?

Log in

No account? Create an account

June 9th, 2014

Депортация народов в СССР. Справка. часть 1

0_5eff4_71c37150_L

Депортация - принудительная высылка лица или категории лиц в другое государство или другую местность, обычно, под конвоем. 14 ноября 2009 года исполнилось 20 лет с того дня, когда Верховный Совет СССР принял Декларацию о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению.

14 ноября 2009 года исполнилось 20 лет с того дня, когда Верховный Совет СССР принял Декларацию о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению.

Депортация (от лат. deportatio) – изгнание, ссылка. В широком смысле под депортацией понимается принудительная высылка лица или категории лиц в другое государство или другую местность, обычно, под конвоем.

Историк Павел Полян в своей работе «Не по своей воле… История и география принудительных миграций в СССР» указывает: «случаи, когда депортации подвергается не часть группы (класса, этноса, конфессии и т. д.), а практически вся она полностью, называются тотальной депортацией».

По мнению историка, в СССР тотальной депортации были подвергнуты десять народов: корейцы, немцы, финны-ингерманландцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы. Из них семь – немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары – лишились при этом и своих национальных автономий.

В той или иной мере, депортациям в СССР подверглось еще множество других этнических, этноконфессиональных и социальных категорий советских граждан: казаки, «кулаки» самых разных национальностей, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, хемшины, армяне-"дашнаки", турки, таджики и др.

Массовые депортации в СССР начались еще до Второй мировой войны и не с "коренных" народов.

В середине 1930-х гг. в СССР началась серия акций по обеспечению безопасности крупных городов, границ и приграничных территорий посредством их освобождения (чаще всего по этническому признаку) от «социально опасных», то есть неблагонадежных, с точки зрения советского руководства, элементов.

Одним из первых крупных актов «зачистки» границ стало Постановление Бюро Ленинградского обкома ВКП(б) от 4 марта 1935 г. о выселении финского населения из приграничной полосы, в то время вплотную примыкавшей к Ленинграду с северо-запада. Первоочередной депортации подлежали все финны из 22-километровой приграничной полосы (3547 семей), а те, кто проживал в 100-километровой полосе в Ленинградской области и в 50-километровой в Карелии, тоже выселялись, но во вторую очередь.

Людей из «первой очереди» выселяли между 1 и 25 апреля 1935 г. и направляли в Таджикистан (около 1000 семей), Казахстан и Западную Сибирь (316 семей из Карелии). Во «вторую очередь» было выселено 22 тысячи человек, главным образом в Вологодскую область. Общее число депортированных эксперты оценивают приблизительно в 30 тысяч человек.

Весной 1935 г. (между 20 февраля и 10 марта) также значительная депортация была проведена на Украине: из бывших тогда приграничными Киевской и Винницкой областей в восточные области республики переселили более 40 тысяч человек, причем около 60% переселенного контингента составляли поляки и немцы.

С января 1936 г. руководство НКВД Украины и Казахстана обсуждало вопрос о выселении еще 15 тысяч польских и немецких хозяйств (около 45 тысяч человек) из приграничной зоны Украины в Казахстан. Переселению подлежали поляки и немцы (но главным образом поляки), проживавшие в 800-метровой полосе вдоль тогдашней государственной границы с Польшей, на территории полигонов или укрепрайонов, к строительству которых тогда только приступали.

Согласно решению ЦК КП(б) и СНК Казахстана «О переселенцах с Украины» от 16 февраля 1936 г., в Южно-Казахстанскую область должно было быть направлено 5500 семей, в Алма-Атинскую и Карагандинскую области – по 3000 семей, в Восточно-Казахстанскую – 2000 семей, в Актюбинскую – 100 семей.

В итоге переселено было 14 048 семей (в два этапа – в июне и сентябре 1936 года). Согласно данным профессора Николая Бугая, в первую группу депортированных вошло 35 820 поляков, в том числе 23 334 совершеннолетних.

В июле 1937 г. в Средней Азии и Закавказье на границах были организованы специальные запретные полосы, из которых отселялось население. К освобождению от «неблагонадежного элемента» предназначалось, в обшей сложности, 40 приграничных районов Грузии, Армении, Азербайджана, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана. В частности, в Киргизию и Казахстан было выселено 1325 «приграничных» курдов. В конце 1937 г. из Армении и Азербайджана в Казахстан (в Алма-Атинскую и Южно-Казахстанскую области) прибыла 1121 семья курдов и армян.

Но основным фронтом операций по депортации в 1937 г. стала не западная, а дальневосточная граница, а их главной жертвой были корейцы. 23 апреля 1937 г. газета «Правда» выступила с разоблачениями японского шпионажа на Дальнем Востоке, согласно которым агентами японцев являются преимущественно китайцы и корейцы. 21 августа 1937 г. было издано Постановление Совета Народных Комиссаров (СНК) «О выселении корейского населения пограничных районов Дальневосточного края», предусматривающее завершение всей операции к 1 января 1938 г. Уже к 25 октября 1937 года было выселено 36 442 корейских хозяйства, или 171 781 человек.

Вместе с корейцами депортации подверглись 7 тысяч китайцев, несколько сотен немцев, поляков и прибалтов, около 1000 харбинских репатриантов.

Большинство переселяли в Казахстан (20 170 семей, или 95 526 человек), главным образом в города и поселки, в том числе 9350 человек на север Казахстана, в поселки польских и немецких переселенцев с западных границ СССР. Остальные осели в Узбекистане (16 272 семьи, или 76 525 человек), некоторые – в других среднеазиатских республиках и, в небольшом количестве в Сталинградской области (ныне Волгоградская область).

В 1937–1938 гг. «зачистка» проводилась не только на западных и восточных границах Союза, но и на южных, в частности с Турцией, Ираном и Афганистаном.

Кроме того, 19 января 1938 года было принято решение о переселении двух тысяч семей (или шести тысяч человек) иранцев, оформивших советское гражданство, из пограничных районов Азербайджана в Алма-Атинскую и Южно-Казахстанскую область Казахстана.

1 сентября 1939 г. с нападения Германии на Польшу с запада, началась Вторая мировая война. 17 сентября 1939 г. на территорию восточных регионов Польши вошли советские войска. В 1940 году началось массовое выселение поляков.

Историк Александр Гурьянов выделяет четыре последовательные операции по депортации поляков: три в 1940 г. (10 февраля, 13 апреля (точнее, 9 и 13 апреля) и 29 июня) и одна в 1941 г. – в мае-июне.

Гурьянов оценивает общее число депортированных по трем операциям 1940 года в 275 тысяч человек, из них 139–141 тысяч – в феврале, 61 тысяча – в апреле и 75 тысяч – летом.

Поляков переселяли преимущественно на север Европейской части СССР, на Урал и в Сибирь: в частности в Коми, в Кировскую, Пермскую, Вологодскую, Архангельскую, Ивановскую, Ярославскую, Свердловскую и Омскую области, в Алтайский и Красноярский края. Некоторых направляли в Северный Казахстан (в Актюбинскую, Кустанайскую, Северо-Казахстанскую, Павлодарскую, Семипалатинскую и Акмолинскую области) и Узбекистан.

В общей сложности депортации с территории аннексированных польских земель продолжались вплоть до нападения Гитлера на СССР. По мнению историка Гурьянова, число поляков, депортированных с февраля 1940 года по июнь 1941 года, составило в общей сложности от 309 до 321 тысячи человек.

По другим оценкам, всего из довоенной Польши в СССР было вывезено 1,6–1,8 млн человек, не считая белорусов, литовцев и евреев.

Доктор исторических наук, профессор Николай Бугай отмечает, что вскоре после нападения Гитлера на СССР и установления официальных отношений с польским правительством Указами ПВС (Президиума Верховного Совета) от 12 июля и 17 августа 1941 г. многие поляки были амнистированы и освобождены из спецпоселения: им разрешалось свободное проживание, кроме пограничных и запретных зон, а также режимных городов. По соглашению между правительствами СССР и Польши от 30 июля 1943 г. амнистия была распространена на всех бывших польских граждан на территории СССР.

Летом 1941 г. операции по переселению были проведены в Прибалтике, Бессарабии и Северной Буковине (территория Румынии).

Павел Полян в монографии «Не по своей воле… История и география принудительных миграций в СССР» указывает, что общее число депортированных из западных областей СССР достигало около 380–390 тысяч человек. Регионами вселения стали север Европейской части СССР, Урал, Западная и Восточная Сибирь, Казахстан и Узбекистан.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников


Ссылка: http://ria.ru/society/20091114/193419498.html
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Депортация народов в СССР. Справка. часть 2



Годы Великой Отечественной войны для СССР ознаменовались также целой серией репрессий по отношению к части собственного населения.

Самый первый депортационный удар пришелся по советским немцам, отнесенным к потенциальным «коллаборантам» исключительно в силу своей этнической принадлежности к нации, с титульным государством которой шла война.

В СССР, по данным переписи 1939 г. насчитывалось 1 427 222 немцев, из них в городах проживало всего лишь около 1/5. Расселены по стране они были достаточно широко, тем не менее, особенно крупные немецкие колонии (тысяч человек) сложились в России (862,5), на Украине (392,7), в Казахстане (92,7), в Азербайджане (23,1) и Грузии (20,5). Внутри РСФСР они концентрировались в АССР немцев Поволжья (366,7), в Омской области (59,8), в Орджоникидзевском (ныне Ставропольский) (45,7) и Краснодарском (34,3) краях.

28 августа 1941 г. в составе центрального аппарата НКВД был образован Отдел спецпоселений, создававшийся исключительно для приема и размещения перемещаемых немцев. И в тот же день (28 августа) вышел Указ ПВС «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья».

6-7 сентября 1941 г. была ликвидирована немецкая автономия на Волге. Территория бывшей АССР НП была распределена между Саратовской и Сталинградской областями.

Всего, по данным ряда историков, было выселено 438,7 тысяч человек, в том числе из АССР немцев Поволжья – 365,8 тысяч, из Саратовской области – 46,7 тысяч из Сталинградской области – 26,2 тысяч человек. Вывозили их, главным образом, в Казахстан, а также в Красноярский и Алтайский края, в Новосибирскую и Омскую области.

Практически сразу же вслед за Указом от 28 августа власти приступили к аналогичным репрессиям против немцев в других регионах страны. Из Ленинградской области немцы и финны были переселены в Красноярский край и Новосибирскую области, Омскую область, Казахстан и Алтайский край.

В сентябре 1941 г. из Москвы, Московской и Ростовской областей немцев переселяли в Казахстан, причем городских жителей расселяли в городах, но не выше райцентра. Немцев Северного Кавказа и Тульской области выселяли в Красноярский край и Новосибирскую область. Из Запорожской, Сталинской (ныне Донецкая) и Ворошиловградской (ныне Луганская) областей Украины немцев выселяли в Казахстан – в Актюбинскую и Кустанайскую области.

В октябре 1941 г. немцев переселяли из Воронежской области – в Новосибирскую и Омскую области; из Закавказья – в Казахстан и Новосибирскую область.

В ноябре 1941 г. были изданы постановления о переселении немцев из Калмыкии и Куйбышевской области (ныне Самарская область) в Казахстан и из пограничных районов в тыловые в пределах Читинской области.

В марте 1942 г. выселения немцев производились в Харьковской, Крымской, Одесской, Днепропетровской, а также в Калининской (ныне Тверской) областях.

Таким образом, как отмечает Павел Полян, немцев в СССР депортировали практически отовсюду, откуда это было возможно по обстоятельствам войны. К 25 октября 1941 г. из 873 578 немцев, подлежавших выселению «по государственному заданию», действительно депортировано было 856 168, или 98%. К началу 1942 г. на спецпоселении числилось 1031,3 тысяч немцев.

Кроме немцев депортации превентивного характера подверглись также финны -ингерманландцы, их направляли, в основном, в отдаленные районы – в Иркутскую область, Красноярский край и Якутию, многих использовали в рыболовецких колхозах на реке Лене и ее притоках.

К числу превентивно депортированных народов были отнесены и греки. Директивой главы НКВД Лаврентия Берии от 4 апреля 1942 г. предписывалось очистить от иностранноподданных и от «антисоветских, чуждых и сомнительных элементов» города и районы традиционного проживания греков в Крыму и на Кавказе – Керчь, Темрюк, Таманский полуостров, Анапу, Новороссийск. Постановление ГКО от 29 мая 1942 года расширило этот список за счет Армавира, Майкопа, а также ряда районов и станиц Ростовской области и Краснодарского края; кроме того, в перечень, кроме немцев, были внесены еще и греки иностранноподданные, румыны и крымские татары.

По мнению историков и этнографов, общее число превентивно-депортированных в 1941–1942 гг. можно оценить в 1,2 млн. человек.

Последующие депортации, как отмечает историк Павел Полян, носили уже не профилактический характер, а были как бы акциями «возмездия» за совершенные или не совершенные в годы войны преступления против советского государства. Непосредственно они затронули такие народы как карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы и крымские татары.

Вторыми и третьими (вслед за немцами) карающий удар органов НКВД/МГБ приняли карачаевцы (в ноябре 1943 г.) и калмыки (в самый канун 1944 г.).

Как отмечают историки со ссылкой на Указы Верховного Пленума СССР, карачаевцы пострадали за то, что они вели себя «...предательски, вступали в организованные немцами отряды для борьбы с советской властью, предавали немцам честных советских граждан, сопровождали и показывали дорогу немецким войскам, наступающим через перевалы в Закавказье, а после изгнания оккупантов противодействуют проводимым советской властью мероприятиям, скрывают от органов власти бандитов и заброшенных немцами агентов, оказывая им активную помощь».

«Вина» же калмыков была в том, что они «...изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовывали банды и активно противодействуют органам советской власти по восстановлению разрушенного немецкого хозяйства, совершают бандитские налеты на колхозы и терроризируют окружающее население...».

12 и 14 октября 1943 г. вышли указ и постановление о поголовном выселении карачаевцев, ликвидации Карачаевской АО и об административном устройстве ее территории. Большая часть карачаевцев была переселена в Казахстан (более 45 тысяч человек) в основном в Южно-Казахстанскую и Джамбульскую (ныне Жамбылская) области, около 23 тысяч человек были переселены в Киргизию, кроме того, небольшие группы – в Таджикистан, Иркутскую области и на Дальний Восток.

27–28 декабря 1943 г. были изданы Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Калмыцкой АССР и Постановление СНК о выселении калмыков в Алтайский и Красноярский края, в Омскую и Новосибирскую области.

Позднее районы с калмыцким населением ликвидировались и в других местах, в частности, Калмыцкий район Ростовской области, Приютнинский район Ставропольского края, отошедший к нему при ликвидации Калмыцкой АССР, 4 района Астраханской области. Их территория делилась между соседними районами, а калмыцкие названия заменялись русскими.

Всего по данным доктора исторических наук, профессора Николая Бугая на первом этапе было депортировано 91 919 человек. За январь 1944 г. к ним присоединилось еще 1014 человек. Между районами вселения они были распределены почти что поровну (данные на январь 1944 г.): Омская обл. – 24325 человек, Красноярский край – 21164 человек, Алтайский край – 20 858 человек и Новосибирская область – 18 333 человека.

В 1944 году депортации калмыков продолжились за счет выселения тех, кто проживал вне КАССР. В марте из Ростовской области 2536 человек были отправлены в Омскую область, в апреле – из Сталинградской области 1178 человек отправили в Свердловскую область.

В октябре–ноябре 1943 г. стала готовиться операция по переселению чеченцев и ингушей, которая была названа «Чечевица». Официальным обвинительным мотивом стало «…активное и почти поголовное участие в террористическом движении, направленном против Советов и Красной Армии».

Первоначально планировалось переселение в Новосибирскую и Омскую области, в Алтайский и Красноярский края. Но затем было решено переселить чеченцев и ингушей в Казахстан и Киргизию.

21 февраля 1944 г. Берия издал приказ по НКВД о депортации чеченцев и ингушей. К 1 марта было отправлено 478 479 человек, из них 387 229 чеченцев и 91 250 ингушей (было среди них и около 500 представителей других народов, в основном, аварцев, выселенных по ошибке).

7 марта 1944 года была ликвидирована и сама Чечено-Ингушская АССР.

По данным профессора Бугая, подавляющее большинство переселенцев было направлено в Казахстан (239 768 чеченцев и 78 470 ингушей) и Киргизию (70 097 чеченцев и 2278 ингушей). Районами сосредоточения чеченцев в Казахстане стали Акмолинская, Павлодарская, Северо-Казахстанская, Карагандинская, Восточно-Казахстанская, Семипалатинская и Алма-Атинская области, а в Киргизии – Фрунзенская (ныне Чуйская) и Ошская области. Сотни спецпоселенцев, работавших на родине в нефтяной промышленности, были направлены на месторождения в Гурьевской (ныне Атырауская) области Казахстана.

26 февраля 1944 г. Берия издал приказ по НКВД «О мероприятиях по выселению из КБ АССР балкарского населения». 5 марта вышло Постановление ГКО о выселении из КБ АССР. Днем начала операции было установлено 10 марта, но провели ее раньше – 8 и 9 марта. 8 апреля 1944 г. вышел Указ ПВС о переименовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР.

Общее число депортированных в места вселения составило 37 044 человека, направленных в Киргизию (около 60%) и в Казахстан.

В мае-июне 1944 г. насильственное переселение коснулось кабардинцев. 20 июня 1944 г. были высланы в Казахстан около 2500 членов семей «активных немецких ставленников, предателей и изменников» из числа кабардинцев и, в небольшой доле, русских.

В апреле 1944 г., сразу же после освобождения Крыма, НКВД и НКГБ приступили к «очистке» его территории от антисоветских элементов.

10 мая 1944 г. – «учитывая предательские действия крымских татар против советского народа и исходя из нежелательности дальнейшего проживания крымских татар на пограничной окраине Советского Союза» – с письменным предложением о депортации к Сталину обратился Берия. Постановления ГКО о выселении крымско-татарского населения с территории Крыма принимались 2 апреля, 11 и 21 мая 1944 г. Аналогичное постановление о выселении крымских татар (и греков) с территории Краснодарского края и Ростовской области датировано 29 мая 1944 г.

Согласно данным историка Павла Поляна со ссылкой на профессора Николая Бугая, основная операция началась на рассвете 18 мая. К 16 часам 20 мая было выселено 180 014 человек. По окончательным данным, из Крыма было депортировано 191 014 крымских татар (более 47 тысяч семей).

Около 37 тысяч семей (151 083 человека) крымских татар увезли в Узбекистан: самые многочисленные «колонии» осели в Ташкентской (около 56 тысяч человек), Самаркандской (около 32 тысяч человек), Андижанской (19 тысяч человек) и Ферганской (16 тысяч человек) областях. Остальных распределили на Урале (Молотовская (ныне Пермская) и Свердловская области), в Удмуртии и в Европейской части СССР (Костромская, Горьковская (ныне Нижегородская), Московская и др. области).

Дополнительно в течение мая–июня 1944 г. из Крыма и с Кавказа было депортировано еще около 66 тысяч человек, в том числе из Крыма – 41 854 человек (среди них 15 040 советских греков, 12 422 болгар, 9620 армян, 1119 немцев, итальянцев, румын и пр.; их направляли в Башкирию, Кемеровскую, Молотовскую, Свердловскую и Кировскую области СССР, а также в Гурьевскую область Казахстана); около 3,5 тысяч иноподданных с просроченными паспортами, в том числе 3350 греков, 105 турок и 16 иранцев (их направляли в Ферганскую область Узбекистана), из Краснодарского края – 8300 человек (только греков), из закавказских республик – 16 375 человек (только греков).

30 июня 1945 года Указом ПВС Крымская АССР была преобразована в Крымскую область в составе РСФСР.

Весной 1944 г. принудительные переселения были проведены в Грузии.

По данным профессора Николая Бугая, в марте 1944 года более 600 курдских и азербайджанских семей (суммарно 3240 человек) – жителей Тбилиси, были переселены внутри самой Грузии, в Цалкинский, Борчалинский и Караязский районы, затем переселению подверглись «мусульманские народы» Грузии, проживавшие близ советско-турецкой границы.

В справке, которую направил Лаврентий Берия Сталину 28 ноября 1944 г., утверждалось, что население Месхетии, связанное « ...с жителями Турции родственными отношениями, занималось контрабандой, проявляло эмиграционные настроения и служила для турецких разведорганов источников вербовки шпионских элементов и насаждения бандитских групп». 24 июля 1944 г. в письме Сталину Берия предложил переселить 16 700 хозяйств «турок, курдов и хемшилов» из приграничных районов Грузии в Казахстан, Киргизию и Узбекистан. 31 июля 1944 г. было принято решение о переселении 76 021 турка, а также 8694 курдов и 1385 хемшилов. Под турками понимались турки-месхетинцы, жители грузинской исторической области Месхет-Джавахети.

Само выселение началось утром 15 ноября 1944 года и продолжалось три дня. Всего было выселено, по разным источникам, от 90 до 116 тысяч человек. Более половины (53 133 человек) прибыли в Узбекистан, еще 28 598 человек – в Казахстан и 10 546 человек – в Киргизию.

Реабилитация депортированных народов

В январе 1946 года начались снятия с учета спецпоселений этнических контингентов. Первыми сняли с учета финнов, депортированных в Якутию, Красноярский край и Иркутскую область.

В середине 1950-х годов последовала серия указов Президиума Верховного Совета о снятии ограничений в правовом положении с депортированных спецпоселенцев.

5 июля 1954 года Совет министров СССР принял Постановление «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев». В нем отмечалось, что в результате дальнейшего упрочения советской власти и включения основной массы спецпоселенцев, трудоустроенных в промышленности и сельском хозяйстве, в хозяйственную и культурную жизнь районов их нового проживания, необходимость в применении к ним правовых ограничений отпала.

Два следующих решения Совета министров были приняты в 1955 году – «О выдаче спецпоселенцам паспортов» (10 марта) и «О снятии с учета некоторых категорий спецпоселенцев» (24 ноября).

17 сентября 1955 года вышел Указ ПВС «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Первое постановление, специально касающееся исключительно «наказанного народа», также датируется 1955 годом: это был Указ ПВС от 13 декабря 1955 года «О снятии ограничений в правовом положении с немцев и членов их семей, находящихся на спецпоселении».

17 января 1956 года вышел Указ ПВС о снятии ограничений с поляков, выселенных в 1936 году; 17 марта 1956 года – с калмыков, 27 марта – с греков, болгар и армян; 18 апреля 1956 года – с крымских татар, балкарцев, турков-месхетинцев, курдов и хемшилов; 16 июля 1956 года правовые ограничения были сняты с чеченцев, ингушей и карачаевцев (все – без права возвращения на родину).

9 января 1957 года пяти из тотально репрессированных народов, ранее имевших свою государственность, была возвращена их автономия, но двум – немцам и крымским татарам – нет (не произошло этого и сегодня).

Материал подготовлен на основе информации открытых источников


Ссылка: http://ria.ru/society/20091114/193419498.html

Месть чехов

Оригинал взят у kamerad_791 в Месть чехов

Второй страной после Польши по масштабности решения «немецкого вопроса» оказалась Чехословакия. В довоенной Чехословакии немцы составляли четверть населения страны. В основном они были сконцентрированы в Судетах — здесь проживало 3 млн немцев, что составляло 93% населения региона. Значительная доля немцев присутствовала и в Моравии (800 тыс. человек, или четверть населения), большая немецкая община имелась в Братиславе.

В 1938 году, получив на конференции в Мюнхене одобрение глав правительств Великобритании, Франции и Италии, нацистская Германия оккупировала Судеты, присоединив к своей территории районы проживания немцев. В 1939 году немецкие войска оккупировали оставшуюся часть Чехословакии, основав на территории Чехии так называемый протекторат Богемия и Моравия, а на территории Словакии — марионеточную Словацкую республику. Правительство же Чехии выехало в Лондон.

Именно в Лондоне чешское правительство в изгнании впервые сформулировало планы массовой депортации этнических немцев после окончания войны. Хуберт Рипка, ближайший советник президента Эдварда Бенеша, мечтал о массовом изгнании немцев уже в 1941 году, рассуждая на страницах газеты Čechoslovak — официального органа чешского правительства в изгнании — об «организованном применении принципа переселения народов».

Взгляды своего советника полностью разделял и президент Бенеш. Осенью 1941−го и зимой 1942 года Бенеш опубликовал две статьи в журналах The Nineteenth Century and After и в Foreign Affairs, где развивал концепцию «перемещения населения», которое должно будет помочь упорядочить послевоенную Европу. Не будучи уверенным в том, удастся ли убедить англичан в реализации планов депортации трехмиллионного немецкого населения, чешское правительство в изгнании на всякий случай начало аналогичные переговоры с представителями советского руководства.

В марте 1943 года Бенеш встретился с советским послом Александром Богомоловым и попросил о поддержке своих планов этнических чисток послевоенной Чехословакии. Богомолов уклонился от обсуждения планов, однако Бенеш был неутомим и уже во время поездки в США в июне 1943−го смог убедить как американское, так и советское руководство поддержать планы депортации немцев. Получив эту поддержку, чешское правительство приступило к разработке подробного плана этнических чисток. Первый рабочий вариант депортации немцев был представлен правительством Бенеша союзным державам уже в ноябре 1944 года. Согласно меморандуму Бенеша, депортация должна осуществляться во всех районах, где чешское население составляет меньше 67% (две трети), и продолжаться до тех пор, пока немецкое население не сократится до уровня ниже 33%.

К реализации этих планов чешские власти приступили сразу же после освобождения Чехословакии советскими войсками. Уже весной 1945 года по всей стране начались массовые насильственные акции против этнических немцев.

Целые деревни и города, заселенные немцами, испытали на себе безнаказанное насилие чехов. По всей стране из немецкого населения формировались маршевые колонны, людям не давали собрать практически никаких вещей — и без остановок гнали к границе. Отставших или упавших зачастую убивали прямо на глазах у всей колонны. Местному чешскому населению было строго запрещено оказывать любую помощь депортируемым немцам. В ходе только одного такого «марша смерти» — изгнания 27 тыс. немцев из Брно — на дистанции в 55 км погибло, по разным оценкам, от 4 до 8 тыс. человек. Изгнание немцев из Восточной Европы сопровождалось масштабным организованным насилием, включая конфискацию имущества, помещение в концентрационные лагеря и депортацию

На границе изгоняемые немцы подвергались процедуре «прохождения таможни», в ходе которой у них зачастую отбирали даже те немногочисленные вещи, которые они вынесли на себе.

17 мая 1945 года отряд чешских военных вошел в городок Ландскрон (сегодня Ланшкроун) и устроил «суд» над его жителями, в ходе которого в течение трех суток к смерти приговорили 121 человека — приговоры приводились в исполнение немедленно. В Постельберге (сегодня Постолопрты) в течение пяти дней — с 3 по 7 июня 1945 года — чехи замучили и расстреляли 760 немцев в возрасте от 15 до 60 лет, пятую часть немецкого населения города.

Один из самых чудовищных случаев произошел в ночь с 18−го на 19 июня в городе Прерау (сегодня Пржеров). Там чешские солдаты, возвращавшиеся из Праги с торжеств, посвященных окончанию войны, встретились с поездом, перевозившим немецкое население, которое в конце войны было эвакуировано в Богемию и теперь депортировалось в советскую оккупационную зону. Чехи приказали немцам выйти из поезда и начать рыть котлован для братской могилы. Старики и женщины с трудом выполняли приказ солдат, и могила была готова только к полуночи. После этого чешские солдаты под командованием офицера Карола Пазура расстреляли 265 немцев, среди которых было 120 женщин и 74 ребенка. Самому старшему из убитых гражданских было 80 лет, а самому младшему — восемь месяцев. Закончив расстрел, чехи разграбили вещи, принадлежавшие беженцам.

Десятки подобных случаев происходили весной-летом 1945 года по всей Чехословакии.

«Спонтанные акции возмездия» достигли своего пика в июне-июле 1945 года, когда по всей Чехии сновали вооруженные отряды, терроризировавшие немецкое население. Для поддержания градуса насилия правительство Бенеша даже сформировало специальный орган, занимавшийся этническими чистками: в министерстве внутренних дел был организован отдел по осуществлению «одсуна» — «изгнания». Вся Чехословакия была поделена на 13 районов, во главе каждого стоял ответственный за изгнание немцев. Всего в отделе МВД по вопросам изгнания работало 1200 человек.

Такая стремительная эскалация насилия заставила союзников выразить свое недовольство этими акциями, что немедленно вызвало резкое недовольство чехов, рассматривавших убийства и изгнание немцев как свое естественное право. Результатом недовольства чехов стала нота от 16 августа 1945 года, в которой чешское правительство ставило вопрос о полной депортации оставшихся 2,5 млн немцев. Согласно ноте, 1,75 млн человек должны были переселиться в американскую оккупационную зону, а 0,75 млн — в советскую. Около 500 тыс. немцев к этому моменту уже были изгнаны из страны. Итогом переговоров чехов с союзными державами стало разрешение депортировать немецкое население, но в организованном порядке и без эксцессов. К 1950 году Чехословакия избавилась от немецкого меньшинства.

Зато теперь эти выблядки не знают, что им делать с цыганами...

Сравнение советских и немецких потерь во Второй мировой войне. часть 1

740_368885

Друзья, наш постоянный автор Андрей Иванов написал огромный материал о сравнении потерь Германии и СССР, полный подробных расчетов и ссылок на источники данных, по сути — полноценное исследование для академического журнала. Те из вас, что не отличают Кривошеева от Оверманса и не интересуются проблематикой подсчета потерь во Второй мировой, могут переходить сразу к концу материала, IV и V частям, в которых можно найти финальные цифры и ответ на вопрос «Так заваливал Советский Союз немцев трупами или нет?» Более продвинутые читатели приглашаются прочесть материал целиком.

Мы также надеемся, что этот материал будет использоваться в качестве понятного справочника всеми желающими подискутировать о Второй мировой.

Сравнений советских и немецких потерь можно найти немало, но я пока не встречал безупречной работы даже среди трудов весьма компетентных людей. Не является таковой и данная статья, но, по крайней мере, она наиболее полная из виденных мной и, смею надеяться, методологически полностью корректна (спор может идти о нюансах и деталях, но не о выбранном мной общем подходе).

Итак, начнём. Специально для «Спутника и погрома»!

I. Термины и понятия

Прежде всего для правильного сравнения нужно знать и понимать множества деталей, чётко осознавать происхождение и смысл сравниваемых цифр, ибо в противном случае — по умыслу или банальной необразованности — получится сравнения тёплого с мягким.

Самое главное, что нужно понять — это наличие трёх различных методов подсчёта потерь, которые обладают разной точностью:

Поимённый метод (в просторечии — «поимёнка» или «картотека») — метод подсчёта потерь, основанный на наличии поименной картотеки. Фактически, «база данных» по потерям. К достоинствам метода относится его крайняя подробность и полнота. К недостаткам — крайняя трудоёмкость в составлении картотеки и склонность завышать потери за счёт дубликатов карточек.

Балансовый метод (в просторечии — «баланс») — метод подсчёта потерь, при котором сравниваются списочные численности интересующих формирований до и после какого-то события (плюс маршевые пополнения за этот период, минус разные виды убыли за этот период). К преимуществам метода относится более высокая точность, чем у учётно-статистического метода (считается, что он всё-таки занижает реальные потери, но совсем немного). К недостаткам — как правило можно посчитать только за определённые и довольно крупные периоды (вся война, реже — те или иные годы войны, совсем редко — отдельные сражения или операции), плюс балансовый метод не даёт дифференцировать одни потери от других.

Учетно-статистический метод (в просторечии — «учёт») — метод подсчёта потерь, при котором потери воинских формирований систематически подсчитываются их штабами. Донесения нижестоящих штабов обобщаются в вышестоящих. Включает в себя погибших и умерших, пропавших без вести и попавших в плен, раненых и заболевших, эвакуированных в лечебные учреждения, осужденных, дезертировавших и т. п. К преимуществам метода относится его оперативность и «подробность» (т.е. возможность оценить потери для любого периода, сражения, формирования). К недостаткам — данный метод склонен сильно занижать потери. Например, в советско-финскую войну недоучёт учёта составил около 30% супротив поименного метода подсчёта[1]. Если же сравнивать точность советского учёта в последние годы ВОВ с балансом, то учётно-статистический метод недоучитывал примерно 10% потерь (см. ниже).

Получаем вот такое соотношение: Картотека > Реальные потери > Баланс > Учёт

Кроме различных типов учёта существуют ещё и различные категории потерь. Например, потери подразделяются на безвозвратные и возвратные (санитарные):

Безвозвратные потери — погибшие и умершие, пропавшие без вести и попавшие в плен.

Санитарные потери — раненые, контуженные, больные и обмороженные военнослужащие, утратившие боеспособность и эвакуированные из района боевых действий в лечебные учреждения не менее чем на одни сутки.

Безвозвратные потери в свою очередь подразделяются на:

Боевые — это убитые на поле боя, умершие от ран на этапах санитарной эвакуации и в госпиталях, пропавшие без вести в условиях боя и попавшие в плен.

Небоевые — потери, не связанные с непосредственным выполнением боевого задания, в том числе в войсках, ведущих боевые действия (погибшие при неосторожном обращении с оружием, в авариях, катастрофах и в результате других происшествий, умершие от болезни в лечебных учреждениях (на дому), покончившие жизнь самоубийством, расстрелянные по приговору военных трибуналов за различные воинские и уголовные преступления).

Кроме того, выделяют демографические потери Вооружённых сил.

Демографические потери Вооружённых сил — это погибшие и умершие военнослужащие и гражданские лица, находившихся в армии и на флоте, независимо от причин гибели (смерти), а также и не вернувшихся из плена, т. е. людей, безвозвратно потерянных как для армии, так и для страны.

Как видите, категорий потерь существует множество, а наличие трёх методов учёта потерь увеличивает его ещё больше. Поэтому возникает вопрос, а какую категорию (и метод учёта) всё же выбрать для сравнения? Так как основной целью подобных сравнений чаще всего является сравнить умение армий воевать, я обычно беру для сравнения категорию безвозвратных потерь (обычно, за неимением лучшего, посчитанных учётно-статистическим методом), которая на мой взгляд наиболее адекватно отражает умение армий воевать — ведь спланировать и провести операцию на окружение гораздо сложнее, чем фронтально «вытолкать» противника с занимаемых им позиций. С другой стороны, использование безвозвратных оперативных потерь исключает спекуляции на тему погибших в плену (а там разброс цифр, например, для советских военнопленных в несколько миллионов).

Ещё лучше, конечно, было бы сравнить боевые безвозратные потери, но для ВОВ это представляет определённую трудность. Да и при таком подходе будут нивелировано влияние брутальных советских способов поддержания дисциплины.

Также для сравнения можно использовать демографические потери, хотя тут возможны спекуляции на тему погибших в плену и т.н. «кровавые потери» (убитые и раненные в ходе боевых действий).

II. Поимённый метод (картотека)

а) СССР

Наиболее известная на сегодняшний день картотека, а точнее картотеки, советских потерь — это картотеки ЦАМО:

— Картотека потерь рядового и сержантского состава
— Картотека потерь офицерского и генеральского состава

Учет первой картотеки велся по следующим категориям:

1. погибшие — по донесениям воинских частей,
2. погибшие — по донесениям военкоматов,
3. пропавшие без вести — по донесениям воинских частей,
4. пропавшие без вести — по донесениям военкоматов,
5. умершие в немецком плену,
6. умершие от болезней,
7. умершие от ран — по донесениям воинских частей,
8. умершие от ран — по донесениям военкоматов.

Кроме того учитывались разного рода дезертиры, осужденные на заключение в ИТЛ, приговоренные к ВМН, находящиеся на подозрении, что служили у немцев («сигнальные») и т.д. Однако данные солдаты и сержанты не включались в перечень безвозвратных потерь. [2][3]

На 1 ноября 2000 г. было обработано 20 букв алфавита, по оставшимся необсчитанными 6 буквам был проведен предварительный подсчет, имеющий колебания в большую или меньшую сторону на 30 — 40 тыс. персоналий. Обсчитанные 20 букв по 8 категориям потерь рядового и сержантского состава Красной армии дали следующие цифры: 9 524 398 человек. При этом 116 513 человек было снято с учета безвозвратных потерь, как оказавшиеся живыми по донесениям военкоматов. Предварительный подсчет по 6 необсчитанным буквам дал 2 910 000 человек безвозвратных потерь. Итог посчетов получился таким: 12 434 398 красноармейцев и сержантов потеряла Красная армия в 1941 — 1945 гг.[2]

В сумме с 1 млн. 100 тыс. человек в офицерской картотеке мы получаем потери Наркомата обороны в 13 534 398 человек. Далее некоторые люди (например, тот же Ильенков[3]) прибавляют к этой цифре 155 тыс. потерь ВМФ, 98 тыс. потерь ВВ НКВД, 61 тыс. потерь ПВ НКВД и получают итоговую 13 850 000 демографических потерь ВС СССР.

Однако:

— Здесь смешиваются разные методы подсчёта потерь: поимённый и учётно-статистический. А как говорилось ранее, учёт может недоучитывать до трети потерь супротив картотеки даже в сравнительно спокойной обстановке советско-финской войны. Конечно, «картотечная надбавка» ВМФ и НКВД в виде ~100 тыс. чел. выглядит смешной на фоне 13,5 млн. потерь Наркомата обороны, но тем не менее она есть и её надо учитывать.

— Для полноты картины неплохо было бы ещё приплюсовать партизан, народное ополчение, истребительные батальоны и т.д.

— В картотеке (или, по крайней мере, озвученных подсчётах) не учитываются «неправильные» по советскому мнению потери: дезертиры, приговорённые к ВМН и прочие.

— Согласно отзывам поисковиков[4], сами картотеки ЦАМО крайне неполны.

б) Третий Рейх

Наиболее известной на сегодняшний день немецкой картотекой является Deutsche Dienststelle (WASt). В настоящий момент она насчитывает более 18 миллионов карточек немецких и иностранных солдат, воевавших в составе Вермахта или немецких паравоенных организаций. Подчеркну: речь идёт именно о воевавших (а не погибших). Однако существует известная монография Рюдигера Оверманса «Немецкие военные потери во Второй мировой войне» (Rüdiger Overmans «Deutsche militärische Verluste im Zweiten Weltkrieg»), который на основе математически достоверной выборки из этой картотеки прояснил вопрос и с погибшими:

Таблица №1

Таблица №2

Таблица №3

Таблица №4

в) Сравнение

Теперь попробуем приведённые цифры корректно сравнить. Для начала заметим, что за немцев не посчитаны союзники и сателлиты (но посчитаны иностранцы, воевавшие в составе немецких войск или паравоенных формирований), а советские данные по Наркомату обороны просто неполны (кроме того, не учитываются советские паравоенные организации и иностранные союзники). Это серьёзные недостатки, но можно надеяться, что они до некоторой скомпенсируют друг друга, в то время как розыск и привлечение подобных цифр увеличит сложность подсчётов в разы.

Ещё неизвестно распределение по фронтам потерь в заключительные период войны (01.01.45 — 09.05.45), но можно предположить, что Восточный фронт давал, как и раньше, около 70% немецких потерь.

Наконец, непонятно, как считать потери видов Вооружённых Сил СССР и Германии, потому что потери всех немецких видов известны в виде картотечных данных, а советских — только Наркомата обороны (армия и ВВС). Потери Наркомата ВМФ, а также Внутренних и Пограничных войск НКВД мы знаем только в виде учёта, поэтому нужно либо умножать их на некий коэффициент (что может быть оспорено) для приведения к «картотечным данным», либо не учитывать потери ВМФ/ВМС и НКВД/СС при сравнении (что также может быть оспорено). В данной статье используется второй вариант.

В итоге демографические потери Германии на Восточном фронте составят 2 471 490 (армия) + 166 891 (ВВС) + 28 132 (другие организации) + 363 000 (погибло в плену) + 861 000 (Восточный фронт в 45-м году) = 3 890 513. Сравнив с советскими потерями Наркомата обороны в 13 534 398 человек, мы получаем, что:

Демографические потери Германии и СССР, исчисленные картотечным методом, относятся как 1:3,5.

Ссылка: http://sputnikipogrom.com/history/1267/sovietlosses/

Сравнение советских и немецких потерь во Второй мировой войне. часть 2



III. Баланс

а) СССР

Известно два советских баланса: считающийся официальным баланс Г. Ф. Кривошеева, а также баланс С.Н. Михалёва и его ученицы А.В. Толмачёвой. При этом первый в принципе неправильный (что видно уже из самой книги Кривошеева), а достоинством второго помимо правильности является наличие отдельных балансов по 41-му и 42-му году (пригодится нам для нахождения очередных ошибок Кривошеева, но уже в при подсчёте потерь учётным методом).

Основное враньё в кривошеевском балансе идёт за счёт повторно-призванных, которых он вычитает дважды. В принципе, это было известно и раньше (из работ С.Н. Михалёва), но в новом издании своей книги Кривошеев облегчил нам работу по нахождению у него ошибок и впервые подробно расписал у себя состав повторно-призванных[5]:

В этом числе 2 237 300 чел. призывалось в течении войны дважды, из них:

— 939,7 тыс. из числа военнослужащих, которые в начале войны пропали без вести, а после освобождения захваченной противником территории были призваны вторично;
— 1154,8 тыс. чел. из числа лиц, уволенных в длительный отпуск по ранению и болезни;
— 142,8 тыс. чел. из числа военнобязанных, ранее призванных и направленных для работы в промышленности и на транспорте.

Покажу это в табличном виде:

Таблица №5

Можно просто отнять от соответствующих граф цифры повторно-призванных, но, чтобы не запутаться, лучше добавить ВСЕХ повторно-призванных в мобилизованных, а потом вычесть кривошеевские цифры — получаем второй столбец. Оранжевым я выделил цифры, где включены все 2 237,3 тыс. повторно-призванных (939,7 + 1 154,8 + 142,8). Когда мы вычитаем из них нескорректированных кривошеевских комиссованных и демобилизованных, последние два слагаемых всей суммы повторно-призванных обнуляются, и мы получаем остаток, содержащий только 939,7 тыс. повторно-призванных на оккупированных территориях — выделен зелёным. Левый столбец — это как считает Кривошеев (с коррекцией повторно-призванных). Красным я выделил цифры, где он соврал: как следует из вышеприведённой цитаты, комиссованных по болезни было на самом деле не 3 798,2 тыс. чел., а на 1 154,8 тыс. чел. меньше — 2 643,4 тыс. чел. Демобилизованных было не 3 614,6 тыс. чел., а на 142,8 тыс. чел. меньше, то есть 3 471,8 тыс. чел.

Эти 939,7 тыс. можно вычитать, а можно не вычитать. Зависит от того, что нам надо. Если не вычитаем, то получаем безвозвратные оперативные потери, посчитанные балансовым методом.

Но если нас интересуют демографические потери, то, помимо 1 836,6 тыс. вернувшихся из плена, надо вычесть и 939,7 тыс. повторно-призванных. Получается — 11 405,1 тыс.

Это если не вдаваться в детали. Потому что, например, не все военнопленные были освобождены после войны, освобождения происходили и во время неё, причём часть из этих военнопленных была призвана в армию. Следовательно, для получения демографических потерь из оперативных надо вычитать не 1 836,6 чел., а меньше — около 950 тыс.[6] Кривошеевские призванные — это призванные через военкоматы, а ведь был ещё и прямой призыв в войска[7]. Переводили не только в НКВД, но и из НКВД.[8] И так далее, и тому подобное. В общем, расчёты Кривошеева можно улучшать и улучшать, но я остановлюсь на полуофициальной цифре в 11 405,1 тыс.

Резюмирую:

— Безвозвратные оперативные потери ВС СССР (исчисленные балансовым методом) — 14 181,4 тыс.
— Безвозвратные демографические потери ВС СССР (исчисленные балансовым методом) — 11 405,1 тыс.

б) Третий Рейх

В связи с развалом управления у немцев полного (за всю войну) баланса нет, но можно посчитать частичный баланс на 1 декабря 1944-го года. Все необходимые цифры можно найти в «Сухопутной армии Германии, 1939-1945 гг.» Мюллера-Гиллебранда:

Таблица №6

в) Сравнение

NB: Достоверно сравнить советский и немецкий баланс НЕЛЬЗЯ.

Если советский баланс мы знаем точно, то немецкий известен только за период с 01.06.39 по 1.12.44, кроме того неизвестно распределение немецких потерь по фронтам. Баланс приведён для демонстрации того факта, что посчитать можно далеко не всё и не всегда, а также чтобы затруднить смешение разных типов учёта — например, некоторые сравнивают немецкую картотеку (по Овермансу) с советским балансом, что методологически неправильно.

IV. Учёт

а) СССР

На сегодня известна одна работа, анализирующая советский учёт во времена Второй мировой войны — это работа Г.Ф. Кривошеева (хотя, если быть совсем точным, Кривошеев опирался на результаты работы двух советских комиссий по определению потерь — комиссии С. М. Штеменко (1966-1968 гг.) и комиссии М. А. Гареева (1988 г.). Проблема в том, что цифры за первые годы войны имеют весьма малое отношение к действительности. Как пишет сам Кривошеев:

Пропавшие без вести за первые полгода войны, когда донесения от значительной части окруженных советских войск не поступали, отнесены в книге к так называемым неучтенным потерям. По подсчетам авторов, они составили 1162,6 тыс. чел. и включены в сведения о потерях соответствующих фронтов и армий, не представивших донесения.

1162,6 тыс. чел. — это с пограничниками, без них — 1150 тыс. чел. «Авторские подсчёты» Кривошеев, понятное дело, не раскрывает, но, воспользовавшись балансом за первые годы войны[9][10], мы может оценить точность данных подсчётов:

Таблица №7

Как видим, Кривошеев всего лишь уменьшил недоучёт потерь ВС СССР в 41-м с 58,8% до 34,9%, а 42-й год вообще не трогал. Отсюда неудивительно, что все поправки к данным Кривошеева, которые появляются в прессе, идут в основном по 41-му и, реже, по 42-му году.

Если исходить из того, что «нормальный» недоучёт учётно-статистического метода относительно балансового примерно равен недоучёту 43-45 (т.е. в районе 10%), то правильно скорректированный учёт ВС СССР будет выглядеть наподобие моего.

б) Третий Рейх

С немецким учётом сложнее. Во-первых, там существовало несколько каналов подачи информации, по которым подавалась хоть и близкая, но не идентичная информация. Поэтому между статистикой различных служб Вермахта существуют небольшие (а со второй половины 44-го года и большие) разночтения. Во-вторых, как и по балансу, не существует более-менее полных данных за 45-й год. В-третьих, не вся немецкая статистика обработана для непосредственного использования.

Из-за всего вышеперечисленного при сравнении потерь я буду использовать помесячные цифры потерь из «Сухопутной армии Германии, 1933-1945 гг.» Б. Мюллера-Гиллебрандта — не сказать, чтоб идеальный вариант, но мало чем уступит другим.

в) Сравнение

Таблица №8

Примечания:

— За Третий Рейх считаются потери армии и войск СС, но без флота и ВВС, за СССР наоборот — потери армии, ВМФ и ВВС, но без ВВ и ПВ НКВД. Союзники и паравоенные формирования не учитываются.
— Квартальные немецкие потери даны по всем фронтам (не только по Восточному фронту). До открытия второго фронта 6 июня 1944 Восточный фронт давал 90+% потерь, за исключением второго квартала 43-го (Тунис). После — примерно 70%.
— Советские данные за 41-й и 42-й — это кривошеевский официоз. Следует учесть, что реальные советские потери в 41-м были на 38%, а в 42-м на 10% больше кривошеевских цифр. С другой стороны, со второй половины 44-го начало падать и качество немецкой статистики.

Реально более-менее достоверно соотношение (с учётом всех вышеописанных нюансов) мы имеем за период со второй половины 42-го по первую половину 44-го, что даёт соотношение 1:3,5. Если брать строго по годам, то достоверным является только 43-й год, который даёт соотношение безвозвратных оперативных потерь примерно как 1:3 (при этом не следует соотношение за 43-й год переносить на войну в целом).

V. Вывод

Точно посчитать соотношения потерь в ВОВ затруднительно. Кроме того, имеются сомнения в осмысленности подобных «валовых» сравнений (помесячные/поквартальные графики могут оказаться гораздо нагляднее и информативнее, а ещё лучше их как-то отнормировать по численности, потому что на восточном фронте советская группировка превышала немецкую в среднем в 2,5-3 раза). Но если всё же сводить весь вопрос о качестве немецкой и советской армии к одному показателю — соотношению потерь — то, на мой взгляд, из имеющихся цифр наиболее адекватно отражает ситуацию соотношение равное 1:3 (+/- десятые доли).

1:2 это, очевидно, мало, 1:4 — много, а 1:3 — в самый раз.

Итого: за каждого немца Советская власть платила ТРЕМЯ русскими, что вполне можно назвать «заваливали трупами».

С праздником Великой Победы, советские.


Рекомендованная литература

— Rüdiger Overmans «Deutsche militärische Verluste im Zweiten Weltkrieg», 2000
— Кривошеев Г.Ф. «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь», 2010
— Михалев С.Н. «Людские потери в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (статистическое исследование)», 2000
— Мюллер-Гиллебрандт Б. «Сухопутная армия Германии, 1933-1945 гг.», 2003
— Толмачёва А.В. «Боевой и численный состав и потери вооруженных сил противоборствующих сторон на советско-германском фронте в годы Великой Отечественной войны: 1941-1945 гг.», 2006
ww2stats.com
poteri-sssr.livejournal.com

Ссылки и примечания:

[1] Куртуков И. «Соотношение потерь на советско-германском фронте»
[2] Голотик С.И., Минаев В.В. «Демографические потери СССР в Великой отечественной войне: история подсчетов»
[3] Ильенков С.А. «Память о миллионах павших защитниках Отечества нельзя предать забвению»
[4] forum.vgd.ru — «Что, где и как ищем в ЦАМО РФ?»
[5] Кривошеев Г.Ф. «Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь.», М. 2010, с. 37
[6] poteri_sssr — «Война и общество 1941-1942». Книга 2. М.: Наука, 2004
[7] poteri_sssr — «Черная пехота» — неучтённые потери
[8] poteri_sssr — Никто не забыт? А сколько их — «незабытых»?
[9] Михалёв С.Н. «Военная стратегия» (стр. 706)
[10] Толмачёва А.В. «Боевой и численный состав и потери вооруженных сил противоборствующих сторон на советско-германском фронте в годы Великой Отечественной войны: 1941-1945 гг.» (стр. 159)

Ссылка: http://sputnikipogrom.com/history/1267/sovietlosses/


aa

Наказанный народ. Репрессии против российских немцев., М., 1999.

Оригинал взят у knigipoistcccp в Наказанный народ. Репрессии против российских немцев., М., 1999.
Наказанный народ. Репрессии против российских немцев., М., 1999.
Содержание
В.Шайдуров, Барнаул. Российские немцы: трагедия одного народа.
А.Герман, Саратов. Репрессии как неотъемлемый элемент политики большевистского режима по отношению к российским немцам.
Д.Брандес, Дюссельдорф. Защита и сопротивление российских немцев (1917-1930-е гг.).
Н.Охотин, А.Рогинский, Москва. Из истории «немецкой операции» НКВД 1937-1938 гг.
В.Хаустов, Москва. Репрессии против советских немцев до начала массовой операции 1937 г.
Н.Бугай, Москва. Автономия немцев Поволжья: проблемы деструктурирования и социальной натурализации.
В.Бруль, Геттинген. Депортированные народы в Сибири (1935-1965 гг.). Сравнительный анализ.
Т. Чебыкина, Томск. Депортация немецкого населения из европейской части СССР в Западную Сибирь (1941-1945 гг.).
Г.Маламуд, Челябинск. Мобилизованные советские немцы на Урале в 1942-1948 гг.
В.Кириллов, Нижний Тагил. Советские немцы в Тагиллаге.
Т.Плохотнюк, Ставрополь. Немецкое население Северного Кавказа в условиях тоталитарной системы в середине 1920-x-1930-х гг.
Л.Белковец, Новосибирск. Спецпоселение немцев в Западной Сибири (1941-1955 гг.).
Л.Бургарт, Усть-Каменогорск. Судьба человека - судьба народа. Личные дела немцев-спецпоселенцев как источник по проблеме
депортации и режима спецпоселения.
Т.Сабурова, Архангельск. Этнические немцы на Севере.
О.Лиценбергер, Саратов. Репрессии против лютеранских и католических священнослужителей в СССР.
Е.Эйхельберг, Тюмень. Преследование по религиозным причинам немцев Тюменской области.
Н.Смольникова, Москва. Национальные репрессии и их влияние на современные этнополитические проблемы немцев Поволжья.
Т. Иларионова, Москва. Реабилитация: трудный путь из тупика. Проблема российских немцев в советско-западногерманских
переговорах 1957-1958 гг.
А.Паповян, Е.Паповян, Москва. «Проводить профилактическую, разъяснительную работу...»
(КГБ перед проблемой немецкой эмиграции. Эпизод 1957 г.).
Т.Чернова, Москва. Проблема политических репрессий в отношении немецкого населения в СССР (обзор отечественной историографии).

Русские и немцы

Оригинал взят у ingwar_lj в Русские и немцы
Ряд фотографий, запечатлевших гуманное отношение немецких солдат к бойцам Красной Армии и русскому населению в Великой Отечественной войне.


Эсэсовцы отдыхают в советской деревне.
Read more...Collapse )