистов и католиков.  Немецкие и смешанные семьи остались  в Купинском  районе в селах: Орловка, Новониколаевка, Советская Сибирь, и др.

Алексей Алексеевич Овчинников


http://bsk.nios.ru/content/nemeckie-specpereselency-v-sibiri

Немцы — самая большая группа спецпереселенцев в СССР

Выселенные немцы Поволжья трудятся на лесозаготовках в Сибири. Фото: Фотохроника ТАСС


В издательстве РОССПЭН вышла книга о депортациях и этнических чистках в Европе XX века

В XX век Европа входила не современным лоскутным одеялом, которое с разной степенью успешности сейчас пытаются перешить в синее знамя Евросоюза. Европа столетней давности — это территория, разделенная между несколькими империями, господствовавшими над миром. Когда же в результате Первой мировой войны двери с этих «тюрем народов» были сорваны, то бывшие «заключенные» стали разбегаться по национальным квартирам. Но вскоре выяснилось, что на комнаты, а то и целые квартиры претензии выдвигаются слишком многими. Так неожиданно европейский XX век вошел в историю как новое переселение народов, введшее в обиход слова «геноцид», «депортация» и «этнические чистки».

Эта тема слишком масштабна, чтобы уместить ее в монографию, поэтому международный коллектив авторов создал большой словарь «Энциклопедия изгнаний: Депортация, принудительное выселение и этническая чистка в Европе в XX веке». Энциклопедическая форма здесь кажется идеальной, так как она позволяет сосредоточиться на фактах и цифрах и избежать идеологизации трагических событий.

«Русская планета» с разрешения издательства РОССПЭН публикует фрагмент «Энциклопедии изгнаний», посвященный спецпереселенцам в сталинском СССР.

Спецпереселенцы — общее наименование неполноправных советских граждан, которые в ходе административных репрессий подвергались экспроприации и принудительному выселению всей семьей в необжитые уголки страны, где их содержали под полицейским надзором и использовали для освоения этих местностей или строительства новых промышленных предприятий. Административные репрессии в Советском Союзе означали коллективное наказание определенных социальных, религиозных и национальных групп населения, якобы представлявших «угрозу» социалистическому строю, без имеющих законную силу индивидуальных судебных приговоров.

Поначалу львиную долю составляли экспроприированные зажиточные крестьяне, так называемые кулаки. Они стали первыми жертвами провозглашенного с конца 1920-х годов курса на радикальное преобразование существующего культурного, социального и экономического устройства. Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года предусматривало принудительное выселение кулаков из важнейших хлебопроизводящих регионов: на Украине, например, данная мера затронула 64 тысячи семей, на Северном Кавказе — 38 тысяч, на Нижней Волге — 31 тысячу. В последующие два года депортации подверглись в общей сложности 381 173 семьи в количестве 1 803 392 человека.

По завершении коллективизации репрессии пошли на убыль, но тем не менее до 1940 года в спецпоселениях зарегистрировали как новоприбывших еще 489 тысяч 882 крестьянина, так что общее число ссыльных достигло почти 2,3 млн человек. Новые места их жительства находились в основном на Урале и Крайнем Севере, в Западной Сибири и Казахстане. Эти малонаселенные районы были совершенно не приспособлены для столь массового притока многодетных семей. В результате только за 1932—1933 годы умерли 241 тысяч человек. К 1 января 1941 года 629 тысяч ссыльных бежали из мест обязательного поселения. На 1 июля 1938 года 329 тысяч зарегистрированных ссыльных проживали в 1741 изолированном от остального населения «трудпоселке».

Партийные и советские органы считали важной задачей привлечение подрастающего поколения выселенных «кулаков» на сторону «дела социализма». Поэтому правительственные постановления от 22 октября 1938 года и 21 ноября 1939 года освободили от комендатурского учета лиц, которые на момент ссылки не достигли 16-летнего возраста. Во время Второй мировой войны, когда молодых спецпереселенцев стали призывать в Красную армию, это послабление распространилось и на членов семей военнослужащих.

С течением времени число ссыльных «кулаков», среди которых русские по сравнению с другими национальностями доминировали с большим перевесом, сильно сократилось и в абсолютном, и в относительном выражении: в 1948 году они составляли 6,1 % от всех спецпереселенцев (138 тысяч человек), а в 1953 году — менее 1 % (24 тысяч человек). Чтобы отличать бывших «кулаков» от других спецпереселенцев, в первую очередь от представителей сосланных народов, в официальных документах их чаще всего именовали «трудпоселенцами» или «трудпереселенцами».

Наметившийся с середины 1930-х годов поворот в сторону советского патриотизма с ярко выраженной русоцентристской тенденцией привел к тому, что административное и уголовное преследование по классовому принципу (пусть даже весьма расплывчатому) стало сменяться явной враждебностью по отношению к «ненадежным», «изменническим» и «вражеским» национальностям.

Указ о депортации немцев Поволжья в газете «Большивик» от 30 августа 1941 года

Одной из первых операций подобного рода стало выселение в апреле-мае 1935 года финского населения, из приграничных районов Ленинградской области. Из 23 200 высланных финнов 8400 отправились в Казахстан, остальные в Сибирь. В апреле 1936 года Совет народных комиссаров (СНК) СССР принял секретное постановление «О выселении из УССР и хозяйственном устройстве в Карагандинской области Казахской АССР 15 000 польских и немецких хозяйств», после чего, по официальным данным, из приграничных районов Украины в Казахстан были сосланы 69 300 человек; поляки составили среди принудительно выселенных подавляющее большинство — около 75 %. Через год та же участь постигла 171 тысячу 800 советских корейцев, поголовно депортированных с Дальнего Востока в Среднюю Азию. За ними последовали несколько тысяч иранцев и курдов из Армении и Азербайджана.

После присоединения к СССР восточных польских территорий, Прибалтики и Бессарабии в 1939—1940 годах вплоть до нападения Германии на Советский Союз шли массовые депортации «антисоветских элементов» из этих мест, прежде всего поляков, эстонцев, латышей и литовцев, но также и еврейских беженцев. Высылке, главным образом в восточные районы СССР, подверглись в общей сложности около 470 тысяч человек.

Начало германо-советской войны вызвало ужесточение мер в отношении ряда этнических групп. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 года, предшествовавшее вышедшему через два дня официальному указу, предписало выселить поволжских немцев. Остальные немецкие диаспорные группы в европейской части СССР высылались в последующие недели и месяцы на основании секретных специальных постановлений Государственного комитета обороны (ГКО) СССР, СНК СССР и приказов Народного комиссариата внутренних дел СССР.

По официальным данным, к 1 января 1942 года «переселили» в общей сложности 794 тысячи человек, в том числе 438 700 поволжских немцев. Это была крупнейшая этническая депортация в истории Советского Союза. Примерно половину немцев поселили в сибирских областях, другая половина попала в Казахстан. По окончании войны НКВД отправил в эти регионы еще 210 тысяч «репатриированных», то есть лиц немецкого происхождения, оказавшихся в румынской и немецкой оккупации, которых затем силой заставили вернуться в СССР, главным образом из Вартегау. Ряды спецпереселенцев пополнили также некоторые немцы, жившие в азиатской части Советского Союза еще до 1941 года.

Депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР. Фото: elbrusoid.org

В 1943—1945 годы коллективные репрессии обрушились и на такие народы, как калмыки, чеченцы и ингуши, крымские татары, карачаевцы и балкарцы. Их автономии упразднили, их самих принудительно выселили в Сибирь, Казахстан, Киргизию и Узбекистан. Ужасающие условия жизни в новых местах поселения привели к тому, что, например, из зарегистрированных 606 600 депортированных с Северного Кавказа 146 900 человек (24,2 %) к 1 октября 1948 года скончались от голода и болезней. В отличие от ссыльных кулаков, спецпереселенцы из числа «наказанных народов» распределялись по уже существующим селам с постоянными жителями.

В сравнении со средним советским гражданином спецпереселенцы подвергались сильной дискриминации во всех сферах культурной, общественной и политической жизни. Они находились в прямом административном подчинении у районных и местных комендатур НКВД и были беззащитны перед произволом комендантов и их персонала. Им не разрешалось покидать места принудительного поселения и приходилось заниматься тяжелым физическим трудом в сельском хозяйстве, трудиться простыми рабочими в угольных шахтах, на лесоповале или на стройках. Они имели мало возможностей для повышения квалификации или получения высшего образования. Так, в соответствии с постановлением ЦК КП Казахстана, вышедшим в мае 1952 года, для примерно одного миллиона спецпереселенцев выделялось всего 105 мест в вузах. Ограничения на прием в комсомол и партию оставляли им ничтожные шансы на продвижение по социальной лестнице.

Усиление великорусских и антизападных тенденций во внутренней политике послевоенных лет, обострение внешнеполитической конфронтации и подстегиваемый им разгул шпиономании привели к новой волне депортаций и заметному ухудшению положения спецпереселенцев.

Прежде всего речь шла о задержанных участниках вооруженного сопротивления на Украине и членах их семей, которых на служебном жаргоне называли оуновцами (от ОУН — Организация украинских националистов). Только с 1944 по 1947 год на принудительное поселение, преимущественно в Сибирь, но также в Карагандинскую и Архангельскую области, отправились 100 300 оуновцев. До 1949 года прошла депортация 20 500 человек из Эстонии, 41 900 человек из Латвии и 81 200 человек из Литвы. Волна чисток охватила и другие районы страны. В связи с постановлением Совета министров СССР от 6 апреля 1949 года Молдавию вынуждены были покинуть 35 800 бывших помещиков, кулаков и членов их семей. Другое правительственное постановление от 29 мая 1949 года обрекло на принудительное выселение 57 700 жителей Причерноморья, главным образом греков, а также армян и турок.

Отражением царившей в Советском Союзе в первые послевоенные годы атмосферы ксенофобии стал в первую очередь указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года, объявивший репрессированные народы сосланными навечно. Отныне комендатуры НКВД заводили на каждого спецпереселенца старше 16 лет личное дело, где фиксировали весь его жизненный путь. Все спецпереселенцы должны были раз в месяц лично отмечаться у начальника спецкомендатуры и без его письменного разрешения не могли удаляться от предписанного места жительства больше, чем на 5 километров.

Между тем с власовцами — бывшими советскими солдатами и офицерами, которые нарушили присягу и с оружием в руках воевали против своих товарищей в рядах различных частей германского вермахта, — государственное руководство обошлось очень мягко. Власовцы, насчитывавшие в общей сложности 177 600 человек, получили помилование и, согласно постановлению ГКО № 9871 от 18 августа 1945 года, всего шесть лет спецпоселения.

Среди 2 820 000 спецпереселенцев, зарегистрированных на 1 января 1953 года, 1 225 000 немцев составляли крупнейшую группу (43,4 %), за ними с большим отрывом следовали 316 700 чеченцев (11,2 %), 175 000 оуновцев (6,2 %), 165 300 крымских татар (5,8 %), 83 500 ингушей, 81 500 калмыков и другие еще более мелкие национальные, религиозные и социальные контингенты (всего 33 категории).

С 1954 года существующие ограничения свободы спецпереселенцев начали постепенно снимать. На 1 января 1959 года под административным надзором еще находились 49 400 спецпереселенцев. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 декабря 1964 года освободил и последних ссыльных.

Энциклопедия изгнаний: Депортация, принудительное выселение и этническая чистка в Европе в XX веке — М.: Российская политическая энциклопедия, 2013.



http://maxpark.com/community/politic/content/2238521

«Великая Отечественная война». Советская пропаганда и ее орудия. часть 1

22-е июня 1941 г. в корне изменило международное положение Советского Союза и одним махом избавило его от пятна прежнего партнерства с Германией. Ведь «в высшей степени аморальным и преступным договором» от 23 августа 1939 г. Сталин, по выражению Дашичева, превратил себя в «соучастника фашистской агрессии». «Германско-советский пакт о ненападении от 23 августа 1939 г., — как было вне всякого сомнения уже для социалиста Росси, — являлся пактом о нападении на Польшу… Секретное соглашение доказало… на юридическом уровне, что это преступление было совершено вдвоем, а именно Германией и Россией… Германско-советские соглашения от августа-сентября 1939 г. имели своей основой раздел Восточной Европы.»[111] С первого дня германско-польской войны, 1 сентября, Советский Союз непосредственно оказывал военную помощь с целью разгрома Республики Польша, с готовностью откликнувшись на просьбу начальника Генерального штаба германских Люфтваффе и подавая по радиопередатчику в Минске пеленгационные сигналы немецким бомбардировщикам, действующим в Польше. 3 сентября 1939 г. советское правительство выразило свое «безусловное» согласие на овладение «сферой интересов», предоставленной ему в Москве, с 10 сентября согласовало с германским послом в Москве графом фон дер Шуленбургом соответствующие технические процедуры и 17 сентября начало неспровоцированную и вероломную наступательную войну в спину Польше, сражавшейся за свое существование.

Read more...Collapse )


Иоахим Гофман

Сталинская истребительная война

(1941–1945 годы)

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Великая Отечественная война». Советская пропаганда и ее орудия. часть 2

Ведь когда началась советско-германская война, советская пропаганда в известном смысле оказалась запутанной в своих собственных сетях. Правда, было не так уж сложно возбудить враждебные чувства против «фашистов», поскольку скрытая антифашистская агитация с 1939 г. не прекращалась никогда. Однако, наряду с ней, имелось и более старое учение, согласно которому «немецкие рабочие и крестьяне» являлись естественными противниками «фашизма», который и без того мог захватить власть только «с помощью рурских магнатов и социал-предателей». По этой теории гитлеровской Германии противостояла «другая Германия», а «рабочие и крестьяне» в Вермахте, как считалось, откажутся воевать против «отечества трудящихся», Советского Союза, если только «узнают правду». Этим и объясняется неуклюжая советская фронтовая агитация, которую вообще не понимали немецкие солдаты, на первой стадии войны. Лозунги, подобные почерпнутому из одной советской листовки: «Немецкие солдаты! Кому выгодна война против Советского Союза? Только капиталистам и помещикам!», не давали результата. «Настоящей ненависти к Вермахту» в Красной Армии, как признавал Эренбург, «поначалу не знали». Тут нужно было прояснить обстановку, дабы дело не дошло до «преступного братания» на поле боя или, еще хуже, до того, чтобы красноармейцы стали массами сдаваться в плен немцам. Сталину нужно было возбудить «ненависть, ненависть и еще раз ненависть» не только против «фашизма», но и против всего немецкого вообще, о чем сообщил генерал-лейтенант Власов, сам слышавший, как Сталин в Кремле после битвы под Киевом обратился с соответственным наглым требованием к Берии. А пропагандистские предпосылки для этого были созданы давно. Нужно было только обратиться, например, к таким подстрекательским произведениям, как фильм «Александр Невский» режиссера С. Эйзенштейна по сценарию П. Павленко и с музыкой С. Прокофьева, выпущенный Мосфильмом в 1938 г. Но задача была поставлена еще шире.

Read more...Collapse )


Иоахим Гофман "Сталинская истребительная война (1941–1945 годы)"

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Великая Отечественная война». Советская пропаганда и ее орудия. часть 3

Советский Союз, который, якобы, решил судьбу даже Праги, Парижа и Рима, отныне стал в сознании народов, согласно словам Эренбурга от 10 января 1946 г., «не только географическим, политическим, но и нравственным понятием», то есть, иными словами, в результате военных побед он стал примером для всех государств, из чего он сам затем сделал вывод, что вправе, со своей стороны, и вмешиваться в дела других стран. Сталин не думает «нападать на другие страны», он думает о том, чтобы «создать новый мир», писал Эренбург 8 февраля 1942 г. Теперь, поскольку победа была завоевана, Сталин мог начать реализовать свои мечты о «новом мире», «новой Европе», Европе, в которой, как тотчас пояснил Эренбург, будут ликвидированы все «микробы фашизма». А кто были «микробы фашизма»? «Фашистами» отныне считались не только немцы, сторонники Гитлера, но и все те, кто по самым разным мотивам противостоял планам Советов относительно господства и большевизации, все те, кто воспринимал понятия о «правлении, реформе и прогрессе» иначе, чем коммунисты, прежде всего ненавистная буржуазия всех оттенков, сторонники правового государства на основе западной традиции, весь «духовный осадок порядочных с виду людей». Сталин указал политическую цель, Эренбург и ему подобные принялись пропагандировать ее в привычной манере.

Через несколько дней после безоговорочной капитуляции германского Вермахта, 17 мая 1945 г., Ермашев писал: «Крах гитлеровского Рейха не освобождает человечество автоматически от всех тех опасностей, которыми могут угрожать миру темные силы фашизма и реакции» — слова, указывающие путь в будущее и ни в коей мере не малосущественные. Ведь здесь оглашалось важное стремление советского руководства, а именно настоятельное желание увидеть «фашистских преступников», «военных преступников» наказанными строжайшим образом. Организацией международного показательного процесса по испытанным образцам, при ведущем участии Советского Союза должно было быть достигнуто устрашающее воздействие на все силы «реакции», провоглашенные «последователями Гитлера и Муссолини», то есть на потенциальных противников сталинистских претензий на господство.

Уже упомянутый историк профессор Тарле 8 февраля 1945 г. мотивировал претензии Сталина на право формировать «будущее миролюбивых и свободолюбивых народов» мнимым опытом прошлого и изложил их вызывающим языком в следующих словах: «Однако великая роль советского народа не исчерпывается тем, что он освобождает человечество от смертоносного немецкого кошмара. Пятая колонна, временно загнанная в подполье, еще живет на свете. Нацисты и полунацисты все еще существуют и готовятся вновь взяться за работу, которой они так долго и успешно занимались в Европе и за ее пределами. В грядущие годы европейские — и не только европейские — демократии окажутся перед необходимостью очень, очень экстренной борьбы, ведь у фашизма нет ни малейшего намерения уходить… Однако здесь он вновь натолкнется на то же непреодолимое препятствие — Советский Союз, советский народ. Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне создает твердую основу для торжества мировой демократии. Бессмертная заслуга сталинской стратегии и бойцов Красной Армии состоит в том, что они спасли мировую цивилизацию. Те, кто понимают, что борьба за свободу и демократию должна быть продолжена и после поражения гитлеровской военной машины, вплоть до полного морального и политического разгрома фашизма, с глубоким доверием смотрят на СССР».

Едва ли экспансионистские планы Сталина нуждались в более ясном изложении. Здесь имелось в виду продолжение агрессий, которые начались пактом с Гитлером 23 августа 1939 г. и теперь в третий раз приобретали иную форму. «Как вытекает из многочисленных заявлений Сталина, — с однозначной ясностью пишет Стефэн Куртуа, издатель «Черной книги коммунизма», — его твердая воля и его идея состояли в том, чтобы продвинуться до Атлантического океана. Сталин уже в 1947 г. сказал Морису Торезу, тогдашнему генеральному секретарю ФКП, что он бы еще охотнее увидел Красную Армию в Париже, нежели в Берлине.» Тем самым находит блестящее подтверждение вывод, сделанный в 1985 г. профессором Эрнстом Топичем в его книге «Сталинская война» (Stalins Krieg). Однако продвижение до Атлантики всегда означало и установление ленинско-сталинской системы власти. Ведь тот, «кто оккупирует территорию, тот навязывает ей свою собственную социальную систему, — открыл Сталин Джиласу, доверенному лицу Тито и партизанскому вождю, в 1945 г. — Каждый навязывает свою собственную систему настолько далеко, насколько может продвинуться его армия. По-другому и быть не может.» Вторжение англо-американских экспедиционных сил в 1944 г. поначалу пресекло амбиции Сталина. Однако лозунг борьбы против «фашизма», являющийся для активистов и духовных пособников «социализма» актуальным вплоть до наших дней, следует воспринимать так, как его понимали Советы: в смысле пропагандистской подготовки к расширению власти, от которого они никогда не отказывались. Итак, тот, кто противостоит агрессивным планам советского империализма, является, согласно этому определению, именно «фашистом» или «нацистом», для борьбы с которым годится любое средство. Сталинское понятие фашизма пережило даже Советский Союз и находит, к примеру, сегодня в ФРГ всеобщее применение в роли клеветнического термина, направленного против политически инакомыслящих. И тому, кто, скажем, захотел бы здесь в стране использовать боевое большевистское слово «антифашизм» иначе, чем сталинисты, их апологеты и наследники, больше не следует удивляться соответствующим репрессиям.

Правда, в реальности влияние советской пропаганды стало выходить за пределы территорий, оккупированных Красной Армией, уже весной 1945 г. Едва ли кто-то понял это яснее, чем Уинстон Черчилль, который в своей знаменитой фултонской речи в марте 1946 г. предостерегающе указал на то, что «далеко от России действует пятая колонна коммунизма», представляющая «растущую угрозу» для мира и всей «христианской цивилизации».

Иоахим Гофман

Сталинская истребительная война

(1941–1945 годы)

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Гитлеровские негодяи». Советские злодеяния приписываются немцам. часть 1

Если на этом общем фоне еще раз повторить вопрос о том, каким образом злодеяния с немецкой стороны использовались советской военной пропагандой в своих целях, то следует вспомнить, что все противники Советского Союза в принципе всегда обвинялись и в совершении зверств. Это имело место в неспровоцированной советской наступательной войне с Польшей, против «белополяков», в сентябре 1939 г. точно так же, как и в неспровоцированной советской наступательной войне с Финляндией, против «белофинских банд», «финских головорезов», «белофинских выродков», в ноябре 1939 г. Красноармейцам, как упоминалось, вдалбливали, что пребывание в плену у этих государств равносильно «ужасной смерти под пытками» озверелого противника. Пропаганда не проводила различий и между немцами и их союзниками в 1941 г. Официальный пропагандистский лозунг «Смерть немецким оккупантам!» нашел свое дополнение в пропагандистском лозунге «Смерть финским оккупантам!» Так, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах по наказанию немецко-фашистских преступников»[130] включал, разумеется, итальянских, румынских, венгерских (конечно, и словацких) и финских «злостных фашистских преступников». Этот указ, подписанный Калининым и секретарем Президиума Горкиным, угрожал не только немецким, но и «итальянским, румынским, венгерским и финским фашистским извергам», а также «гитлеровским агентам», «шпионам и изменникам родины из числа советских граждан» и «их пособникам из местного населения» за их, якобы, «чудовищные акты насилия» смертной казнью путем публичного повешения «в присутствии народа» и предписывал: «Трупы повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как карается тот и какое возмездие ожидает того, кто совершает акты насилия и злодеяния против гражданского населения и кто предает свою родину».

Read more...Collapse )

Иоахим Гофман "Сталинская истребительная война (1941–1945 годы)"

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Гитлеровские негодяи». Советские злодеяния приписываются немцам. часть 2

В фальшивке советского руководства, которая как доказательный документ СССР-54 была предназначена для того, чтобы ввести в заблуждение несоветских судей Международного военного трибунала, особого внимания заслуживает один момент: утверждение, выдвинутое «судебно-медицинскими экспертами» комиссии «вне всякого сомнения», что «немецкие палачи использовали при расстреле польских военнопленных тот же метод выстрелов из пистолета в затылок, как и при массовых экзекуциях советских граждан в других городах». Если, иными словами, «Чрезвычайная государственная комиссия» установила тот же метод умерщвления, как в Катыни, и в других местах, а Катынь, как доказано, представляла собой советское преступление, то напрашивается вывод, что и в других случаях должны были иметь место не немецкие, а тоже советские преступления. Из этого, в свою очередь, вытекает, что «Чрезвычайная государственная комиссия» вообще занималась вовсе не вскрытием немецких злодеяний, а в первую очередь тем, чтобы пропагандистскими методами подбросить противнику собственные советские злодеяния. «Винницкое», «Харьковское», «Киевское» и «Минское» дела и показали это с достаточной ясностью.

Через несколько недель после обнаружения массовых захоронений Катыни, в мае 1943 г., немцы наткнулись под Винницей на другие массовые захоронения, в которых были погребены около 10000 украинских жертв НКВД. Привлеченная немецкой стороной Международная комиссия судебных медиков из 11 европейских государств (Бельгия, Болгария, Венгрия, Италия, Нидерланды, Румыния, Словакия, Финляндия, Франция, Хорватия и Швеция) так же, как комиссия немецких экспертов по судебной медицине и криминалистике, созданная независимо от этого, после тщательного расследования пришла к единодушному выводу, что убийства были совершены между 1936 и 1938 гг. выстрелами в затылок, в типичной манере НКВД. После войны это заключение подтвердила в полном объеме подкомиссия американского Конгресса под председательством члена Палаты представителей Чарльза Керстена, который представил свои результаты Конгрессу 31 декабря 1954 г. После того, как 9 августа 1943 г. немцы опубликовали протокол медицинского расследования, советское руководство, во всяком случае, начало проявлять активность. Был привлечен пропагандистский аппарат, чтобы любой ценой поколебать доверие к медицинским авторитетам из Германии и других стран. Так, их стали обзывать «бандой гестаповских агентов» и «подкупленных провокаторов». 19 августа 1943 г. Совинформбюро распространило под примечательным названием «Катынь № 2» заявление, согласно которому «немецкие палачи», «головорезы», «кровожадные изверги», «гитлеровские негодяи», «гитлеровские людоеды», «фашистские волки», «убийцы», «бандиты», «мошенники» и «мародеры», как и в Катынском деле, обвинялись в том, что сами совершили преступление в Виннице, а теперь пытаются приписать «советскому народу свои собственные немецкие преступления».

За словесными оскорблениями и всей пропагандистской шумихой слишком ясно просматривалась растерянность Советов, вновь разоблаченных в массовом убийстве перед мировой общественностью. Правда, Винница впредь обходилась по возможности молчанием, однако режим был встревожен и пытался теперь перехватить инициативу и опередить противника. 19 апреля 1943 г., через несколько дней после объявления немцами об обнаружении массовых захоронений Катыни, Президиум Верховного Совета СССР, как упоминалось, издал Указ «О мерах по наказанию немецко-фашистских преступников…» — поначалу скорее жест бессилия. Однако этот указ был теперь использован, чтобы инсценировать показательный процесс в Харькове, первый «процесс над военными преступниками» вообще. В Харькове НКВД совершил неслыханные зверства. Только в 1937-41 гг. здесь областным управлением НКВД во главе с Райхманом и Зеленым были ликвидированы и погребены, в частности, в лесу, в «плановом квадрате 6» «тысячи и тысячи» людей, а весной 1940 г. — также 3891 польский офицер. А когда советские войска весной 1943 г. ненадолго захватили Харьков назад, то пограничные части НКВД, согласно тщательным немецким расследованиям, расстреляли здесь за несколько недель, как упоминалось, не менее 4000 человек, почти 4 % оставшегося населения, «включая и девушек, вступивших в связь с немецкими солдатами», по обвинению в сотрудничестве с немецкими оккупационными властями. Но Харьков явился столь подходящим местом в качестве арены для организованного там с 15 по 18 декабря 1943 г. процесса над военными преступниками именно по той причине, что это был не только центр советских массовых расстрелов на Украине, но что зимой 1941/42 гг. здесь совершала массовые убийства тысяч еврейских жителей и немецкая оперативная группа С охранной полиции и СД, а именно оперативная команда 4а во главе со штандартенфюрером СС Блобелем.[133]

Теперешняя проблема — дискредитация немецкого противника по войне — являлась, конечно, лишь отчасти юридической, а в первую очередь пропагандистской задачей, которая была поручена испытанному специалисту, писателю Толстому, как члену «Чрезвычайной государственной комиссии». В нескольких статьях, распространявшихся прежде всего в западном зарубежье под заголовками «Мы требуем возмездия», «Почему мы называем их чудовищами», «Нацистские гангстеры перед советскими судьями», Толстой использовал осужденные в Харькове преступления оперативной группы С как повод, чтобы полными ненависти выражениями заклеймить не только германский Вермахт, но и весь немецкий народ. Толстой, правда, не сумел привести доказательств ответственности германского Вермахта, но он счел себя вправе выступить с сентенциями следующего рода: «Немецкие армии вторглись в нашу страну подобно чудовищу с другой планеты. Мы вынуждены говорить об этих немецких людях как о чудовищах, даже если назовем только факты, расследованные Чрезвычайной государственной комиссией. В данном случае факты касаются города Харькова». Он добавил: «Нам пришлось убить миллионы немцев». «Нацисты не обманывали Германию, — попытался он, наконец, обвинить весь немецкий народ. — Они говорили совершенно открыто: вырасти твоих сыновей бессовестными убийцами и ворами, а твоих дочерей беспощадными надсмотрщицами над теми, которые станут твоими рабами. Готовься завоевать мир! Германия согласилась на сделку.» Итак, столь же лживое, сколь и бессмысленное утверждение, из которого у Толстого вытекал затем следующий вывод: «За совершенные ею преступления несет ответственность вся германская нация… Я обвиняю германскую нацию, германскую цивилизацию в беспрецедентных преступлениях, совершенных немцами хладнокровно, в состоянии полной вменяемости. Я требую возмездия!» Тем самым в грубой форме был предвосхищен пропагандистский тезис, далеко идущее воздействие которого досадным образом ощущается вплоть до наших дней.

Советская тактика повторилась затем в Киевском деле, она повторилась и в Минском деле. Ведь и здесь использовался метод перекрытия советских зверств немецкими зверствами. Вблизи Киева, в Дарницком лесу и под Быковней, в 30-х годах были погребены 200000-300000 человеческих тел, лишь малая часть жертв советского режима на Украине, точное число которых, возможно, не удастся установить уже никогда. Ведь только на Западной Украине, то есть в Восточной Польше, согласно оценкам некоторых историков, в 1939-41 гг. был ликвидирован миллион человек — данные, которые в этом случае, возможно, все же завышены. Во всяком случае, жертвами голода, умышленно организованного в 30-х годах Сталиным и его пособниками, стали 7–8 миллионов сельских жителей Украины.

На этом фоне следует рассматривать тот факт, что Киев в то же время стал и символом злодеяний оперативных групп охранной полиции и СД с немецкой стороны. Ведь Красная Армия — подобно, например, немецким войскам в 1918 г., при отходе к «Линии Зигфрида», только в более жестокой форме и в большем масштабе — подготовила в Киеве взрывы и поджоги, которые после занятия города вызвали значительные потери, в т. ч. среди украинского населения, и сильные материальные разрушения. В качестве возмездия за эти тревожные события зондеркоманда 4а оперативной группы С расстреляла 29 и 30 сентября 1941 г. 33771 непричастного еврейского жителя. Необычно точная цифра 33771 расстрелянных гражданских лиц основана на данных оперативной группы С и, видимо, сообщалась ею наверх неоднократно, например, в донесении № 101 от 2 октября 1941 г., хотя и лаконично и, что бросается в глаза, «умалчивая о методе экзекуции и о месте резни киевских евреев».

В последующем число жертв оставалось спорным, и о нем действительно курсировали самые разные оценки. Уже в решении американского Верховного комиссара Джона Макклоя от 31 января 1951 г. относительно прошения о помиловании приговоренного к смерти в ходе процесса оперативных групп (дело 9) начальника зондеркоманды 4а оперативной группы С штандартенфюрера СС Блобеля было сочтено уместным отметить, «что по его (Блобеля) мнению число расстрелянных под Киевом людей составляло лишь половину названной цифры». Итак, даже в этом американском документе, изданном «Управлением Верховного комиссара США по Германии», во всяком случае, допускается возможность гораздо меньшего числа жертв. «Цифровые данные о резне в Киеве содержат загадки», — считает и Фридрих (Friedrich) в своей вышедшей в 1993 г. книге «Закон войны» (Das Gesetz des Krieges). Польский ученый Вольский в исследовании, изданном «Обществом польской истории» в Стамфорде (штат Коннектикут) в 1991 г., наконец, сравнил различные цифры киевских жертв друг с другом и пришел при этом к примечательным результатам. Ведь он установил колебания в оценках, составляющие от 3000 до 300000. Низшая цифра 3000 происходит из «Энциклопедии Украины» (Encyclopedia of Ukraine; Торонто, 1988), высшую цифру 300000 распространил 23 апреля 1990 г. также в Торонто Коротых, примечательным образом — служащий НКВД/КГБ и близкий сотрудник Горбачева. 10000 жертв указаны в «Большом энциклопедическом словаре Ларусс» (Grand Dictionnaire Encyclopédique Larousse; Париж, 1982), 50000-70000 — в «Большой советской энциклопедии» (Москва, 1970), 100000 — в «Еврейской энциклопедии» (Encyclopaedia Judaica; Иерусалим, 1971).

Однако различные данные имеются не только о числе жертв, но и об обстоятельствах расстрела евреев, еще остававшихся в Киеве в сентябре 1941 г. после эвакуации, о месте расстрела и погребения. Так, согласно Вольскому, еще тщетно искать столь символичное сегодня название Бабьего Яра, расположенного к северо-западу от Киева, в следующих крупных справочных изданиях: «Большая советская энциклопедия» (Москва, 1950–1955), «Большая энциклопедия Ларусс» (Grand Larousse Encyclopédique; Париж, 1960), «Британская энциклопедия» (Encyclopaedia Britannica; Чикаго, 1972), «Европейская энциклопедия» (Enciclopedia Europea; Рим, 1977), Enciclopedia Universal Nauta (Мадрид, 1977), «Академическая американская энциклопедия» (Academic American Encyclopedia; Данбери, 1991). Ключевое слово «Бабий Яр» впервые встречается в «Большой советской энциклопедии» (Москва, 1970) и в «Еврейской энциклопедии» (Иерусалим, 1971), чьи намного завышенные данные в 100000, во всяком случае, были пущены в обращение НКВД и впервые названы 4 декабря 1943 г. в сообщении «Нью-Йорк Таймс» из Москвы, которое еще будет цитироваться ниже.

Ведь неизвестное доселе название Бабьего Яра ввел в советскую военную пропаганду в ноябре 1943 г. НКВД, в связи с развернутыми во всю мощь попытками сокрытия «Катынского дела». Вскоре после того, как Советы вновь овладели украинской столицей, они пригласили группу корреспондентов западной печати, чтобы осмотреть Бабий Яр, выдававшийся теперь за место бойни. Однако вещественные доказательства, видимо, оказались скудными. А изучение результатов многочисленных аэрофотосъемок в наши дни привело, похоже, и к выводу, что, в отличие от ясно различимых обширных массовых захоронений НКВД в Быковне, Дарнице и Белгородке и в отличие от ясно различимых массовых захоронений Катыни (кстати говоря, согласно статье «Нью-Йорк Таймс» от 6 мая 1989 г., это — окончательное доказательство советской вины в совершении преступления), территория Бабьего Яра в 1939-44 гг., во время немецкой оккупации, осталась нетронутой. Для подкрепления утверждения, что немцы здесь, в Бабьем Яру, «расстреляли из пулеметов от 50000 до 80000 еврейских мужчин, женщин и детей», НКВД в 1943 г. подготовил и трех так называемых свидетелей, рассказы которых, однако, тем более вызвали скепсис корреспондентов, прежде всего опытного представителя «Нью-Йорк Таймс» Лоуренса. Поэтому опубликованная затем 29 ноября 1943 г. в «Нью-Йорк Таймс» статья «Сообщения об убийстве 50000 киевских евреев» (50 000 Kiev Jews Reported Killed), уже очищенная от самой грубой лжи относительно «советских партизан» и «машин-душегубок», имела примечательный подзаголовок «Оставшиеся доказательства скудны» (Remaining Evidence is Scanty) что было равносильно явной неудаче усилий НКВД. Но демонстрация так называемых «свидетелей» в деле доселе неизвестного Бабьего Яра уже задумывалась, согласно Никифоруку, в качестве «пробы», своего рода «генеральной репетиции лживых свидетельских показаний о бойне в Катынском лесу, которые вымогал НКВД». И поэтому НКВД спешил, подтянув резервы, восстановить свое подпорченное правдоподобие.

Уже 4 декабря 1943 г. «Нью-Йорк Таймс» сообщила в еще одной статье «Киев насчитывает больше жертв» (Kiev Lists More Victims), что, согласно первым полосам московских газет, 40000 жителей направили «премьер-министру Сталину письмо», в котором «повысили оценочную цифру убитых и сожженных в Бабьем Яру до более 100000». Речь здесь шла, конечно, о крупной акции НКВД, так как только НКВД мог организовать отправку таких писем Сталину. Но с тех пор цифра 100000, пущенная в обращение НКВД, как и Бабий Яр в качестве места расстрела и погребения, стали неотъемлемыми реквизитами советской пропаганды. Мы вновь находим их уже весной 1944 г. в сообщении специальной комиссии под руководством Хрущева (который в 30-х годах, как известно, сам совершал тяжкие преступления в отношении украинцев), где теперь тоже утверждалось, что в Бабьем Яру были убиты «более 100000 мужчин, женщин, детей и стариков», а еще 25000 — в немецком каторжном лагере Сырец под Киевом, где в действительности, по украинским оценкам, стали жертвами насилия, болезней и голода 1000 человек.

Сообщение комиссии Хрущева, к которой принадлежали ведущие партийные, государственные и хозяйственные деятели, заслуживает внимания потому, что в нем, помимо Бабьего Яра, Сырца и некоторых менее известных мест, называется и Дарница, где немцы, как утверждалось теперь, также убили «более 68000 советских военнопленных и гражданских жителей». Тем самым общее число жертв немецких оккупационных властей в Киеве, о котором утверждает специальная комиссия Хрущева — 195000, оказывается близким к общему числу жертв НКВД — 200000-300000, которые, как полагают, погребены в массовых захоронениях в Дарницком лесу, а также под Быковней и Белгородкой. Эта цифра стала затем и центральным пунктом сообщения «Чрезвычайной государственной комиссии» по Киеву от 9 марта 1944 г. И поскольку это сообщение, как и сообщение о расследовании Катынского дела, на основании статьи 21 Лондонского устава было признано Международным военным трибуналом в качестве советского доказательного материала (документ СССР-9), то советский обвинитель, старший советник юстиции Смирнов мог утверждать 14 февраля 1946 г. в Нюрнберге: «Из доклада Чрезвычайной государственной комиссии по городу Киеву, который будет представлен трибуналу позже, видно, что в Бабьем Яру в ходе этой ужасной так называемой акции были расстреляны не 52000, а 100000 человек», а 18 февраля было сказано: «Более 195000 советских граждан были замучены, расстреляны и умерщвлены газом в “машинах-душегубках” в Киеве, в том числе 1) более 100000 мужчин, женщин, детей и стариков в Бабьем Яру…» Доказательства не были приведены, советский обвинитель, как и в Катынском деле, просто сослался на мнимые показания свидетелей, представленных НКВД.

Правда, Советам не удалось протащить в Нюрнберге свои обвинения по Катынскому делу, и не в последнюю очередь ассоциацией Катыни и Бабьего Яра объясняется то, что и это дело долгие годы пребывало в забвении. Например, Эренбург тщетно пытался вновь подогреть историю с Бабьим Яром в 1947 г. в своем романе «Буря». Лишь когда в 1968 г. НКВД/КГБ смог представить тщательно проинструктированного так называемого «свидетеля» на судебном процессе в Дармштадте — «Нью-Йорк Таймс» сообщила об этом 14 февраля 1968 г. в статье под заголовком «Только четыре очевидца в Бабьем Яру» (At Babi Yar Only Four Spectators)[134] — и только после того, как Евтушенко написал о Бабьем Яре «волнующий» стих, а Шостакович — сочинение для оркестра, символичная значимость этого понятия заметно повысилась, что было тотчас использовано советской пропагандой.

Советские власти использовали благоприятную конъюнктуру, чтобы в конечном итоге воздвигнуть на полигоне НКВД под Быковней (КОУ НКВД), где — как и под Дарницей и Белгородкой близ Киева — находились обширные массовые захоронения сталинского периода, монумент в память, якобы, погребенных здесь жертв «фашистских захватчиков 1941–1943 гг.», которые, как писала одна киевская газета еще в 1971 г., были «зверски замучены». Однако уже в марте 1989 г. вводящая в заблуждение надпись была вновь удалена под растущим нажимом общественности. Ведь к этому времени, 17 марта 1989 г., советское информационное агентство ТАСС сообщило, что, по данным «государственной комиссии» (уже четвертой в своем роде), в Быковне и Дарницком лесу обнаружены массовые захоронения с останками 200000-300000 так называемых «врагов народа» сталинского периода. Одновременно орган Союза советских писателей «Литературная газета» счел уместным отметить в апреле 1989 г., что не «немцы», а сталинисты, «наши собственные люди» совершили эти массовые убийства. Жуткие подробности о массовых убийствах НКВД, продолжавшихся с 1937 г. до самой оккупации города немецкими войсками в сентябре 1941 г., сообщил Царынник в статье «Киевские поля смерти» (The Killing Fields of Kiev), которая была опубликована в 1990 г. в октябрьском номере журнала «Комментарии» (Commentary), издаваемого Американским еврейским комитетом в Нью-Йорке.

Правда, в Германии такие констатации фактов принимаются к сведению неохотно или не принимаются вообще. Здесь советская формула о 100000 жертв в Бабьем Яру, не воспринятая даже в Нюрнберге, глубоко проникла в общественное сознание, как показывают соответствующие газетные статьи юбилейного 1991 года. 14 сентября 1991 г. некий Вольфрам Фогель в мемориальной статье региональной газеты «Зюдкурир» превзошел даже измышления сталинистской военной пропаганды, утверждая, что «массовому захоронению Бабий Яр на окраине Киева» «пришлось принять около 200000 человек, убитых во время немецкой оккупации». А президент германского Бундестага Зюсмут использовала мемориальную речь в Бабьем Яру 5 октября 1991 г. в качестве повода для необоснованных выпадов против всего немецкого народа, который не имел отношения к предпринятому без его сведения и без его одобрения расстрелу 33771 или — что уже достаточно скверно — хотя бы вдвое меньшего числа евреев зондеркомандой 4а охранной полиции и СД, а потому на него нельзя возлагать и ответственности за это. У населения Киева вызвало возмущение отсутствие в речи Зюсмут всякого упоминания о почти 300000 украинских жертв сталинского террора в близлежащих массовых захоронениях Быковни — для украинцев к тому моменту это уже было делом национальной чести («The mass graves have become a point of national honor for Ukrainians»). В Советском Союзе приходилось использовать Бабий Яр, чтобы придать достоверность Катыни, а Катынь — чтобы придать достоверность Бабьему Яру. Поздний успех советской пропаганды в случае Бабьего Яра даже побудил сталинистов в 1990-91 гг. еще раз попытаться все же возложить вину за расстрел польских офицеров в Катыни (и других местах) на немцев, напечатав в «Военно-историческом журнале» уже упомянутую серию статей под примечательным названием «Бабий Яр под Катынью?»

Последним местом на территории Советского Союза, где массовые убийства НКВД пытались спрятать за таковыми оперативных групп, стал Минск. Ведь в столице Белорусской ССР, как и в Киеве, в 1937-41 гг. происходили убийства в чудовищных масштабах. Часть своих жертв Минское оперативное управление НКВД предпочитало погребать на территории возле близлежащего населенного пункта Куропаты, где в 1988 г. были обнаружены обширные могильные поля. Предполагается, что здесь, в массовых захоронениях Куропат, погребены около 102000 из оцениваемого в 270000 общего числа жертв НКВД в Минске и окрестностях. Даже в парке Челюскинцев в центре города Минска находилось массовое захоронение с телами убитых, над которым в эпоху сталиниста Брежнева была сооружена танцплощадка. С другой стороны, Минск после оккупации немцами, с конца осени 1941 г., был также оперативным центром охранной полиции и СД, первейшей целью которого являлось прежде всего уничтожение еврейского населения. Так, в Малом Тростинце, селе под Минском, и, возможно, в некоторых других местах в течение года были расстреляны или частично отравлены четырьмя машинами-душегубками, которые, видимо, использовались здесь, тысячи евреев любого возраста и пола — местных или депортированных сюда с территории Рейха.

Как и в Киевском деле, советские власти в 1944 г., вновь заняв Минск, создали специальную комиссию, на сей раз во главе с председателем Совнаркома Белорусской ССР Пономаренко, который, возглавляя Центральный штаб партизанского движения, был одним из главных ответственных лиц за ведение противоречившей международному праву партизанской войны. Опубликованное 12 октября 1944 г. сообщение «Чрезвычайной государственной комиссии» «Минск обвиняет Гитлера» утверждало, ссылаясь на выводы комиссии Пономаренко, которые, правда, опять же базировались в основном на сомнительных показаниях свидетелей НКВД, что «гитлеровцы», «немецкие негодяи» истребили в Минске и его пригородах посредством голода, нечеловеческого труда, отравления газом и расстрелов около 300000 советских граждан. И в Минске массовые советские захоронения, как, например, таковое в «парке культуры и отдыха», были вновь приписаны немцам. Приведенное общее число 300000 вообще приближается скорее к 270000 — оценке числа жертв НКВД, чем к числу евреев, убитых охранной полицией и СД, которое в районе Минска, тем не менее, должно было быть высоким. Так, по неполным данным из случайно сохранившихся отчетов, только «группой Арльта» в течение лета 1942 г. под Минском было убито более 17000 евреев — местных или немецких, выходцев из Берлина и Вены.

133

Krausnick, Die Einsatzgruppen, S. 193.

134

51. The New York Times, 14.2.1968.


Иоахим Гофман "Сталинская истребительная война (1941–1945 годы)"

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Ни пощады, ни снисхождения». Зверства Красной Армии при продвижении на немецкую землю. часть 1

ja_pomnju_4

Советский Союз отказался признать Гаагские конвенции о законах и обычаях войны и Женевскую конвенцию. Пренебрежение международным военным правом — таков был и порочный дух, в котором в 1944-45 гг. производилась оккупация восточных провинций Германского рейха войсками Советского Союза. Вторжение Красной Армии в Восточную Пруссию, Западную Пруссию и Данциг, в Померанию, Бранденбург и Силезию всюду равным образом сопровождалось злодеяниями, подобных которым в новой военной истории еще поискать. Массовые убийства военнопленных и гражданских лиц любого возраста и пола, массовые изнасилования женщин, даже старух и детей, с отвратительными сопутствующими явлениями, многократно, подчас вплоть до смерти, умышленные поджоги домов, сел, городских кварталов и целых городов, систематическое разграбление, мародерство и уничтожение частной и общественной собственности и, наконец, массовая депортация мужчин, а также женщин и молодежи в трудовое рабство Советского Союза — обычно с отделением матерей от их детей и с разрывом семейных уз — таковы были выделяющиеся признаки события, которое вопиюще противоречило принципам упорядоченного ведения войны.

Read more...Collapse )http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Ни пощады, ни снисхождения». Зверства Красной Армии при продвижении на немецкую землю. часть 2

ja_pomnju_10

И высшее руководство, как будет проиллюстрировано в этом месте, само подавало дурной пример. Даже военный герой Советского Союза маршал Жуков, некогда начальник Генерального штаба Красной Армии, который как командующий 1-м Белорусским фронтом 8 мая 1945 г. в Берлине-Карлсхорсте принял капитуляцию германского Вермахта, не явился при этом исключением. В конце августа 1946 г., когда Жуков давно сменил свой пост представителя Советского Союза в Контрольном совете по Германии и главнокомандующего Группой советских войск в Германии на должность командующего войсками Одесского военного округа, заместитель министра обороны Булганин в письме Сталину сообщил, что таможенные органы задержали 7 железнодорожных вагонов «в общей сложности с 85 ящиками мебели фирмы “Альбин Май” из Германии», которые подлежали транспортировке в Одессу для личных нужд Жукова. В еще одном донесении Сталину от января 1948 г. генерал-полковник госбезопасности Абакумов сообщил, что при «тайном обыске» на московской квартире Жукова и на его даче обнаружено большое количество награбленного имущества. Конкретно в числе прочего перечислялись: 24 золотых часов, 15 золотых ожерелий с подвесками, золотые кольца и другие украшения, 4000 м шерстяных и шелковых тканей, более 300 соболиных, лисьих и каракулевых шкурок, 44 ценных ковра и гобелена, частично из Потсдамского и других замков, 55 дорогостоящих картин, а также ящики с фарфоровой посудой, 2 ящика со столовым серебром и 20 охотничьих ружей. Жуков, который 12 января 1948 г. в письме члену Политбюро Жданову признал это мародерство и в конце дал «честное слово большевика», «что подобные глупости и ошибки не повторятся», едва избежал ареста.

Read more...Collapse )http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Ни пощады, ни снисхождения». Зверства Красной Армии при продвижении на немецкую землю. часть 3

ja_pomnju_11

Даже Юрий Успенский, уже упомянутый офицер 2-го гвардейского артиллерийского дивизиона, сам по себе мечтательный, почти философски настроенный, исполненный «гуманистичных» идеалов человек, давно уставший от войны и сетовавший на жертвы и разрушения, все же не остался незатронутым пропагандой ненависти. Он удовлетворенно доверил своему дневнику в горящем Инстербурге [ныне Черняховск, Россия] 24 января 1945 г.: «Это возмездие за все, что немцы натворили у нас. Сейчас разрушаются их города, и их население узнаёт теперь, что это значит: война!» «Мы очень ненавидим Германию и немцев, — признал он 27 января 1945 г. в Штаркенберге, — в одном доме, например, наши парни видели убитую женщину с 2 детьми. И на улице часто видишь убитых гражданских людей… Конечно, это невероятно жестоко — убивать детей… Но немцы заслужили эти зверства.» Однако Успенский, погибший в феврале в Замланде [территория к северу от Кёнигсберга], все же вновь и вновь вырывается из дьявольского круга советской пропаганды ненависти на почву человечности, хотя и деформированной социализмом, например, когда он в Фуксберге под Кёнигсбергом узнал в подробностях о многократном изнасиловании женщин и даже 13-15-летних детей (частично в доме советского дивизионного штаба), об убийствах и жестокостях «в отношении мирного населения», о поджогах и всех многочисленных актах вандализма. «Страшные зверства творятся на земле, — пишет он 7 февраля 1945 г. в Краусене под Кёнигсбергом, — это ужасно.» «Мирное население выглядит жалко, — отметил он 13 февраля. — Оно бродит вокруг изнуренное, испуганное и изголодавшееся. Старики и старухи совершенно беспомощны… Что касается солдат, то у них нет ни капли сострадания. Предстают ужасные картины. Боже, что только творится на свете!»

Read more...Collapse )



Иоахим Гофман "Сталинская истребительная война (1941–1945 годы)"

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Горе тебе, Германия!» Злодеяния находят свое продолжение. часть 1

001

Политорганы и командные структуры Красной Армии взывали к чувствам ненависти и мести советских солдат, чтобы добиться от них высшей меры боеготовности и боевых результатов. Методы, применявшиеся ими для фабрикации героизма, были столь же недостойными, как и рискованными, и неизбежные последствия разжигания низменных инстинктов не заставили себя долго ждать. «Необузданное, недостойное человека поведение» овладело красноармейцами и в мгновение ока вызвало распущенность и одичание таких масштабов, что «в ряде частей и соединений оказалось потеряно управление войсками». Как утверждалось в приказе № 006 Военного совета 2-го Белорусского фронта от 22 января 1945 г., о котором еще будет идти речь, нахождение крупных запасов спиртного совратило солдат к «чрезмерному потреблению алкоголя», и, наряду с «ограблениями, мародерством, поджогами», — об убийствах умалчивалось — теперь всюду наблюдалось и «массовое пьянство», в котором, к досаде высоких командных структур, участвовали «даже офицеры». Приводится пример находившейся на передовой 290-й стрелковой дивизии, где солдаты и офицерский состав напились до такой степени, «что утратили облик бойца Красной Армии». На танках 5-й танковой армии, как сказано, стояли винные бочки. Машины для боеприпасов были настолько загружены «всевозможными предметами домашнего обихода, захваченным продовольствием, гражданской одеждой и т. д.», что стали «для войск обузой», «ограничивали свободу их передвижения» и уменьшали «ударную силу танковых соединений».

Read more...Collapse )

Иоахим Гофман

Сталинская истребительная война

(1941–1945 годы)

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Горе тебе, Германия!» Злодеяния находят свое продолжение. часть 2. Силезия.

b23c4c8a0022f8fc4ae602b5


Вблизи границы Рейха, западнее Велюни, советские солдаты 1-го Украинского фронта облили бензином повозки обоза беженцев и сожгли их вместе с пассажирами. На дорогах лежали бесчисленные тела немецких мужчин, женщин и детей, частично в изувеченном состоянии — с перерезанным горлом, отрезанным языком, вспоротым животом. Также к западу от Велюни 25 служащих (фронтовых рабочих) организации Тодта были расстреляны танковыми экипажами 3-й гвардейской танковой армии. Все мужчины были расстреляны и в Хайнерсдорфе, женщины изнасилованы советскими солдатами, а под Кунцендорфом 25–30 мужчин из фольксштурма получили пули в затылок. Таким же образом в Глауше под Намслау погибли от рук убийц, военнослужащих 59-й армии, 18 человек, «включая мужчин из фольксштурма и медсестер». В Беатенгофе под Олау [ныне Олава, Польша] после повторного его занятия все мужчины были найдены убитыми выстрелами в затылок. Преступниками явились военнослужащие 5-й гвардейской армии. В Грюнберге [ныне Зелёна-Гура, Польша] 8 семей были убиты военнослужащими 9-го гвардейского танкового корпуса. Ареной ужасных преступлений стало имение Танненфельд под Гротткау [ныне Гродкув, Польша]. Там красноармейцы из 229-й стрелковой дивизии изнасиловали двух девушек, а затем убили их, надругавшись над ними. Одному мужчине выкололи глаза, ему отрезали язык. То же самое произошло с 43-летней полькой, которую затем замучили до смерти.

В Альт-Гротткау военнослужащие той же дивизии убили 14 военнопленных, отсекли им головы, выкололи глаза и раздавили танками. Красноармейцы этой же стрелковой дивизии несли ответственность и за злодеяния в Шварценгрунде под Гротткау. Они насиловали женщин, включая монастырских сестер, застрелили крестьянина Калерта, вспороли живот его жене, отрубили ей руки, застрелили крестьянина Христофа и его сына, а также молодую девушку. В имении Айсдорф под Мерцдорфом советские солдаты из 5-й гвардейской армии выкололи глаза пожилому мужчине и пожилой женщине, по-видимому — супружеской паре, и отрезали им носы и пальцы. Вблизи были найдены зверски убитыми 11 раненых солдат Люфтваффе. Точно так же в Гютерштадте под Глогау [ныне Глогув, Польша] были обнаружены 21 немецкий военнопленный, убитые красноармейцами из 4-й танковой армии. В деревне Хеслихт под Штригау [ныне Стшегом, Польша] все женщины были «одна за другой изнасилованы» красноармейцами из 9-го механизированного корпуса. Мария Хайнке нашла своего мужа, еще подававшего слабые признаки жизни, умирающим в советском караульном помещении. Медицинское обследование выявило, что у него были выколоты глаза, отрезан язык, несколько раз переломана рука и размозжена черепная крышка.

Военнослужащие 7-го гвардейского танкового корпуса в Оссиге под Штригау насиловали женщин, убили 6–7 девушек, застрелили 12 крестьян и совершили аналогичные тяжкие преступления в Хертвиссвальдау под Яуэром [ныне Явор, Польша]. В Лигнице [ныне Легница, Польша] были обнаружены трупы многочисленных гражданских лиц, расстрелянных советскими солдатами из 6-й армии. В городке Костенблют под Неймарктом [ныне Сьрода-Слёнска, Польша], захваченном частями 7-го гвардейского танкового корпуса, насиловали женщин и девушек, включая и находившуюся на сносях мать 8 детей. Брат, попытавшийся заступиться за нее, был застрелен. Расстреляны были все военнопленные иностранцы, а также 6 мужчин и 3 женщины. Массового изнасилования не избежали и сестры из католической больницы. Пильграмсдорф под Гольдбергом [ныне Злоторыя, Польша] явился ареной многочисленных убийств, изнасилований и поджогов со стороны военнослужащих 23-й гвардейской мотострелковой бригады. В Беральсдорфе, предместье Лаубана [ныне Любань, Польша], 39 еще оставшихся женщин были обесчещены «самым низким образом» советскими солдатами из 7-го гвардейского танкового корпуса, одной женщине выстрелили при этом в нижнюю челюсть, ее заперли в погреб и через несколько дней, когда она была тяжело больна лихорадкой, три красноармейца друг за другом «изнасиловали ее, угрожая пистолетом, самым жестоким способом».

Иоахим Гофман

Сталинская истребительная война

(1941–1945 годы)

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Горе тебе, Германия!» Злодеяния находят свое продолжение. часть 3. Бранденбург.

b23c4c8a0022f8fc4ae602b5


Общее представление об обращении с населением в восточных частях провинции Бранденбург дает донесение русских агентов Данилова и Чиршина, засланных 103-м отделением фронтовой разведки с 24 февраля до 1 марта 1945 г.17 Согласно ему, всех немцев в возрасте от 12 лет и старше беспощадно использовали на строительстве укреплений, не использованную часть населения отправили на восток, а стариков обрекли на голодную смерть. В Зорау [ныне Жары, Польша] Данилов и Чиршин видели «массу тел женщин и мужчин… убитых (зарезанных) и застреленных (выстрелы в затылок и в сердце), лежащих на улицах, во дворах и в домах». По сообщению одного советского офицера, который сам был возмущен масштабами террора, «всех женщин и девушек, независимо от возраста, беспощадно насиловали». И в Скампе под Цюллихау [ныне соответственно Скомпе и Сулехув, Польша] советские солдаты из 33-й армии развернули «жуткий кровавый террор». Почти во всех домах лежали «задушенные тела женщин, детей и стариков». Неподалеку за Скампе, у дороги на Ренчен [Бенчен, ныне Збоншинь, Польша], были найдены трупы мужчины и женщины. У женщины был распорот живот, вырван зародыш, а отверстие в животе заполнено нечистотами и соломой. Вблизи находились трупы трех повешенных мужчин из фольксштурма.

В Кае под Цюллихау военнослужащие той же армии убили выстрелами в затылок раненых, а также женщин и детей с одного обоза. Город Ной-Бенчен [ныне Збоншичек, Польша] красноармейцы разграбили и затем умышленно подожгли. У дороги Швибус [ныне Свебодзин, Польша] — Франкфурт красноармейцы из 69-й армии перестреляли гражданских лиц, включая женщин и детей, так что трупы лежали «друг на друге». У Альт-Древитца под Каленцигом военнослужащие 1-й гвардейской танковой армии расстреляли майора медицинской службы, майора и солдат-санитаров и одновременно открыли огонь по американским военнопленным, которых возращали из базового лагеря Альт-Древитц, ранив 20–30 из них и убив неизвестное число. У дороги перед Гросс-Блюмбергом (на Одере) группами по 5-10 лежали тела около 40 немецких солдат, убитых выстрелами в голову или в затылок и затем ограбленных. В Реппене все мужчины с проходящего обоза беженцев были расстреляны советскими солдатами из 19-й армии, а женщины изнасилованы. В Гассене под Зоммерфельдом [ныне соответственно Ясень и Любско, Польша] танки 6-го гвардейского механизированного корпуса открыли беспорядочный огонь по гражданским лицам. В Массине под Ландсбергом [ныне Гожув-Велькопольски, Польша] военнослужащие 5-й ударной армии расстреляли неизвестное число жителей, насиловали женщин и малолетних и вывозили награбленное имущество. В неизвестном населенном пункте под Ландсбергом военнослужащие 331-й стрелковой дивизии расстреляли 8 гражданских лиц мужского пола, предварительно ограбив их.

Когда части советского 11-го танкового корпуса и 4-го гвардейского стрелкового корпуса в начале февраля внезапно ворвались в город Лебус, расположенный к западу от Одера, тотчас началось ограбление жителей, по случаю чего было застрелено определенное число гражданских лиц. Красноармейцы насиловали женщин и девушек, двух из которых прибили прикладами. Неожиданный прорыв советских войск к Одеру и местами за Одер стал кошмаром для бесчисленных жителей и немецких солдат. В Гросс-Нойендорфе (на Одере) 10 немецких военнопленных были заперты в сарай и убиты из автоматов советскими солдатами (видимо, 1-й гвардейской танковой армии). В Рейтвейне и Треттине военнослужащие (видимо, 8-й гвардейской армии) расстреляли всех немецких солдат, служащих полиции и прочих «фашистов», а также целые семьи, в домах которых, возможно, находили убежище военнослужащие Вермахта. В Визенау под Франкфуртом были найдены умирающими после многочасового изнасилования две женщины в возрасте 65 и 55 лет. В Цедене [ныне Цедыня, Польша] советская женщина в офицерской униформе из 5-го гвардейского танкового корпуса застрелила купеческую чету. А в Геншмаре советские солдаты убили землевладельца, управляющего имением и трех рабочих.

Ударная группа Власовской армии во главе с полковником РОА Сахаровым 9 февраля 1945 г. при поддержке немцев вновь заняла расположенные в излучине Одера населенные пункты Нойлевин и Керстенбрух. Согласно немецкому докладу от 15 марта 1945 г., население обоих пунктов «подвергалось самым жутким надругательствам» и находилось после этого «под ужасным впечатлением кровавого советского террора». В Нойлевине были найдены застреленными бургомистр, а также находившийся в отпуске военнослужащий Вермахта. В одном сарае лежали трупы трех оскверненных и убитых женщин, у двух из которых были связаны ноги. Одна немецкая женщина лежала застреленной у дверей своего дома. Пожилая супружеская пара была задушена. В качестве преступников, как и в близлежащей деревне Нойбарним, были установлены военнослужащие 9-го гвардейского танкового корпуса. В Нойбарниме были найдены мертвыми 19 жителей. Тело хозяйки гостиницы было изувечено, ноги связаны проволокой. Здесь, как и в других населенных пунктах, осквернялись женщины и девушки, а в Керстенбрухе — даже 71-летняя старуха с ампутированными ногами. Картину насильственных преступлений советских войск в этих селах излучины Одера, как и всюду на германских восточных территориях, дополняют грабежи и умышленные разрушения.

Иоахим Гофман

Сталинская истребительная война

(1941–1945 годы)

http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Горе тебе, Германия!» Злодеяния находят свое продолжение. часть 4. Померания.

b23c4c8a0022f8fc4ae602b5


Из Померании за февраль 1945 г. поступило лишь относительно немного сообщений, так как бои на прорыв здесь по-настоящему начались только в конце месяца. Но донесение грузинского лейтенанта Беракашвили, который, будучи командирован грузинским штабом связи в юнкерскую школу в Позене [ныне Познань, Польша], там вместе с другими офицерами добровольческих частей участвовал в обороне крепости и пробился в направлении Штеттина [ныне Щецин, Польша], все же передает некоторые впечатления о территории к юго-востоку от Штеттина. Так, всюду были расстреляны не только члены НСДАП и Гитлерюгенда, но и вообще гражданские носители униформы — железнодорожники и т. д. Дороги часто окаймляли убитые выстрелом в затылок солдаты и гражданские лица, «всегда полураздетые и, во всяком случае, без сапог». Лейтенант Беракашвили стал свидетелем жестокого изнасилования жены крестьянина в присутствии кричащих детей под Шварценбергом и всюду находил следы грабежей и разрушений. «Жутко разрушен» был город Бан [ныне Бане, Польша], на его улицах лежало «много трупов гражданских лиц», которые, как пояснили красноармейцы, были убиты ими «в виде возмездия».

Обстановка в населенных пунктах вокруг Пиритца [ныне Пыжице, Польша] полностью подтвердила эти наблюдения. В Биллербекке расстреляли владельца имения, а также старых и больных людей, насиловали женщин и девочек с 10-летнего возраста, грабили квартиры, угнали оставшихся жителей. В имении Бредерлов красноармейцы оскверняли женщин и девушек, одна из которых была затем расстреляна, как и жена бежавшего отпускника Вермахта. В Кёзелитце были убиты окружной начальник, крестьянин, находящийся в отпуске лейтенант, в Эйхельсхагене — руководитель низового звена НСДАП и крестьянская семья из 6 человек. Преступниками во всех случаях были военнослужащие 61-й армии. Аналогичное происходило в деревнях вокруг Грейфенхагена [ныне Грыфино, Польша], к югу от Штеттина. Так, в Едерсдорфе военнослужащие 2-й гвардейской танковой армии пристрелили 10 эвакуированных женщин и 15-летнего юношу, добили еще жившие жертвы штыками и пистолетными выстрелами, а также «вырезали» целые семьи с маленькими детьми. В Рорсдорфе советские солдаты расстреляли многих жителей, включая раненого военного-отпускника. Женщин и девушек осквернили и затем частично также убили. В Гросс-Зильбере под Каллисом красноармейцы из 7-го гвардейского кавалерийского корпуса изнасиловали молодую женщину палкой от метлы, отрезали ей левую грудь и размозжили череп. В Прейсиш-Фридланде советские солдаты из 52-й гвардейской стрелковой дивизии расстреляли 8 мужчин и 2-х женщин, изнасиловали 34 женщины и девушки. О жутком событии сообщил командир немецкого инженерно-танкового батальона 7-й танковой дивизии. В конце февраля 1945 г. советские офицеры из 1-й (или 160-й) стрелковой дивизии севернее Конитца загнали для разведки на минное поле нескольких детей в возрасте 10–12 лет. Немецкие солдаты слышали «жалобные крики» детей, тяжело раненых взорвавшимися минами, «бессильно истекавших кровью из разорванных тел».

Иоахим Гофман

Сталинская истребительная война

(1941–1945 годы)


http://www.litmir.net/br/?b=108133

«Горе тебе, Германия!» Злодеяния находят свое продолжение. часть 5. Восточная Пруссия.

b23c4c8a0022f8fc4ae602b5

И в Восточной Пруссии, за которую велись тяжелые бои, в феврале 1945 г. зверства продолжались с неослабевающей силой, невзирая, скажем, на приказы противоположного характера. Так, у дороги под Ландсбергом военнослужащие 1-й гвардейской танковой армии убивали немецких солдат и гражданских лиц ударами штыков, прикладов и выстрелами в упор и частично вырезбли. В Ландсберге советские солдаты из 331-й стрелковой дивизии согнали ошеломленное население, включая женщин и детей, в подвалы, подожгли дома и стали стрелять по бегущим в панике людям. Многие сгорели заживо. В деревне у дороги Ландсберг — Гейльсберг военнослужащие той же стрелковой дивизии 6 дней и ночей держали взаперти в подвале 37 женщин и девушек, там частично приковали их цепями и при участии офицеров каждодневно насиловали много раз. Из-за отчаянных криков двое из этих советских офицеров на глазах у всех вырезали двум женщинам языки «полукруглым ножом». У двух других женщин прибили штыком к полу сложенные друг на друга руки. Немецким солдатам-танкистам в конечном счете удалось освободить лишь немногих из несчастных, 20 женщин умерли от надругательств. В Хансхагене под Прейсиш-Эйлау [ныне Багратионовск, Россия] красноармейцы из 331-й стрелковой дивизии расстреляли двух матерей, воспротивившихся изнасилованию своих дочерей, и отца, дочь которого в это же время была вытащена из кухни и изнасилована советским офицером. Далее, были убиты: супружеская чета учителей с 3 детьми, неизвестная девушка-беженка, трактирщик и фермер, 21-летнюю дочь которого изнасиловали. В Петерсхагене под Прейсиш-Эйлау военнослужащие этой дивизии убили двух мужчин и юношу 16 лет по имени Рихард фон Гофман, подвергнув жестокому насилию женщин и девушек.

Read more...Collapse )


Иоахим Гофман "Сталинская истребительная война (1941–1945 годы)"

http://www.litmir.net/br/?b=108133

Немецкие изобретатели и их открытия

1
2
3
4
5