?

Log in

No account? Create an account

May 28th, 2014

Судьба человека - судьба народа.



Личные дела немцев-спецпоселенцев как источник
по проблеме депортации и режима спецпоселения*

Л.Бургарт, Усть-Каменогорск

1945 - 1955 гг. стали десятилетием, когда в отношении репрессированных в 1930 - 1940-е гг. народов, в том числе и немецкого, был законодательно оформлен и установлен особый режим спецпоселения, сводившийся к тотальному контролю НКВД за всеми сторонами жизни и деятельности так называемых спецпоселенцев.

Первым уровнем тотального контроля за жизнью спецпоселенцев стали спецкомендатуры, созданные в 1945 г. после выхода постановления СНК СССР “О правовом положении спецпереселенцев”1. Согласно инструкции2, спецкомендатуры образовывались в местах размещения спецпоселенцев и имели в своем подчинении по несколько населенных пунктов. Через спецкомендантов и их помощников спецкомендатуры должны были осуществлять учет спецпоселенцев, контролировать занятость общественно-полезным трудом, предотвращать побеги, принимать заявления и жалобы спецпоселенцев, налагать штрафы и взыскания3. Контроль за их работой осуществляли районные отделы НКВД и УНКВД областей, а также органы Прокуратуры.

Комендантский режим был резко ужесточен после выхода известного Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г.4

Перед спецкомендатурами была поставлена задача 100% учета спецпоселенцев. На всех спецпоселенцев, достигших 16-летнего возраста, были заведены личные дела. Они стали одним из документальных воплощений тотального контроля, установленного в отношении репрессированных народов, и на сегодняшний день представляют ценный исторический источник. Мы предприняли попытку его анализа на примере личных дел немцев-спецпоселенцев Восточного Казахстана. Первоначально их дела хранились в Архиве УВД ВКО, ныне они переданы в Центр правовой статистики и информации при Прокуратуре ВКО.

В качестве исторической справки отметим, что всего на территорию Восточно-Казахстанской области в 1941 - 1942 гг. было депортировано около 28 тыс. немцев 5 . Накануне войны, согласно переписи населения 1939 г., численность немцев здесь составляла 4041 человек. К первому января 1949 г. в результате процессов естественного воспроизводства населения и массовых мобилизаций в “трудармию” численность немцев в ВКО сократилась до 19 490 человек 6 .

В местах расселения немцев было образовано 25 спецкомендатур, впоследствии их число возросло до 35.

В Центре правовой статистики и информации при Прокуратуре ВКО хранится около 70 тыс. личных дел, заведенных на спецпоселенцев различных национальностей.

Автором был проанализирован довольно значительный объем личных дел спецпоселенцев-немцев. Личное дело представляет собой папку с определенным набором документов и материалов, отражающих контроль за каждым отдельно взятым спецпоселенцем.

На обложке личного дела указывались Ф.И.О. спецпоселенца, дата начала и окончания дела, категория учета (“выселенный”, “местный”, “репатриированный”), в правом верхнем углу  - гриф “секретно”. Личные дела составлялись и велись на основе инструкции, выдержка из которой помещалась на обратной стороне обложки личного дела. Затем следовал перечень документов, содержащихся в личном деле.

На основе анализа личных дел можно выделить две основные группы таких документов:

1. Документы и материалы, включенные инструкцией в разряд обязательных и присутствующие в каждом личном деле;

2. Документы и материалы, присутствующие не в каждом личном деле, но в значительной их массе. Многие из этих документов не включены инструкцией в разряд обязательных, однако непосредственно связаны с положением спецпоселенцев в условиях особого режима.

Первая группа включает в себя восемь обязательных документов:

1. Анкета спецпоселенца. Анкета состоит из 21 вопроса. Большая часть вопросов нацелена на получение информации биографического характера (дата, место рождения, образование и т.д.), отдельные вопросы связаны с выяснением “политической благонадежности” спецпоселенцев (судимость, проживание на оккупированных территориях, пребывание за границей, в плену и т.д.).

Данные анкет содержат ценнейшую информацию для исследователей проблемы депортации немцев. На их основе можно представить подробную характеристику немецкого населения в период между переписями (конец 1940 - начало 1950-х гг.). Более того, на наш взгляд, весьма перспективна идея создания компьютерной базы данных о немцах-спецпоселенцах, в основу которой легли бы анкеты из личных дел спецпоселенцев. Анализ систематизированных данных позволил бы осуществить моделирование социального портрета немцев-спецпоселенцев. Этот портрет мог бы вобрать в себя целый ряд глубоких характеристик немецкого населения: его половозрастную структуру, образовательный уровень, состав семей, профессиональный уровень, знание родного языка, установить основные регионы выхода депортированных немцев, картину размещения в новых районах и т.п.

Аналогичные базы данных могли бы быть созданы и по другим категориям спецпоселенцев. Значимость компьютерных баз данных как для архивов, центров хранения личных дел спецпоселенцев, так и для исследователей различных профилей бесспорна.

2. Справка - основание содержания на учете спецпоселения, которая позволяет установить, к какой “категории” принадлежит спецпоселенец, т.е. взят он на учет как “выселенный”, “местный” или “репатриированный”. Каждая такая справка заканчивается выдержкой из Указа от 26 ноября 1948 г. о том, что спецпоселенец “оставлен навечно в местах обязательного поселения без права возврата к прежнему месту жительства”.

3. Автобиография спецпоселенца, написанная им от руки или, в случае неграмотности, спецкомендантом.

4 - 7. Четыре одинаковые по форме расписки спецпоселенцев, которые по сути отражают законодательную базу режима. Первая расписка свидетельствует об ознакомлении спецпоселенцев с Постановлением СНК СССР от 8 января 1945 г., законодательно установившим режим спецпоселения, но датировка расписок свидетельствует о том, что произошло это ознакомление не в 1945 г., а уже после выхода Указа от 26 ноября 1948 г. Ознакомление с этим указом составило содержание второй расписки, взятой со спецпоселенцев. Этим актом ознаменовалось ужесточение установленного режима. Хотя коменданты спецкомендатур получили указание произвести ознакомление всех спецпоселенцев с указом до конца года 7 , эта процедура продолжалась еще в 1949 г., а многие расписки датированы даже 1950 г. Третья расписка связана с внесением некоторых изменений в “правовое положение” спецпоселенцев в 1954 г. Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 13 июля 1954 г. и Совет Министров СССР своим Постановлением от 5 июля 1954 г. “предоставляли спецпоселенцам право проживания в области, в которую они были выселены, и право свободного передвижения в любой пункт страны по служебным командировкам”. При этом спецпоселенцы были обязаны:

1. При перемене места жительства внутри области, сняться с учета в спецкомендатуре МВД, а по прибытии к новому месту жительства, немедленно встать на учет;

2. О выездах в командировки за пределы области сообщить в спецкомендатуру МВД;

3. Являться лично на регистрацию в органы МВД один раз в год8.

Четвертая расписка связана с известным “освобождением” немцев от учета спецпоселения. Основная масса этих расписок датирована 1956 г. Ставя свою подпись под этой распиской, немцы оказывались лишенными права возврата в места, из которых были депортированы, и не имели права на материальные претензии к государству9.

8. Регистрационный лист или учетная карточка спецпоселенца. Этот документ является непосредственным отражением механизма учета спецпоселенцев и представляет собой календарную таблицу, куда вносились дни явки спецпоселенцев на отметку в спецкомендатуры и их личные подписи.

Этот комплекс документов позволяет четко проследить общность судьбы немцев, законодательную основу режима спецпоселения, его установление и действие на различных этапах, а также содержит материалы, на основе которых может быть создана база данных о немецком населении в период между переписями.

Вторая группа документальных материалов, находящихся в личных делах, гораздо больше по объему и разнообразнее. Именно по этим документам можно судить о положении немцев в условиях тотального контроля за их жизнью и о реальном функционировании режима спецпоселений.

Эту группу составляют следующие документы:

1. Словесные портреты спецпоселенцев-немцев (в некоторых личных делах они отсутствуют, очевидно, из-за упущений спецкомендантов). Словесный портрет составлялся комендантом в произвольной форме, либо в виде отметок в заранее заготовленном формуляре. Этот документ представляет собой полное описание внешности спецпоселенца с указанием особых примет. Если бы не отметка на личных делах о категории учета, то вполне можно было бы принять их за личные дела уголовников. Цель составления словесных портретов очевидна. Их использовали в первую очередь для четкости контроля за спецпоселенцами, а также для поиска и задержания спецпоселенцев, совершивших побег из мест обязательного поселения.

2. Одним из свидетельств тотального контроля за жизнью немецкого населения, в частности за демографическими процессами в их среде, являются заявления спецпоселенцев в спецкомендатуры о рождении, смерти, выезде, вступлении в брак членов семьи. Характер этих заявлений позволяет судить о том, насколько строго исполняли немцы свою обязанность информировать органы власти. Так, например, спецпоселенец А.Кисельман не просто сообщает в своем заявлении о рождении ребенка, но и просит “взять его на учет спецпоселения и не отказать в просьбе”10.

Аналогичным образом выглядела ситуация и в отношении миграционных движений. Доказательством этого служат многочисленные заявления спецпоселенцев с просьбой о разрешении выезда в другие регионы на учебу, работу, лечение, а также для воссоединения с родственниками. Они позволяют сделать вывод о высоком уровне потенциальной миграционной активности немецкого населения и низком уровне фактической миграционной активности. Давая разрешения на переезд, органы МВД строго регламентировали передвижение спецпоселенцев. Им выдавались маршрутные листы с указанием станций, через которые они обязательно должны были проследовать. Малейшее отклонение от маршрута квалифицировалось как побег.

Ряд документов, хранящихся в личных делах спецпоселенцев, позволяет выделить комплекс проблем, связанных с их положением в условиях особого режима:

а) чрезвычайно острой была проблема разрозненности семей. В личных делах отложились заявления спецпоселенцев с просьбами о воссоединении и переписка органов МВД (часто длившаяся в течение нескольких лет), связанная с принятием решения по этим заявлениям. Здесь необходимо отметить и многочисленные заявления о розыске родственников, пропавших без вести в ходе массовых депортаций, мобилизаций в “трудовые лагеря”;

б) в личных делах имеется ряд заявлений и переписка с органами МВД по вопросу о снятии с учета спецпоселения. Эти заявления принадлежат в основном лицам не немецкой национальности, выселенным вместе с немцами в составе их семей и утратившим затем родственные связи. Их анализ позволяет получить представление о сложившемся у населения представлении о немцах и об отношении к ним;

в) проблема взаимоотношений немцев с властями на местах представлена во множестве заявлений и жалоб о незаконных увольнениях с работы, выселениях из домов, оскорблениях, избиениях и других “ущемлениях прав”. Чаще всего эти заявления мертвым грузом лежали в спецкомендатурах, нисколько не облегчая участи немцев-спецпоселенцев.

3. Особо выделяются документы, отражающие превентивные меры властей против нарушителей режима:

а) объяснительные записки спецпоселенцев об отлучках, опозданиях на регистрацию в спецкомендатуры, самовольных выездах из мест поселения;

б) протоколы судебных процессов по фактам нарушения режима;

в) решения о мерах наказания нарушителей режима: наложения штрафов, аресты от 3 до 15 суток, выселение в режимные поселки, тюремное заключение на срок от 5 до 15 лет, каторжные работы на срок до 20 лет.

4. Изменения, произошедшие в положении спецпоселенцев в начале 50-х годов, также отражены в личных делах. В личных делах немцев, имевших несовершеннолетних детей, находим отметки об освобождении этих детей от учета; в личных делах “местных” немцев  - решение об их освобождении в 1954 г., т.е. еще до принятия указа об “освобождении” всех немцев. Аналогичные документы находим в личных делах немцев, являвшихся членами КПСС, также освобожденных в 1954 г. 11

5. Особый интерес представляют личные дела отдельных категорий спецпоселенцев, например бывших “трудармейцев” и “репатриированных”. Личные дела бывших “трудармейцев” содержат сведения о трудовых лагерях, условиях пребывания в них и могут быть использованы как дополнительный источник по изучению “трудармий”. К примеру, в личном деле бывшего “трудармейца” Е.Коха хранится карта отпечатков пальцев, снятых в Бакаллаге НКВД СССР, инвалидная карточка, пропуск на проезд из лагеря на спецпоселение в Восточный Казахстан12.

Очень интересные материалы отложились в личных делах немцев-репатриантов (к этим делам приложены и личные документы). Численность этой “категории немцев” в ВКО была небольшой (по данным на 1 января 1953 г.  - 24 семьи, 69 человек). Судьба репатриантов также довольно четко прослеживается по материалам личных дел. Свидетельством их проживания на оккупирован ных немецкими и румынскими войсками территориях является документ, подтверждающий принадлежность к немецкой национальности. В личном деле репатриантки Е.Лемке это, например, “Ausweis der Deutschen Volksliste der Ukraine”. Следующим этапом в судьбе этой категории немцев стало переселение в Польшу и Германию, в ходе которого им были выданы удостоверения переселенцев  - “Umsiedlerausweis”, а затем по прибытии в Германию  - сви детельство о немецком гражданстве  - “Einbuergerungsurkunde” 13 . Судьба этих людей в общих чертах известна, хотя многие вопросы, связанные с проблемой репатриации, остаются пока не освещенными. В личном деле репатриантки Е.Лемке мы находим удостоверения органов НКВД о прохождении через систему фильтрационных лагерей для репатриантов, а также документ, отражающий заключительный этап  - справку о взятии на учет спецпоселения 14 . Таким образом, немцы-репатрианты, как известно, разделили участь остальной части немецкого населения в СССР.

Анализ материалов, составивших вторую группу документов из личных дел немцев-спецпоселенцев, помогает реально и весьма конкретно представить себе их положение.

Каждое личное дело  - это не только отражение судьбы отдельного человека, но в то же время  - часть общей судьбы немецкого народа в СССР. Проведенный выше анализ показывает, что личные дела могут быть использованы, как основа для моделирования социального портрета немцев-спецпоселенцев в 40 - 50-е гг., они позволяют дать многостороннюю характеристику самого режима спецпоселений и проследить основные этапы судьбы немцев, в особенности их положения в регионах, на местах. Личные дела могут быть использованы как дополнительный источник в исследовании проблем, связанных с мобилизацией немцев в “труд армию”, “репатриацией” из Германии и др.

Личные дела немцев-спецпоселенцев  - важная составная часть ре гиональных архивов, фонды которых используются исследователя ми, к сожалению, далеко не полностью. Личные дела представляют особый интерес как источник не только для историков, но и для политологов, демографов, социологов, занимающихся изучением одной из самых трагических страниц истории немецкого народа в СССР.

Примечания:

1 См.: История российских немцев в документах / Под ред. В.А.Аумана и В.Г.Чеботаревой. М., 1993. С.175.

2 См.: Deportation, Sondersiedlung, Arbeitsarmee / Hrsg. A.Eisfeld, V.Herdt. K ц ln, 1996. С.265 - 266.

3 Там же.

4 См.: История российских немцев в документах. С. 176.

5 Подробнее об этом см.: Бургарт Л.А. Немцы в Восточном Казахстане в 1941 - 1956 гг.: депортация и жизнь в условиях режима спецпоселения. Усть-Каменогорск, 1997.

6 Там же.

7 Центр правовой статистики и информации при Прокуратуре ВКО (ЦПСИ ВКО). Ф. 5. Оп. 2. Д. 44. Л. 24.

8 Здесь и далее выдержки приводятся из личных дел спецпоселенцев-немцев // ЦПСИ ВКО. Фонд личных дел.

9 См.: История российских немцев в документах. С.177.

10 ЦПСИ ВКО. Фонд лич. дел. Арх. 4137. Л.д. 4784. Л.10.

11 Там же. Арх. 4778. Л.д. 486. Л.13.

12 Там же. Арх. 4135. Л. 7, 16, 17, 22.

13 Там же. Арх. 13505. Л.д. 3617. Приложение. Личные документы.

14 Там же. Л. 1, 16.

Ссылка: http://www.memo.ru/history/nem/index.htm
Buy for 20 tokens
Очень обидно понимать, что мнение простого блогера, который всё поставил на площадку Livejournal, воспринимают в самую последнюю очередь, доверяя всяческим фейкам от совершенно постороннего лица. Сейчас я вам покажу и расскажу, как можно заблокировать абсолютно любой пост, любого блогера.…

Роисся вперде!

9ux4mxxisf87

0d61a56b927adc492f2d187fe81

8x252xwsfn9v

0unti5ocxfzg

ks2zx2hk1s3v

1459899_10151732636771451_531938037_n

y48g6tupihyg

w5qyEdIe

95kmy0sesez2

0rbhahp20eg5

6y9m0u1rhjmy

ay18vz4buuyw

e4dppq3slqnc

qftwf2p

ek0fjcm5soox

ur308rkfx7d0

zxrv36i82o3m

iys5fqswwx34



w00z1pliolmb



sec6x53z4oh1