?

Log in

No account? Create an account

August 8th, 2014

Приказ СВГК СССР от 16.08.1941 № 270

Приказ Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии от 16 августа 1941 г. № 270 «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия»

16 августа 1941 г.

Не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими захватчиками части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, мужественно, а порой — прямо героически. Даже те части нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения. Известно, что отдельные части нашей армии, попав в окружение врага, используют все возможности для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из окружения.

Зам. командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Болдин, находясь в районе 10-й армии около Белостока, окруженной немецко-фашистскими войсками, организовал из оставшихся в тылу противника частей Красной Армии отряды, которые в течение 45 дней дрались в тылу врага и пробились к основным силам Западного фронта. Они уничтожили штабы двух немецких полков, 26 танков, 1049 легковых, транспортных и штабных машин, 147 мотоциклов, 5 батарей артиллерии, 4 миномета, 15 станковых пулеметов, 8 ручных пулеметов, 1 самолет на аэродроме и склад авиабомб.

Свыше тысячи немецких солдат и офицеров были убиты. 11 августа генерал-лейтенант Болдин ударил немцев с тыла, прорвал немецкий фронт и, соединившись с нашими войсками, вывел из окружения вооруженных 1654 красноармейца и командира, из них 103 раненых.

Комиссар 8-го мехкорпуса бригадный комиссар Попель и командир 406 сп полковник Новиков с боем вывели из окружения вооруженных 1778 человек. В упорных боях с немцами группа Новикова-Попеля прошла 650 километров, нанося огромные потери тылам врага.

Командующий 3-й армией генерал-лейтенант Кузнецов и член Военного совета армейский комиссар 2 ранга Бирюков с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии и организовали выход из окружения 108-й и 64-й стрелковых дивизий.

Все эти и другие многочисленные подобные факты свидетельствуют о стойкости наших войск, высоком моральном духе наших бойцов, командиров и комиссаров.

Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место несколько позорных фактов сдачи в плен. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам.

Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпочел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу.

Генерал-лейтенант[1] Понеделин, командовавший 12-й армией, попав в окружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив таким образом преступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги.

Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов, оказавшийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того, чтобы выполнить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стойкого отпора противнику и выход из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен.

Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен врагу члены военных советов армий, командиры, политработники, особотдельщики, находившиеся в окружении, проявили недопустимую растерянность, позорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Понеделиным, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу.

Эти позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и самоотверженно защищающей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти трусливые элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава. Как известно, некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образец смелости, стойкости и любви к Родине, а наоборот — прячутся в щелях, возятся в канцеляриях, не видят и не наблюдают поля боя, а при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя.

Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся ему в плен или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать.

Можно ли считать командирами батальонов или полков таких командиров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюдают хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и батальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозванцы.

Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок превратят нашу армию в сплошную канцелярию. Таких самозванцев нужно немедленно смещать с постов, снижать по должности, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из рядов младшего начсостава или из красноармейцев.

Приказываю:

Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.

Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишить государственного пособия и помощи.

Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.

Ставка Верховного Главного Командования
Красной Армии
Председатель Государственного Комитета Обороны
И. СТАЛИН

Зам. Председателя Государственного
Комитета Обороны В. МОЛОТОВ
Маршал Советского Союза С. БУДЕННЫЙ
Маршал Советского Союза К. ВОРОШИЛОВ
Маршал Советского Союза С. ТИМОШЕНКО
Маршал Советского Союза Б. ШАПОШНИКОВ
Генерал армии Г. ЖУКОВ


  1. В приказе ошибка; должно быть: генерал-майор.


Дата создания: 16 августа 1941 г., опубл.: 1941 г.. Источник: РГВА, ф. 4, оп. 12, д. 98, л. 617—622. Заверенная копия. Опубл. в «Военно-историческом журнале». 1988. № 9. С. 26-28. Цитируется по книге: Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г. — М.: Терра, 1997. — Т. 13 (2—2). — С. 58—60. — 448 с. — (Русский архив: Великая Отечественная). — ISBN 5-85255-708-0

Ссылка


0_89077_1182dc40_orig

11ul3r9

261ed848c909

Buy for 20 tokens
Те кто постарше наверняка помнят всю неловкость момента, когда после распада СССР, представители бывших союзных республик: России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана и Армении выступали в Альбервиле как единая сборная, под флагом олимпийского движения. Я тогда ещё не осознавал, что…

Петр I украл 5500 лет у русских

Оригинал взят у servicefree в Петр I украл 5500 лет у русских


Планы международного милитаризма по отношению к Германии

Оригинал взят у ss69100 в Планы международного милитаризма по отношению к Германии










 Прошло уже более 65-лет после окончания Второй мировой войны. Что принесло завершение войны Германии? Что готовила для нее антигитлеровская коалиция? Что ожидало всех немцев, если бы исполнились планы союзников в отношении немецкого народа?





   Я просмотрел много материалов, касающихся Второй мировой войны, но так ничего и не нашел о заключении Германией мирного договора хотя бы с одной из стран антигитлеровской коалиции. Да, Акт о военной капитуляции Германии был предварительно подписан в Реймсе 7 мая 1945 года и официально ратифицирован 8 мая 1945 года в Берлине.

А вот мирных договоров нет. Есть, правда, один - так называемый "Боннский договор", заключенный США, Англией и Францией с марионеточным западногерманским "федеральным правительством" в Бонне 26 мая 1952 года. Больше никаких мирных договоров нет и не было. Получается, что Германия до сих пор находится в состоянии войны с Англией и Америкой, Франция свои войска вывела. Советского Союза уже нет, да и свои войска он уже давно вывел из Германии. А вот войска Англии и Америки до сих пор находятся на территории Германии, а значит, оккупируют ее.





   С точки зрения международного права военная оккупация определяется как временное занятие территории государства вооруженными силами противника. Причем сам факт оккупации не решает судьбы занятой территории. Она определяется, как правило, по окончании войны мирным договором. Исходя из этого положения, в международном праве даны толкования основных принципов режима оккупации. Прежде всего, содержатся они в приложении к 4-ой Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны.



Read more...Collapse )

Почему великих государей России не называют Великими

Оригинал взят у ss69100 в Почему великих государей России не называют Великими


Посмотрим на репутацию в мире русского царя Ивана IV Грозного, который сделал много для укрепления и процветания своей страны, расширения её границ и защиты от внешних врагов и внутренних, что следует даже из тех сведений, которые оставили Романовы после основательной подчистки.

Существует версия, высказанная и обоснованная Н. Фоменко и Г. Носовским в книге «Иван Грозный и Пётр I. Царь вымышленный и царь подложный», что на самом деле под именем Грозного царя романовские историки объединили последовательное правление 4-х русских царей, пытаясь обосновать своё право на Московский престол и снять с себя вину за Смутное время и другие преступления. Все помнят «кровавых мальчиков в глазах» Бориса Годунова из одноимённой трагедии А.С. Пушкина? А, ведь это Романовы повесили 4-х летнего царевича – законного претендента на российский престол – на Спасских воротах, а не Борис Годунов его убил. Однако для нашей статьи не столь важно, сколько скрывалось царей под именем Грозного. Нам важно, как представлялся тогда и как представляется сейчас русский царь того времени.

Ко времени Ивана IV, Московия – провинция Славяно-Арийской Империи – откололась окончательно. Это началось при его деде, Иване III, который разорвал все связи с ней, по легенде, убив послов и отказавшись платить Метрополии дань. Возможности вернуть Московию у Империи уже не было. Её саму постоянно атаковали с юго-востока джунгары и после взятия её столицы – Асгарда Ирийского в 1530 г. (как раз в год рождения Ивана IV), она уже не могла контролировать свои западные территории, как раньше. Получив незалежность, Московия должна была самостоятельно организовывать свою жизнь и создавать свои собственные государственные институты.

За время своего правления Иван Грозный (Иван IV) последовательно провёл реформы, направленные на централизацию управления государствам. Он реформировал центральное и местное управление, судебную систему, упорядочил налоговую систему, ввёл единую для всего государства единицу взимания налогов – «большую соху». При Иване Грозном было начато книгопечатание в Москве. Прирост населения страны составил 50% (полтора раза). Было построено 155 новых городов. Территория страны выросла в два раза – с 2,8 млн. кв. км до 5,4 млн. кв. км. Территория Московии стала больше, чем территория всей остальной Европы.

Read more...Collapse )

Как после войны поляки решали „немецкий вопрос”

Оригинал взят у ss69100 в Как после войны поляки решали „немецкий вопрос”

О польском двоемыслииНастойчивая пропаганда темы Катыни постепенно оборачивается против самой Польши. Недавно в Варшаве состоялась презентация книги Геннадия Матвеева «Польский плен»о судьбе 28 тысяч красноармейцев, взятых в плен во время советско-польской войны 1919-1920 годов и сгинувших в польских лагерях. Книга полякам явно не понравилась, В. Гловацкий даже написал статью «"Русский" ответ на Катынь», в которой конечно же постарался подвергнуть сомнению выводы российского историка: мол, цифры основаны на предположениях.
.

В основном поляки правильно ухватили смысл - это действительно ответ на Катынь, а точнее, на настойчивые попытки сделать Россию виноватой и получить с этого политические дивиденды. Поляки ведь явно пытаются превратить себя в некий эталон нравственности и занять позицию судьи. Видимо, они полагают, что это позволяет им указывать России, что ей и как нужно делать.

И когда им преподнесли свидетельства, что они сами вовсе не «белые и пушистые», полякам это не понравилось. Они загудели, как профессора на конференции Польского института международных дел в 2011 году, где Геннадий Матвеев представлял результаты своего исследования. Но это только первая ласточка. Многие страницы недавней истории Польши до сих пор не написаны, и в Польше их писать никто не собирается, очень уж они дурно пахнут.

Read more...Collapse )

Кто служил в Красной Армии?

Оригинал взят у ss69100 в Кто служил в Красной Армии?

/sites/default/files/node/rusarmy_clr.jpgК концу Первой мировой войны в составе русской армии насчитывалось порядка 276 тысяч офицеров, включая попавших в плен, пропавших без вести и раненых.

С января по июнь 1918 года, в период формирования Красной Армии в нее добровольно вступило 9000 бывших офицеров.

С 12 июля 1918 года по 15 августа 1920 года в Красную Армию было мобилизовано 48409 офицеров, 10339 военных чиновников, 13949 врачей и 26766 человек младшего медперсонал, т.е. 72697 лиц в офицерских и классных чинах.

Сюда следует еще добавить порядка 14000 пленных белых офицеров, которых вопреки антисоветской пропаганде, не всегда расстреливали, а отправляли служить в качестве военспецов.

То есть к концу Гражданской войны из 130000 комсостава Красной Армии половину составляли бывшие офицеры.

Осенью 1918 года в Красной Армии служило 160 бывших генералов, весной 1919 — более 200 и около 400 полковников и подполковников. Большое количество летчиков, старших специалистов родов войск, инженеров, артиллеристов, — все из "бывших".

До революции в в Генштабе служило 1594 человека. К лету 1918 г. в Красной Армии из офицеров Генштаба служило 98 человек, а к 30 июня — 232, осенью — 526 (в т.ч. 160 генералов и 200 штаб-офицеров).

А как же обстояли дела на Красном флоте, где без специалистов было не обойтись? К марту 1921 г. из 8455 ч комсостава 6559 служили ранее на флоте, в т.ч. 128 адмиралов и генералов, 261 капитан 1-го ранга, 388 капитанов 2 ранга, 389 старших лейтенантов, 338 лейтенантов, 901 мичман, 953 инженер-механика, 171 корабельный инженер, 112 гидрографов, 44 офицера корпуса морской артиллерии, 3 штурмана, 1224 чина по адмиралтейству, 968 мичманов военного времени, 194 мичмана военного времени по механической части, 485 прапорщиков флота.

ДочитатьCollapse )

Суровый Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования

Оригинал взят у xan_13 в Суровый Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования
Оригинал взят у ss69100 в Суровый Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования

433060
16 августа 1941 года был издан Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования, согласно которому все советские военнослужащие, сдавшиеся в плен, объявлялись изменниками родины. Согласно этому приказу, каждый красноармеец был обязан сражаться до последней возможности. Даже если войсковое соединение было окружено силами противника; запрещалось сдаваться в плен врагу. Нарушители могли быть расстреляны на месте, при этом они признавались дезертирами, а их семьи подлежали аресту и лишались всех государственных пособий и поддержки…
Выдержка из Приказа № 270:
"Позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельствуют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и самоотверженно защищающей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы, — говорилось в приказе. — И эти трусливые элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава.

Read more...Collapse )

Приказ НКО СССР от 28 июля 1942 года № 227

Оригинал взят у d_pankratov в Приказ НКО СССР от 28 июля 1942 года № 227

В этот день издан знаменитый сталинский приказ № 227 (его текст приводится полностью далее), запрещавший под угрозой расстрела любое отступление на фронте, вводивший штрафные роты и батальоны и заградительные отряды.
Но зачастую этот полвека нигде не печатавшийся приказ Верховного главнокомандующего становится объектом самых немыслимых интерпретаций и сознательных искажений. Весна и лето 1942 года оказались периодом одним из самых тяжелых поражений Красной Армии, враг рвался на Кавказ и к Сталинграду, а потому, как было сказано в приказе, «отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину». Впервые с начала войны войскам была сказана горькая правда, для которых теперь была лишь одна задача — ни шагу назад. Под действие приказа попадали все — от командующих армиями до рядовых. Высшие офицеры могли быть привлечены к трибуналу за самовольный отход войск, а паникеров и трусов разрешалось уничтожать на месте.
Для пресечения паники в тылу (кстати, по примеру немцев, введших у себя такую практику после зимних неудач) и создавались заградотряды, которым также вменялись в задачу борьба с десантом врага и диверсантами, наведение порядка на переправах. И никогда никто не шел в атаку под дулами их пулеметов. Даже штрафники.

Приказ № 270, или Расстрелянные генералы

В августе 1941 года появился грозный приказ Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии № 270. Его подписали председатель Государственного комитета обороны СССР И. Сталин, заместитель председателя В. Молотов, Маршалы Советского Союза С. Буденный, К. Ворошилов, С. Тимошенко, Б. Шапошников и генерал армии Г. Жуков.

Приказ был адресован всем членам и кандидатам ЦК ВКП(б), секретарям обкомов, крайкомов, ЦК компартий союзных республик, председателям областных крайисполкомов, СНК республик, всем секретарям райкомов, горкомов и председателям райисполкомов и горисполкомов. Он не подлежал опубликованию, но его предписывалось прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах. В приказе завуалировано говорилось об обстоятельствах разгрома 6-й, 12-й и других армий, а также о неудачах на Западном фронте. По стилю и содержанию можно предположить, что в гневе и впопыхах его писал лично Верховный. Почему-то командующего 12-й армией генерал-майора Понеделина Павла Григорьевича назвали генерал-лейтенантом. А все военные чины, подписавшие приказ, несомненно, лично знали Понеделина, и ошибка в его воинском звании была бы исправлена, если бы ее допустил не сам Верховный. Видимо, неслучайно и то, что все военачальники не указали занимаемых ими в то время высоких должностей, иначе можно было бы судить о личных провалах каждого из них в отражении немецко-фашистской агрессии на вверенных им участках театра военных действий.

Приказ начинается с тирады о том, что «не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими захватчиками части Красной Армии, их громадное большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, а порой прямо героически».

Двое из приговоренных генералов – П.Г. Понеделин и В.Я. Качалов



После нескольких положительных примеров выхода из окружения противника остатков некоторых частей обрушивается лавина проклятий в адрес командармов 28-й и 12-й армий и командира 13-го стрелкового корпуса: «Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место несколько позорных фактов сдачи в плен врагу. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам.

Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистам. Штаб группы Качалова (штаб группы был у Понеделина П.Г. – А.Л.) из окружения вышел, пробились из окружения части группы (?) Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпочел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу.

Генерал Понеделин, командовавший 12-й армией (а где же группы армий? Куда делась 6-я армия, которой командовал Понеделин с 27 июля, так как командарм 6-й был тяжело ранен? — А.Л.), попав в окружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, совершив таким образом преступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги.

Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов, оказавшийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того чтобы выполнить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стойкого отпора противнику и выхода из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен.

Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен врагу члены военных советов армий, командиры, политработники, особоотдельщики, находившиеся в окружении, проявили недопустимую растерянность, позорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Понеделиным, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу».

И далее: «Некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образец смелости, стойкости и любви к Родине, а наоборот, прячутся в щелях, возятся в канцеляриях, не видят поля боя, а при серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя». Процитируем воспоминания известного поэта Евгения Долматовского, очевидца сражений 6-й и 12-й армий в окружении возле г. Умани: «К северу и востоку от Новоархангельска наши войска отражали натиск 16-й, 11-й и 9-й танковых дивизий, а также двух механизированных (одна из которых тоже значилась под номером 16, а другая называлась «Адольф Гитлер»). С запада надвигались 297-я, 24-я, 125-я и 97-я пехотные дивизии. На юге и юго-западе (а мы рассчитывали пробиться на юг) против нас были выставлены 1-я и 4-я немецкие горно-стрелковые, 257-я и 96-я пехотные, 110-я и 101-я легкопехотные дивизии, да еще венгерский и румынский корпуса. Здесь же находилась итальянская дивизия, впоследствии оккупировавшая Первомайск. <…>

По немецким данным, наши 6-я и 12-я армии сковали двадцать две… полнокровные дивизии противника с приданными им всевозможными средствами усиления (отдельные артиллерийские дивизионы, отдельные понтонные батальоны, «пионерские», то есть саперные, части, наконец, батальоны фельджандармерии и зондеркоманды). А в воздухе против нас действовали наиболее отличившиеся на европейском театре эскадрильи бомбардировщиков и истребителей общей численностью более 700 самолетов…

Отчаянные бои, которые вели 6-я и 12-я армии сначала в оперативном, а потом и в тактическом окружении с конца июля почти по середину августа, оказались в историческом плане вкладом в разгром гитлеровского блицкрига… 6-я и 12-я армии грудью прикрыли Днепропетровск – крупнейший район сосредоточения нашей промышленности, которую необходимо было эвакуировать. А пока она работала на оборону! Был также сорван захват Киева. Пока эти армии сражались, было эвакуировано в глубь страны 99 тысяч вагонов с промышленным оборудованием».

В приказе Ставки № 270 обо всем этом ни слова.

Против генералов Качалова Владимира Яковлевича, Понеделина Павла Григорьевича и Кириллова Николая Кузьмича военной прокуратурой были возбуждены уголовные дела по обвинению их в измене Родине, а в основу обвинения в качестве главного доказательства положены выписки из приказа Ставки № 270 и несколько малозначащих бумаг.

Судьи Военной коллегии Верховного суда СССР, пренебрегая отсутствием доказательств, на основании формулировок того же приказа заочно осудили Качалова В.Я. (29 сентября 1941 года), Понеделина П.Г. и Кириллова Н.К. (13 октября 1941 года), определив каждому в качестве меры наказания расстрел.

Тут же сработала машина преследования – пострадали жены и совершеннолетние дети Понеделина и Кириллова. Репрессировали даже тещу Качалова.

По большому счету все три генерала стали жертвами политических и военно-стратегических просчетов лиц, подписавших приказ Ставки № 270, ибо войска, которыми эти генералы командовали, были разбиты превосходящими силами противника. Понеделин и Кириллов были захвачены в плен натренированными фашистскими егерями. Известно, что, находясь в неволе, генералы вели себя достойно, их не сломили ни издевательства, ни посулы фашистов, а ведь оба отлично знали о приказе Ставки № 270 от 16 августа 1941 года.

29 апреля 1945 года в числе других пленных они были освобождены американскими войсками. Понеделину предлагали службу в армии США, но он отклонил это предложение.

3 мая 1945 года всех бывших военнопленных генералов доставили в Париж и передали советским представителям. Затем их отправили самолетом в Москву. Какое-то время они жили свободно, носили положенную генеральскую форму и ничего не знали о своих семьях. Видимо, в отношении их проводились мероприятия спецслужб, но заочный приговор Военной коллегии Верховного суда от 1941 года в исполнение не приводился. Вообще о нем помалкивали, его как бы не существовало.

Арестовали Понеделина и Кириллова только 30 декабря 1945-го по постановлению начальника следственного отдела ГУКР «СМЕРШ» генерала Леонова, санкционированному начальником ГУКР «СМЕРШ» B.C. Абакумовым и главным военным прокурором генерал-лейтенантом юстиции Н.П. Афанасьевым.

Фактически на основании приказа Ставки № 270 были возбуждены новые уголовные дела, но без ссылок на этот приказ и с умолчанием о наличии уголовного дела с заочным приговором о расстреле. Генералов водворили в Сухановскую тюрьму особого режима.

В конце 1946 года власти СССР полностью рассчитались с предателем А.А. Власовым и его ближайшим окружением, а с Понеделиным и Кирилловым не спешили. Для них тянулись страшные годы пребывания в тюремных застенках, заполненные редкими допросами, бесконечными продлениями сроков следствия и содержания под стражей.

Похоже, от них ожидали (или требовали) признания вины за окружение и разгром 6-й и 12-й армий.

20 августа 1950 года «по новым обстоятельствам», которых фактически не имелось, по заключению ГВП, Военная коллегия отменила свой заочный приговор от 13 октября 1941 года, Понеделину и Кириллову (по их новым делам) объявили об окончании следствия (без предъявления дела за 1941 год), а 25 августа все той же коллегией обоих, теперь уже очно, вновь приговорили к расстрелу с немедленным приведением приговоров в исполнение. Генералы признали, что в бою попали в плен. Суду этого было достаточно.

Из собранных следствием и судом материалов очевидно, что генералы невиновны, но грозный приказ Ставки № 270 делал их таковыми, и ни у следователей, ни у судей не хватило мужества протестовать.

После смерти Сталина ГВП было проведено настоящее расследование вновь открывшихся обстоятельств, и все та же пресловутая Военная коллегия Верховного суда СССР в феврале 1956 года приняла определение о реабилитации загубленных политическим произволом верных сынов Отечества. Вскоре были реабилитированы их жены и дочери.

Содержание приказа Ставки № 270 о генерале Качалове было еще более постыдной и трагической нелепостью. Оказалось, что он, командуя в Ельнинской операции 28-й армией Резервного фронта под руководством Г.К. Жукова, попал в сложную обстановку. В боях севернее города Рославля его штаб был отрезан от войск. Его громили наземным огнем вражеские пушки и минометы, а сверху старательно бомбила авиация. Генерал Качалов погиб. Это удалось доказательно установить смоленским чекистам при вскрытии братской могилы в деревне Старинка Смоленской области и при дополнительном расследовании.

Значит, в приказе Ставки № 270 глумились над генералом, уже сложившим голову за свободу и независимость Родины. Он реабилитирован в 1953 году, после смерти Сталина, и, согласно сообщению ГУК МО РФ, «считается погибшим в Великой Отечественной войне в районе д. Старинка Смоленской области» (приказ МО СССР № 0855 от 13 февраля 1954 года).

Жену генерала Качалова Елену бдительные «законники» дважды упрятывали в тюремные камеры и лагерные зоны. Пострадала, как вы помните, и мать Елены. Реабилитировали их уже в 1954 году. Мне удалось разыскать сына генерала Качалова, которого малым ребенком оторвали от матери и которому пришлось сполна хлебнуть лиха.

В приказе № 270 есть указание относительно командиров, комиссаров и особоотдельщиков. Сколько из этих категорий лиц было названо в суматохе боев самозванцами и расстреляно, снято с должностей, никто не исследовал. Но известна, например, такая военная легенда. В критический момент окружения и последнего из боев 6-й и 12-й армий под командованием генерала Понеделина в районе Умани была якобы проведена секретная операция по спасению боевых знамен сражавшихся в окружении воинских частей. По легенде, командир 8-го стрелкового корпуса генерал-майор Снегов М.Г. поручил начальнику Особого отдела корпуса майору госбезопасности – назовем его Гонцов – собрать все знамена попавших в безвыходное положение частей, укрыть их в легком танке или танкетке и глубоко зарыть в лесном овраге. Знамена были собраны, уложены в танк и глубоко зарыты.

Фашистам они не достались, но и в наших музеях их тоже нет. Подробности операции, если она имела место, до сих пор неизвестны. Знамена не найдены, хотя их упорно искали в 1983—1987 годах. Установлено, однако, что майор госбезопасности Гонцов в 1942 году был осужден за измену Родине на десять лет ИТЛ. Это незаслуженное наказание он отбыл полностью. Позже был реабилитирован и умер в 1980 году в Самаре.

Попытка выяснить из уголовного дела Гонцова возможные подробности той операции не увенчались успехом. Видимо, бдительных следователей она вовсе не интересовала, поскольку над Гонцовым висел дамоклов меч приказа Ставки № 270, который даже сегодня может помешать восстановлению героических судеб и фактов военного прошлого.

Тень приказа Ставки оскверняет не только память боевых командиров. В условиях окружения у особоотдельщиков не было возможности «подглядывать» за батальонными и полковыми командирами, выяснять, прыгают ли они при бомбежке в щели. Перед ними объективно возникали другие, более важные задачи. Сражаясь с оружием в руках против врага, они еще должны были, в частности, принимать меры к сокрытию секретных документов, как собственных, так и штабных. Особенно шифров.

Известно, например, что 213-я стрелковая дивизия полковника Осьминского М.П. попала в окружение в районе села Подвысокое, в междуречье Ятрани и Синюхи. На нее также навалились войска 17-й армии немцев и танки генерала Клейста. Тогда-то старший оперуполномоченный Особого отдела дивизии лейтенант госбезопасности Митяж, находясь в безысходном положении, с остатками отдела и шифровальщиком Николаем Лютовым на кладбище села Копенковатое Новоархангельского района Кировоградской области закопал пять железных ящиков (сейфов) с документами Особого отдела и штаба дивизии. В ту же ночь все, кроме Лютова, погибли.

Известно, что в 1961 году Лютов вместе со спецкором газеты «Красная звезда» капитаном 3-го ранга Воронецким приезжал в село Копенковатое, где были найдены два сейфа из пяти. Остальные три сейфа обнаружены поисковой экспедицией МВД СССР в 1986 году. В двух сейфах документы оказались непригодными к восстановлению, зато в третьем сохранились документы на триста пятнадцать военнослужащих. Этот сейф был передан в Подольский архив МО СССР.

Так, может, и операция по спасению знамен тоже не легенда?

Безусловно, изменить историю или переписать ее заново невозможно. Однако очистить ее от наносной грязи давно назрела необходимость. Подобные попытки очищения истории уже предпринимались. Так, на XX съезде КПСС разоблачили культ личности И.В. Сталина. Потом воскресили из небытия героев Брестской крепости, рассказали о подвиге героя-подводника Александра Маринеску. Настало время официально решить вопрос о несостоятельности и несоответствии действительности приказа Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии № 270 от 16 августа 1941 года в части необоснованных обвинений в трусости и измене Родине генералов Качалова В.Я., Понеделина П.Г. и Кириллова Н.К.

Сошлюсь еще на один факт, подтверждающий неблаговидную роль этого приказа. Известно, что генерал армии А.В.Горбатов перед войной испытал на себе всю «прелесть» ежовско-бериевских застенков. Но он чудом был освобожден и командовал на фронте 3-й армией. В самом начале августа 1943 года во время боев за освобождение Орла Горбатов, тогда еще генерал-лейтенант, с группой генералов при всех регалиях выехал на высотку, где саперы уже строили армейский наблюдательный пункт. День был солнечный, и фашистам не составило труда засечь группу советских генералов. Их минометчики начали пристрелку. Копавшие щели саперы умоляли командующего и генералов воспользоваться отрытыми щелями, но Горбатов не слушал их. А скорее всего, помнил о приказе № 270. Когда просвистела третья мина, командир 308-й саперной дивизии генерал-майор Леонтий Николаевич Гуртьев свалил командарма на землю и прикрыл своим телом. В результате А.В.Горбатов остался жив, а генерал Гуртьев посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза и памятника на одной из площадей города Орла. Приказом ГУК МО СССР № 0985 от 13 августа 1943 года он исключен из списков армии, как погибший в боях против немецко-фашистских войск.

308-я дивизия за освобождение Орла была удостоена гвардейского звания, став 120-й гвардейской Краснознаменной, а несколько позже еще и Рогачевской дивизией.

Прославленные маршалы извели немало чернил на свои воспоминания, оправдывая ошибки Верховного, восхваляя его и свои успехи. Однако никто из них не осудил себя за участие в подписании позорного и, безусловно, вредного для чести армии и страны приказа № 270.

Скорее всего, решение проблемы возможно на уровне Верховного суда РФ, который компетентен признать часть преамбулы приказа Ставки № 270 в отношении генералов Качалова В.Я., Понеделина П.Г и Кириллова Н.К. не соответствующей действительности, а также волюнтаристскую часть этого приказа не соответствующей нормам уголовного права, требованиям полевого (боевого) устава 1941 года и правилам военной науки (тех времен) с предварительным проведением компетентных экспертиз.

В этом случае в качестве истца могла бы выступить Генеральная прокуратура РФ, а условным ответчиком – Министерство обороны РФ.

Необходимо Понеделина П.Г. оставить посмертно в звании генерал-лейтенанта, как это указано в приказе Ставки № 270. Ему и генералу Кириллову Н.К., уволенным из армии 9 мая 1956 года (приказом №№ 0214 и 0213) «ввиду смерти», следовало бы добавить в мотив увольнения слова: «как жертва политических репрессий».


Ссылка

Новогрудский «котел»

9605e027c97e2144ac0c541e669d8d67

Немецкая «Директива по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск» от 31 января 1941 г. требовала «уничтожения войск противника, находящихся между Белостоком и Минском». На практике это означало образование «котла», на этот раз «танкового». Прорывом к Минску танковой группы Гота задача окружения советских войск к западу от белорусской столицы была выполнена наполовину. Для полного замыкания кольца окружения к Минску оставалось выйти 2-й танковой группе Гудериана. Центром этого «котла» был город Новогрудок. Он и дал наименование этому окружению.

Иногда утверждается, что «котел» был замкнут уже с падением Минска 28 июня. Например, И. Стаднюк в романе «Война» писал: «Вчера вечером, 28 июня, Минск оказался в руках немцев. Не хотелось в это верить. Просто не укладывалось в сознании: за неделю войны враг проглотил в полосе Западного фронта обширную нашу территорию. Танковые группы немцев, пусть ценой огромных потерь, все-таки проломили себе дорогу к Минску со стороны Вильнюса и из района Бреста и окружили отчаянно сопротивлявшиеся войска 3, 10 и частично 13-й армий». В.А. Анфилов написал осторожнее: «В 17 часов 28 июня 12-я танковая дивизия 3-й танковой группы после упорного боя ворвалась в Минск, а на следующий день 39-й и 47-й моторизованные корпуса из групп Гота и Гудериана соединились».

Однако датировка замыкания кольца окружения 28-го и даже 29 июня не соответствует действительности. Такого не утверждает даже сам Гудериан, который в «Воспоминаниях солдата» даже дал положение соединений своей группы на 28 июня. Все они были еще довольно далеко от Минска. Причина этого в том, что в отличие от 3-й танковой группы Гота, двигавшейся практически в пустоте на стыке Западного и Северо-Западного фронтов, 2-я танковая группа Гудериана постоянно сталкивалась с подбрасываемыми ей навстречу резервами.

В течение 28 июня немецкой 17-й танковой дивизией были лишь атакованы позиции 108-й стрелковой дивизии 44-го корпуса, выставленного заслоном к западу от города. Продвижение немцев от Койданова к Минску в тот день составило всего 6 км. Итог дня вполне определенно подводит замечание в журнале боевых действий XXXXVII моторизованного корпуса: «Командир корпуса около 15.00 сел в Несвиже в «Шторьх» и вылетел в Койданов в расположение 17-й тд, где составил представление о тяжелых боях в полосе дивизии и высказал свое признание ее заслуг». Собственно, танки этой дивизии 28 июня еще стояли без горючего в Несвиже, и быстрого прорыва без них через линию ДОТов ожидать не приходилось.
Немецкие танки едут на восток. А на обочине догорает подбитый советский БТ
Read more...Collapse )

Александр Исаев, statehistory.ru, фото: waralbum.ru

Ссылка

Конвой, оказавшийся в ловушке

Одним из советских подразделений, окруженных немцами в Брестской крепости в июне 1941-го был 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР. Перед нападением Германии на СССР солдаты этой части активно участвовали в репрессиях против жителей Западной Беларуси.
Конвой, оказавшийся в ловушке
Это подразделение было сформировано на основании Постановления Комитета Обороны при Совете Народных Комиссаров СССР N 1867-494сс от 13 ноября 1939 года. Формировался батальон в период с 14 по 26 ноября, пишет katyn.editboard.com. На территорию Брестскую крепость эта часть была переброшена в апреле 1940 года. Штат-631 чел. 90 % личного состава батальона являлись членами ВКП(б) и ВЛКСМ. Все военнослужащие были славянских национальностей, это, несомненно, отличало батальон от частей РККА.

132-й состоял из штаба, взвода связи,1,2,3 стрелковых рот, пулеметного взвода, автомобильно-хозяйственного взвода, отделения боепитания, команды служебного собаководства, клуба, санитарной части. Первая рота выполняла задачи по охране общих тюрем N 24,25,29 в городах Кобрин, Пружаны, Пинск соответственно, т.е. в Брестской крепости не находилась.

Вторая рота охраняла общую тюрьму N 23, которая в свою очередь подразделялась на 1 корпус (г.Брест) и 2 корпус (Бригидки-помещение бывшего монастыря), находящийся в самой крепости на территории западной части Кобринского укрепления. Состав караула по охране 1 корпуса состоял из 21 человека, 2 корпуса- из 15.

Тюрьмы были переполнены. На 10 июня 1941 года в 1 корпусе Брестской тюрьмы N 23, при лимите наполнения 2680 мест, содержалось 3807 заключенных, проходящих в основном по политическим статьям. В Бригидках содержались военнослужащие Войска Польского. Третья рота выполняла задачи по конвоированию эшелонными, плановыми, городскими (в суды и на вокзал), особыми конвоями заключенных и граждан (военнослужащих) «бывшей» Польши.


Тюрьма Бригидки в Бресткой крепости

Остальные подразделения выполняли задачи по обеспечению жизнедеятельности батальона.

Read more...Collapse )
Ссылка

Судьбы пленных советских генералов

3a211968b297ea897c95c9161db

(По материалам В. Миркискина.)



Во время Второй мировой войны через горнило немецкого плена прошли 5 740 000 советских военнопленных. Притом лишь около 1 миллиона находились в концентрационных лагерях к концу войны. В немецких списках умерших значилась цифра около 2 миллионов. Из оставшегося количества 818 000 сотрудничали с немцами, 473 000 были уничтожены в лагерях на территории Германии и Польши, 273 000 погибли и около полумиллиона были уничтожены в пути, 67 000 солдат и офицеров совершили побег. По статистике, в немецком плену погибали двое из трех советских военнопленных. Особенно ужасным в этом отношении был первый год войны. Из 3,3 миллиона советских военнопленных, захваченных немцами в течение первых шести месяцев войны, к январю 1942 года погибли или были уничтожены около 2 миллионов человек. Массовые истребления советских военнопленных превзошли даже темпы расправы с представителями еврейской национальности в период пика антисемитской кампании в Германии.

Удивительно, но архитектором геноцида являлся не член СС и даже не представитель нацистской партии, а всего лишь престарелый генерал, находившийся на военной службе с 1905 года. Это генерал пехоты Герман Райнеке, который возглавлял в германской армии отдел потерь военнопленных. Еще до начала операции «Барбаросса» Райнеке выступил с предложением об изоляции военнопленных-евреев и о передаче их в руки СС для «специальной обработки». Позднее, будучи судьей «народного суда», он приговорил к виселице сотни немецких евреев.

В немецкий плен попали 83 (по другим данным – 72) генерала Красной армии, в основном в 1941–1942 годах. Среди военнопленных оказались несколько командармов, десятки командиров корпусов и дивизий. Подавляющее большинство из них остались верными присяге, и лишь единицы согласились сотрудничать с врагом. Из них 26 (23) человек погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Остальные после Победы были депортированы в Советский Союз. Из последних 32 человека репрессированы (7 повешены по делу Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки № 270 от 16 августа 1941 г. «О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий») и за «неправильное» поведение в плену 8 генералов приговорены к различным срокам заключения. Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки оправдали, но затем постепенно уволили в запас.

Многие судьбы тех советских генералов, что оказались в немецком плену, неизвестны до сих пор. Вот только несколько примеров.

Сегодня остается загадкой судьба генерал-майора Богданова, командовавшего 48-й стрелковой дивизией, которая была уничтожена в первые дни войны в результате выдвижения немцев от границы к Риге. В плену Богданов присоединился к бригаде Гил-Родинова, которая формировалась немцами из представителей восточноевропейских национальностей для выполнения задач антипартизанской борьбы. Сам подполковник Гил-Родинов до пленения был начальником штаба 29-й стрелковой дивизии. Богданов же занял должность начальника контрразведки. В августе 1943 года военнослужащие бригады перебили всех немецких офицеров и перешли на сторону партизан. Гил-Родинов был позднее убит, сражаясь уже на стороне советских войск. Судьба же Богданова, перешедшего на сторону партизан, неизвестна.

Генерал-майор Доброзердов возглавлял 7-й стрелковый корпус, которому в августе 1941 года была поставлена задача остановить продвижение немецкой 1-й танковой группы в район Житомира. Контратака корпуса потерпела неудачу, частично способствовав окружению немцами Юго-Западного фронта под Киевом. Доброзердов остался жив и вскоре был назначен начальником штаба 37-й армии. Это был период, когда на левом берегу Днепра советское командование осуществляло перегруппировку разрозненных сил Юго-Западного фронта. В этой чехарде и неразберихе Доброзердов оказался в плену. Сама 37-я армия была расформирована в конце сентября, а затем вновь создана под командованием Лопатина для обороны Ростова. Доброзердов выдержал все ужасы плена и после войны вернулся на Родину. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Генерал-лейтенант Ершаков был в полном смысле одним из тех, кому посчастливилось уцелеть от сталинских репрессий. Летом 1938 года, в самый разгар процесса чисток, он стал командующим Уральского военного округа. В первые дни войны округ был преобразован в 22-ю армию, которая стала одной из трех армий, направленных в самое пекло сражений – на Западный фронт. В начале июля 22-я армия не смогла остановить продвижение немецкой 3-й танковой группы в направлении к Витебску и в августе была полностью уничтожена. Однако Ершакову удалось спастись. В сентябре 1941 года он принял командование 20-й армией, которая была разгромлена в битве под Смоленском. Тогда же при неизвестных обстоятельствах был захвачен в плен и сам Ершаков. Он вернулся из плена, но дальнейшая судьба его неизвестна.

Полна тайн и загадок судьба генерал-майора Мишутина. Он родился в 1900 году, принимал участие в боях на Халхин-Голе, а к началу Великой Отечественной командовал стрелковой дивизией в Белоруссии. Там же в боевых действиях бесследно исчез (участь, которую разделили тысячи советских воинов). В 1954 году бывшие союзники проинформировали Москву, что Мишутин занимает высокий пост в одной из разведывательных служб Запада и работает во Франкфурте. Согласно представленной версии генерал вначале присоединился к Власову, а в последние дни войны был завербован генералом Пэтчем, командующим американской 7-й армией, и стал западным агентом. Более реальной кажется другая история, изложенная русским писателем Тамаевым, согласно которой офицер НКВД, расследовавший судьбу генерала Мишутина, доказал, что Мишутин был расстрелян немцами за отказ сотрудничать, а его имя использовалось совершенно другим человеком, проводившим набор военнопленных во власовскую армию. В то же время в документах о власовском движении не содержится какой-либо информации о Мишутине, а советские органы через своих агентов среди военнопленных, из допросов Власова и его пособников после войны, несомненно, установили бы действительную судьбу генерала Мишутина. Кроме того, если Мишутин и погиб как герой, то тогда непонятно, почему о нем нет никакой информации в советских изданиях по истории Халхин-Гола. Из всего вышесказанного следует, что судьба этого человека до сих пор остается тайной.

Генерал-лейтенант Музыченко в начале войны командовал 6-й армией Юго-Западного фронта. В состав армии входили два огромных механизированных корпуса, на которые советское командование возлагало большие надежды (они, к сожалению, не оправдались). 6-й армии удалось при обороне Львова оказать врагу стойкое сопротивление. В дальнейшем 6-я армия сражалась в районе городов Броды и Бердичев, где в результате плохо скоординированных действий и отсутствия авиационной поддержки потерпела поражение. 25 июля 6-я армия была переброшена на Южный фронт и уничтожена в Уманском котле. Тогда же был пленен и генерал Музыченко. Он прошел через плен, но не был восстановлен в должности. Надо отметить, что отношение Сталина к генералам, сражавшимся на Южном фронте и попавшим там в плен, было более жестким, чем к генералам, плененным на других фронтах.

Генерал-майор Огурцов командовал 10-й танковой дивизией, входившей в состав 15-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта. Поражение дивизии в составе «группы Вольского» южнее Киева решило судьбу этого города. Огурцов был захвачен в плен, однако ему удалось совершить побег во время транспортировки из Замостья в Хаммельсбург. Он присоединился к группе партизан на территории Польши, возглавляемой Манжевидзе. 28 октября 1942 года погиб в бою на территории Польши.

Генерал-майор танковых войск Потапов был одним из пяти командующих армиями, которых немцы пленили за время войны. Потапов отличился в боях на Халхин-Голе, где он командовал Южной группой. В начале войны он командовал 5-й армией Юго-Западного фронта. Это объединение сражалось, пожалуй, лучше других до принятия Сталиным решения о перенесении «центра внимания» на Киев. 20 сентября 1941 года в ходе ожесточенных сражений под Полтавой Потапов был захвачен в плен. Есть информация, что с Потаповым беседовал сам Гитлер, пытаясь убедить его перейти на сторону немцев, но советский генерал наотрез отказался. После освобождения Потапов был награжден орденом Ленина, а позднее – повышен в звании до генерал-полковника. Затем был назначен на должность первого заместителя командующего Одесским и Карпатским военными округами. Его некролог был подписан всеми представителями высшего командования, куда входило несколько маршалов. В некрологе, естественно, ничего не говорилось о его пленении и пребывании в немецких лагерях.

Последним генералом (и одним из двух генералов ВВС), захваченным немцами в плен, был генерал-майор авиации Полбин, командующий 6-м гвардейским бомбардировочным корпусом, поддерживавшим деятельность 6-й армии, которая в феврале 1945 года окружила Бреслау. Он был ранен, захвачен в плен и убит. Лишь потом немцы установили личность этого человека. Его судьба была совершенно типичной для всех, кто оказался захвачен в плен в последние месяцы войны.

Комиссар дивизии Рыков был одним из двух высокопоставленных комиссаров, захваченных немцами в плен. Вторым человеком такого же ранга, плененным немцами, стал комиссар бригады Жиленков, которому удалось скрыть свою личность и который позднее присоединился к власовскому движению. Рыков вступил в ряды Красной армии в 1928 году и к началу войны был комиссаром военного округа. В июле 1941 года его назначили одним из двух комиссаров, прикрепленных к Юго-Западному фронту. Вторым был Бурмистенко, представитель коммунистической партии Украины. Во время прорыва из Киевского котла Бурмистенко, а вместе с ним командующий фронтом Кирпонос и начальник штаба Тупиков были убиты, а Рыков ранен и оказался в плену. Приказ Гитлера требовал немедленного уничтожения всех захваченных комиссаров, даже если это означало ликвидацию «важных источников информации». Поэтому Рыкова немцы замучили до смерти.

Генерал-майор Сусоев, командир 36-го стрелкового корпуса, был захвачен немцами в плен переодетым в форму рядового солдата. Ему удалось совершить побег, после чего он присоединился к вооруженной банде украинских националистов, а затем перешел на сторону просоветски настроенных украинских партизан, возглавляемых знаменитым Федоровым. Он отказался возвращаться в Москву, предпочитая оставаться с партизанами. После освобождения Украины Сусоев возвратился в Москву, где был реабилитирован.

Генерал-майор авиации Тхор, командовавший 62-й воздушной дивизией, являлся первоклассным военным летчиком. В сентябре 1941 года, будучи командиром дивизии дальней авиации, он был сбит и ранен при ведении наземного боя. Прошел через многие немецкие лагеря, активно участвовал в движении сопротивления советских узников в Хаммельсбурге. Факт, конечно же, не ускользнул от внимания гестапо. В декабре 1942 года Тхор был переправлен во Флюссенберг, где в январе 1943 года расстрелян.

Генерал-майор Вишневский был захвачен в плен менее чем через две недели после принятия им командования 32-й армией. Армия эта в начале октября 1941 года была брошена под Смоленск, где в течение нескольких дней полностью уничтожена противником. Это произошло в то время, когда Сталин оценивал вероятность военного поражения и планировал переезд в Куйбышев, что, однако, не помешало ему издать приказ об уничтожении ряда высших офицеров, которые были расстреляны 22 июля 1941 года. Среди них: командующий Западным фронтом генерал армии Павлов; начальник штаба этого фронта генерал-майор Климовских; начальник связи того же фронта генерал-майор Григорьев; командующий 4-й армией генерал-майор Коробков. Вишневский выдержал все ужасы немецкого плена и вернулся на Родину. Однако дальнейшая судьба его неизвестна.


Ссылка

Пленные генералы СССР

1

Великая Отечественная война принесла много горя и страдания в каждый дом России. Хуже смерти был только плен. Ведь погибший мог быть достойно погребен в земле. Пленный навсегда становился «чужим среди своих», даже если ему удавалось вырваться из лап неприятеля. Самая незавидная участь ждала пленных генералов. Причем не так немецких, как советских. О судьбах некоторых из них и пойдет речь.




Военные историки не раз пытались подсчитать, сколько же именно советских генералов пленили фашисты за период Великой Отечественной. По результатам исследований, проведенных в архивах ФРГ, было установлено, что из 35 миллионов пленных граждан Союза офицеры составляли всего 3% от общего числа.



Генералов же среди пленных было немного. Но именно они ценились фрицами больше всего. Оно и понятно: ценные сведения можно было получить только от этой высшей касты военных людей. На них пробовали самые современные способы морального и физического давления.



В общей сложности за четыре года войны в плену оказалось 83 генерала вооруженных сил Советского Союза. На родину не вернулись 26 из них. Кого-то насмерть замучили в лагерях СС, несговорчивых и дерзких расстреляли на месте при попытке побега, еще несколько человек умерли от различных болезней. Остальных союзники депортировали на Родину, где их ждала незавидная участь. Кому-то дали тюремные срок за "неправильное поведение" в плену, кого-то долго проверяли, потом восстановили в звании и спешно уволили в запас. 32 человека были расстреляны.



Большинство из тех, кого Сталин жестоко покарал, были сторонниками генерала Власова, и проходили по делу об измене Родине. То дело было очень громким и вошло во все учебники истории. Генерал Андрей Андреевич Власов, командовавший 2-й ударной армией, не выполнил приказ самого Сталина, в результате многотысячная группировка попала в окружение. Немцы планомерно и педантично подавляли все очаги сопротивления.



Генерал Самсонов, который отвечал за армию наравне с Власовым, застрелился, не вынеся позора. А вот Андрей Андреевич посчитал, что умирать во имя Сталина не стоит. И без раздумий сдался в плен. Более того, находясь в плену, он решил сотрудничать с нацистами. И предложил им создать "Русскую освободительную армию", которая должна была состоять из пленных русских солдат и выступать примером для "глупых советских вояк".



Власова допускали до агитации, но оружия в руки не давали. Лишь в 1944 году, когда Вермахт исчерпал последние запасы резервистов, в дело вступила РОА, которую тут же смяли на всех фронтах русские армады, надвигавшиеся на Берлин.



Власов был пленен в Чехословакии. Над ним провели показательный процесс, а в середине 1946 года повесили во дворе Бутырской тюрьмы. Следом за ним отправился и генерал Буняченко. Который изначально поддерживал идеи Власова, но когда понял, что песенка Рейха спета, решил выторговать себе свободу, прикинувшись сторонником британцев и подняв в Праге бунт против немецких солдат. Однако предателей не любили и в вооруженных силах Его Величества. Поэтому, по окончании боевых действий, его тоже отправили в Москву.



Большинство генералов попали в немецкие плен в те суровые времена, когда Красная Армия терпела одно поражение за другим, в окружение попадали целые полки. За два года немцы смогли пленить более 70 генералов. Из них лишь 8 человек согласились сотрудничать с Вермахтом, в то время как остальных ждала незавидная участь.



В большинстве своем генералы попадали в руки немцев с тяжелыми ранениями, либо в бессознательном состоянии. Многие предпочитали застрелиться, нежели отдать себя в руки врага. Но оставшиеся в живых в плену вели себя более чем достойно.




Многие из них сгинули за колючей проволокой лагерей. Среди них - генерал-майор Богданов, командир 48-й стрелковой дивизии; генерал-майор Доброзердов, который возглавлял 7-й стрелковый корпус. Неизвестна судьба генерал-лейтенанта Ершакова, в сентябре 1941 г. принявшего командование 20-й армией, которая была вскоре разгромлена в битве под Смоленском. В Смоленске трое советских генералов попали в плен. Генералы Понеделин и Кириллов были насмерть замучены фашистами, категорически отказавшись выдавать им важные военные сведения. Однако к званиям Героев Советского Союза их представили лишь в 1980 году.




Но не все генералы попадали в опалу. Так, генерал-майор танковых войск Потапов был одним из таких редких случаев. После освобождения из плена его Родине не просто встретили с распростертыми объятиями, но еще и наградили орденом Ленина, повысили в должности, а потом поставили командующим военным округом. На его похоронах побывали представители генштаба и даже несколько маршалов.




Последним пленным генералом оказался генерал-майор авиации Полбин, которого немцы сбили под Берлином в феврале 1945. Раненного, его доставили к другим пленным. Никто не стал разбираться в чинах и званиях. Всех расстреляли, как это было принято в последние месяцы войны. Фашисты ощущали близость конца и старались продать свои жизни как можно дороже.



Ссылка

РККА накануне Великой Отечественной войны — часть 1

Вопрос, почему Красная Армия вчистую проиграла приграничные сражения в Белоруссии, на Украине (хотя как раз в полосе обороны КОВО все было не столь однозначно) и в Прибалтике давно занимает умы и военных историков, и просто людей, интересующихся историей СССР и России. В качестве основных причин называются:

1. Общее превосходство сил и средств армии вторжения над группировкой советских войск в западных военных округах (становившееся подавляющим на направлениях главных ударов);

2. РККА встретила начало войны в неотмобилизованном и недоразвернутом виде;

3. Достижение противником тактической внезапности нападения;

4. Крайне неудачная дислокация войск в западных военных округах;

5. Реорганизация и перевооружение РККА.

Личный состав Красной Армии (РККА)

• Всё это верно. Но кроме этих причин, многократно рассмотренных под разными углами и с разной степенью детализации, существует еще ряд причин, которые часто выпадают из обсуждения причин поражения РККА в июне-июле 1941 года. Попробуем проанализировать их, ибо они на самом деле сыграли большую роль в трагическом начале Великой Отечественной войны для нашего народа. А вы, уважаемые читатели, сами решайте, насколько важны были эти причины.

Обычно при оценке войск Германии и СССР накануне войны в первую очередь обращают внимание на их численность, количество соединений и материальную обеспеченность основными видами вооружения и техники. Однако чисто количественное сравнение, оторванное от качественных показателей войск, не дает объективной картины соотношения сил и приводит к неверным выводам. Тем более что сравнивают обычно соединения и части в их штатной численности, порой «забывая» о том, что германские войска были уже давно отмобилизованы и развернуты, а наши — вступали в войну из положения мирного времени.

• Зато пробелы в понимании проблем предвоенной Красной Армии дают повод для различных сногсшибательных теорий. Но эта статья не для любителей юношеской игры в конспирологию по методу Резуна-Суворова и его последышей, это попытка заглянуть и разобраться, так ли все хорошо было в Красной Армии накануне Большой Войны.

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ

• Развитие военной техники и способов ведения боевых действий в середине ХХ века привели к резкому повышению требований к грамотности личного состава вооруженных сил любого государства. Причем это касалось как кадрового военнослужащего, так и военнообязанного запаса. Особенно важен был навык обращения с техникой. Германия уже к концу ХIХ века стала первой страной в мире с всеобщей грамотностью населения. В данном случае Бисмарк был совершенно прав, говоря, что войну с Францией выиграл обыкновенный прусский школьный учитель, а не пушки Круппа.

А в СССР, согласно переписи населения 1937 года, проживало почти 30 миллионов (!) неграмотных граждан возрастом старше 15 лет, или 18,5% всего населения. В 1939 году только 7,7% населения СССР имели образование 7 классов и больше, а высшее образование имели только 0,7%. У мужчин возраста 16—59 лет эти показатели были заметно выше — соответственно 15% и 1,7% но все равно были недопустимо низкими.

• Согласно немецким данным в конце 1939 года только в Германии имелось 1 416 000 легковых автомобилей, и это без учета автопарка присоединенной Австрии, Судет, и Польши, то есть в границах 1937 года. А на 1 июня 1941 года в СССР было всего около 120 000 легковых автомашин. Соответственно, в пересчете на количество населения, в Германии на 1000 граждан приходилось в 30 раз больше автомобилей, чем в СССР. Кроме того, в Германии в частной собственности было более полумиллиона мотоциклов.

Две трети населения СССР проживало до ВОВ в сельской местности, и уровень образования и навыков обращения с техникой призывников из сел и деревень в подавляющем количестве случаев был удручающе низок. В большинстве своем до прихода в армию они никогда не пользовались даже велосипедом, а некоторые о нем даже никогда не слышали! Так что говорить об опыте вождения мотоцикла или автомобиля вообще не приходилось.

Таким образом, изначально, только за счёт более грамотного и технически подготовленного солдата вермахт имел значительное преимущество над РККА. Советское руководство прекрасно осознавало эти проблемы и до войны были организованы курсы ликбез, и солдат наравне с воинским делом обучали элементарно читать и писать. Кстати, отчасти этим обуславливалась необыкновенная популярность РККА среди молодежи, которая не только не стремилась «откосить» от службы в армии, но рвалась служить! А к офицерам, да и просто к красноармейцам, относились с большим уважением.

• Несмотря на титанические усилия по ликвидации безграмотности бойцов РККА, до среднестатистической грамотности в германской армии было еще очень далеко. Немецкое превосходство росло и за счет более высокой дисциплины, индивидуальной выучки и продуманной системы обучения, берущей начало в «армии профессионалов» — рейхсвере.

• Усугублялось это тем, что поначалу в РККА как класс отсутствовали младшие командиры. В других армиях они назывались унтер-офицерами, или сержантами (не была исключением и русская царская армия). Они были как бы «становым хребтом» армии, наиболее дисциплинированной, устойчивой и боеспособной ее частью. В РККА они совершенно не отличались от рядовых солдат ни по своему образованию, ни по обученности, ни по опыту.

• Приходилось для выполнения их функций привлекать офицеров. Именно поэтому в управлении советской стрелковой дивизии перед войной было втрое больше офицеров, чем в немецкой пехотной дивизии, причем последняя имела на 16% больше личного состава по штату.

В итоге, в предвоенный год в РККА сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на большое количество командиров (на июнь 1941 г.— 659 тыс. чел.), Красная Армия постоянно испытывала большой некомплект комсостава относительно штата. Например, в 1939 году на одного командира в нашей армии приходилось 6 рядовых, в вермахте — 29, в английской армии — 15, во французской — 22, а в японской — 19.

• В 1929 году 81,6% курсантов, принятых в военные школы, пришли туда только с начальным образованием 2–4 класса. В пехотных школах этот процент был еще выше — 90,8%. Со временем положение начало исправляться, но очень медленно. В 1933 году доля курсантов с начальным образованием снизилась до 68,5%, но в бронетанковых училищах она оставалась по-прежнему 85%.

Только 7,1% командного состава РККА могли похвастаться высшим военным образованием

• И это объяснялось не только низким средним уровнем образования в СССР, который хоть и медленно, но благодаря последовательной государственной программе продолжал повышаться. Отрицательную роль сыграла практика предоставления преимуществ при поступлении «по происхождению». Чем более низкий социальный статус (а стало быть — и уровень образованности) был у родителей, тем с большей охотой брали на офицерские курсы РККА их отпрысков. В результате безграмотных курсантов приходилось обучать элементарным вещам (чтению, письму, сложению-вычитанию и т. д.), тратя на это то самое время, которое немецкий курсант тратил непосредственно на военное дело.

• В войсках ситуация была не лучше. Накануне начала ВОВ только 7,1% командного и начальствующего состава РККА могли похвастаться высшим военным образованием, среднее было у 55,9%, ускоренные курсы — у 24,6%, а оставшиеся 12,4% не получили вообще никакого военного образования. В «Акте о приеме Наркомата Обороны Союза ССР» товарищу Тимошенко от тов. Ворошилова говорилось:



«Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене рота-взвод, в котором до 68% имеют лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта».


• А из состоявших на учете 915 951 командиров запаса армии и флота 89,9% имели за плечами лишь краткосрочные курсы или не имели вообще никакого военного образования. Даже среди 1076 советских генералов и адмиралов высшее военное образование получили только 566. При этом их средний возраст был 43 года, а значит и большого практического опыта они не имели. Особенно печально обстояли дела в авиации, где из 117 генералов, только 14 имели высшее военное образование. Ни один из командиров авиакорпусов и дивизий его не имел.

Первый звонок прозвенел во время «Зимней войны»: могучая Красная Армия натолкнулась в ходе советско-финляндской войны на неожиданно упорное сопротивление финской армии, которую никак нельзя было считать сильной, ни по количеству, ни по оснащенности, ни по уровню обученности. Это был как ушат холодной воды. Сразу всплыли существенные изъяны в организации подготовки личного состава нашей армии.



Бичом предвоенной РККА оставались посредственная дисциплина, постоянные отрывы личного состава от обучения военному делу на хозяйственные и строительные работы, частые перегруппировки войск на огромные расстояния, иногда в неподготовленные и не обустроенные районы дислокации, слабая учебно-материальная база и неопытность командного состава.


Процветали упрощенность и формализм обучения, и даже банальный обман (как тогда говорили «очковтирательство») при проведении проверок, учений и боевых стрельб. Но самое страшное, что все это попёрло наружу уже в условиях начавшейся Второй Мировой войны, когда вермахт на глазах всего мира, в том числе и руководства СССР, разгромил гораздо более сильных противников, чем финны. На фоне этих побед, результаты финской кампании, скажем прямо, выглядели весьма бледно.

• Думается, что именно по результатам советско-финской войны произошли большие изменения в Наркомате обороны. 14 мая 1940 года новый нарком С.Тимошенко издал приказ № 120 «О боевой и политической подготовке войск в летний период 1940 учебного года». В этом приказе чётко говорилось о выявленных недостатках в РККА:



«Опыт войны на Корело-Финском театре выявил крупнейшие недочеты в боевом обучении и воспитании армии.

- Воинская дисциплина не стояла на должной высоте…
- Подготовка командного состава не отвечала современным боевым требованиям.
- Командиры не командовали своими подразделениями, не держали крепко в руках подчиненных, теряясь в общей массе бойцов.
- Авторитет комсостава в среднем и младшем звене невысок. Требовательность комсостава низкая. Командиры порой преступно терпимо относились к нарушениям дисциплины, к пререканиям подчиненных, а иногда и к прямым неисполнениям приказов.
- Наиболее слабым звеном являлись командиры рот, взводов и отделений, не имеющие, как правило, необходимой подготовки, командирских навыков и служебного опыта».


• Тимошенко прекрасно осознавал, что большая война не за горами, и подчеркивал: «Обучение войск приблизить к условиям боевой действительности». В приказе № 30 «О боевой и политической подготовке войск на 1941 учебный год» от 21 января 1941 года эта формулировка становится предельно жесткой: «Учить войска только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне». Но времени для такой учебы уже не хватило. Постигать азы военной премудрости нашей армии пришлось уже под бомбами, в ходе жесточайшей борьбы с сильным, умелым и безжалостным противником, который не прощал ни малейшей ошибки и сурово наказывал за каждую из них.

БОЕВОЙ ОПЫТ

• Наличие боевого опыта является важнейшим компонентом боеспособности войск. К сожалению, единственным путем его приобретения, накапливания и закрепления является непосредственное участие в боевых действиях. Ни одни, даже самые широкомасштабные и приближенные к боевой обстановке учения не заменят реальной войны.

• Обстрелянные солдаты умеют выполнять свои задачи под огнем противника, а обстрелянные командиры точно знают чего ожидать от своих солдат и какие задачи ставить своим подразделениям, а главное — умеют быстро принимать правильные решения. Чем свежее боевой опыт и чем ближе условия его получения к тем, в которых придется вести боевые действия, тем более он ценен.

• Кстати говоря, есть весьма устоявшийся миф об «устаревшем боевом опыте» и его вредности. Суть его заключается в том, что якобы старые военачальники, накопили столь большой практический опыт, что уже неспособны к восприятию новых стратегических и тактических решений. Это не так. Не следует путать косность мышления с боевым опытом — это вещи разного порядка. Именно косность мышления, шаблонность выбора решения из заведомо известных вариантов приводит к беспомощности в условиях новых военных реалий.

• А боевой опыт — это совсем иное. Это особенная способность приспосабливаться к любым резким изменениям, умение быстро и правильно принимать решения, это глубокое понимание механизмов войны и ее механизмов. Ведь, несмотря на движение прогресса, основные законы войны практически не претерпевают революционных изменений.

• Многим из советских командиров, успевших до начала ВОВ повоевать, довелось это сделать еще в Гражданскую войну, которая носила весьма своеобразный характер. В ней боевые действия по большей части велись полупартизанскими методами и коренным образом отличались от широкомасштабных сражений миллионных регулярных армий, до предела насыщенных разнообразной боевой техникой.

Красноармейцы в ходе проведения «Зимней войны»

По количеству офицеров — ветеранов Первой Мировой войны — вермахт превосходил РККА многократно. Это и неудивительно, учитывая сколько офицеров Императорской Русской армии сражалось против большевиков и позже была вынуждена эмигрировать. В первую очередь это касалось офицеров имевших довоенное полноценное образование, в этом они на голову превосходили своих куда более многочисленных коллег выпуска военного времени.

• Небольшая часть этих офицеров «старой школы» все-таки осталась, перешла на сторону большевиков, и была принята ну службу в РККА. Такие офицеры назывались «военспецы». В большинстве своем они были уволены оттуда во время многочисленных «чисток» и судебных процессов 1930-х годов, многие — расстреляны как враги народа и лишь единицам удалось пережить это время и остаться в строю.

• Если обратиться к цифрам, то около четверти царского офицерского корпуса сделали выбор в пользу новой власти: из 250 тысяч «золотопогонников» 75 тысяч перешли на службу в РККА. Причем они нередко занимали весьма ответственные должности. Так, начальниками штабов дивизий Красной Армии в годы Гражданской войны служило около 600 бывших офицеров. В межвоенный период их последовательно «вычищали», а в 1937–38 гг. жертвами репрессий стали 38 из уцелевших к тому времени 63 бывших начштадивов.

В итоге из 600 «военспецов», имевших боевой опыт в качестве начальника штаба дивизии, к началу ВОВ на службе в армии осталось не более 25 человек. Такая вот грустная арифметика. При этом большая часть «военспецов» лишилась своих должностей не по возрасту, или состоянию здоровья, а только по причине «неправильной» анкеты. Преемственность традиций Русской армии была прервана. В Германии же армейские традиции и преемственность удалось сохранить.

• Конечно, Красная Армия имела и более свежий боевой опыт. Однако он ни шел ни в какое сравнение с боевым опытом вермахта в европейских войнах. Масштаб сражений на КВЖД, у озера Хасан и похода в Польшу был невелик. Только бои на р. Халхин-Гол и финская кампания дали возможность «обстрелять» некоторое количество советских командиров.

• Но, скажем прямо, опыт, приобретенный в Финляндии, был очень и очень неоднозначным.
Во-первых, бои велись в весьма специфических условиях северо-западного ТВД, да еще и зимой.
Во-вторых, характер основных боевых задач, стоявших перед нашими войсками, сильно отличался от того, с чем им предстояло столкнуться в 1941 году. Конечно, «Зимняя война» произвела большое впечатление на советское военное руководство, однако опыт прорыва укрепленной обороны противника пригодился нескоро, лишь на завершающем этапе ВОВ, когда наша армия вошла на территорию Германии с ее еще довоенными стационарными линиями укреплений.

• Множество важных моментов в «Зимней войне» остались не опробованы и это пришлось изучать уже под немецкими ударами. Например, совершенно неопробованной осталась концепция применения крупных механизированных соединений, а ведь именно мехкорпуса являлись основной ударной мощью Красной Армии. В 1941 году мы за это горько поплатились.

Даже тот опыт, который был наработан советскими танкистами в ходе конфликтов 1939 — 1940 годов был в значительной мере утрачен. Например, все 8 танковых бригад, участвовавших в боях с финнами, были расформированы и обращены на формирование мехкорпусов. Так же поступили и с девятью сводными танковыми полками, такая же судьба постигла и 38 танковых батальонов стрелковых дивизий. К тому же, младшие командиры и рядовые красноармейцы, ветераны «Зимней войны» и Халхин-Гола, к июню 1941 года были демобилизованы, им на смену пришли новобранцы.

• Поэтому даже успевшие повоевать части и соединения растеряли свой опыт, выучку и спаянность. Да и было их немного. Так, накануне войны в состав западных военных округов входили только 42 соединения с боевым опытом Халхин-Гола или Финской войны, то есть менее 25%:
ЛВО — 10 дивизий (46,5% всех войск округа),
ПрибОВО — 4 (14,3%),
ЗапОВО — 13 (28%),
КОВО — 12 (19,5%),
ОдВО — 3 (20%).

• Для контраста: 82% дивизий вермахта, выделенных для проведения операции «Барбаросса», обладали реальным боевым опытом сражений 1939–1941 года.

• Масштабы боевых действий, в которых довелось участвовать немцам, были гораздо более значительны, чем масштабы локальных конфликтов, в которых участвовала Красная Армия. Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что вермахт наголову превосходил РККА по практическому опыту ведения современной высокоманевренной войны. А именно такую войну вермахт и навязал нашей армии с самого начала.

Источники:
«Население России в ХХ веке: исторические очерки». Т 2. 1940 — 1959. М. РОССПЭН 2001 г.
B. R. Mitchell ‛International Historical Statistics.
Europe 1750 — 1993. Exeter, UK.
А. Смирнов «Большие маневры» Родина № 4, 2000 г.
Известия ЦК КПСС № 1, М. Правда 1990 г.
О. Сувениров «Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937 — июнь 1941)». ВИА № 11 2007 г.
О. Сувениров «Трагедия РККА 1937-1938гг.» М. ТЕРРА 1998 г.
«Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил» под редакцией Г. Ф. Кривошеева М. ОЛМА-ПРЕСС 2001 г.
«Военный совет при народном комиссаре обороны СССР, ноябрь 1937 года. Документы и материалы». М. РОССПЭН 2006г.
Н. Черушев «Невиновных не бывает…» М. Вече 2004г.
Всесоюзная перепись населения 1937 года: общие итоги. Сборник документов и материалов. М. РОССПЭН 2007 г.
«Русский Архив: Великая Отечественная» Т 13. «Приказы НКО 1937 — 21 июня 1941 года». М. ТЕРРА 1994 г.
«Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940 — 1941 гг. Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы». М. Летний сад. 2004г.
К. Калашников, В. Феськов, А. Чмыхало, В. Голиков. «Красная Армия в июне 1941 года (статистический сборник)». Новосибирск, Сибирский хронограф 2003 г


Андрей Кравченко

Ссылка

РККА накануне Великой Отечественной войны — часть 2

РЕПРЕССИИ В РККА

• Мы уже касались темы репрессий, но хотелось бы остановиться на этой теме поподробнее. Виднейшие советские теоретики и практики военного дела, имевшие смелость отстаивать свои взгляды, были объявлены врагами народа и уничтожены.

• Чтобы не быть голословным приведу вкратце такие цифры из доклада начальника Управления по начальствующему составу РККА Наркомата обороны СССР Е. А. Щаденко «О работе за 1939 год» от 5 мая 1940 года. Согласно этим данным в 1937 году только из армии, не считая ВВС и ВМФ, было уволено 18 658 человек, или 13,1% списочной численности ее начсостава. Из них по политическим мотивам было уволено 11 104 человека, а 4 474 подверглись аресту.

Репрессии в Красной Армии

• В 1938 году число уволенных составило 16 362 человека, или 9,2%, списочного состава командиров РККА. Из них 7 718 человек было уволено по политическим мотивам, а еще 5 032 — арестовано. В 1939 году уволено было всего 1 878 человек, или 0,7% списочной численности комсостава, а арестовано всего 73 человека.

• Таким образом, за три года только сухопутные войска потеряли 36 898 командиров, из них по политическим мотивам было уволено 19 106, а еще 9 579 человек были арестованы. То есть прямые потери от репрессий только в сухопутных войсках составили 28 685 человек, причинами увольнения еще 4 048 человек были пьянство, моральное разложение и воровство. Еще 4 165 человек были исключены из списков по причине смерти, инвалидности или болезни.



Существуют десятилетиями проверенные во всех армиях мира аксиомы: средних качеств командир взвода может быть подготовлен через 3–5 лет;
- командир роты — через 8–12 лет;
- командир батальона — через 15–17 лет;
- командир полка — через 20–25 лет.
Для генералов и маршалов вообще особо исключительные условия.


• Репрессии 30-х годов коснулись всех офицеров Красной Армии. Но более всего страшно: они ее обезглавили. Это очень точное слово — «обезглавили». От слова «голова». Цифры репрессированных просто потрясают:
60% маршалов,
100% командармов 1-го ранга,
100% командармов 2-го ранга,
88% комкоров
83% комдивов,
55% комбригов.

Во флоте же был просто тихий ужас:
100% флагманов флота 1-го ранга,
100% флагманов флота 2-го ранга,
100% флагманов 1-го ранга,
100% флагманов 2-го ранга…

• Положение с командными кадрами в РККА стало катастрофическим. В 1938 году некомплект комначсостава достиг 34%! Только кадровой армии требовалось 93 тыс. командиров, некомплект запасников приближался к отметке в 350 тыс. человек. В этих условиях пришлось возвращать многих уволенных «за политику» в ряды армии, за 1937–39 гг. были реабилитированы и восстановлены в армии 11 178 человек, из них 9 247 «политиков» которых просто уволили и еще 1 457 тех, которых уже арестовали и по их делам велось следствие.



Таким образом, безвозвратные потери командного состава сухопутных войск СССР за три мирных года составили 17 981 человек, из них расстреляно около 10 тыс. человек.


За два года ВС СССР потеряли безвозвратно 738 военачальников, носивших звания соответствующие генеральским. Много это, или мало? Для сравнения: за годы ВОВ погибли и скончались по разным причинам 416 советских генералов и адмиралов. Из них 79 умерли от болезней, 20 погибли в авариях и катастрофах, трое покончили с собой, а 18 расстреляны. Таким образом, чисто боевые потери стали причиной непосредственной гибели 296 представителей нашего генералитета. Кроме того, в плен попали 77 советских генералов, из них 23 погибло и умерло, но они уже учтены в предыдущих цифрах.

• Следовательно, боевые безвозвратные потери высшего командного состава СССР составили 350 человек. Получается, что только за два года репрессий их «убыль» была в два раза больше, чем за четыре года самой страшной кровавой мясорубки.

На должности репрессированных назначались те, кто оказался под рукой — так называемые «выдвиженцы». По факту, как рассказал на заседании Военного совета 21 ноября 1937 года комкор Н. В. Куйбышев (командующий войсками Закавказского военного округа) это вылилось в то, что тремя дивизиями его округа командовали капитаны, из них один до этого командовал батареей. Одной дивизией командовал майор, бывший до этого преподавателем военного училища. Еще одной дивизией командовал майор, бывший до этого начальником военно-хозяйственного снабжения дивизии.

• На вопрос из зала: «Куда же девались командиры?», комкор кратко ответил: «Все остальные переведены в ведомство НКВД без занятия определенных должностей». Говоря современным языком — просто арестованы. Сам прямодушный комкор Куйбышев Николай Владимирович, ляпнувший ТАКОЕ, был арестован 2 февраля 1938 года и через полгода расстрелян.

• Репрессии не только нанесли чувствительные потери в командных кадрах, не менее тяжело они отразились на морали и дисциплине личного состава. В РККА началась настоящая вакханалия «разоблачений» старших командиров младшими по званию: доносили и по идейным соображениям, и по чисто меркантильным (надеясь занять должность своего начальника). В свою очередь старшие командиры снижали требовательность по отношению к подчиненным, небезосновательно опасаясь их недовольства. Что в свою очередь приводило к еще большему падению дисциплины.

Серьезнейшим последствием волны репрессий стало нежелание многих советских командиров всех рангов проявлять инициативу из-за боязни репрессивных последствий за ее неудачу. Никто не хотел быть обвиненным во «вредительстве» и «волюнтаризме», со всеми вытекающими отсюда последствиями. Гораздо проще и безопаснее было тупо выполнять спущенные сверху приказы, и пассивно дожидаться новых руководящих указаний. Это сыграло с нашей армией злую шутку, особенно на начальном этапе ВОВ.

• Я, да и никто другой, не можем сказать смогли бы хотя бы остановить наступление вермахта, военачальники, уничтоженные Сталиным. Но они были сильны хотя бы тем, что обладали самостоятельностью и не боялись высказывать свое мнение. Все-таки думается, что в любом случае удалось бы избежать десятков тысяч жертв и такого оглушительного поражения, которое потерпела Красная Армия в приграничных сражениях.

• В конце 30-х годов Сталин знал, что комсостав армии поделен на сторонников Ворошилова и Тухачевского. Для устранения раскола в военном руководстве Сталин должен был сделать выбор между личной преданностью старых соратников и представителями «новой военной интеллигенции».

УРОВЕНЬ ПОДГОТОВКИ КОМАНДНОГО СОСТАВА

• В связи с реорганизацией и резким ростом численности Вооруженных Сил СССР, а также в связи с предвоенными «чистками» уровень подготовки советских командиров тактического звена, а особенно уровень оперативной подготовки высшего комсостава Красной Армии резко снизился.

Уровень оперативной подготовки высшего комсостава Красной Армии резко снизился

• Быстрое формирование новых частей и крупных соединений РККА привело к массовому выдвижению на высшие командные должности командиров и штабистов, чей служебный рост был стремительным, но зачастую слабо обоснованным, что и констатировал Нарком обороны в директиве № 503138/оп от 25.01.1941 года:



«1. Опыт последних войн, походов, полевых поездок и учений показал низкую оперативную подготовку высшего командного состава, войсковых штабов, армейских и фронтовых управлений….
Высший командный состав… не владеет еще в должной мере методом правильной и полной оценки обстановки и принятия решения в соответствии с замыслом высшего командования…
Войсковые штабы, армейские и фронтовые управления… имеют лишь начальные знания и поверхностное представление о характере современной операции армии и фронта.
Ясно, что при таком уровне оперативной подготовки высшего командного состава и штабов рассчитывать на решительный успех в современной операции НЕЛЬЗЯ.
[...]
г) всем армейским управлениям… к 1 июля закончить изучение и отработку армейской наступательной операции, к 1 ноября — оборонительной операции».

[ЦАМО Ф.344 Оп.5554 Д.9 Л.1-9]


Худо дело обстояло и с командующими оперативно-стратегического уровня, которые на крупных учениях НИКОГДА не выступали в роли обучаемых, а только — руководителей. Это в первую очередь относится ко вновь назначенным командующим приграничными военными округами, которым и предстояло летом 1941 года встретиться лицом к лицу с полностью развернутым вермахтом.

КОВО (Киевский особый военный округ) в течение 12 лет возглавлял расстрелянный впоследствии И.Якир. Затем округом командовали Тимошенко, Жуков, и только с февраля 1941 года — генерал-полковник М.П.Кирпонос. Командуя во время финской кампании 70-й СД, он получил звание Героя Советского Союза за отличия его дивизии при взятии Выборга. Уже через месяц после окончания «Зимней войны» он командует корпусом, а через полгода — Ленинградским военным округом.

• А за плечами у Михаила Петровича инструкторские курсы Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы, военно-фельдшерская школа, служба ротным фельдшером на фронте Первой Мировой войны. В Красной Армии был комбатом, начштаба и командиром полка. В 1922 году закончил школу «червонных старшин» в Киеве, после чего стал ее начальником.

• В 1927 году окончил Военную академию РККА им. Фрунзе. Служил начштаба 51-й СД, с 1934 года начальник и военком Казанского пехотного училища. Судя по послужному списку, у М.П.Кирпоноса, несмотря на его несомненную личную храбрость, просто не было опыта управления таким крупным объединением войск, как военный округ (кстати, самый сильный в СССР!)

• Можно сравнить Кирпоноса с его визави. Фельдмаршал Карл Рудольф Герд фон Рундштедт стал лейтенантом в 1893 году, в 1902 году поступил в военную академию, служил с 1907 по 1910 в Генеральном штабе, закончил Первую Мировую войну майором, на должности начштаба корпуса (в это время Кирпонос еще командовал батальоном). В 1932 году получил звание генерала пехоты и командовал 1-й армейской группой (более половины личного состава рейхсвера). В ходе польской кампании возглавлял ГА «Юг» в составе трех армий, наносившую главный удар. В ходе войны на западе командовал ГА «А» в составе четырех армий и танковой группы, сыгравшей ключевую роль в победе вермахта.

Должность командующего ЗапОВО, которым в свое время руководил казненный И.П.Уборевич, с июня 1940 года занял генерал армии Д.Г.Павлов. Дмитрий Григорьевич в 1914 году добровольцем ушел на фронт, получил звание старшего унтер-офицера, в 1916 году раненным попал в плен. В РККА с 1919 года, комвзвода, эскадрона, помощник комполка.

• В 1920 году закончил Костромские пехотные курсы, в 1922-м — Омскую высшую кавшколу, в 1931 — Академические курсы Военно-технической академии РККА им. Дзержинского, с 1934 г.— командир мехбригады. Участник боев на КВЖД и в Испании, где заслужил звание ГСС. С августа 1937 на работе в АБТУ РККА, в ноябре того же года становится начальником АБТУ. Во время финской кампании инспектировал войска СЗФ. Вот с таким багажом герой испанской войны был назначен командующим Западным особым военным округом.

А противостоял ему фельдмаршал Федор фон Бок, ставший лейтенантом в 1898 году. В 1912 году он закончил военную академию, а с началом Первой Мировой войны — стал начальником оперативного отдела пехотного корпуса, в мае 1915 переведен в штаб 11-й армии. Закончил войну начальником оперативного отдела группы армий в звании майора. В 1929 году — генерал-майор, командир 1-й кав.дивизии, в 1931 году руководитель штеттинского военного округа. С 1935 командовал 3-й армейской группой. В войне с Польшей возглавлял ГА «Север» в составе двух армий. Во Франции — командующий ГА «Б», в которую входило 2, а потом 3 армии и танковая группа.

Тимошенко и Жуков на военных сборах в 1940 году

Командующий ПрибОВО Ф.И.Кузнецов. В 1916 закончил школу прапорщиков. Командир взвода, потом начальник команды пеших разведчиков. В РККА с 1918 года, командир роты, потом батальона и полка. В 1926 году окончил Военную академию РККА им. Фрунзе, а в 1930-м — Курсы усовершенствования высшего начальствующего состава при ней же. С февраля 1933 года начальник Московской, позже — Тамбовской пехотной школы. С 1935 года руководил кафедрой общей тактики Военной академии им. Фрунзе.

• С 1937 старший преподаватель тактики пехоты, а потом и начальник кафедры тактики в этой же академии. В качестве замкомандующего БФ в сентябре 1939 принимает участие в «освободительном» походе в Западную Белоруссию. С июля 1940 — начальник Академии Генштаба РККА, в августе назначен командующим СКВО, а в декабре того же года — командующим ПрибОВО. Из всех трех командующих, именно Федор Исидорович имел наиболее хорошую теоретическую подготовку, но вот опыта практического руководства войсками ему явно недоставало.

• Его противник — командующий ГА «Север» Вильгельм Йозеф Франц фон Лееб поступил вольноопределяющимся в 4-й баварский полк в 1895 году, с 1897 года лейтенант. В 1900 году участвовал в подавлении боксерского восстания в Китае, после окончания военной академии в 1909 году служил в генштабе, потом командовал артбатареей. С марта 1915 года — начальник штаба 11-й баварской ПД. Первую мировую закончил майором в должности начальника материально-технического снабжения армейской группы. В 1930-м — генерал-лейтенант, командир 7-й ПД и одновременно командующий баварским военным округом. В 1933 году командующий 2-й армейской группы. С 1938 года командующий 12-й армией. Участвовал в оккупации Судет. Во французской кампании командовал ГА «Ц».

Контраст в уровне подготовки, квалификации, служебном и боевом опыте у противостоящих друг другу полководцев, по-моему, очевиден. Полезной школой для вышеперечисленных немецких военачальников стало их последовательное продвижение по служебной лестнице. Им в полной мере удалось отработать на практике тяжелое искусство планирования боевых действий и управления войсками в условиях маневренной современной войны против хорошо оснащенного противника. Основываясь на результатах, полученных в боях, немцы внесли важные улучшения в структуру своих подразделений, частей и соединений, в боевые уставы и методику обучения войск.

Наши же командующие, вознесенные в одночасье из комдивов в руководители огромными массами войск, явно неуверенно чувствовали себя на этих высочайших должностях. Пример их неудачливых предшественников постоянно висел над ними как Домоклов меч. Они слепо выполняли указания И.В.Сталина, а робкие попытки некоторых из них проявить самостоятельность в решении вопросов повышения готовности войск к нападению немцев пресекались «сверху».

• Эта статья ни в коем случае не направлена на очернение РККА. Просто бытует мнение, что довоенная Красная Армия была могуча и сильна, все в ней было хорошо: и танков много, и самолетов, и винтовок с пушками. Однако это заслонило серьезнейшие проблемы в предвоенной Красной Армии, где количество, к сожалению, так и не перешло в качество. Потребовалось два с половиной года напряженной и кровавой борьбы с сильнейшей армией мира, чтобы наши Вооруженные Силы стали такими, какими мы знаем их в победном 1945 году!

Источники:

«Население России в ХХ веке: исторические очерки». Т 2. 1940 — 1959. М. РОССПЭН 2001 г.
B. R. Mitchell ‛International Historical Statistics. Europe 1750 — 1993. Exeter, UK.
А. Смирнов «Большие маневры» Родина № 4, 2000 г.
Известия ЦК КПСС № 1, М. Правда 1990 г.
О. Сувениров «Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937 — июнь 1941)». ВИА № 11 2007 г.
О. Сувениров «Трагедия РККА 1937-1938гг.» М. ТЕРРА 1998 г.
«Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил» под редакцией Г. Ф. Кривошеева М. ОЛМА-ПРЕСС 2001 г.
«Военный совет при народном комиссаре обороны СССР, ноябрь 1937 года. Документы и материалы». М. РОССПЭН 2006г.
Н. Черушев «Невиновных не бывает…» М. Вече 2004г.
Всесоюзная перепись населения 1937 года: общие итоги. Сборник документов и материалов. М. РОССПЭН 2007 г.
«Русский Архив: Великая Отечественная» Т 13. «Приказы НКО 1937 — 21 июня 1941 года». М. ТЕРРА 1994 г.
«Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940 — 1941 гг. Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы». М. Летний сад. 2004г.
К. Калашников, В. Феськов, А. Чмыхало, В. Голиков. «Красная Армия в июне 1941 года (статистический сборник)». Новосибирск, Сибирский хронограф 2003 г


Андрей Кравченко

Ссылка

Генералы погибали не только в боях

О высших командирах, павших в 1941-1945 годах, спорят до сих пор

К очередному Дню защитника это надо бы вспомнить. Потери высшего командного состава вермахта во Второй мировой войне были подсчитаны еще полвека назад. А вот споры о таком же уроне Вооруженных сил СССР ведутся до сих пор. В нескольких публикациях 1960-1990-х годов фигурировали самые разные цифры. Так, в начале 1990-х в «Военно-историческом журнале» был опубликован список, содержащий 416 фамилий погибших во время войны советских генералов и адмиралов. Военный историк Шабаев убежден, что их было 438, Кузнецов – 442.

Печальная статистика. Военно-историческая литература и документы Российского государственного военного архива (РГВА) и Центрального архива Минобороны РФ (ЦАМО) дают основания для включения в список – в дополнение к 416 – фамилий еще 42-х генералов и адмиралов, погибших с 1941-го по 1945 год. Так как в различных трудах и мемуарах называются и другие фамилии павших (там иногда дают ошибочные сведения о времени и обстоятельствах смерти того или иного военачальника), каждая из них прошла проверку по документам РГВА и ЦАМО. С учетом новых данных получается список из 458 человек с указанием фамилии, имени, отчества, звания, последней должности, даты и обстоятельств смерти каждого генерала и адмирала.

Приказом заместителя наркома обороны №023 (1944 год) к безвозвратным потерям были отнесены погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте по другим причинам, а также попавшие в плен. По своему характеру потери подразделяются на боевые и небоевые. Боевые – это убитые на поле боя, умершие от ран на этапах санитарной эвакуации и в госпиталях, пропавшие без вести в условиях боя и попавшие в плен. К небоевым отнесены случаи смерти, не связанные с непосредственным выполнением боевого задания, в том числе в войсках, ведущих боевые действия (погибшие при неосторожном обращении с оружием, в авариях, катастрофах и в результате других происшествий, умершие от болезни в лечебных учреждениях (на дому), покончившие жизнь самоубийством, расстрелянные по приговору военных трибуналов за различные воинские и уголовные преступления).

В 1993 и 2001 годах коллектив под руководством генерал-полковника Кривошеева опубликовал в двух изданиях статистическое исследование о потерях советских Вооруженных сил (ВС) в ХХ веке. Если в первом издании называлась цифра 421 (генерал), то во втором она снизилась до 416. Хотя должно было быть наоборот, так как за время, прошедшее между двумя изданиями, были выявлены дополнительные сведения о погибших на войне генералах и общая цифра потерь должна была возрасти. Однако авторы статистического исследования, назвав цифру в 416 человек, заявили, что в это число не вошли не принимавшие участия в войне генерал-полковники Александр Локтионов, Григорий Штерн, генерал-лейтенанты Алексеев, Арженухин, Проскуров, Птухин, Пумпур, Пядышев, Рычагов, Смушкевич, генерал-майоры Володин, Каюков, Левин, репрессированные перед войной и расстрелянные в годы войны.


Комкор Яков Смушкевич – небоевая потеря

Утверждение это не совсем верно. Во-первых, генералы Володин, Проскуров, Птухин и Пядышев были арестованы не перед войной, а в начале войны, а значит, приняли в ней участие. Генерал-майор авиации Володин в конце июня 1941 года был начальником штаба ВВС РККА, генерал-лейтенант Пядышев воевал в должности заместителя командующего Северным фронтом и командовал Лужской оперативной группой, а Герои Советского Союза генерал-лейтенанты авиации Проскуров и Птухин в войне участвовали в должностях командующих ВВС 7-й армии и ВВС Юго-Западного фронта. Во-вторых, нет никаких оснований исключать из числа небоевых потерь умерших или погибших в годы войны генералов под предлогом их неучастия в боевых действиях. Ведь среди 416 перечисленных в официальном списке есть несколько десятков генералов и адмиралов, не находившихся в действующей армии ни одного дня и умерших от болезней и несчастных случаев в глубоком тылу. Поэтому в полном соответствии с упомянутым приказом №023 (от 4 апреля 1944 года) необходимо включить в список безвозвратных потерь всех генералов и адмиралов, чья жизнь оборвалась в период с 22 июня 1941-го по 9 мая 1945 года. Разумеется, одни из них войдут в разряд боевых потерь, а другие – небоевых.

Такая разная смерть. Теперь рассмотрим, какое количество смертей пришлось на каждый период войны и при каких обстоятельствах. Наибольшие боевые потери имели место в 1941 году, когда Красная Армия отступала: целые армии попадали в окружение, сотни тысяч людей оказывались в плену. В их числе были и генералы.

За шесть месяцев (22 июня – 31 декабря 1941 года) РККА лишилась 74 генералов – то есть ежемесячно теряла 12-13 представителей своего высшего комсостава. В первый год войны четверо генералов, оказавшись в окружении, не пожелали сдаться в плен и застрелились.

На протяжении всей войны были пленены 72 советских генерала (в основном в 1941-1942 годах). Среди военнопленных оказались несколько командармов, десятки командиров корпусов и дивизий. Подавляющее большинство из них остались верными присяге, и лишь единицы согласились сотрудничать с врагом. Всего в немецком плену погибли 23 советских генерала.


Пленные советские генералы…

Боевое мастерство советских командиров постепенно росло, улучшалась обстановка на фронте, что привело к резкому сокращению урона среди генералов. В 1942, 1943 и 1944 годах ежемесячные боевые потери высшего командного состава РККА уменьшились более чем вдвое. В эти годы гибель в бою стала случаться не так часто. Но вместе с тем выросло число подорвавшихся на минах, что объясняется большей беспечностью при передвижениях по дорогам. Из общих потерь за весь период войны (458 человек) боевые составили 296 человек (64,6%).

В 1941 году небоевые потери среди генералов достигали 33 человек: трое умерли от болезней, двое застрелились, один погиб в катастрофе и 27 были приговорены к расстрелу. Чудовищная цифра! Здесь надо отметить, что если из 72 пленных советских генералов в гитлеровских лагерях погиб каждый третий, то из ста арестованных НКВД – погибли почти две трети – 63 человека (47 расстреляны, шестеро умерли в тюрьме в 1942-1945 годах и еще 10 – в 1946-1953 годах).

Картина изменилась в 1943-1945 годах. Основную часть небоевых потерь уже составляли умершие от болезней. В марте 1945 года на 63-м году жизни скончался маршал Борис Шапошников. Его участь разделили и более молодые военачальники: командующие армиями Леселидзе, Харитонов и другие генералы, едва перешагнувшие сорокалетний рубеж. Видимо, сказывалось огромное нервное и физическое напряжение военных лет, постоянные стрессы, приводившие к обострению старых недугов. Причем это далеко не всегда были пожилые люди. Многим (около 60%) из умерших генералов не исполнилось еще 50 лет.


Борис Шапошников умер от перенапряжения

Удельный вес небоевых потерь в 1941-1943 годах колебался в пределах 27-30%, а в 1944-1945 годах – 36-39%. Если в начале войны было много репрессированных генералов, то к окончанию войны возросла смертность от болезней (в 1943 году – 85%, в 1944 году – 75%, в 1945 году – 66,6% небоевых потерь соответствующего года).

Итак, как уже говорилось выше, 458 советских генералов и адмиралов погибли или умерли за 46 с половиной месяцев войны – то есть в среднем ежемесячно уходили в мир иной по 10 представителей высшего командного состава Вооруженных сил СССР. Но эти потери по годам войны распределялись неравномерно. Наибольшими они были в 1941 году (за шесть месяцев – 107 человек) – по 18 человек ежемесячно. В 1942-1944 годах потерь стало вдвое меньше (от восьми до девяти человек в месяц).

Главным образом – командиры. Потери генералов по составам, видам и родам войск (службам) распределились в следующем соотношении: наибольший урон в войну понес командный состав (почти 89%), тогда как политический – менее 2%, технический – 2,8%, административный – 4,6%, медицинский – около 1%, юридический – 0,65%. Генералы Военно-воздушных сил (ВВС) составили 8,73% погибших, а адмиралы и генералы ВМФ – 3,71% общего числа потерь высших офицеров. Наибольшие потери имели Сухопутные войска – к ним принадлежали 87,56% погибших генералов. Таким образом, из числа погибших и пропавших без вести высших офицеров большая доля приходится на командный состав действующих армии и флота, командующих войсками фронтов и армий, их заместителей и начальников штабов объединений и соединений, командиров корпусов, дивизий, бригад, а больше всего – на командиров дивизий.

Наибольшие потери понесли генерал-майоры (372 человека – то есть более 80%). Потери среди генерал-лейтенантов составили 66 человек (около 14%), генерал-полковников – 6 человек (1,3%), контр-адмиралов – 7 (1,5%). Среди маршалов, генералов армии и вице-адмиралов эта цифра менее 1%.

На алтарь Отечества сложили свои головы четверо командующих фронтами, двое из них – в 1941 году. Всего в годы войны погибли 22 командующих армиями и восемь их заместителей, 55 командиров корпусов и 21 заместитель командира корпуса, 127 командиров дивизий и 8 командиров бригад. Чем объяснить такие большие потери?

В 1941-1942 годах, когда РККА отступала, попадали в окружение не только части и подразделения, но и дивизии, корпуса, общевойсковые армии, сближение с противником было максимальным. В этой обстановке нередко генералы водили своих подчиненных в рукопашные схватки и погибали. У генералов 1941-1942 годов не было современного боевого опыта. На потерях сказалось и то, что в начале войны войскам иногда ставились нереальные задачи, попытка выполнить которые приводила к излишним жертвам, в том числе и среди генералитета.


Окружение и плен никого не «миловали»

Боевые потери среди командиров соединений Сухопутных войск (командиры бригад, дивизий, корпусов) составляли 85% всех безвозвратных потерь, и лишь один из шести командиров соединений умер от болезни, несчастного случая или других обстоятельств небоевого характера. Примерно таким же было соотношение боевых и небоевых потерь среди командующих армиями, их заместителей и начальников штабов.

Совсем иная картина наблюдалась среди генералов, служивших в центральном аппарате Наркомата обороны, в военно-учебных заведениях, конструкторских бюро, научно-исследовательских институтах и других учреждениях, расположенных в тылу. Основной причиной смерти работников этих структур была болезнь, а также репрессии, кроме того, погибали в катастрофах и в бою при выезде в действующую армию.

Александр ПЕЧЕНКИН, доктор исторических наук, «Независимая газета»

Ссылка

Шумела в поле злая осень, на землю падала листва

Оригинал взят у viribusunitis1 в Шумела в поле злая осень, на землю падала листва


Источник фото: www.las-arms.ru

Некоторое время назад всплыла тема последнего бессмертного шедевра Никиты Михалкова. Что-то там про войну, штурм какой-то крепости и всё в таком духе. Я этот шедевр не смотрел. Как-то не стремлюсь к просмотру фильмов маститого мэтра уже после «Сибирского цирюльника». Не интересно. Но дискуссия по тому фильму, помню, в Интернете была горячая, так что основные моменты шедевра даже без похода в кино известны. Насколько помню, одним из яростно не принимаемых общественностью моментов было то, что в фильме изображены эпизоды, в которых советские солдаты идут в атаку, имея одну винтовку на троих. Мол одного убивают, другой хватает его винтовку и дальше жарит.

Расплодившееся последнее время как кур нерезаных поколение интернет-историков с дипломом политехнического техникума, очень нервно реагирует на этот штамп – «одна винтовка на троих». Мол вон чего проклятущие тилигенты либеральные придумали, этакий подкоп под мощь Красной Армии, созданной трудами и неусыпными заботами товарища Сталина. Это, мол, вздор, ложь и навет на нашу оборону. На самом деле, мол, винтовок и прочих боевых приспособлений к июню 1941 года в Красной Армии было хоть жопой жуй, и вообще все склады ломились от боеприпасов и боевой техники.

Профессиональные историки вроде подтверждают – в самом деле, много всего такого прочего было припасено на складах и казематах. Поэтому штамп про «одна винтовка на троих» не имеет под собой никакого реального базиса. Может и так. Спорить не буду. Я а) не историк и б) специально изучением документов по советским складам военной техники и прочих вооружении с боеприпасами, никогда не занимался. Так что вполне могу допустить, что в самом деле накануне войны всё было под завязку и всё было ровно наоборот – на три винтовки приходился один красноармеец.

Но тут есть два момента, которые всё никак не дают мне покоя. И дело даже не в том, что потерпеть сокрушительный разгром (каковым была вся компания лета-осени 1941 года) от вооружённого до зубов врага, имея всего одну винтовку на троих – как-то не так горько, как потерпеть поражение не до самых зубов вооружённого противника, имея до верху забитые боеприпасами склады. И коммунистический агитпроп советской поры понимал это куда лучше доморощенных советско-патриотических «историков» наших дней. И это как раз момент номер один.

Read more...Collapse )

КРАСНЫЙ ТЕРРОР Часть I

Оригинал взят у midgardets в КРАСНЫЙ ТЕРРОР Часть I

Красный террор в России. 1918-1923

Опубликовал: svasti asta от 6 сеченя / января 2011, посмотрело: 28676| Благодарностей: 23

54
Красный террор в России. 1918-1923

Никакое воображение не способно представить себе картину этих истязаний. Людей раздевали догола, связывали кисти рук веревкой и подвешивали к перекладинам с таким расчетом, чтобы ноги едва касались земли, а потом медленно и постепенно расстреливали из пулеметов, ружей или револьверов. Пулеметчик раздроблял сначала ноги для того, чтобы они не могли поддерживать туловища, затем наводил прицел на руки и в таком виде оставлял висеть свою жертву, истекающую кровью... Насладившись мучением страдальцев, он принимался снова расстреливать их в разных местах до тех пор, пока живой человек не превращался в кровавую массу и только после этого добивал ее выстрелом в лоб. Тут же сидели и любовались казнями приглашенные "гости", которые пили вино, курили и играли на пианино или балалайках...
Часто практиковалось сдирание кожи с живых людей, для чего их бросали в кипяток, делали надрезы на шее и вокруг кисти рук, щипцами стаскивали кожу, а затем выбрасывали на мороз... Этот способ практиковался в харьковской чрезвычайке, во главе которой стояли "товарищ Эдуард" и каторжник Саенко. По изгнании большевиков из Харькова Добровольческая армия обнаружила в подвалах чрезвычайки много "перчаток". Так называлась содранная с рук вместе с ногтями кожа. Раскопки ям, куда бросали тела убитых, обнаружили следы какой-то чудовищной операции над половыми органами, сущность которой не могли определить даже лучшие харьковские хирурги... На трупах бывших офицеров, кроме того, были вырезаны ножом или выжжены огнем погоны на плечах, на лбу - советская звезда, а на груди - орденские знаки; были отрезаны носы, губы и уши... На женских трупах - отрезанные груди и сосцы и пр. и пр. Много людей было затоплено в подвалах чрезвычаек, куда загоняли несчастных и затем открывали водопроводные краны.

В Петербурге во главе чрезвычайки стоял латыш Петерс, переведенный затем в Москву. По вступлении своем в должность "начальника внутренней обороны", он немедленно же расстрелял свыше 1000 человек, а трупы приказал бросить в Неву, куда сбрасывались и тела расстрелянных им в Петропавловской крепости офицеров. К концу 1917 года в Петербурге оставалось еще несколько десятков тысяч офицеров, уцелевших от войны, и большая половина их была расстреляна Петерсом, а затем жидом Урицким. Даже по советским данным, явно ложным, Урицким было расстреляно свыше 5000 офицеров.

Переведенный в Москву, Петерс, в числе прочих помощников имевший латышку Краузе, залил кровью буквально весь город. Нет возможности передать все, что известно об этой женщине-звере и ее садизме. Рассказывали, что она наводила ужас одним своим видом, что приводила в трепет своим неестественным возбуждением... Она издевалась над своими жертвами, измышляла самые жестокие виды мучений преимущественно в области половой сферы и прекращала их только после полного изнеможения и наступления половой реакции. Объектами ее мучений были главным образом юноши, и никакое перо не в состоянии передать, что эта сатанистка производила со своими жертвами, какие операции проделывала над ними... Достаточно сказать, что такие операции длились часами и она прекращала их только после того, как корчившиеся в страданиях молодые люди превращались в окровавленные трупы с застывшими от ужаса глазами...

В Киеве чрезвычайка находилась во власти латыша Лациса. Его помощниками были Авдохин, "товарищ Вера", Роза Шварц и другие девицы. Здесь было полсотни чрезвычаек. Каждая из них имела свой собственный штат служащих, точнее палачей, но между ними наибольшей жестокостью отличались упомянутые выше девицы. В одном из подвалов чрезвычайки было устроено подобие театра, где были расставлены кресла для любителей кровавых зрелищ, а на подмостках, т.е. на эстраде, производились казни. После каждого удачного выстрела раздавались крики "браво", "бис" и палачам подносились бокалы шампанского. Роза Шварц лично убила несколько сот людей, предварительно втиснутых в ящик, на верхней площадке которого было проделано отверстие для головы. Но стрельба в цель являлась для этих девиц только штучной забавой и не возбуждала уже их притупившихся нервов. Они требовали более острых ощущений, и с этой целью Роза и "товарищ Вера" выкалывали иглами глаза, или выжигали их папиросами, или забивали под ногти тонкие гвозди.

В Одессе свирепствовали знаменитые палачи Дейч и Вихман с целым штатом прислужников, среди которых были китайцы и один негр, специальностью которого было вытягивать жилы у людей, глядя им в лицо и улыбаясь своими белыми зубами. Здесь же прославилась и Вера Гребенщикова, ставшая известной под именем "Дора". Она лично застрелила 700 человек. Среди орудий пыток были не только гири, молоты и ломы, которыми разбивались головы, но и пинцеты, с помощью которых вытягивались жилы, и так называемые "каменные мешки", с небольшим отверстием сверху, куда людей втискивали, ломая кости, и где в скорченном виде они обрекались специально на бессонницу. Нарочно приставленная стража должна была следить за несчастным, не давая ему заснуть. Его кормили гнилыми сельдями и мучили жаждой. Здесь главными были Дора и 17-летняя проститутка Саша, расстрелявшая свыше 200 человек. Обе были садистками и по цинизму превосходили лаже латышку Краузе.

В Пскове все пленные офицеры были отданы китайцам, которые распилили их пилами на куски. В Благовещенске у всех жертв чрезвычайки были вонзенные под ногти пальцев на руках и ногах грамофонные иголки. В Симферополе чекист Ашикин заставлял свои жертвы, как мужчин, так и женщин, проходить мимо него совершенно голыми, оглядывал их со всех сторон и затем ударом сабли отрубал уши, носы и руки... Истекая кровью, несчастные просили его пристрелить их, чтобы прекратились муки, но Ашикин хладнокровно подходил к каждому отдельно, выкалывал им глаза, а затем приказывал отрубить им головы.

В Севастополе людей связывали группами, наносили им ударами сабель и револьверами тяжкие раны и полуживыми бросали в море. В Севастопольском порту были места, куда водолазы долгое время отказывались спускаться: двое из них, после того как побывали на дне моря, сошли с ума. Когда третий решился нырнуть в воду, то выйдя, заявил, что видел целую толпу утопленников, привязанных ногами к большим камням. Течением воды их руки приводились в движение, волосы были растрепаны. Среди этих трупов священник в рясе с широкими рукавами, подымая руки, как будто произносил ужасную речь...

В Пятигорске чрезвычайка убила всех своих заложников, вырезав почти весь город. Заложники уведены были за город, на кладбище, с руками, связанными за спиной проволокой. Их заставили стать на колени в двух шагах от вырытой ямы и начали рубить им руки, ноги, спины, выкалывать штыками глаза, вырывать зубы, распарывать животы и прочее.

В Крыму чекисты, не ограничиваясь расстрелом пленных сестер милосердия, предварительно насиловали их, и сестры запасались ядом, чтобы избежать бесчестия.

По официальным сведениям, а мы знаем, насколько советские "официальные" сведения точны, в 1920-21 годах, после эвакуации генерала Врангеля, в Феодосии было расстреляно 7500 человек, в Симферополе - 12 000, в
Севастополе - 9000 и в Ялте - 5000. Эти цифры нужно, конечно, удвоить, ибо одних офицеров, оставшихся в Крыму, было расстреляно, как писали газеты, свыше 12 000 человек, и эту задачу выполнил Бела Кун, заявивший,
что Крым на три года отстал от революционного движения и его нужно одним ударом поставить в уровень со всей Россией.

После занятия прибалтийских городов в январе 1919 года эстонскими войсками были вскрыты могилы убитых, и тут же было установлено по виду истерзанных трупов, с какой жестокостью большевики расправлялись со своими жертвами. У многих убитых черепа были разможжены так, что головы висели, как обрубки дерева на стволе. Большинство жертв до их расстрела имели штыковые раны, вывернутые внутренности, переломанные кости. Один из убежавших рассказывал, что его повели с пятьюдесятью шестью арестованными и поставили над могилой. Сперва начали расстреливать женщин. Одна из них старалась убежать и упала раненая, тогда убийцы потянули ее за ноги в яму, пятеро из них спрыгнули на нее и затоптали ногами до смерти.

В Сибири чекистами, кроме уже описанных пыток, применялись еще следующие: в цветочный горшок сажали крысу и привязывали его или к животу, или к заднему проходу, а через небольшое круглое отверстие на дне горшка пропускали раскаленный прут, которым прижигали крысу. Спасаясь от мучений и не имея другого выхода, крыса впивалась зубами в живот и прогрызала отверстие, через которое вылезала в желудок, разрывая кишки, а затем вылезала, прогрызая себе выход в спине или в боку...

Вся страна была превращена в громадный концентрационный лагерь. Нельзя удержаться от того, чтобы не привести некоторые отрывки из статьи Дивеева, напечатанной в 1922 году за границей. Автор живописно изображает нравы, воцарившиеся в то время. "С полгода тому назад привелось мне встретиться с одним лицом, просидевшим весь 1918 год в московской Бутырской тюрьме. Одной из самых тяжелых обязанностей заключенных было закапывание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребения жертв следующего расстрела. Работа эта производилась изо дня в день.

Заключенных вывозили на грузовике под надзором вооруженной стражи к Ходынскому полю, иногда на Ваганьковское кладбище, надзиратель отмерял широкую, в рост человека, канаву, длина которой определяла число намеченных жертв. Выкапывали могилы на 20-30 человек, готовили канавы и на много десятков больше. Подневольным работникам не приходилось видеть расстрелянных, ибо таковые бывали ко времени их прибытия уже "заприсыпаны землею" руками палачей. Арестантам оставалось только заполнять рвы землей и делать насыпь вдоль рва, поглотившего очередные жертвы Чека..."

Нарастание жестокости достигло таких громадных размеров и вместе с тем сделалось столь обыденным явлением, что все это можно объяснить только психической заразой, которая сверху донизу охватила все слои населения. Перед нашими глазами по лицу Восточной Европы проходит волна напряженной жестокости и зверского садизма, которые по числу жертв далеко оставляют за собой и средневековье, и французскую революцию. Россия положительно вернулась к временам средних веков, воскрешая из пепла до мельчайших подробностей все их особенности, как бы нарочито для того, чтобы дать историкам средних веков, живя в XX столетии, одновременно переживать и исследовать самодурство и мрак средних веков."

Князь Жевахов

КРАСНЫЙ ТЕРРОР Часть II

Оригинал взят у midgardets в КРАСНЫЙ ТЕРРОР Часть II

Красный террор в России. 1918-1923

30 августа 1919 года деникинцы под Броварами разбили красных. Многие жители, несмотря на то, что в городе рвались снаряды, бросились к дверям ЧК искать родных и близких. Жуткое зрелище представилось их глазам. Как писала свидетельница Екатерина Гауг:
: "Сильный трупный запах ударил в лицо. Все стены были забрызганы кровью... Пол на несколько вершков был залит кровью. На полу, точно на прилавках мясной лавки, лежали человеческие мозги. Посреди гаража было углубление, куда раньше обычно спускался шофер во время починки автомобиля. Перед отверстием стоял огромный сруб дерева, весь окровавленный. На нем лежала шашка, тоже вся в крови. Здесь рубились головы или применялись какие-то кровавые пытки... Отверстие же, точно водою было заполнено кровью. На стене огромная петля и лежал кусок железа - как оказалось, это было орудие пытки каленым железом".

"При нас так же откопали труп девушки лет 17-ти. Совершенно нагая, лежала эта девушка, почти ребёнок, перед нами. Голова её изувечена до неузнаваемости, всё тело было в ранах и кровоподтеках. А руки! Эти руки носили следы дикого зверства. С них до локтя была снята кожа и белела пристегнутая каким-то изувером бумажка. На ней было написано: "Буржуазная перчатка"... Изувеченные трупы родные пытались опознать хотя бы по зубам - но золотые зубы и мосты были вырваны чекистами... на лбу жертв мужчин были вырезаны офицерские значки, на груди портупея, на плечах погоны".

Красный террор в России. 1918-1923Пытки и истязания, которые применяли коммунисты против русского народа, неисчислимы. Таких дегенератов и выродков не могли родить нормальные женщины. Люди ли вообще эти шизоидные отбросы и монстроподобные изуверы?

"В Екатеринодаре, например, пытки производились следующим образом: жертва растягивается на полу застенка. Двое дюжих чекистов тянут за голову, а двое за плечи, растягивая таким путем мускулы шеи, по которой в это время пятый чекист бьет тупым железным орудием, чаще всего рукояткой нагана или браунинга. Шея вздувается, изо рта и носа идет кровь. Жертва терпит невероятные страдания... В одиночной камере истязали учительницу Домбровскую за то, что нашли у неё чемодан с офицерскими вещами, оставленные случайно проезжавшим офицером, её родственником... Её предварительно изнасиловали, а потом пытали. Насиловали по старшинству чина. Первым насиловал чекист Фридман, затем остальные. После ее подвергали пыткам, допытываясь, где у нее якобы спрятано золото. Сначала у голой надрезали тело ножом, затем железными щипцами, плоскогубцами отдавливали конечности пальцев... 6 ноября в 9 часов вечера её расстреляли" (В. Н. Гладкий).

"В станице Кавказской при пытке пользуются железной перчаткой. Это массивный кусок железа, надеваемый на правую руку, со вставленными в него мелкими гвоздями. При ударе, кроме сильнейшей боли от массива железа, жертва терпит невероятные мучения от неглубоких ран, которые скоро покрываются гноем. В газете "Общее дело" корреспондент рассказывал: "В Симферополе применяют новый вид пытки, устраивая клизмы из битого стекла, и ставят горящие свечи под половые органы. В Царицине имели обыкновение ставить пытаемого на раскаленную сковородку..."


Вот описание одной из Киевских ЧК ("боен" как их называли). После занятия Киева Добровольческой армией в августе 1919 года комиссия с ней ознакомилась: "…весь цементный пол большого гаража (дело идет о "бойне" губернской ЧК) был залит уже не бежавшей, вследствие жары, а стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасную массу с мозгом, черепными костями, клочьями волос и другими человеческими остатками. Все стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи. Из середины гаража в соседнее помещение, где был подземный сток, вел желоб в четверть метра ширины и глубины и приблизительно в 10 метров длины. Этот желоб был на всем протяжении до верху наполнен кровью... Рядом с этим местом ужасов в саду того же дома лежали наспех, поверхностно зарытые 127 трупов последней бойни... Тут нам особенно бросилось в глаза, что у всех трупов были разможжены черепа, у многих даже совсем расплющены головы. Вероятно, они были убиты посредством разможжения головы каким-нибудь блоком. Некоторые были совсем без головы, но головы не отрубались, а отрывались... Все трупы были голы".

Красный террор в России. 1918-1923Такое мракобесие творилось почти во всех городах, где было ЧК. В Одессе широко была известна палач Вера Гребеннюкова (Дора). О ее злодеяниях ходили легенды. Она вырывала волосы, отрубала конечности, отрезала уши, выворачивала скулы и так далее. В течение двух с половиной месяцев её службы в ЧК ею одной было расстреляно более 700 человек. В Вологде свирепствовала Ревекка Пластинина (Майзель), она собственноручно расстреляла более 100 человек. Эта бывшая жена Кедрова затем свирепствовала в Архангельской губернии. Газета "Голос России" в 1922 году сообщала, что Майзель-Кедрова расстреляла собственноручно 87 офицеров, 33 обывателей, потопила баржу с 500 беженцами и солдатами армии Миллера. В Одессе главным палачом была женщина-латышка со звероподобным лицом. Как правило, все эти недоношенные эмбрионы употребляли кокаин. Это облегчало им делать своё дело. А главный московский палач Мага расстрелял на своем веку 11.000 человек.

Так что же на самом деле произошло? Великая Социалистическая Революция? Великая? Нет, трагическая. Социалистическая? Нет, еврейская. Ибо жиды захватили власть во всех сферах государства и передавали её потом по наследству через контролируемое ими Политбюро ЦК КПСС. Революция? Где же её нашли, эту революцию? Ведь 24-25 октября (6-7 ноября) 1917 года в Петрограде никакого восстания не было. Только 26 октября (8 ноября) утром жители города узнали, что Временное правительство арестовано, а власть перешла к Совету "народных" комиссаров, назначенных II съездом Советов.

Вот что вспоминает академик А. Дородницын о тех временах:"...как это не странно, но ни разу не было, чтобы комиссаром тех красноармейцев был русский, не говоря уже об украинце. Откуда я знаю о национальной принадлежности комиссаров? Мой отец был врач. Поэтому командование всех проходивших воинских соединений всегда останавливалось у нас. Наше село находилось недалеко от Киева, и до нас доходили слухи о том, что творила Киевская ЧК... Даже детей в селе пугали именем местного чекиста Блувштейна. Когда Киев и наше село заняли деникинцы, отец отправился в Киев раздобыть лекарств для больницы. Завалы трупов - жертв ЧК - еще не были разобраны, и отец их видел своими глазами. Трупы с вырванными ногтями, с содранной кожей на месте погон и лампасов, трупы, раздавленные под прессом. Но самая жуткая картина, которую он видел, это были 15 трупов с черепами, пробитыми каким-то тупым орудием, пустые внутри. Служители рассказали ему, в чем состояла пытка. Одному пробивали голову, а следующего заставляли съесть мозг. Потом пробивали голову этому следующему, и съесть его мозг заставляли очередного...". Да, средневековая инквизиция по сравнению с чекистами - это просто благородный институт спасения заблудших душ.

post-197-1155035836


Как сталинский палач потерпел поражение от вермахта

Мехлис был главным политкомиссаром Красной Армии, и он несет ответственность за уничтожение сотен тысяч людей. Его поражение в 1942 году сделало возможной победу в Сталинграде.
Как сталинский палач потерпел поражение от вермахта
Лев Захарович Мехлис был своего рода уменьшенным зеркальным отражением своего господина Иосифа Сталина: это был фанатичный, язвительный, параноидальный человек. Летом 1942 года его карьера неожиданно пошла на спад. Вместе с тем его личное поражение стало символом укрепления Красной Армии, что в конечном итоге привело к победе в Сталинградской битве. Поражение Мехлиса, по сути, означает лишение власти политических комиссаров, а также обращение – хотя и нерешительное – Сталина к военной компетентности. Однако проделанный до этого путь оказался длинным и кровавым.



Мехлис был главным политкомиссаром Красной Армии, начальником Главного политуправления (ГУПП РККА), и таким образом, он руководил целой армией политработников, количество которых в 1942 году превышало 250 тысяч человек. Позднее Хрущев назовет аппарат Мехлиса «клеткой с бешеными собаками», и даже Сталин подвергал его критике за «абсурдное рвение» и называл его «страшным зверем». При этом он в полном смысле слова был креатурой диктатора и его подручным.

Руководитель личного секретариата Сталина

 Мехлис родился в 1889 году в Одессе в семье еврейского рабочего. Только после февральской революции 1917 года он примкнул к большевикам и быстро сделал карьеру. Его излюбленным занятием была война, в данном случае гражданская война. Унтер-офицер царской армии дослужился до должности политкомиссара, подписавшего тысячи смертных приговоров. Мехлис свирепствовал в так называемой Первой Конной армии, к которой в свое время был причислен Сталин, а такие фигуры как Буденный, Тимошенко и Кулик заслуживают, по мнению историка Алана Буллока (Alan Bullock), особого места в истории Красной Армии из-за их невежества в военных делах, из-за большого количества ошибочных решений, а также плохих советов, которые они давали Сталину.

Вместе со своими товарищами Сталин начал восхождение к вершинам партии и государства. Мехлис был назначен руководителем его личного секретариата, и это была ключевая позиция. Вместе с тем Мехлис был достаточно умен, и поэтому скрывал свои амбиции за безоговорочной покорностью и верностью линии партии.

Так, например, он прикрепил к коляске своего сына Леонида портрет Ленина, а затем в «большевистском дневнике» описывал воспитание «нового человека» («Ребенок часто на него смотрит»). После окончания Мехлисом Института красной профессуры Сталин в 1930 году назначил его редактором газеты «Правда», членом редколлегии которой он и сам был в какой-то момент.

В ранге генерала армии

Когда Мехлис во время больших чисток пожаловался Сталину на то, что «Правда» представляет собой «организованный бедлам, способный поглотить кого угодно», а он сидит там без секретаря и главного редактора, он не упомянул о том, что сам выдавал на расправу своих людей. Час Мехлиса пробил, когда Сталин в 1937 году назначил его главным политкомиссаром в ранге генерала армии.

Как «мрачный демон» своего заказчика, Мехлис налетел на Красную Армию, подчеркивает биограф Сталина Саймон Монтефиоре (Simon Sebag Montefiore). «Я уволил 215 политработников, большинство из них арестованы. Однако чистку… я еще не закончил», - сообщил он из Владивостока по телеграфу, демонстрируя свое рвение.

В конечном итоге в стране были ликвидированы трое из пяти маршалов, 13 из 15 командующих армиями, 57 из 85 командующих корпусами и 110 из 195 командиров дивизий, или, в общей сложности, девять из десяти генералов и восемь из десяти полковников. Эти цифры в достаточной мере объясняют гигантские потери Советского Союза в 1941 и в 1942 годах.

Количество осужденных достигло миллиона

Сталин, естественно, оценивал это иначе. Как и во время фиаско в зимней войне 1939/1940 годов против Финляндии, так и после нападения Германии в июне 1941 года ГУПП РККА во главе с Мехлисом, влияние которого из-за успешной «большевизации» армии перед этим было ограничено, вновь получило широкие полномочия. Все военные приказы должны были получать одобрение комиссаров. Трусы, паникеры и дезертиры наказывались со всей строгостью.

В 1941 и 1942 годах около одного миллиона солдат Красной Армии предстали перед полевым судом, и при этом 157 тысяч – то есть целая армия – были приговорены к смертной казни и расстреляны. Генерал, который имел несчастье защищать подступы к Москве и пропустил немецкие танки, был арестован лично Мехлисом.

Перед этим его собственный кровавый список был увеличен примерно на 25 тысяч польских офицеров, полицейских и служащих, некоторые из которых были расстреляны в Катыни сотрудниками советской секретной службы НКВД. В основу этого решения было положено идеологическое заключение Мехлиса. В нем он утверждает, что среди арестованных находились многочисленные «враги народа».

Мехлис запретил окопы

Весной 1942 года Мехлис находился на вершине своей власти. После того как немецкое наступление на Москву захлебнулось, Сталин захотел исправить ситуацию и на юге. Как представитель ставки Верховного главнокомандования Мехлис, который еще был членом Центрального комитета партии и наркомом Госконтроля, должен был способствовать освобождению Крыма, где еще удерживались советская крепость Севастополь, а также плацдарм в районе Керчи.

Несмотря на протесты со стороны военного командующего Козлова, Мехлис настоял на использовании новой тактики. Он запретил выкапывать окопы, и сделано это было для того, чтобы «не подрывать наступательный дух солдат». Он также заявил, что «каждый, кто предпочтет удобную позицию в 100 метрах от врага неудобной позиции в 30 метрах от врага», будет считаться паникером, как написал свидетель тех событий, поэт и военный корреспондент Константин Симонов, и все это происходило в голой и частично болотистой степи, совершенно лишенной деревьев.

Когда в мае внезапно началось немецкое наступление, 250 тысяч человек оказались на грани катастрофы. Не помогло и то, что Мехлис ездил на автомобиле вдоль линии фронта и с пистолетом в руке гнал своих людей на немецкие танки. В течение 12 дней Красная Армия потеряла 176 тысяч солдат, 350 танков и 400 самолетов. Мехлису с оставшейся частью группировки удалось на лодках переправиться через Керченский пролив и уйти на Кубань.

«Вы не сторонний наблюдатель»

То, что последовало за этими событиями, стало поворотным пунктом в войне. После того как Мехлис попытался возложить ответственность за поражение на своего подчиненного Козлова, Сталин направил ему саркастическое послание по телеграфу: «Вы заняли странную позицию стороннего наблюдателя, который не несет ответственности за дела Крымфронта. Это удобная позиция, но она дурно пахнет. На Крымском фронте вы не сторонний наблюдатель, а (ответственный) представитель Ставки».

Мехлис был отозван, предстал перед военным судом и был понижен в звании до корпусного генерала (до корпусного комиссара – прим. перев.). Его поражение отразилось и на остальных комиссарах. В октябре 1942 года руководство войсками вновь было передано в полное подчинение профессиональным военным. В 1943 году 122 тысячи политработников были направлены на самые опасные участки фронта. Обращение «офицер» стало использоваться вместо применявшегося ранее слова «товарищ».

Помимо этого, Сталин стал больше прислушиваться к предложениям военных, и спланированное ими отступление на Волге в конечном счете стало основой победы в Сталинграде. Но какими бы очевидными ни были успехи после ограничения полномочий Мехлиса, он не особенно сильно пострадал от своего кровавого дилетантизма. Сталин вскоре реабилитировал фанатичного кремлевского придворного и посылал его после этого в штабы своих армий.

Могилы в кремлевской стене

Этот «военный Мефистофель» (Монтефиоре) продолжил творить свои темные дела. Как никто другой, Мехлис рано понял суть сталинизма: «Посмотрите на старого кучера, - сказал он однажды. – Он любит своих лошадей и жалеет их, однако кнут у него всегда наготове. Лошади чувствуют это, и делают свои выводы».

Мехлис делал это настолько хорошо, что ему даже не мешало его еврейское происхождение в латентно антисемитском окружении кремлевского руководства. В 1950 году после инсульта он был вынужден отказаться от своих многочисленных функций, тем не менее, Сталин в 1952 году в очередной раз проявил по отношению к нему благосклонность и позволил ему принять участие в XIX съезде КПСС. Мехлис умер в феврале 1953 года, и ему были устроены пышные похороны. Сталин скончался спустя несколько дней. Оба они похоронены на почетном советском кладбище у кремлевской стены – диктатор и его демон.

"Бей жида-политрука..."

13


5909741owr

5901825vrk

RziIHutnDS

pest3_02-4


Мехлис Лев Захарович

Мехлис Лев Захарович (13.1.1889, Одесса, — 13.2.1953, Москва), советский государственный и партийный деятель. Член Коммунистической партии с 1918. Родился в семье служащего. Работал учителем. В 1907—10 член еврейской социал-демократической партии "Поалей-Цион". Во время Гражданской войны 1918—20 — на политработе в Красной Армии. В 1921—26 — на советской и партийной работе. После окончания института красной профессуры (1930) заведующий Отделом печати ЦК ВКП(б), одновременно член редколлегии "Правды". В 1937—1940 начальник Главного политического управления РККА. В 1940—41 нарком Госконтроля СССР. В 1941 вновь назначен начальником Главного политического управления и заместителем наркома обороны. В мае 1942, являясь представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте, не обеспечил организацию обороны, был освобождён от занимаемых должностей. В дальнейшем член военных советов ряда армий и фронтов. В 1946—50 министр Госконтроля СССР. На 17-м съезде партии избирался кандидатом в члены ЦК, на 18-м и 19-м — членом ЦК партии; в 1938—52 член Оргбюро ЦК ВКП(б). Депутат и член Президиума Верховного Совета СССР 1—2-го созывов. Награждён 4 орденами Ленина, 5 др. орденами, а также медалями. Похоронен на Красной площади у Кремлёвской стены.

Всем печалователям и воздыхателям по совку посвещается

Оригинал взят у nastalgya в Всем печалователям и воздыхателям по совку посвещается



Тут давеча один товарищ - Козловский Евгений Александрович - отказался от Почётной грамоты Президента Российской Федерации за заслуги в области образования и многолетнюю плодотворную работу. Дескать "вы, Дмитрий Анатольевич, одновременно со мной наградили ещё и предателя и разрушителя СССР Горбачева М.С., причем ему вы дали орден Андрея Первозванного, а мне, всего лишь грамоту". И весь народ давай поддерживать эту экстравагантную выходку словами "Молодец мужик", "Смелый поступок!".
Read more...Collapse )
Отсюда

Оккупация без советского фотошопа. Часть 1.

Оригинал взят у rwn_n7 в Оккупация без советского фотошопа. Часть 1.
Originally posted by perovo88 at Оккупация без советского фотошопа. Часть 1.

Многие удивляются, услышав, что немцы никого не убивали в оккупации. Доказываешь, что дескать это не немцы, а переодетые красные партизаны, всё равно не верят. Итак, сейчас вы своими глазами увидите, что было в действительности, в оккупации.



























































n

Листовка для Германских солдат.

Оригинал взят у nktv1tl в Листовка для Германских солдат.

Десять правил поведения Германских солдат относительно взаимоотношений с Русским населением:

1. Всегда сохраняйте свой авторитет среди местного населения.
Не будьте высокомерны! Русские очень критически относятся к людям, пытающимся создать себе фальшивый, «дутый авторитет». Так называемое «покровительственное, хозяйское отношение» к другим обычно рекламируют те, кто не в состоянии завоевать авторитет другими путями. Настоящий авторитет завоевывается энергичными, эффективными действиями и образцовым поведением.

2. Будьте справедливы !
С каждым местным жителем необходимо обращаться строго, но справедливо. В России немцы всегда пользовались репутацией в высшей степени справедливых людей. Русский больше всего ненавидит несправедливость. Русский — очень хороший работник. Если с ним хорошо обращаться, то он работает с охотой и старанием. Русский сообразителен и восприимчив. Если его знакомят с каким-нибудь новым методом работы, то на первых порах он относится к нему с недоверием. Однако если он убедится в его полезности, он охотно им воспользуется. Русский привык к тому, чтобы им кто-то управлял. Указания должны даваться таким образом, чтобы они были поняты тем, кто будет их выполнять. Не рекомендуется давать подробных указаний и не следует всецело полагаться на инициативу русских на отдельных стадиях работы. За ходом работы следует постоянно следить. В случае плохого выполнения отданных приказаний, безусловно, следует сделать замечание.

3. Поощряйте русского, если он работает хорошо !
Если его не поощрять, то он теряет интерес к работе. Незначительные подарки и специальные вознаграждения, если они заслужены, часто творят чудеса.

4. Не бейте русских !
Русский дорожит своим достоинством. Если его бьют, он никогда этого не забудет. Телесные наказания в России не применяются. Царский режим ненавидели именно потому, что битье кнутом и казнь через повешение были тогда обычным явлением. Большевики, хорошо усвоив это, категорически запретили публичные телесные наказания и казнь через повешение. В течение длительного времени их пропагандисты описывали телесные наказания и казнь через повешение как высшее проявление варварства. Сейчас в советской пропаганде много говорится о применении нами в отношении партизан смертной казни через повешение с целью вызвать к немцам такую же ненависть, как к царскому режиму.

5. Избегайте любых высказываний в адрес русских, которые дают понять, что немцы по отношению к ним являются высшей расой .
Русские, особенно белорусы, украинцы и великороссы на севере, принадлежат к арийской расе. У многих из них в жилах течет кровь викингов, чем они гордятся. Русский знает, что во многих отношениях он еще не достиг культурного уровня народов Запада. В течение столетий он пытался достичь этого — и небезуспешно. Он очень обижается, если на него смотрят как на представителя низшей расы или «колониального народа». Пропаганда партизан в качестве аргумента против нас использует утверждение, что Германия хочет поработить всех русских и превратить их в «колониальный народ».
Не презирайте русских за то, что они одеваются однообразно и серо и часто выглядят бедными и оборванными: это объясняется условиями жизни в советскую эпоху, недостатками военного времени и климатическими условиями.

6. Уважайте русских женщин и девушек точно так же, как вы уважаете немецких !
При общении с русским населением никогда не следует забывать, что Германию считают — и желательно, чтобы продолжали считать, — самым культурным государством. Избегайте проявлений грубости, непристойности и дерзости по отношению к женщинам и девушкам, не наносите им оскорблений.

7. Откажитесь от самовольных конфискаций и незаконных реквизиций продовольствия и имущества .
Подобный произвол недопустим. Он вызывает у русских чувство горечи и бесправия. Более того, такие действия дают русским основание приравнивать немцев к большевистским эксплуататорам.

8. При разговоре с русскими всегда проводите разницу между русскими и большевиками !
Поскольку убежденные большевики составляют лишь незначительную часть населения Советского Союза, русские предпочитают, чтобы на них не смотрели как на большевиков. Если требуется подвергнуть что-нибудь критике, то во всем следует обвинять большевиков. Критиковать русских следует сурово, но справедливо и вежливо.

9. Будь сдержанным при разговоре с русскими о религии !
Русским необходимо обеспечить полную свободу вероисповедания. Мы не должны применять какого-либо давления в этом отношении. Любое нарушение свободы вероисповедания рассматривается как неуважение к религии, как поступок, наносящий ущерб престижу Германии.

10. В обращении с русскими проявляйте спокойствие и чувство собственного достоинства: этим вы добьетесь большего, чем окриками и руганью !
Русский не выносит окриков и ругани. Делать ему замечание нужно только в том случае, если он знает, что поступил неправильно. Большинство русских плохо понимает немецкую речь. Если же на них кричать, то от этого немецкий язык не станет им понятнее, наоборот, это еще больше собьет их с толку. Глупо думать, что при помощи крика можно сделать свой язык понятнее и легче и таким образом передать свои желания и приказания жителям другой страны».

http://vk.com/feed?w=wall128311949_6020

Параллели.

7.

1.

3.

2.

01.

4.

5.

6.

007.

08.

tmplNB6ra.

tmpqnJYhX.

tmpDs43fa.

tmpyieuX9.

07.

tmp3jzmjD.


Ссылка

Дальнейшая судьба неизвестна...

concord_publications_6513_soldat_2_the_german_soldier_on_the_eastern_front1943_44_38.2uy7pziu0um8k8w48c0o8ogsc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th


Величие подвига нашего народа в Великой Отечественной войне состоит в том, что он, хотя и страшно дорогой ценой, но вынес мощный удар доселе непобедимой германской армии и не позволил ей, как рассчитывало командование вермахта, осуществить пресловутый блицкриг на Восток.

"СПЕЦИАЛЬНАЯ ОБРАБОТКА"

К сожалению, еще остается много темных пятен, связанных с этой страшной войной. Среди них - судьбы советских военнопленных. Ибо в эти годы через горнило немецкого плена прошли 5 740 000 советских военнопленных. Притом лишь около 1 млн. находились в концентрационных лагерях к концу войны. В немецких списках умерших значилась цифра около 2 млн. Из оставшегося количества 818 000 сотрудничали с немцами, 473 000 были уничтожены в лагерях вермахта на территории Германии и Польши, 273 000 погибли и около полумиллиона были уничтожены в пути, 67 000 солдат и офицеров совершили побег. По статистике, в немецком плену погибали двое из трех советских военнопленных. Особенно ужасным в этом отношении был первый год войны. Из 3,3 млн. советских военнопленных, захваченных немцами в течение первых шести месяцев войны, к январю 1942 г. погибли или были уничтожены около 2 млн. человек. Массовые истребления советских военнопленных превзошли даже темпы расправы с представителями еврейской национальности в период пика антисемитской кампании в Германии.

Архитектором геноцида был не член СС и даже не представитель нацистской партии, а всего лишь престарелый генерал, находившийся на военной службе с 1905 г. Это генерал пехоты Герман Райнеке, который возглавлял в германской армии отдел потерь военнопленных. Еще до начала операции "Барбаросса" Райнеке выступил с предложением об изоляции военнопленных-евреев и о передаче их в руки СС для "специальной обработки". Позднее, будучи судьей "народного суда", он приговорил к виселице сотни немецких евреев.

При этом Гитлер, получив активную поддержку со стороны вермахта в кампании массового уничтожения евреев, окончательно убедился в возможности осуществления плана тотального уничтожения отдельных наций и народностей.

СМЕРТЬ И СТАТИСТИКА

Отношение Сталина к своим военнопленным было чрезвычайно жестоким, даже несмотря на то, что среди них в 1941 г. оказался его собственный сын. По существу же, отношение Сталина к вопросу о военнопленных проявилось уже в 1940 г. в эпизоде с Катынскими лесами (расстрел польских офицеров). Именно вождь был инициатором концепции "любой сдавшийся - предатель", которая позднее была списана на счет начальника политуправления Красной Армии Мехлиса.

В ноябре 1941 г. советская сторона выразила слабый протест по поводу плохого обращения с военнопленными, при этом отказавшись содействовать деятельности Международного Красного Креста по обмену списками людей, захваченных в плен. Такими же незначительными были и протесты СССР на Нюрнбергском процессе, на котором советские военнопленные были представлены лишь одним свидетелем - лейтенантом медслужбы Евгением Кивелишой, попавшим в плен в 1941 г. Эпизоды, приведенные Кивелишой и подтвержденные другими показаниями, свидетельствовали о том, что с советскими военнослужащими обращались так же, как с представителями еврейской национальности. Более того, когда впервые были опробованы газовые камеры в лагере "Аушвиц", первыми жертвами их стали именно советские военнопленные.

Советский Союз ничего не сделал для того, чтобы заполучить нацистов, обвинявшихся в преступлениях против военнопленных, - ни престарелого организатора и идеолога Райнеке, ни командующего войсками Германа Гота, Эриха Манштейна и Рихарда Руффа, ни командиров СС Курта Мейера и Зеппа Дитриха, против которых были выдвинуты серьезные обвинения.

К сожалению, большая часть наших военнопленных, освобожденных из немецких застенков, была позднее направлена в советские лагеря. И лишь после смерти Сталина начался процесс их реабилитации. Среди них, к примеру, были такие достойные люди, как майор Гаврилов - герой обороны Брестской крепости, который провел больше времени в советских лагерях, чем в немецких. Сталин, как говорят, точно определил свое отношение к этой проблеме: "Смерть одного человека - это трагедия, смерть нескольких тысяч людей - статистика".

СУДЬБЫ ГЕНЕРАЛЬСКИЕ

Трагичны судьбы не только многих солдат-военнопленных, но и судьбы советских генералов. Большинство советских генералов, которые попали в руки немцев, были либо ранены, либо находились в бессознательном состоянии.

За годы Второй мировой войны в немецком плену оказались 83 генерала Красной армии. Из них 26 человек погибли по разным причинам: расстреляны, убиты лагерной охраной, умерли от болезней. Остальные после Победы были депортированы в Советский Союз. Из них 32 человека репрессированы (7 повешены по делу Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки # 270 от 16 августа 1941 г. "О случаях трусости и сдачи в плен и мерах по пресечению таких действий") и за "неправильное" поведение в плену 8 генералов приговорены к различным срокам заключения.

Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки оправдали, но затем постепенно уволили в запас.

В судьбах тех генералов, которые оказались в немецком плену, имеется еще немало тайн. Приведу несколько типичных примеров.

Остается загадкой судьба генерал-майора Богданова. Он командовал 48-й стрелковой дивизией, которая была уничтожена в первые дни войны в результате выдвижения немцев из района Риги к советским границам. В плену Богданов присоединился к бригаде Гил-Родинова, которая формировалась немцами из представителей восточноевропейских национальностей для выполнения задач антипартизанской борьбы. Сам подполковник Гил-Родинов до пленения был начальником штаба 29-й стрелковой дивизии. Богданов занял должность начальника контрразведки. В августе 1943 г. военнослужащие бригады перебили всех немецких офицеров и перешли на сторону партизан. Гил-Родинов был позднее убит, сражаясь уже на стороне советских войск. Судьба же Богданова, который тоже перешел на сторону партизан, неизвестна.

Генерал-майор Доброзердов возглавлял 7-й стрелковый корпус, которому в августе 1941 г. была поставлена задача остановить продвижение немецкой 1-й танковой группы в район Житомира. Контратака корпуса потерпела неудачу, частично способствовав окружению немцами Юго-Западного фронта под Киевом. Доброзердов остался жив и вскоре был назначен начальником штаба 37-й армии. Это был период, когда на левом берегу Днепра советское командование осуществляло перегруппировку разрозненных сил Юго-Западного фронта. В этой чехарде и неразберихе Доброзердов оказался в плену. Сама 37-я армия была расформирована в конце сентября, а затем вновь создана под командованием Лопатина для обороны Ростова. Доброзердов выдержал все ужасы плена и после войны вернулся на Родину. Дальнейшая судьба неизвестна.

Генерал-лейтенант Ершаков был в полном смысле одним из тех, кому посчастливилось уцелеть от сталинских репрессий. Летом 1938 г., в самый разгар процесса чисток, он стал командующим Уральского военного округа. В первые дни войны округ был преобразован в 22-ю армию, которая стала одной из трех армий, направленных в самое пекло сражений - на Западный фронт. В начале июля 22-я армия не смогла остановить продвижение немецкой 3-й танковой группы в направлении к Витебску и в августе была полностью уничтожена. Однако Ершакову удалось спастись. В сентябре 1941 г. он принял командование 20-й армией, которая была разгромлена в битве под Смоленском. Тогда же при неизвестных обстоятельствах был захвачен в плен и сам Ершаков. Он прошел через плен и остался жив. Дальнейшая судьба неизвестна.

До начала войны генерал-лейтенант Лукин командовал Забайкальским военным округом. В мае 1941 г. Сталин, находясь в состоянии паники, решил предпринять ряд ответных мер на неоднократные проявления недоброжелательности со стороны Гитлера. В их число входило создание на основе Забайкальского военного округа 16-й армии, которая позднее была передислоцирована на Украину, где оказалась уничтожена в первые дни войны. Лукин впоследствии командовал 20-й армией, а затем 19-й, которая была также разгромлена в битве под Смоленском в октябре 1941 г. Командующий попал в плен. В декабре 1942 г. к изувеченному генералу (без одной ноги, с парализованной рукой) обратился Власов с предложением присоединиться к PОА (Русской освободительной армии). Аналогичные попытки предпринимались и со стороны Трухина, начальника штаба власовской армии, бывшего коллеги Лукина, но и они не увенчались успехом. В конце войны Лукин вернулся на Родину, однако не был восстановлен на действительной службе (предлог: медицинские показания).

Судьба генерал-майора Мишутина полна тайн и загадок. Он родился в 1900 г., принимал участие в боях на Халхин-Голе, а к началу Великой Отечественной командовал стрелковой дивизией в Белоруссии. Там же в боевых действиях бесследно исчез (участь, которую разделили тысячи советских воинов). В 1954 г. бывшие союзники проинформировали Москву, что Мишутин занимает высокий пост в одной из разведывательных служб Запада и работает во Франкфурте. Согласно представленной версии генерал вначале присоединился к Власову, а в последние дни войны был завербован генералом Пэтчем, командующим американской 7-й армией, и стал западным агентом. Более реальной кажется другая история, изложенная русским писателем Тамаевым, согласно которой офицер НКВД, расследовавший судьбу генерала Мишутина, доказал, что Мишутин был расстрелян немцами за отказ сотрудничать, а его имя использовалось совершенно другим человеком, проводившим набор военнопленных во власовскую армию. В то же время в документах о власовском движении не содержится какой-либо информации о Мишутине, а советские органы через своих агентов среди военнопленных, из допросов Власова и его пособников после войны несомненно установили бы действительную судьбу генерала Мишутина. Кроме того, если Мишутин и погиб как герой, то тогда непонятно, почему о нем нет никакой информации в советских изданиях по истории Халхин-Гола. Из всего вышесказанного следует, что судьба этого человека до сих пор остается тайной.

Генерал-лейтенант Музыченко в начале войны командовал 6-й армией Юго-Западного фронта. В состав армии входили два огромных механизированных корпуса, на которые советское командование возлагало большие надежды (они, к сожалению, не оправдались). 6-й армии удалось при обороне Львова оказать врагу стойкое сопротивление. В дальнейшем 6-я армия сражалась в районе городов Броды и Бердичев, где в результате плохо скоординированных действий и отсутствия авиационной поддержки потерпела поражение. 25 июля 6-я армия была переброшена на Южный фронт и уничтожена в Уманском котле. Тогда же был пленен и генерал Музыченко. Он прошел через плен, но не был восстановлен в должности. Отношение Сталина к генералам, сражавшимся на Южном фронте и попавшим там в плен, было более жестким, чем к генералам, плененным на других фронтах.

Генерал-майор Новиков в начале войны возглавлял полк, сражавшийся на реке Прут, а затем на Днепре. Новиков успешно командовал 2-й кавалерийской дивизией во время обороны Сталинграда и 109-й стрелковой дивизией во время битвы за Крым и при проведении арьергардных операций под Севастополем. Ночью 13 июля 1942 г. корабль, на котором эвакуировались отступавшие части, потопили немцы. Новиков был взят в плен и направлен в лагерь Хаммельсбург. Он активно участвовал в движении сопротивления сначала в Хаммельсбурге, затем во Флюссенбурге, куда был переведен гестапо весной 1943 г. В феврале 1944 г. генерала убили.

Генерал-майор Огурцов командовал 10-й танковой дивизией, входившей в состав 15-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта. Поражение дивизии в составе "группы Вольского" южнее Киева решило судьбу этого города. Огурцов был захвачен в плен, однако ему удалось совершить побег во время транспортировки из Замостья в Хаммельсбург. Он присоединился к группе партизан на территории Польши, возглавляемой Манжевидзе. 28 октября 1942 г. погиб в бою на территории Польши.

Судьбы генерал-майоров Понеделина и Кириллова являются наглядным примером деспотизма и жестокости, отличавших сталинский режим. 25 июля 1941 г. под Уманью разгромленные силы советской 6-й армии (под командованием вышеупомянутого Музыченко) совместно с 12-й армией вошли в "батальонную группу" под командованием бывшего командующего 12-й армией генерала Понеделина. Батальонной группе, сражавшейся на Южном фронте, была поставлена задача выйти из окружения противника. Однако группа потерпела поражение, и все части, занятые в операции по деблокировке, оказались уничтоженными. Понеделин и командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов были захвачены в плен. Вскоре после этого их обвинили в дезертирстве, и по сей день судьба их остается неизвестной.

В своих воспоминаниях, опубликованных в I960 г., генерал армии Тюленев, командовавший Южным фронтом, не упоминает этого факта. Однако он неоднократно цитирует текст телеграммы, подписанный им и корпусным комиссаром Запорожцем, являвшимся комиссаром этого же фронта, в которой Понеделин обвиняется в "распространении паники" - на тот момент самом серьезном из преступлений. Однако факты свидетельствуют, что Понеделин, опытный офицер, занимавший до войны должность начальника штаба Ленинградского военного округа, использовался в качестве прикрытия ошибок, допущенных самим Южным фронтом и его командующим генералом армии Тюлениным.

Лишь в конце 80-х годов в советской литературе была предпринята попытка воздать должное генералам Понеделину и Кириллову, которые наотрез отказывались сотрудничать с немцами. Это стало возможно после того, как была рассекречена директива Ставки # 270 от 17 августа 1941 г. Она, в частности, обвиняла генерал-лейтенанта Качалова, командующего 28-й армией, погибшего смертью храбрых на поле боя, а также генерал-майоров Понеделина и Кириллова в дезертирстве и переходе на сторону врага. На самом же деле генералы не сотрудничали с немцами. Их силой заставляли фотографироваться с солдатами вермахта, после чего сфабрикованные фотоснимки распространялись на позициях советских войск. Именно такая дезинформация убедила Сталина в предательстве генералов. Находясь в концентрационном лагере Вольфхайде, Понеделин и Кириллов отказались перейти на сторону Русской освободительной армии. Кириллов был позднее переправлен в Дахау. В 1945 г. американцы освободили Понеделина, после чего тот сразу же связался с советской военной миссией в Париже. 30 декабря 1945 г. Понеделин и Кириллов были арестованы. После пяти лет пребывания в Лефортово против них были выдвинуты серьезные обвинения по так называемому "ленинградскому делу". Военным трибуналом они были приговорены к смертной казни и расстреляны 25 августа 1950 г. Генерал Снегов, командир 8-го стрелкового корпуса, входившего в "батальонную группу Понеделина", был также захвачен в плен под Уманью, но, по всей вероятности, не подвергся репрессиям после возвращения на Родину.

Генерал-майор танковых войск Потапов был одним из пяти командующих армиями, которых немцы пленили за время войны. Потапов отличился в боях на Халхин-Голе, где он командовал Южной группой. В начале войны он командовал 5-й армией Юго-Западного фронта. Это объединение сражалось, пожалуй, лучше других до принятия Сталиным решения о перенесении "центра внимания" на Киев. 20 сентября 1941 г. в ходе ожесточенных сражений под Полтавой Потапов был захвачен в плен. Есть информация, что с Потаповым беседовал сам Гитлер, пытаясь убедить его перейти на сторону немцев, но советский генерал наотрез отказался. После освобождения Потапов был награжден орденом Ленина, а позднее - повышен в звании до генерал-полковника. Затем был назначен на должность первого заместителя командующего Одесским и Карпатским военными округами. Его некролог был подписан всеми представителями высшего командования, куда входило несколько маршалов. В некрологе ничего не говорилось о его пленении и пребывании в немецких лагерях.

Последним генералом (и одним из двух генералов ВВС), захваченным немцами в плен, был генерал-майор авиации Полбин, командующий 6-м гвардейским бомбардировочным корпусом, поддерживавшим деятельность 6-й армии, которая в феврале 1945 г. окружила Бреслау. Он был ранен, схвачен в плен и убит, и лишь потом немцы установили личность этого человека. Его судьба была совершенно типичной для всех, кто оказался захвачен в плен в последние месяцы войны.

Комиссар дивизии Рыков был одним из двух высокопоставленных комиссаров, захваченных немцами в плен. Вторым человеком такого же ранга, плененным немцами, стал комиссар бригады Жилянков, которому удалось скрыть свою личность и который позднее присоединился к власовскому движению. Рыков вступил в ряды Красной Армии в 1928 г. и к началу войны был комиссаром военного округа. В июле 1941 г. назначен одним из двух комиссаров, прикрепленных к Юго-Западному фронту. Вторым был Бурмистенко, представитель Украинской коммунистической партии. Во время прорыва из Киевского котла Бурмистенко, а вместе с ним командующий фронтом Кирпонос и начальник штаба Тупиков были убиты, а Рыков ранен и захвачен в плен. Приказ Гитлера требовал немедленного уничтожения всех захваченных комиссаров, даже если это означало ликвидацию "важных источников информации". Рыкова немцы замучили до смерти.

Генерал-майор Самохин до войны был военным атташе в Югославии. Весной 1942 г. он получил назначение на пост командующего 48-й армией. На пути к новому месту службы его самолет приземлился в оккупированном немцами Мценске вместо Ельца. Как утверждает бывший начальник штаба 48-й армии, а в дальнейшем маршал Советского Союза Бирюзов, немцы захватили тогда кроме самого Самохина документы советского планирования на летнюю (1942 г.) наступательную кампанию, что позволило им своевременно предпринять контрмеры. Интересен тот факт, что вскоре после этого советские войска перехватили немецкий самолет с планами проведения летнего наступления германской армии, но Москва либо извлекла неправильные выводы из них, либо вовсе их проигнорировала, что привело к поражению советских войск под Харьковом. Самохин вернулся из плена на Родину. Дальнейшая судьба неизвестна.

Генерал-майор Сусоев, командир 36-го стрелкового корпуса, был захвачен немцами в плен переодетым в форму рядового солдата. Ему удалось совершить побег, после чего он присоединился к вооруженной банде украинских националистов, а затем перешел на сторону просоветски настроенных украинских партизан, возглавляемых знаменитым Федоровым. Он отказался возвращаться в Москву, предпочитая оставаться с партизанами. После освобождения Украины Сусоев возвратился в Москву, где был реабилитирован.

Генерал-майор авиации Тхор, командовавший 62-й воздушной дивизией, являлся первоклассным военным летчиком. В сентябре 1941 г., будучи командиром дивизии дальней авиации, он был сбит и ранен при ведении наземного боя. Прошел через многие немецкие лагеря, активно участвовал в движении сопротивления советских узников в Хаммельсбурге. Факт, конечно же, не ускользнул от внимания гестапо. В декабре 1942 г. Тхор был переправлен во Флюссенберг, где 23 февраля 1943 г. к нему были применены "специальные методы обработки".

Генерал-майор Вишневский был захвачен в плен менее чем через две недели после принятия им командования 32-й армией. Армия эта в начале октября 1941 г. была брошена под Смоленск, где в течение нескольких дней полностью уничтожена противником. Это произошло в то время, когда Сталин оценивал вероятность военного поражения и планировал переезд в Куйбышев, что, однако, не помешало ему издать приказ об уничтожении ряда высших офицеров, которые были расстреляны 22 июля 1941 г. Среди них: командующий Западным фронтом генерал армии Павлов; начальник штаба этого фронта генерал-майор Климовских; начальник связи того же фронта генерал-майор Григорьев; командующий 4-й армии генерал-майор Коробков. Вишневский выдержал все ужасы немецкого плена и вернулся на Родину. Дальнейшая судьба неизвестна.




Ссылка


Упырь и русские с немцами как расходный материал, к 22 июня,

Оригинал взят у anton21 в Упырь и русские с немцами как расходный материал, к 22 июня,
1. "Семья Сталина-Джугашвили происходит от горских евреев Кавказа". (См. книгу Ивана Крылова "Моя карьера в советском Генштабе", Париж, 1951, как это цитируется в парижском журнале "Новый Прометей" за май 1951).
2. "Отец Като, то есть матери Сталина-Джугашвили, был евреем-старьевщиком в горах Кутаиси". (См. книгу И. Рагуза "Жизнь Сталина", стр.14, изд. Файард, Париж, 1938).
3. В книге "Мемуары" Максима Литвинова (Финкельштейн) сообщается, что вторая жена Сталина, Надежда Аллилуева, была лесбиянкой и покончила самоубийством на почве лесбийской любви к еврейке Зое Мосиной, которую Сталин загнал в Сибирь. В "Мемуарах" Литвинова этой лесбо-еврейке Зое Мосиной посвящается больше места, чем Рузвельту и всем остальным государственным деятелям, с которымиЛитвинов встречался. (См. книгу "Мемуары" Максима Литвинова, стр.169-170, изд. Морроу, Нью-Йорк, 1953, с предисловием английского профессора истории Эдварда Карра и введением генерала Беделла Смита, американского посла в Москве и затем начальника американской разведки Си-ай-эй).



http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=D2yFX4V5dfw


Ряд фотографий, запечатлевших гуманное отношение немецких солдат к бойцам Красной Армии и русскому населению в Великой Отечественной войне.


Эсэсовцы отдыхают в советской деревне.


Читать далее, в сообществе «Руский Вопрос»Collapse )



Эсэсовец оказывает помощь бойцу Красной Армии.


Эта воинская могила принадлежит павшему в битве при Андреевке русскому генералу Смирнову, похороненному своим противником, немецким генералом Губе в октябре 1941 года.


Курск, июль 1943 г. Немцы оказывают первую помощь советскому полковнику из 5-й Гвардейской танковой армии.


Гуманность на поле битвы при Сталинграде. Немецкие солдаты помогают раненому противнику.


Немецкий ландсер помогает раненому красноармейцу.


Попавший в плен советский солдат получает медицинскую помощь.


1943г., Кубанский плацдарм. Немецкие санитары и боец Красной Армии вместе спасают раненого.


Немецкий солдат, советский военнопленный.


В день Праздника Урожая солдаты Вермахта посещают русские детские больницы и раздают детям подарки.


Немецкие бойцы разделяют с русским гражданским населением пищу из полевой кухни.


Пасха, 1942г. Немецкие солдаты с жителями русской деревни.


Конец 1943г. Санитары Вермахта заботятся о русских беженцах, спасающихся от сталинской армии.


Немецкие солдаты с украинскими девушками.


Немецкие бойцы 19-й Танковой дивизии и русские дети в деревне при Орле во время перерыва в боях.


(Верхнее фото). Бойцы Waffen-SS с русскими женщинами.
(Нижнее фото). Немецкий полевой врач заботится о русских мирных жителях.



Следующие три фотографии были сделаны в павловской больнице (Слуцк) у ворот Ленинграда, где немеций хирург доктор Эвальд Клейст из 121-й Пехотной дивизии вместе с немецкими и русскими коллегами в одинаковой мере оказывают помощь как немцам, так и русским.






Немецкие солдаты помогают русским со сбором урожая.


Немецкие солдаты на ночлеге в доме у русской семьи.


Многие годы в осквернении усадьбы Ясная Поляна (известной тем, что в ней жил и работал русский писатель Лев Толстой) обвинялись немецкие солдаты.


В результате многолетней работы немецкому публицисту Штерцлю удалось доказать, что немцы не только не осквернили Ясную Поляну, но, наоборот, заботливо следили за ней и охраняли ее. На фото изображена правнучка Толстого, Софья,в беседе с немецким солдатом.


Десять Заповедей по ведению войны немецким солдатом.


Десять Заповедей по ведению войны немецким солдатом.

Перевод:

1. Немецкий солдат воюет по-рыцарски за победу своего народа. Понятия немецкого солдата касательно чести и достоинства не допускают проявления зверства и жестокости.

2. Солдат обязан носить обмундирование, ношение иного одеяния допускается при условии использования различаемых (издалека) отличительных знаков. Ведение боевых действий в гражданской одежде без использования отличительных знаков запрещается.

3. Запрещается убивать противника, который сдается в плен, данное правило также распространяется на сдающихся в плен партизан или шпионов. Последние получат справедливое наказание в судебном порядке.

4. Запрещаются издевательства и оскорбления военнопленных. Оружие, документы, записки и чертежи подлежат изъятию. Предметы остального имущества, принадлежащего военнопленным, неприкосновенны.

5. Запрещается ведение беспричинной стрельбы. Выстрелы не должны сопровождаться фактами самоуправства.

6. Красный крест является неприкосновенным. К раненому противнику необходимо относится гуманным образом. Запрещается воспрепятствование деятельности санитарного персонала и полевых священников.

7. Гражданское население неприкосновенно. Солдату запрещается заниматься грабежом или иными насильственными действиями. Исторические памятники, а также сооружения, служащие отправлению богослужений, здания, которые используются для культурных, научных и иных общественно-полезных целей, подлежат особой защите и уважению. Право давать рабочие и служебные поручения гражданскому населению, принадлежит представителям руководящего состава. Последние издают соответствующие приказы. Выполнение работ и служебных поручений должно происходить на возмездной, оплачиваемой основе.

8. Запрещается приступ (переход или перелет) нейтральной территории. Запрещается обстрел, а также ведение боевых действий на нейтральной территории.

9. Немецкий солдат, попавший в плен и находящийся на допросе, должен сообщить данные касательно своего имени и звания. Ни при каких обстоятельствах он не должен сообщать информацию относительно своей принадлежности к той или иной воинской части, а также данные, связанные с военными, политическими или экономическими отношениями, присущими немецкой стороне. Запрещается передача этих данных даже в том случае, если таковые будут истребоваться путем обещаний или угроз.

10. Нарушение настоящих наставлений, допускаемое при исполнении служебных обязанностей, карается наказанием. Донесению подлежат факты и сведения, свидетельствующие о нарушениях, которые допускаются со стороны противника в части соблюдения правил, закрепленных в пунктах 1-8 данных наставлений. Проведение мероприятий возмездного характера допускается исключительно в случае наличия прямого распоряжения, отданного высшим армейским руководством.


Источник.

Антипобедные плакаты

Оригинал взят у archerss в Антипобедные плакаты






















































































Интересная история про Вторую мировую войну

Оригинал взят у archerss в Интересная история про Вторую мировую войну


s3nwsOILoqk

Старый и седой ветеран смотел на себя в зеркало. Годы берут свое. Он помнил себя молодым сержантом, помнил как прошел свой путь от Москвы до Берлина. Помнил как от страха тряслись руки, когда немецкий пулемет выкашивал рядами сотни таких
Read more...Collapse )

Советские рабовладельцы

Оригинал взят у _devol_ в Советские рабовладельцы


Торговля "живым товаром" процветала не только в дикой Африке, но и в осененном мудростью большевиков СССР. На ниве торговли соотечественниками особенно преуспели отважные чекисты, чьи потомки и наследники сейчас, как известно, рьяно ратуют за СССР-2, "великую державу" и т.п. Как пишет очевидец:

Тогда у кого-то из партийцев явилась гениальная идея - обратиться в ГПУ.

Все мы стороной слыхали, что ГПУ торгует специалистами, что оно имело богатейший ассортимент инженеров всех специальностей, но в такую торговлю многие не верили. Управделу, коммунисту Л. Т. Богданову, правление предложило выяснить этот вопрос. Справка дала положительные результаты, и Богданов поехал в город Кемь, где находится управление знаменитого Соловецкого концентрационного лагеря, чтобы заключить сделку. Правление треста поручило Богданову закупить целую партию. Через несколько дней он вернулся, с успехом выполнив поручение. Но кемские впечатления были слишком сильны и для коммуниста, он не мог удержаться и рассказывал о них даже беспартийным специалистам.

- Представьте себе, там (в управлении Соловецкого лагеря) так и говорят: "продаем", "при оптовой покупке скидка", "первосортный товар", за такого-то в Архангельске 800 рублей в месяц дают, а вы 600 предлагаете! Товар-то какой. Курс в высшем учебном заведении читал, солидные печатные труды имеет, директором огромного завода был, в довоенное время одним из лучших инженеров считался, и десятилетник по статье 58 пар. 7 (т.е. сослан на каторгу на 10 лет за "вредительство"); значит, работать будет что надо, а вы 200 рублей жалеете". Я все-таки доторговался, они уступили, потому что мы 15 инженеров оптом взяли. Замечательный народ подобрал. Взгляните список: 1) К. - корабельный инженер, один из лучших в СССР, ученый паек получал по третьей категории; 2) Н. - инженер-электрик, был директором электропромышленности в Москве; 3) К. и Э. - архитекторы, проектировщики со стажем. И все как на подбор - за "вредительство", значит, работать будут на совесть.

- Какие же условия этой... "покупки"? - спросил я, невольно понижая голос, до того это звучало чудовищно.

- Купленные находятся в полном нашем распоряжении, - отвечал уже освоившийся с этим управдел, - мы можем назначать их на любую работу и любую ответственную должность. За квалификацию, добросовестность и благонадежность ГПУ ручается и отвечает. Наблюдение за ними ведет местное ГПУ. В случае побега мы не отвечаем. Да ГПУ уверено, что они не сбегут, потому что у них у всех жены и дети, живут они в других городах и все равно что заложники.

Read moreCollapse )

Потери СССР: мирное население

Оригинал взят у _devol_ в Потери СССР: мирное население


Последние цифры потери СССР, которые огласил Горбачев в 1990 году, составляют 27 млн. человек. До него (точнее до выхода исследования Кривошеева), если не ошибаюсь, ограничивались чаще общей цифрой ("20 млн.", "свыше 20 млн."), при этом ее практически не делили на военные потери и жертвы среди мирного населения.

Цифры Горбачева распадаются так: около 9 млн. - это потери среди военнослужащих (цифра плюс-минус) и около 18 млн. - жертвы среди мирного населения. Примечательно, что первая послевоенная перепись населения в СССР случилась только в 1959 году. Между тем, еще на Нюрнбергском трибунале советская сторона заявила об уничтожении немцами (или гибели по их вине) порядка 16,5 млн. человек из числа мирных жителей СССР. Горбачевская цифра от нее отличается немного.

Разумеется, факты жестокостей немцев существуют, как и общеизвестны факты массовой гибели мирных жителей от войны (например, в блокадном Ленинграде). Но в этой связи у меня вопросы:

- как при советской власти исследовали проблему потерь среди мирного населения?
- какие были расчеты, труды исследования, справочники, монографии?
- как сейчас эта проблема исследуется?

В кривошеевском исследовании суть проблемы обозначена лишь так (т.е. дается понятный тезис о "зверствах" - типа, "всему миру известно"..., но нет отсыла к статистической базе):

Остальную же их часть (17,9 млн. чел.)* составили жертвы гражданского населения, загубленного в большинстве своем гитлеровскими палачами на оккупированной территории в результате проводимого ими геноцида. Всему миру известно, как жестоко “хозяйничали” немецко-фашистские захватчики на нашей земле, как морили, истребляли, угоняли в рабство наших соотечественников, где они гибли в великом множестве.

* - Число потерь гражданского населения СССР (17,9 млн. чел.) получено как разность между общими безвозвратными потерями СССР (26,6 млн. чел.) и безвозвратными потерями военнослужащих (8,7 млн. чел.).
http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_13_11.html

Вообще же примечательно, что советские исследования всегда в этом вопросе упирают на "зверства", однако источники данных не раскрывают. Как пример тут: http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_03.html

Идет долгая патетика в известном ключе, а в конце, так мимоходом упоминается:

Отсутствие полных статистических материалов по рассматриваемым видам потерь гражданского населения не позволяет с достаточной точностью показать их по всем регионам страны, подвергшимся немецкой оккупации.
Нет также документальных сведений о потерях военизированных формирований различных гражданских ведомств (наркоматов путей сообщения, связи, морского и речного флотов, гражданской авиации, управления оборонительного строительства СНК СССР и НКВД СССР), о потерях ряда формирований народного ополчения, а также истребительных отрядов и батальонов городов и районов.

http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter5_03.html

Т.е. нет даже данных о потерях ополченцев и военизированных формирований. Откуда тогда такая "точность" в вышеприведенных таблицах?