?

Log in

No account? Create an account

April 18th, 2014

Миф о виновности Германии в развязывании Второй мировой войны

306332


Одним из величайших парадоксов нашего времени является то, что, несмотря на очевидное, миллионы людей продолжают верить, что Германия была всемогущим агрессором во 2-й Мировой войне. Ничто лучше не иллюстрирует мощь пропаганды, чем такие мифы. Факты же показывают, что Германия была не преступницей, а жертвой неприкрытой агрессии. За военным триумфом союзников последовал триумф пропагандистов, чьей главной задачей было представить страны-победительницы «жертвами кровожадного Гитлера».

АНГЛО-САКСОНСКИЕ ПОЛИТИКИ О ГЕРМАНИИ И НЕОБХОДИМОСТИ ВОЙНЫ С НЕЙ (цитаты)

«Германия слишком сильна. Мы должны её уничтожить» - Winston Churchill, Nov. 1936.
«Ни в одной стране историческое затемнение не было столь интенсивным и эффективным, как в Великобритании. Здесь оно было окрещено «Железный Занавес Осторожной Тишины». Практически ничего не было издано для выявления британской ответственности за 2-ю Мировую войну и её ужасные результаты» - Harry Elmer Barnes, американский историк.

«Целью войны было не уничтожение фашизма в Германии, а захват торговых рынков Германии» - Winston Churchill, 1946.

«Британия усматривает выгоду от войны против Германии потому, что Рейх стал слишком сильным и нарушил европейский баланс». - Ralph F. Keeling, Institute of American Economics

«Я настаиваю на том, что поражение Германии и Японии и их исключение из мировой торговли даст Британии огромное преимущество для размаха её коммерции как в объёме, так и в прибыльности» - Samuel Untermeyer, The Public Years, p.347.

2 сентября 1939 делегат лейбористской партии встретился с британским министром иностранных дел Галифаксом в лобби парламента. «У Вас всё ещё есть надежда?» - спросил он. «Если Вы подразумеваете надежду на войну, - ответил Галифакс, тогда Ваша надежда будет исполнена завтра». «Слава Богу» - ответил представитель лейбористской партии. При этом лорд Галифакс был необычно весел, часто смеялся и с особым удовольствием потягивал пиво. - Professor Michael Freund.

«В апреле 1939 (за 5 месяцев до объявления войны) посол Вильям К. Буллит, которого я знал двадцать лет, позвал меня в Американское Посольство в Париже. Американский посол сказал мне, что вопрос о войне - решённый. Он не сказал, а я не спросил, кем. Он предоставил мне догадаться самому. Когда я сказал, что в конце концов Германия попадёт в вооружённые лапы СССР и большевизма, посол ответил: «Что с того? После войны немцев останется не так много, чтобы они сколько-нибудь укрепили большевизм». - Karl von Wiegand, 23 апреля, 1944, Chicago Herald American.

«Я чувствую себя виновным перед немецким народом. Мы сделали все, чтобы уничтожить некогда могучую нацию». - Aдмирал Daniel Leahy; послевоенный посол США в Германии.

МИФ 1. НЕМЦЫ - АГРЕССИВНАЯ НАЦИЯ.

Факты доказывают противоположное. Исследование профессора Квинси Райта показывает, что за период с 1480 по 1940 г.г. в Европе было 278 войн со следующим процентным вовлечением в них различных стран:

ENGLAND - 28%
FRANCE - 26%
SPAIN - 23%
RUSSIA - 22%
AUSTRIA - 19%
TURKEY - 15%
POLAND - 11%
SWEDEN - 9%
ITALY - 9%
NETHERLANDS - 8%
GERMANY (INCLUDING PRUSSIA) - 8%
DENMARK - 7%.

Процент времени, проведённого европейскими странами в войнах с 12 века по 1925 год:

SPAIN - 67%
POLAND - 58%
ENGLAND - 56%
FRANCE 50% -
RUSSIA - 46%
HOLLAND - 44%
ITALY - 36%
GERMANY - 28%.

Число войн, в которых участвовали различные страны с 1815 по 1907 г.г.:

БРИТАНИЯ - 10 войн,
РОССИЯ - 7 войн,
ФРАНЦИЯ - 5 войн,
АВСТРИЯ - 3 войны,
ГЕРМАНИЯ (включая ПРУССИЮ) - 3 войны (аналогичные данные приведены и в др. исследованиях, напр., Pitirim Sorokin, Vol.111, Social and Cultural).

МИФ 2: ГЕРМАНИЯ ХОТЕЛА ВОЙНЫ.

«Я не вижу причины, по которой эта война может начаться. Мне страшно думать о жертвах, которые она может вызвать. Я хочу избежать её». - Adolf Hitler, июль 1940.

«Теперь я верю, что Гитлер и народ Германии не хотели войны. Но мы объявили войну Германии в надежде разрушить её в соответствии с нашим принципом баланса сил. Мы были воодушевлены американцами и Рузвельтом (розенфельдом). Мы проигнорировали мольбы Гитлера не вступать в войну. Теперь мы вынуждены признать, что Гитлер был прав. - Прокурор, генерал, Sir. Hartley Shawcross, 1984.

«Самое последнее, что хотел Гитлер - это вызвать ещё одну большую войну». - Sir. Basil Liddell Hart.
У.Черчилль признаёт: «Мы вошли в эту войну по собственной воле, никто нас не атаковал». - Guild Hall Speech, July 1943.

МИФ 3: ГЕРМАНСКИЕ ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ ПРЕВОСХОДИЛИ СИЛЫ ИХ СОСЕДЕЙ.

ПОЛЬША. 30 действующих дивизий, 10 резервных дивизий, 12 больших кавалерийских бригад. Около 2,5 млн. обученных резервистов.

ФРАНЦИЯ. 110 дивизий (из них - 65 полностью укомплектованные и боеготовые) , включая 5 кавалерийских дивизий, две механизированные дивизии, одну бронедивизию, остальные - пехотные. На германской границе стояли 85 дивизий и подлежали мобилизации 5 млн. резервистов. Тыловой резерв составляли 5 британских дивизий.

БРИТАНИЯ. Британская относительно небольшая, но качественная регулярная армия была представлена островной «Территориальной армией», состоящей из 26 дивизий и способной быстро увеличиться до 55 дивизий. Она поддерживалась самой большой в мире армией воинской повинности, охраняющей империю «над которой никогда не заходит солнце». Британская империя включала в себя также Новую Гвинею, Науру, Западное Самоа, Юго-Западную Африку, Катар, Палестину, Tрансиордан, Танганьику, Ирак, Того и Камерун, т.е. территории, украденные после 1-й Мировой войны у Германии. Они добавили Британии 1061 755 кв. миль, эквивалентных 35 Шотландиям.

ГЕРМАНИЯ. Против этих чудовищных сил немцы были способны мобилизовать лишь 98 дивизий, из которых действующими были только 25 (включая австрийские). Из остальных 46 дивизий только 10 были боеспособны после мобилизации, и даже они состояли из желторотых рекрутов, прослуживших менее 1 месяца. Остальные 36 дивизий состояли из ветеранов 1-й Мировой войны в возрасте более 40 лет, незнакомых с современным вооружением.

БАЛАНС СИЛ. Очевидно, что одни только Польша и Франция, не считая Британии с её империей, располагали 140 дивизиями против 98 германских, из которых 1/3 составляли фактически неподготовленные военнослужащие.

ВОЙНА В ВОЗДУХЕ. «Превосходство Люфтваффе было сильно преувеличено. К моменту объявления войны Британией в Люфтваффе было всего 929 истребителей, в основном одномоторных Мессершмитт-109. У 229 двухмоторных дальних Ме-110 максимальная скорость составляла всего 350 миль/ч. При хорошей скороподъемности у него была плохая маневренность. У Ме-109 зона действия была ограничена 100 милями в оба конца, временем крейсерского полёта в 95 мин. а тактического - в 75 мин. То, что пилоты Люфтваффе успешно действовали в отдалении от своих баз, тогда как британские нередко терпели поражение в пределах видимости от своих баз, объяснялось лишь личными качествами немецких лётчиков. Разница усугублялась тем, что сбитые пилоты Королевских ВВС могли быть спасены, а сбитые пилоты Люфтваффе в лучшем случае попадали а плен. Двухмоторный МЕ-110 был весьма тихоходным самолётом с крейсерской скоростью чуть более 300 миль в час и легко настигался Спитфайрами. Он также был «медлителен в ускорении и труден в маневрировании». Радиооборудование Люфтваффе также было примитивным в сравнении с британским и не обеспечивало устойчивой связи в воздухе и с землёй. В ходе войны Британия произвела около 4 238 истребителей, а Германия - 3 000. Относительно вооружения известный Британский историк Liddell Hart заметил: «С самого начала стало ясно, что германские бомбардировщики были слишком слабо вооружены, чтобы отбивать атаки британских истребителей без сопровождения своих истребителей». History of the Second World War.

МИФ 4: ГЕРМАНИЯ СТРЕМИЛАСЬ К ЗАВОЕВАНИЮ ВСЕЙ ЕВРОПЫ.
АТАКИ НА ГЕРМАНИЮ СО СТОРОНЫ ДРУГИХ ГОСУДАРСТВ (краткая хронология событий).

Польша совершила первый акт агрессии. В марте 1939 г. Польша, уже оккупировавшая германские территории, «приобретённые» в 1919 г., вторглась в Чехословакию. В течение нескольких месяцев до начала войны польская армия неоднократно атаковала германские границы. 31 августа 1939 польские вооружённые силы произвели полномасштабную атаку германской границы около городка Глейвиц. В течение часа 3 сентября 1939 Германия получила от Британии и Франции декларации об объявлении войны. С Британской стороны эта декларация была неконституционной - не ратифицированной парламентом. Между тем Красная армия 30 ноября 1939 г. вторглась в Финляндию. Несмотря на постоянные атаки её границ численно превосходящими вооружёнными силами Франции и Англии и экономическое удушение со стороны мировой финансовой системы, Германия отказывалась от втягивания в конфликт, вела переговоры о мире и подставляла другую щёку в течение 10 месяцев. Только после того, как явственно стали видны намерения Англии по расширению западного фронта путём оккупации Голландии и Норвегии, что вело к окружению западных границ Германии, она решилась на упреждающий удар. Защитное контрнаступление было предпринято Германией 10 мая 1940 г. Результатом стало окружение британских и французских войск численностью около 330 тысяч человек относительно небольшой германской армией. Это был один из самых позорных разгромов в военной истории (британская пресса назвала его «чудом»). Британия (не в первый раз) и Франция нарушили нейтралитет Норвегии 8 апреля 1940. Во избежание нападения через Балтику Германия контратаковала. В маленьком сражении под Тронхеймом двухтысячная германская группировка разгромила 13-тысячную британскую. Чтобы спасти лицо, Черчилль высадил 20-тысячную британскую группировку в Нарвике. Её атака была отбита 2 тысячами австрийских горных стрелков. Канада объявила войну Германии 10 сентября 1939 г. В июне 1940 г. Советская Россия вторглась в Латвию, Эстонию и Литву. 10 мая 1940 Британия оккупировала Исландию, а в июне 1940-го объявила войну Финляндии, Румынии и Венгрии. Все эти акты агрессии совершались с грубым нарушением международного законодательства и прежде достигнутых договорённостей. 7 декабря 1941 Британия инспирировала свержение правительства Югославии. 27 марта 1941 Британские войска вошли в Грецию. В июне 1940 Британия приготовилась к вторжению в нейтральную Португалию. США, формально нейтральные, постоянно атаковывали германские суда, арестовывали и похищали немецких граждан, даже живущих в южноамериканских странах. Германия отреагировала на это лишь августе 1941 года. В 1940 г. Британия, на весь мир кричащая о своём «одиночестве», добавила 1,6 млн. кв. миль к своей империи, оккупировав итальянские и французские колонии: Сирию, Ирак и Персию. Британский военный историк A. Taylor признаёт: «несомненно, что он (Гитлер) расширил военные действия только на превентивной почве».

МИФ 5: НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ ПРИЧИНОЙ ВОЙНЫ ЯВИЛОСЬ НАПАДЕНИЕ ГЕРМАНИИ НА ПОЛЬШУ.

Все началось с внешне незначительного спора о Данцигском коридоре, бывшего частью Германии до передачи его Польше Версальским договором. Версальский договор лишил Германию огромных областей. Этот кабальный договор разорил Германию, вызвав депрессию, позволившую еврейским олигархам скупить значительную часть немецкой промышленности. Международное еврейство, представленное 80% переговорщиками Версаля, вынудило Германию отдать часть своих восточных территорий (Данцигский коридор) Польше. Гитлер просит Польшу предоставить Германии коридор шириной в 1 милю для доступа к Восточной Пруссии. Стороны почти приходят к согласию, когда в 1939 г. Польша неожиданно прекращает переговоры. 31 марта 1939 г. Британия и Франция дают гарантию защиты Польши (англо-французский гарантийный пакт). Они заключают секретный пакт с Польшей о её защите в случае нападения Германии. Польша угрожает войной. Воодушевлённые гарантиями Черчилля и Даладье, Ридц Смигли - главком армии Польши с Игнацием Мосцицким, её президентом, начинают бряцать оружием. Смигли прямо заявляет: «Польша хочет войны с Германией. Германия не способна избежать её, даже если захочет». Он угрожает захватить Германию за три дня. И вот за словами последовали дела (вначале - на территории самой Польши).

Май 1939 г. - Данцигская резня. В обстановке политической напряжённости поляки во главе с евреями-коммунистами убивают 58 тысяч этнических немцев (Volksdeutsche) в Данцигском коридоре. Резня, подкреплённая уверенностью в лёгкой победе над немцами и возможностью завладения их собственностью в Германии, началась в апреле 1939 и продолжалась до вторжения немецких войск в Польшу. Германия множество раз направляла в Лигу наций протесты, но безрезультатно).

Сентябрь 1939 г. - «кровавое воскресенье» Бромберга. Бромберг - мирный германский городок, отторгнутый от Германии и переданный Польше Версальским договором. В ночь на воскресенье течение суток польские евреи при попустительстве и прямой поддержке польской армии и полиции напали на немецкий городок Бромберг и устроили зверское истребление его жителей из числа этнических немцев. В это "кровавое воскресенье Бромберга" было убито более 5500 немцев. Польские евреи, уверенные в близкой победе над Германией, пришли в неистовство от возможности утоления "жажды крови". Группы большевиков из Познани, Лодзи и Варшавы подошли к городу и начали убивать фермеров в предместьях. Детей прибивали к постройкам, женщин насиловали и добивали мотыгами, мужчин убивали на месте... Польско-еврейские большевики заживо сожгли жителей, запертых в церкви. Там погибло 328 человек. Немецких жителей Бромберга убивали также и простые местные поляки, уверенные в своей полной безнаказанности. Главными организаторами и исполнителями этой резни были большевистские лидеры Познаньской, Варшавской и Лодзинской еврейских группировок - евреи Ладович, Карпинский, Вейс и др.

Мирные немцы - жертвы Данцигской резни


Убитые немецкие жители Бромберга


Польские жиды, большевики-террористы Ладович, Карпинский и Вейс - главные организаторы "кровавого воскресенья" в Бромберге


Таким образом, миф о виновности Третьего Рейха в развязывании Второй мировой войны является ложью. Германия была не виновником, а ПЕРВОЙ ЖЕРТВОЙ локального конфликта, начавшегося по вине Польши и быстро переросшего во всеевропейскую (а затем -и всемирную) бойню "благодаря" подстрекательской политике Британии и Франции.

Автор-составитель: Мишель Уолш.

http://www.nazi-lauck-nsdapao.com/eng-uk-009.htm

Ссылка: http://rpczmoskva.org.ru/istoriya/mif-o-vine.html

Buy for 20 tokens
Очень обидно понимать, что мнение простого блогера, который всё поставил на площадку Livejournal, воспринимают в самую последнюю очередь, доверяя всяческим фейкам от совершенно постороннего лица. Сейчас я вам покажу и расскажу, как можно заблокировать абсолютно любой пост, любого блогера.…

Варвары

003


Макс Гастингс - один из самых выдающихся военных историков Британии. В своей новой книге 'Армагеддон' он на основе многолетних исследований и свидетельств сотен очевидцев - военных и мирных жителей - ярко и по-новому описывает события последних месяцев второй мировой войны. Сегодня, в третьем из публикуемых нами отрывков из книги, он раскрывает неизвестные страницы беспощадного наступления советских войск через восточные районы Третьего Рейха.

Выдержки из книги Макса Гастингса 'Армагеддон: битва за Германию, 1944-1945' ('Armageddon: The Battle For Germany 1944-1945')

Первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами гитлеровских солдат предстала неописуемая картина.

Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, предполагаемые освободители расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости - это был методичный садизм, не уступающий действиям самих нацистов.

'Во дворе фермы стояла телега, к которой, в позе распятых, были прибиты гвоздями за руки еще несколько голых женщин, - докладывал немецкий фольксштурмовец Карл Потрек (Karl Potrek). - Возле большого постоялого двора находится сарай; к каждой из двух его дверей была в позе распятой прибита гвоздями голая женщина. В жилых домах мы обнаружили в общей сложности 72 женщин и девочек, а также одного мужчину 74 лет - все они были убиты зверским образом; лишь у нескольких в голове обнаружены пулевые отверстия. Некоторым младенцам размозжили головы'.

Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой 'Великой Отечественной войны', обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: 'Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения'.

На самом же деле то, что случилось в ходе этих первых атак, было лишь предвестником варварского поведения Красной Армии в страшные месяцы ее стремительного продвижения вглубь Третьего Рейха. Более 100 миллионов человек, находившихся в пределах гитлеровской Германии, оказались в темном лабиринте, где их ждали ужасы, намного превосходившие все, что пришлось испытать западным странам в годы второй мировой войны.

Для русских это стало местью за зверства, совершенные нацистами в их собственной стране. Три года германские войска неистовствовали на территории СССР, истребив множество людей и причинив его народам неимоверные страдания. Всего во время войны погибло около 8,7 миллионов советских солдат и 18 миллионов мирных граждан.

Ненависть русских к врагу усилилась после освобождения районов, оккупированных немцами. Перед ними предстала настоящая пустыня - урожаи истреблены на корню, скот уведен, миллион домов сожжен, большинство жителей убиты или угнаны в рабство. Рядовой советской армии Витольд Кубашевский вспоминает, как солдаты его взвода в только что освобожденной деревне обнаружили, что из сарая возле местной церкви исходит зловоние. Войдя внутрь, они увидели, что помещение доверху забито гниющими трупами местных крестьян.

Еще более ужасные картины ожидали их в нацистских лагерях смерти. В крематории лагеря Майданек на территории Польши сталинские солдаты обнаружили прах 200000 сожженных людей.

Непосредственные 'контакты' с вражескими солдатами, которые вели себя нагло и самоуверенно, только подливали масла в огонь ненависти. В полевом госпитале, где работал военврач Николай Сенкевич, группа немецких пленных на допросе отказалась отвечать: 'Мы просто отвели их в сторону метров на 100 и там их расстреляли'.

Большинство сдавшихся немцев так и не увидели лагерей для военнопленных. 'Мы убивали пленных просто вот так, - говорит капитан Василий Крылов, и щелкает пальцами. - Если солдатам приказывали доставить пленных в тыл, чаще всего их 'убивали при попытке к бегству''.

Витольд Кубашевский вспоминает, как невыносимо было для него расстреливать пленных, и как он старался не смотреть обреченным людям в глаза. Но, как и все, он стрелял, выполняя приказ.

'На войне одно правило - ты идешь в бой, видишь врага, и враг для тебя - не человек, - вспоминает сержант Николай Тимошенко. - Подняв руки, ты не спасешься'.

Особенное отвращение у русских вызывали претензии немцев на принадлежность к высшей цивилизации. 'Они полностью лишены стыда, - брезгливо отмечал советский военный корреспондент Алексей Сурков. - Чтобы помыться, они догола раздеваются перед женщинами. Они взбираются на женщин верхом, как на жеребцов. Они пускают газы за столом во время еды. У себя дома они так же себя ведут?'

Сталинским солдатам рекомендовали вести 'реестры возмездия', записывая данные о немецких зверствах, и фиксируя личный вклад в 'сведение счетов' с врагом. Политруки в тех же целях проводили 'митинги возмездия'.

Когда эта жаждущая отмщения орда вошла в Германию, она представляла собой грозное зрелище. Сталина совершенно не волновало, сколько людей погибнет, обеспечивая ему победу, и успешные атаки его пехоты и танков основывались скорее на самопожертвовании солдат, чем на хитроумной тактике или предусмотрительности.

Десяток 'тридцатьчетверок' наступал в одну шеренгу, чуть ли не борт к борту. Немцы подбивали четыре-пять штук, но на их месте неизменно появлялись новые танки, а за ними волнами шла пехота.

Как вспоминает один немецкий солдат: 'Вы просто не поверите - они все шли и шли, их пехота буквально бросалась на наши танки, бегом, с криками, даже когда перед нашими позициями уже громоздились горы трупов. Появлялась мысль: 'Разве таких людей можно остановить?''

Цифры советских потерь и по сей день являются для многих ветеранов предметом противоестественной гордости. 'Конечно, в Красной Армии с пренебрежением относились к человеческой жизни, - отмечает артиллерист Владимир Гормин. - Никто не знал, сколько людей погибло, да это никого и не волновало'.

Генералы бросали свои 'ударные армии' в лобовые атаки, невзирая на опасность вражеских контратак или окружения. 'Немцы их отрезали, порой они неделями оставались в окружении, у них кончалось продовольствие, топливо, боеприпасы, - рассказывает один русский офицер. - Но они должны были прорываться из кольца'.

Русские были беспощадны в рукопашной, и особенно грозными противниками являлись в ночном бою. Все немецкие солдаты, побывавшие на Восточном фронте, а затем оказавшиеся на Западном, в один голос отмечают, что во время боев с американцами и англичанами они могли свободно передвигаться по ночам, тогда как русские ни на минуту не давали покоя врагу.

Одним из излюбленных трюков советских разведгрупп, действовавших ночью, было перерезать горло немецким часовым, а затем оставлять изуродованные трупы в назидание их уцелевшим товарищам.

Храбрость и упорство красноармейцев сочетались с крайней недисциплинированностью, подпитываемой чудовищным пьянством: неумеренное потребление водки было единственным, что хоть как-то помогало выносить фронтовые будни.

Даже неустанные усилия расстрельных команд - Сталин предпочитал держать своих солдат в узде именно таким способом - не могли удержать людей от эксцессов, зачастую смертельно опасных.

Когда солдаты одной бригады захватили цистерну с чистым спиртом, они открыли по ней пальбу, а когда алкоголь брызнул из сотни пробоин, просто подставляли рот под струю. Многие напились до бесчувствия и едва не поплатились за это жизнью, когда немцы пошли в контратаку.

Трое солдат, попытавшихся проделать такой же трюк с громадной бочкой в одном из венгерских винных погребов, просто утонули в потоке вина.

Безрассудство советских солдат за рулем вошло в легенды. Автотранспортная служба расставляла на дорогах надписи 'Тормози или погибнешь!', но десятки водителей грузовиков легкомысленно игнорировали эти предостережения - и действительно погибали. Владимир Гордин однажды видел, как три грузовика из автоколонны один за другим свалились в пропасть.

Или вот такой случай: один солдат танковой части, где служил Валентин Крулик, решил пошутить: надел немецкий китель и каску и ворвался в блиндаж, где отдыхало его отделение, размахивая шмайссером и крича 'Хенде хох!'

Все присутствовавшие сочли, что это было очень остроумно. Вот только один из товарищей успел застрелить 'артиста', прежде чем кто-либо его узнал.

Конечно, не все советские солдаты были дураками - или героями. В первом же бою семнадцатилетний Анатолий Осминов поседел, когда по броне его танка градом застучали пули. Он признает и то, что наложил в штаны от страха - это случалось со многими солдатами на всех фронтах. 'Потом к опасности привыкаешь, как привыкаешь убивать людей, - рассказывает он. - Поначалу я думал: 'Как я смогу убить человека?' Но потом я понял: либо убьешь ты, либо убьют тебя'.

Даже сегодня многие россияне - да и само правительство - отказываются признать подлинный размах жестокостей, которые творила Красная Армия на пути к Берлину. Однако в 1945 г. командование Красной Армии, несомненно, считало, что ее бойцы способны вести себя на германской земле как дикари.

Сильнее всего пострадала Восточная Пруссия - на ее обширных холмистых равнинах раскинулись поместья многих германских аристократов. В первые годы войны это было тихое захолустье, жившее почти как в мирные времена. Теперь она превратилась в кромешный ад.

В свидетельствах очевидцев недостатка нет. 'Все мы знали, что немецких девушек можно насиловать и убивать, - писал Александр Солженицын, в годы войны - офицер-артиллерист. - Это воспринималось чуть ли не как отличие в бою'.

Ему вторит и Гавриил Темкин, служивший переводчиком в 78-й стрелковой дивизии: 'Самый простой способ отомстить - это овладеть женщинами врага'.

В Восточной Пруссии красноармейцы насиловали женщин в таком количестве, что речь явно шла не о чисто сексуальном удовлетворении, а о стремлении надругаться над целым народом.

Ярость завоевателей только возросла, когда они впервые увидели своими глазами, насколько богато живут немцы. 'Их деревни и городки по сравнению с нашими выглядели как рай земной, - говорит лейтенант Геннадий Клименкопут. - Все было так ухожено. Столько красивых зданий. Они были настолько богаче нас. Почему же они напали на нас в 1941 г. и так с нами обращались?'

То, что увидели солдаты, противоречило многолетней пропаганде о преимуществах социалистической экономики. Возможно именно яростью, вызванной благосостоянием врага на фоне собственной нищеты после десятилетий 'затягивания поясов', объясняет, почему советские солдаты, как безумные, крушили все, что попадалось под руку.

Мародерство приобрело эпический размах - этому способствовал и существовавший в Красной Армии порядок, согласно которому каждый солдат раз в месяц мог отправлять домой посылку с трофеями. В Россию отправлялось все - еда, напитки, скот, одежда, драгоценности. Если гражданские жители по глупости жаловались на грабежи, солдаты просто поджигали их дома.

Перед лицом этого яростного наступления немецкое население Восточной Пруссии бежало без оглядки: по своему ужасу этот исход был одним из самых мрачных в истории.

В одну из самых холодных зим двадцатого столетия сотни тысяч мирных жителей (немногие счастливчики - на телегах, а большинство пешком ) устремились на запад по узкому коридору заснеженной равнины между сжимающимися клещами советского наступления. Только одно имело значение - спастись от русских. Дороги были забиты живыми, а обочины - трупами. Мертвые младенцы лежали прямо на снегу. Некоторые беженцы, придя в ужас от этого смертоносного хаоса, поворачивали домой, говоря: 'Может быть, русские не так страшны, как говорят'.

Позднее им оставалось только пожалеть об этом решении. Поравнявшись с колоннами беженцев, русские войска расстреливали их из пушек и пулеметов. В этом не было никакой военной необходимости - речь шла только о мести.

Те, кто не мог уйти по суше, пытались бежать морем - это стало одним из самых мрачных эпизодов войны. В балтийских портах Германии тысячи людей дрались за место на кораблях, отплывавших на Запад - некоторые срывались в воду, поскользнувшись в давке на пирсе, кого-то другие пассажиры сбрасывали за борт.

В порту Гдыня, недалеко от Данцига, встал под погрузку старый корабль 'Вильгельм Густлов' [на самом деле 'Густлов' был спущен на воду в 1937 г. - прим. перев.] - до войны он был круизным лайнером. В мирное время корабль брал на борт 1900 пассажиров и членов экипажа. Но в тот день в списке пассажиров значилось более 6000 душ - в том числе раненые из военных госпиталей с ампутированными конечностями и беременные женщины, для которых на прогулочной палубе было оборудовано родильное отделение.

Позднее, когда 'Густлов' уже отошел от пирса, его окружила целая флотилия лодок, набитых беженцами, умолявшими, чтобы их взяли на борт - женщины поднимали на руки детей. Сжалившись, команда спустила с бортов погрузочные сети. Как считается, по ним на корабль взобрались еще 2000 человек. Те, кому это удалось, испытали огромное облегчение - но, увы, они были обречены. Покинув гавань, старый перегруженный 'Густлов' медленно преодолевал штормовые воды, раскачиваясь на резкой балтийской волне.

Он стал легкой мишенью для советского капитана-подводника Александра Маринеско, перехватившего лайнер и выпустившего по нему в упор торпеды, как обычно, украшенные лозунгами: 'За Родину!', 'За Сталинград!', 'За советский народ!'.

Раздались три оглушительных взрыва, 'Вильгельм Густлов' сильно накренился и через 70 минут затонул. Жертвами этой катастрофы - крупнейшей в истории мореплавания, затмившей гибель 'Титаника' или 'Лузитании' - стали 7000 человек.

На борту разыгрывались ужасные сцены. Сотням молодых женщин из вспомогательного подразделения германского ВМФ посчастливилось погибнуть мгновенно - одна из торпед разорвалась прямо под помещением, где их разместили. Старики, больные и раненые не могли передвигаться - их смерть была долгой и мучительной.

Раздавались крики людей, запертых, как в ловушке, между водонепроницаемыми переборками, которые опустились сразу после взрыва. Матросы выстрелами из винтовок пытались обуздать обезумевшую толпу, бросившуюся наверх с нижних палуб. Стюард, пробегая мимо одной из кают, услышал выстрел. Открыв дверь, он увидел офицера ВМФ, стоявшего с пистолетом в руке над трупами женщины и ребенка: другой ребенок в ужасе хватался за его ногу. 'Убирайтесь!' - крикнул офицер, и стюард закрыл дверь, не мешая отцу закончить дело.

Даже из тех, кому удалось попасть в шлюпки, многие замерзли насмерть, не дождавшись спасателей, прибывших на место катастрофы с рассветом. Всего выжило 949 человек. Однако страшная участь 'Вильгельма Густлова' затерялась на фоне всемирной трагедии 1945 г., и сегодня о ней знают лишь некоторые немцы да горстка историков.

Теперь в Восточной Пруссии в руках немцев осталась лишь ее осажденная столица - укрепленный город Кенигсберг. Некоторые горожане хотели сдаться - но потом увидели тела 80 немецких солдат, казненных за дезертирство, выставленные на всеобщее обозрение у городского вокзала с прикрепленными к одежде надписями: 'Они были трусами, но все равно погибли'.

Русские разбомбили город до основания, и все же штурмовым группам пришлось сражаться за каждый метр, используя огнеметы, чтобы уничтожить защитников, не желавших сдаваться. 'Никогда не встречал такого яростного сопротивления, как в Кенигсберге', - вспоминает один русский офицер.

Когда красноармейцы в конце концов овладели городом, они перебили тысячи жителей. Женщин насиловали прямо в родильных отделениях больниц. Один врач вспоминает их отчаянные крики 'Пристрелите меня!', 'Пристрелите меня!', но мучители выбирали для своих жертв медленную смерть.

Михаэль Вик (Michael Wieck) - один из тех, кто выжил в этой бойне - рассказывает: 'Каждого встреченного мужчину они убивали, а каждую женщину - насиловали. В ночи отовсюду слышались крики и мольбы о помощи. Они запирали людей в подвалах и поджигали дома. Они сгоняли мирных жителей на бывшие поля сражений в окрестностях города, и там расстреливали или сжигали'. От еврея Вика не укрылся и мрачный парадокс ситуации: 'Сначала нас пытались уничтожить Гитлер и нацисты, теперь этим занялись русские'.

Кровавая зима Восточной Пруссии - один из самых страшных эпизодов второй мировой войны. Немцы по сей день испытывают ярость от того, что мир так мало о ней знает. Она женщина из Восточной Пруссии сказала мне: 'Это был наш Холокост, но всем на это наплевать'.

Русские пытаются оправдаться. 'Вспомните, что делали немцы в нашей стране', - говорят они, и действительно, на каждого немца, убитого Красной Армией, приходится трое, четверо, или пятеро русских, павших от рук вермахта, люфтваффе или СС в дни их триумфа. У большинства русских солдат всякое чувство жалости и сострадания умерло еще раньше - на сотнях полей сражений. И все же мало кто способен без негодования думать об участи, постигшей Восточную Пруссию, тем более, что это не диктовалось военной необходимостью. В ходе наступления на Берлин ее можно было просто обойти и 'зачистить' позднее.

Русские сразу же начали расплачиваться за свою жестокость. Ненужная победа в Прибалтике стоила Советской Армии 600000 убитых и раненых - это чуть меньше общих потерь англо-американских войск во всей кампании на Западном фронте.

Позднее им пришлось заплатить еще дороже. Видя, что произошло в Восточной Пруссии, немцы поняли, что пытаться дожить до советской победы просто не имеет смысла. У них не оставалось иного выхода, кроме как сражаться до конца. Из-за того, что победители приготовили для побежденных лишь смерть и немыслимые страдания, сталинские армии на пути в Берлин понесли огромные потери.

8016241x2u

Военные преступления Красной армии на Дальнем Востоке в 1945 году


55


Восьмого августа 1945г., отклонив просьбу Японии быть посредником на переговорах о её сдаче США и их союзникам, советский министр иностранных дел Молотов передал японскому послу Сато декларацию об объявлении войны, которая нарушала Договор о Нейтралитете, заключённый ранее между Японией и СССР. В течение последовавшей за этим недели Красная армия прорвала оборону деморализованной Квантунской армии на Сахалине, а также в оккупированных японцами Маньчжурии (Северо-Восточном Китае) и Корее и заняла огромные территории к югу от советской границы.




Карикатура на советскую агрессию против Японии





В результате боевых действий пострадало огромное число японских колонистов- мирных жителей, ранее переселившихся в оккупированную Японией Маньчжурию и не предупреждённых вовремя о нападении со стороны СССР. Согласно воспоминаниям очевидцев, “...если ты натыкался на маньчжуров, то они отбирали у тебя всё. Но самыми ужасными были красноармейцы. Они убивали японцев просто ради того, чтобы убить. Я видел много трупов, проткнутых штыками. Горы и горы тел…” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.30 ).


Одно из наиболее известных массовых убийств японских колонистов Красной армией, по свидетельствам очевидцев (например, Каваучи Митсуо), произошло около станции Гегенмяо в Маньчжурии, где 14 августа находились вагоны с примерно 1200 японскими беженцами. Когда советская танковая колонна заняла станцию, на переговоры с красноармейцами вышел глава совета японских колонистов Асано. При приближении к танкам он был скошен пулемётной очередью, после чего красноармейцы начали расстреливать остальных беженцев. В результате около 1000 колонистов были убиты или покончили с собой ( “The Japanese Internees and Forced Labor in the USSR after the Second World War”, ч.1, стр.30 ).


Согласно японским оценкам, более 11 тысяч японских колонистов погибли во время наступления Красной армии в Маньчжурии. Также многие тысячи японцев умерли позже от нечеловеческих условий, в которых они оказались в результате советского наступления. Японский посол в Шеньяне писал: “В городе накопилось около полумиллиона бывших колонистов. Некоторые прошли пешком более тысячи миль, чтобы добраться до лагерей беженцев. Многие полностью истощены, на некоторых нет никакой одежды. У них отняли всё, что они не могли с собой унести. Иногда они днями не получают никакой пищи.” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.31 ).


Несмотря на капитуляцию, объявленную японским императором 15 августа 1945г., Красная армия продолжала уничтожать эвакуирующихся, особенно на Южном Сахалине, который согласно Симодскому Договору от 1855г., принадлежал Японии. Утром 20 августа советский десант, высадился в японском порту Маока (ныне Холмск), где 18000 японцев ждали эвакуации на Хоккайдо и, согласно японским архивам, расстрелял около 1000 мирных жителей, попытавшихся спастись бегством в горы.


Через неделю после сдачи Японии, 22 августа, в Тоёхаре (ныне Южно-Сахалинск) советские бомбардировщики сбросили бомбы на собравшуюся на вокзале толпу беженцев, убив несколько сот человек. Это было сделано, несмотря на огромный белый флаг над зданием вокзала и большой белый тент с красным крестом, в районе которого находились беженцы. Одновременно транспортные суда Дай-Ни-Синко-Мару, Огасавара-мару и Тайто-мару с беженцами, эвакуирующимися с Сахалина, были, подобно “Густлову” на Балтике, торпедированы советскими подводными лодками, а оказавшиеся в воде люди расстреляны с воздуха. В результате погибли 1708 беженцев.


Оккупировав северные японские территории – Южный Сахалин, Итуруп, Кунашир, Хабомаи и Шикотан, СССР депортировал оттуда всех японцев, а также сахалинских и курильских аборигенов – айну и часть нивхов вместе с уилта. На Сахалине остались лишь 43000 корейских рабочих, интернированных туда японцами по программе принудительного труда в 1920-1945гг. Теперь их принудили работать на СССР в точно таких же тяжёлых условиях, как и раньше.





Корейские ссыльные, захваченные СССР на Сахалине и оставленные там для принудительных работ



Почти 600 тыс. японских военнослужащих сдались Красной армии в Маньчжурии, на Сахалине и Курилах. Большая их часть была переправлена в СССР в трудовые лагеря для военнопленных, откуда те, кто остался жив, были репатриированы на Родину в 1956г. вместе с японцами, захваченными в 30х годах во время советско-японских пограничных конфликтов (см. записки японского военнопленного в СССР ). СССР использовал пленных японцев и интернированных корейцев для принудительного труда в нарушение Потсдамской Декларации 1945г. В отличие от военных преступлений Японии, это военное преступление СССР не было осуждено ни одним судом или трибуналом ( Mark Ealey. An August Storm. The Soviet-Japan Endgame in the Pacific War: The Japan Focus. ).


Разгромив японцев в Маньчжурии, Красная Армия занялась грабежами мирных жителей и насилием. Отряд Команды Стратегических Служб (OSS) США, десантированный 16 августа в китайский город Шеньянь (Мукден), чтобы спасти американских военнослужащих из японского плена ( подробнее об их миссии – здесь ), докладывал: “Русские превзошли китайцев в грабежах, мародёрстве и изнасилованиях. Женщин насилуют на автобусных остановках, железнодорожных вокзалах и иногда прямо на улицах. Ходят слухи, что местным властям предписано поставлять определённое число женщин советскому командованию каждую ночь. В результате, женщины бреются наголо, замазывают лица чернилами и накладывают повязки, чтобы выглядеть как можно менее привлекательными.” Командир этого отряда Хол Лит (Hal Leith) написал о красноармейцах буквально следующее: “Они занимаются только грабежами и убийствами. И они грабят не только японцев. Некоторые солдаты носят сразу десяток наручных часов... Среди советских военных мне довелось встретить и приличных людей, но таких – один из десяти”. Американский военно-морской атташе в Нанкине вспоминал: “русские солдаты врывались в дома и забирали себе всё, кроме мебели. Затем подъезжал военный грузовик и увозил мебель. Советские офицеры обычно не обращали внимания на грабежи, учиняемые их подчинёнными, а нередко и сами участвовали в них.”


В архивах ЦРУ есть дневник, описывающий многократные ограбления красноармейцами дома немецкого торгового агента в Шеньяне, в которых участвовал офицерский состав, а советские оккупационные власти отказывались расследовать это дело и в конце-концов сами “купили” квартиру этого агента и мебель, которую не успели украсть, по многократно заниженной цене. В дневнике также упомянуты частые ограбления прохожих красноармейцами, конфискация промышленного оборудования с отправкой его в СССР и аресты Красной Армией китайцев, японцев и немцев с целью принудительного использования их труда.





Войска Забайкальского фронта маршируют по Маньчжурии (взято у sporf.ru )



Советские солдаты мародёрствовали и насиловали не только в Шеньяне, но и в китайских городах поменьше. Так, войдя в Пинчуан, красноармейцы бросили в тюрьму на голодную смерть представителей местной полиции и марионеточной армии, а затем ограбили все дома и увели весь скот. По свидетельствам местных жителей, “советские солдаты отнимают у людей наручные часы и расстреливают тех, кто отказывается подчиниться грабежу. Красная Армия требует от крестьян женщин. Красноармейцы расстреляли крестьянина и двух рабочих, которые не смогли найти им женщин для удовлетворения похоти” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.34-35 ).


Oфицер Квантунской армии, сдавшийся красноармейцам в китайском городе Цзилин, вспоминал: “Десятки советских солдат выстроились в очередь перед дверями дома, в котором насиловали японских женщин. Когда мы остановились в холмистой зоне на окраине города, японка, переодетая солдатом, выбежала к нам, крича: “Помогите! Солдаты!” и спряталась среди нас. Но за ней уже бежал красноармеец, держа ружьё в одной руке. Он прикоснулся к её грудям и сказал: “Японская мадам. Хорошо!” и забрал её с собой. Он выстрелил в воздух из автомата и пригрозил нам, чтобы мы не вмешивались. Уводимая красноармейцем женщина смотрела на нас с упрёком. Даже сейчас я помню её взгляд.” ( “The Japanese Internees and Forced Labor in the USSR after the Second World War. Ч.2, стр.68” ).





Красноармейцы тащат насиловать очередную жертву



Бежавшие от Советской власти в Китай казаки тоже оказались свидетелями преступлений Красной Армии в Маньчжурии. Вот какие воспоминания казачки Ларисы Анатольевны, спецпереселенки из Китая, опубликовал в журнале “Отечество и Вера” его главный редактор Михаил Смыслов. “В 1945-м пришла Красная Армия-освободительница, т.н. рокосовцы. И началось такое в Китае, о чём сейчас у вас никто не говорит… Эти ветераны понацепляли наград!.. А я девчонкой была и своими глазами видела, что там творилось! И пускай эти ветераны засунут себе в … эти награды. Потому что никто из них не признается уже, видать, что творили. Про нас мы уже молчим, вроде как “заслужили”. А что с китайцами они делали! Как они бесчестили китайских девчонок, которые кончали потом самоубийством, бросались с кручи в реки, потому, что не в состоянии были вынести этого позора. Грабили китайские лавки и чемоданами вывозили награбленное в Союз – это рядовой состав. А офицеры контейнерами и вагонами вывозили добро китайцев, которых освобождать пришли. И против нас китайцев озлобили. Надо было эвакуировать станицу – вышли мы все в одно утро. А нас с холмов давай поливать пулемётным огнём. Казаки наши в бой не ввязались, а по балке обошли пулемётчиков с тыла и в плен захватили. Оказалось – китайцы. Стали их спрашивать – за что? Мы ж с вами в мире жили, хлебом делились, наш врач тоже сколько вашим больным помогал. А те отвечают: “Вы, русские испоганили нам всё!” “Так это же советские, Красная Армия, а не мы!” “Вы на лица все одинаковы!..”


Японский вице-консул в Порт-Артуре докладывал, что китайские граждане выкрали оружие с морской базы и создали ополчение, чтобы противостоять грабежам, которые учиняют красноармейцы (Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.35). Даже китайские коммунисты выразили протест СССР. Секретарь Северо-Восточного отделения Китайской коммунистической партии Xу Фуцзиа (Hu Fujia), писал руководству ВКП(б) что “Красная Армия зaнимается, вещами, не подобающими пролетарской армии, в том числе, изнасилованиями и экспроприацией продовольственных запасов у крестьян”. В своём письме Ху Фуцзиа просил “создать военный дисциплинарный комитет, который предотвращал бы нарушения военной дисциплины красноармейцами и развернуть широкую пропагандистскую кампанию, чтобы вернуть доверие китайцев, которые теперь не на шутку боятся советских солдат.” (Stalin, the Cold War and the Division of China: a Multiarchival Mystery, стр.3).





Агитационный плакат, отпечатанный для Китая



Вслед за Манчжурией Красная армия заняла Северную Корею, и её точно так же захлестнула волна грабежей и насилия. “В городе Сонгдо, который был оккупирован Советами всего несколько дней, потому что он был южнее 38-й параллели, из банка было украдено 8 миллионов йен и похищено со складов 60 тысяч фунтов дорогого женьшеня. На память о своём пребывании в городе советские солдаты отобрали у большинства граждан наручные часы” (“Do We Run Korea Badly? Well, Look How Reds Do”, p.59, Newsweek, Sep. 24, 1945). Австралиец, который ездил в Пхеньян, чтобы найти пропавших военнопленных союзников, докладывал: “Русские, вооружённые автоматами Томпсона, делают несколько выстрелов в воздух, затем врываются в дома, вытаскивают оттуда тех женщин, большей частью молодых, которых они там находят, тащат их вместе с мебелью и другими понравившимися им вещами в свои грузовики и едут в свои казармы. Через день-другой женщин выбрасывают на улицу... Я видел как русские идут в огороды и снимают с них все овощи, несмотря на то, что крестьяне и их семьи умрут от голода если не получат денег за эти овощи. Но русские не платят за еду, которую они отбирают у крестьян. По крайней мере, я никогда не видел, чтобы они платили. Корейцы говорили мне, что не получили ничего за домашних животных и овощи, отобранныe у них красноармейцами” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр.144-145 ).


Грабежи и мародёрство, которые устроили отдельные солдаты Красной Армии, меркнут в сравнении с систематической деиндустриализацией Маньчжурии советскими властями. Работая без остановки, советские специалисты с помощью подневольных японских и немецких инженеров разобрали целые фабрики и электростанции и отправили их в СССР. Через полгода после начала советской оккупации из 972 фабрик и заводов Шеньяна только двадцать имели необходимое для их работы оборудование. Из-за экспроприаций в пользу СССР перестали функционировать даже системы водоснабжения, канализации и отопления города. “Они вывезли всё, что можно было вывезти” -вспоминает Роберт Сек, американский авиамеханик, который прилетел в Шеньян сразу после ухода оттуда советских оккупантов. “Единственное, что оставила в городе Красная Армия – это памятник себе в центре города с танком на вершине колонны” ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр. 34-35 ).






Памятник советским воинам-“освободителям” в Шеньяне (Мукдене). Фото 1946г.



Вот что рассказал корреспонденту Тайм японский инженер, который оказался случайным свидетелем вывоза в СССР крупнейшего завода Маньчжурии Anshan Steel Works, расположенного в 60 милях от Шеньяня. “Русские забрали себе от 70 до 80% оборудования Аншана, включая плавильное оборудование, машинную мастерскую, сталепрокатные машины и мельницы для руды, химическое оборудование, грузовики и локомотивы. Эти трофеи были отправлены по железной дороге в Дариен и в оккупированную русскими Корею для дальнейшей отправки в СССР” ( ”Foreign News: LOOTED CITY”, TIME, March 11, 1946 ).


Точно так же была ограблена и деиндустриализована оккупированная Советами Северная Корея. Так, всё, что можно было вывезти с Nippon Steel Company в Чунгджине, было отправлено в СССР, от печей и химикатов до телефонов и столов со стульями. От Японской Текстильной Компании осталось одно пустое здание. Более половины запасов угля, предназначавшегося для корейских железных дорог, было вывезено в СССР. Американские специалисты подсчитали, что одна только организованная Советами деиндустриализация нанесла прямой ущерб экономике Китая в размере $850 миллионов или 9,5 миллиардов нынешних долларов США, а из Северной Кореи были вывезены в СССР оборудование, сырьё и продуктовые запасы на сумму не менее миллиарда тогдашних долларов ( Ronald Spector, “In the Ruins of Empire”, стр. 35 и 145 ).


Но несравнимо более серьёзный ущерб Китаю и Северной Корее был причинён тем, что советская оккупация привела ко власти местных коммунистов, усилиями которых были установлены тоталитарные режимы, уничтожившие миллионы человек, замедлившие экономическое развитие и превратившие эти страны в большой концлагерь, а их население - в рабов.

Памятник советским воинам-“освободителям” в Пхеньяне

Вторая Мировая. 1944-45. "Виновники остались неизвестны?"

Убийство в Неммерсдорфе
Тела убитых в Неммерсдорфе


Жертва резни


Дети Неммерсдорфа



Герда Мешулат, единственная выжившая



Массовое убийство в Метгетене
На фотографии труп неустановленного гражданского лица, казненного во время резни в Метгетене, Восточная Пруссия в январе 1945.



На фотографии трупы, принадлежащие двум женщинам и трем детям погибшим в Метгетене, Восточная Пруссия в январе 1945.



Ссылка: http://humus.livejournal.com/1659165.html

Вторая Мировая: гримаса истории

1938
Немецкий и польский пограничник на железнодорожном мосту в захваченном поляками чешском городе Богумин.




Поляки несут вырванный из земли чехословацкий пограничный столб с уничтоженным чехословацким гербом. Тешин.



Польские солдаты у захваченного ими здания телеграфа в чешском селении Лиготка Камеральна
Польские солдаты позируют с низложенным чехословацким гербом у захваченного ими в ходе операции «Залужье» здания телефона и телеграфа в чешском селении Лиготка Камеральна (Ligotka Kameralna- польск., Komorní Lhotka-чешск.), расположенного недалеко от города Тешин.



Поляки заменяют чешское название города на польское на городском железнодорожном вокзале города Тешин.


Польские войска оккупируют чешский город Карвин
Польские войска оккупируют чешский город Карвин в ходе операции «Залужье». Польская часть населения встречает войска цветами. Октябрь 1938 года. Чехословацкий город Карвин являлся центром тяжелой промышленности Чехословакии, производства кокса, одним из важнейших центров добычи угля Остравско-карвинского каменноугольного бассейна. Благодаря проведенной поляками операции «Залужье» бывшие чехословацкие предприятия уже в конце 1938 года дали Польше почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали.


Польские танки 7ТР входят в чешский город Тешин (Цешин). Октябрь 1938 года.



Польские танки 7ТР на параде в Варшаве 11 ноября 1938 года
Польские бронесилы занимают чехословацкое селение Йоргов
Бронечасть польских войск занимает чешское селение Йоргов во время проведения операции по аннексии чехословацких земель Спиша. На переднем плане — польская танкетка TK-3.



Польские войска во время захвата чехословацких земель Спиша в районе селения Йоргов.



Польские танки 7ТР проходят мимо главных трибун на параде «Дня независимости» в Варшаве 11 ноября 1938 года.
Фотография примечательна тем, что польский парад особо привязывался к захвату Тешинской Селезии месяцем ранее. Проехавшие на параде танки участвовали в захвате Чехословакии, а в Германии накануне в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года произошла так называемая «хрустальная ночь», первая массовая акция прямого физического насилия по отношению к евреям на территории Третьего Рейха.



Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого полковника фон Штудница на параде «Дня независимости» в Варшаве 11 ноября 1938 года.


1939
Польские парламентеры при сдаче крепости Модлин немцам
Польские парламентеры при сдаче крепости Модлин (Twierdza Modlin, старое название — Новогеоргиевск) представителям немецкого командования.Во время Второй мировой войны крепость, защищая Варшаву, оборонялась против немцев войсками под командованием генерала Виктора Томе, в прошлом офицера русской армии. Крепость капитулировала 29 сентября 1939 года.


Немецкие солдаты и польские военнопленные.



Вступление немецких войск в Варшаву, 1939 год.
Немецкие войска в Варшаве приветствуют прибывшего в город Адольфа Гитлера.



Немецкая армия марширует по захваченной Варшаве, столице Польши. Начало Второй мировой войны.