?

Log in

No account? Create an account

April 11th, 2014

Могила Неизвестного Насильника

Оригинал взят у shiropaev в Могила Неизвестного Насильника










«История, точнее — история, с которой мы соприкасаемся, похожа на засоренный клозет. Промываешь его, промываешь, а дерьмо все равно всплывает наверх».

Гюнтер Грасс, «Траектория краба».


В октябре 1944 года красная армия вторглась в Восточную Пруссию. Впервые за годы войны советский солдат ступил на немецкую землю. На границе его уже встречал науськивающий плакат, возможно, сочиненный самим Ильей Эренбургом: «ВОТ ОНА, ПРОКЛЯТАЯ ГЕРМАНИЯ!». Для пущей наглядности плакат был увенчан огромным фанерным указующим перстом, обращенным в сторону ненавистного запада.

Вся красная армия хорошо помнила пламенные строки товарища Эренбурга, разошедшиеся миллионными тиражами: «…Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово "немец" для нас самое страшное проклятье. Отныне слово "немец" разряжает ружье. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьет твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя. Он возьмет твоих и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоем участке затишье, если ты ждешь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого - нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай верст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! - это просит старуха-мать. Убей немца! - это молит тебя дитя. Убей немца! - это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!» («Красная звезда», 24 июля 1942 года).

Осенью 1944-го Эренбург, который, по словам английского корреспондента в Москве Александра Верта, имел «гениальный талант вызывать ненависть к немцам», провозглашал: «Мы на немецкой земле, и в этих словах вся наша надежда: Германию мало разбить, ее нужно добить» («Великий день», 24.10.44). Спустя месяц появился еще один «перл» расовой ненависти: «Нам не нужны белокурые гиены. Мы идем в Германию за другим: за Германией. И этой белокурой ведьме несдобровать» («Белокурая ведьма», 25.11.44).

И вот теперь эта «окаянная», «проклятая», «белокурая» и к тому же столь обустроенная, по-кулацки крепкая Германия, простиралась перед распаленным войной, водкой и пропагандой, до зубов вооруженным совком.Read more...Collapse )





Иногда советские танковые колонны просто давили гусеницами спасающихся беженцев. Когда части Советской Армии занимали населённые пункты Восточной Пруссии, то они начинали такую бестиальную, звериную оргию пыток, изнасилований и убийств, что это не представляется возможным описать в полной мере в этой статье. Иногда они кастрировали мужчин и мальчиков, перед тем как убить их. Иногда они выдавливали им глаза. Иногда они сжигали их заживо (в любом подростке-блондине могли заподозрить эсэсовца со всеми вытекающими последствиями – А.Ш.). Некоторых женщин, после группового изнасилования, распинали, прибив их ещё живых к дверям амбаров, а затем используя их в качестве мишеней для стрельбы» («Ревизионистская история: взгляд справа», М., 2003, стр. 61).


На фото: Восточная Пруссия. Убитые немецкие дети.

Именно гражданские Восточной Пруссии, прежде всего женщины, дети и старики, в ужасе бежавшие от пьяных сталинских орд, составили абсолютное большинство пассажиров печально знаменитого лайнера «Вильгельм Густлофф», который был потоплен 30 января 1945 года советской подлодкой под командованием пресловутого Маринеско. Из более чем 10 тысяч человек, находившихся на борту лайнера, по разным оценкам погибло от 7 до 9 тысяч (напомню, стоял 18-градусный мороз, в море плавали льдины). Гибель «Вильгельма Густлофф» стала крупнейшей морской катастрофой в истории (подробнее об этом – в известном романе Гюнтера Грасса «Траектория краба»).

Однако вернемся на сушу. Фронтовик Леонид Рабичев (тогда – старлей-связист) сделал убийственную зарисовку того, что видел лично:

«Да, это было пять месяцев назад, когда войска наши в Восточной Пруссии настигли эвакуирующееся из Гольдапа, Инстербурга и других оставляемых немецкой армией городов гражданское население. На повозках и машинах, пешком старики, женщины, дети, большие патриархальные семьи медленно по всем дорогам и магистралям страны уходили на запад.

Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали их, чтобы освободить путь, посбрасывали в кюветы на обочинах шоссе их повозки с мебелью, саквояжами, чемоданами, лошадьми, оттеснили в сторону стариков и детей и, позабыв о долге и чести и об отступающих без боя немецких подразделениях, тысячами набросились на женщин и девочек.

Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая армада мужиков со спущенными штанами.

Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует — нет, скорее, регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения поучаствовали. Нет, не круговая порука, и вовсе не месть проклятым оккупантам — этот адский смертельный групповой секс.

Вседозволенность, безнаказанность, обезличенность и жестокая логика обезумевшей толпы. Потрясенный, я сидел в кабине полуторки, шофер мой Демидов стоял в очереди, а мне мерещился Карфаген Флобера, и я понимал, что война далеко не все спишет. А полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков» («Война все спишет», «Знамя» № 2, 2005).

Германский историк Иоахим Гофман, автор книги «Сталинская истребительная война 1941-45 гг.», пишет:

«Вторжение Красной Армии в Восточную Пруссию, Западную Пруссию и Данциг, в Померанию, Бранденбург и Силезию всюду равным образом сопровождалось злодеяниями, подобных которым в новой военной истории еще поискать. Массовые убийства военнопленных и гражданских лиц любого возраста и пола, массовые изнасилования женщин, даже старух и детей, с отвратительными сопутствующими явлениями, многократно, подчас вплоть до смерти, умышленные поджоги домов, сел, городских кварталов и целых городов, систематическое разграбление, мародерство и уничтожение частной и общественной собственности и, наконец, массовая депортация мужчин, а также женщин и молодежи в трудовое рабство Советского Союза – обычно с отделением матерей от их детей и с разрывом семейных уз – таковы были выделяющиеся признаки события, которое вопиюще противоречило принципам упорядоченного ведения войны».

Красная армия продвигались все далее на запад, по свидетельству И. Гофмана, все более напоминая гибрид воинственной азиатской орды и шумного цыганского табора: вот проносятся танки, покрытые дорогими персидскими коврами, на которых восседают вояки с бутылками коллекционного вина; то и дело в колоннах мелькают хмельные солдаты в каких-то макинтошах и наполеоновских треуголках, с зонтиками, а вот катит старинная карета, утащенная из какого-то баронского родового имения… В марте 1945-го советские «освободители» вышли к Одеру. 1 марта Йозеф Геббельс записывал в своем личном дневнике: «К нам поступают теперь бесчисленные сведения о большевистских зверствах. Они настолько ужасны в своей правдивости, что дальше ехать некуда…». На следующий день, 2 марта, он продолжает: « Конев требует от командиров принятия строжайших мер против разложения войск. Он указывает также, что поджоги и грабежи могут производиться только по приказу. Характеристика, которую он дает этим фактам, чрезвычайно интересна. Из нее видно, что в лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками. Это подтверждают поступившие к нам из восточных областей сведения о зверствах. Они действительно внушают ужас. Их невозможно даже воспроизвести в отдельности. Прежде всего, следует упомянуть об ужасных документах, поступивших из Верхней Силезии. В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Кажется, это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему» (Й. Геббельс, «Последние записи», М., 1998).

«Ударная группа Власовской армии во главе с полковником РОА Сахаровым 9 февраля 1945 г. при поддержке немцев вновь заняла расположенные в излучине Одера населенные пункты Нойлевин и Керстенбрух. Согласно немецкому докладу от 15 марта 1945 г., население обоих пунктов «подвергалось са­мым жутким надругательствам». В Нойлевине были найдены застреленными бургомистр, а также находившийся в отпуске военнослужащий вермахта. В одном сарае лежали трупы трех оскверненных и убитых женщин, у двух из которых были связаны ноги. Одна немецкая женщина лежала застреленной у дверей своего дома. Пожилая супруже­ская пара была задушена. В Нойбарниме были найдены мертвыми 19 жителей. Тело хозяйки гостиницы было изувечено, ноги связаны проволокой. Здесь, как и в других населенных пунктах, осквернялись женщины и де­вушки, а в Керстенбрухе — даже 71-летняя старуха с ампутиро­ванными ногами. Картину насильственных преступлений со­ветских войск в этих селах излучины Одера, как и повсюду, дополняют грабежи и умышленные разрушения…» (Марк Солонин, «Весна победы. Забытое преступление Сталина»).

А в это же самое время, 14 марта 1945 года, Эренбург, этот монстр лживой советской пропаганды, нагло заявлял в своей очередной статье: «Наша ненависть — высокое чувство, оно требует суда, а не расправы, кары, а не насилия. Воин Красной Армии — рыцарь. Он освобождает украинских девушек и французских пленных. Он освобождает поляков и сербов. Он убивает солдат Гитлера, но он не глумится над немецкими старухами. Он не палач и не насильник. На немецкой земле мы остались советскими людьми. Мы видим немок, еще вчера издевавшихся над нашими девушками. Эти немки испуганы, угодливы, блудливы. Мы говорим: пусть работают в поте лица своего. Пусть те из них, кто повинен в злодеяниях, ответят перед судом. Но советский воин не тронет женщины. Но советский воин не станет издеваться над немкой или любезничать с нею: он выше ее, он ее презирает за то, что она была женой палача, за то, что воспитала изувера. Молча пройдет мимо немецкой женщины советский воин: он пришел в Германию не за добычей, не за барахлом, не за наложницами, он пришел в Германию за справедливостью. Он пришел не для того, чтобы разглядывать глупую и жадную куклу, а для того, чтобы укротить Германию».

В 2002 году вышла книга авторитетного английского историка Энтони Бивора «Падение Берлина.1945». В этой книге Э. Бивор доказывает, что в одном лишь Берлине жертвами насилия, нередко многократного, со стороны советских солдат стали до130 тысяч немецких женщин и девочек. Около 10 тысяч женщин впоследствии умерли, зачастую покончив с собой. Многие были убиты на месте насильниками. Всем немкам в возрасте от 8 до 80 лет было просто противопоказано появляться на берлинских улицах. Всего же за время «освобождения» Германии советские солдаты, по оценке Э. Бивора, изнасиловали около 2 миллионов немецких женщин – от девочек до старух.

Рецензируя книгу Э. Бивора, газета «The Deily Telegraph» от 24 января 2002 г. приводит следующие данные: «Когда югославский коммунист Милован Джилас (Milovan Djilas) заявил протест Сталину, диктатор взорвался: “Как так, Вы не можете понять солдата, который прошагал тысячи километров через кровь, огонь и смерть и хочет развлечься с женщиной или взять себе какую-нибудь безделушку?”. А когда немецкие коммунисты предостерегли его, что изнасилования отвращают от них население, Сталин вспылил: "Я никому не позволю втаптывать в грязь репутацию Красной Армии!"».

Энтони Бивор показывает, что советские солдаты нещадно насиловали не только немок, но русских женщин, освобожденных из «фашистского рабства». Что уж говорить о прочих славянках? Лев Копелев вспоминает, как еле спас от оравы пьяных танкистов девушку-польку, вопившую: «Иезус Мария, я полька!»; впрочем, на доблестных совков это не оказывало ни малейшего воздействия, их остановил лишь наведенный пистолет (а мог бы и не остановить!). Да что там польки: вспомним осень 44-го, «освобождение» Югославии. Сербы очень скоро пришли в ужас от дикого поведения нахлынувших с востока «братушек». Не в Восточной Пруссии, задолго до Берлина, в «братской» славянской стране – изнасилования, грабежи, короче, весь джентльменский набор красной военщины. Кстати, знакомая белоэмигрантка, проживавшая тогда в Белграде, рассказывала, что совки зверски, скопом изнасиловали ее подругу, русскую.

Массовые военные преступления красных продолжались и после капитуляции Германии. В мае 1945 года знаменитый германский летчик-ас Эрих Хартманн в составе колонны пленных и гражданских беженцев был передан американцами совку. Ему пришлось стать бессильным очевидцем чудовищного «пира победителей».

«Проехав несколько миль, колонна остановилась. Эриху и его товарищам приказали спуститься на землю. И тут в поле их окружили русские солдаты. Полные дурных предчувствий немцы начали выбираться из грузовиков. Русские немедленно начали отделять женщин от мужчин.

Прежде чем американцы уехали, они получили представление о том, на какую участь они невольно обрекли немецких женщин и детей, единственным преступлением которых было то, что они родились в Германии. Американцы обнаружили, что их союзники способны превзойти все мыслимые и немыслимые пределы человеческой жестокости. Молодые парни из Алабамы и Миннесоты воочию увидели Медведя в действии.

Полупьяные солдаты Красной Армии, увешанные винтовками и пулеметами, построили безоружных немцев в шеренги. Другие русские начали валить на землю женщин и девочек, срывать с них одежду и принялись насиловать свои жертвы прямо перед строем остальных русских. Немцы могли лишь молча сжимать кулаки. Американские солдаты из своих грузовиков смотрели на все это широко открытыми глазами.

Казалось, их просто парализовало это зрелище. Когда две молодые немецкие девушки, раздетые догола, с криком бросились к грузовикам и в отчаянии начали карабкаться туда, американские часовые оказались достаточно сообразительными, чтобы втащить их наверх. Русским такое благородство совсем не понравилось. Стреляя в воздух и дико крича, русские бросились к американским грузовикам. Американские солдаты поспешно взяли оружие на изготовку, и грузовики помчались по дороге. Когда исчезло последнее препятствие, русские набросились на немецких женщин.

Молодая немецкая женщина, чуть за тридцать, мать 12-летней девочки, стояла на коленях у ног русского капрала и молила бога, чтобы советские солдаты взяли ее, а не девочку. Но ее молитвы остались без ответа. Слезы текли по щекам, когда она посылали молитвы к небу. Немецкие мужчины стояли, окруженные пулеметными стволами.

Русский капрал отошел от женщины, его лицо исказила глумливая усмешка. Один из солдат изо всех сил ударил женщину сапогом в лицо. Проклятая фашистская свинья! — заорал он. Молодая мать упала на спину. Солдат, который ее ударил, выстрелом в голову из винтовки убил ее.

Русские хватали всех немецких женщин, которых видели. Маленькую дочь убитой женщины потащил за танк убийца ее матери. К нему присоединились другие русские. Полчаса раздавались дикие крики и стоны. Потом совершенно голая девочка, не способная держаться на ногах, выползла назад. Она скорчилась и замерла.

Однако в той общей картине зверств, которую сейчас представлял луг, страдания этой девочки не были чем-то особенным. Беспомощные немцы убеждали русских часовых позволить им помочь девочке. Взяв винтовки наперевес, русские позволили германскому медику подойти к девочке. Через час она умерла, и ее последние всхлипывания огнем жгли сердца Эриха и его солдат.

8- и 9-летних девочек раз за разом безжалостно насиловала озверелая русская солдатня. Они не выказывали никаких других чувств, кроме ненависти и похоти. Пока все изверги удовлетворяли себя среди диких криков и плача женщин, Эрих и его солдаты сидели под дулами пулеметов.

Забрызганные кровью русские, удовлетворив вожделение, сменяли товарищей за пулеметами, принимаю охрану над германскими солдатами. Матери пытались защитить своих дочерей, но их избивали до потери сознания и оттаскивали в сторону, а потом насиловали в таком состоянии. Закаленных в боях пилоты, прошедшие сотни боев и получившие множество ран, просто отшвыривали в сторону. Пораженный в самое сердце тем, что увидел, Эрих нечеловеческим усилием воли подавил приступ рвоты.

Подобная оргия просто не могли тянуться долго. Похоть была насыщена, и начали появляться первые признаки жалости. Иногда ухмыляясь, иногда безразлично, иногда чуть удрученно, русские солдаты вернули женщин и девочек, над которыми кончили издеваться. Тех, кого утащили прочь от грузовиков, больше никто не видел. Остальные падали без чувств на руки потрясенных отцов и мужей. Они полной мерой хлебнули унижения и страдания, но все это еще не закончилось.

Немцы были согнаны в импровизированный лагерь на лугу. Им было позволено пройти к озеру, чтобы умыться и постирать одежду. Потом вокруг луга было выстроено кольцо из 30 танков, чтобы организовать охрану на ночь. Русские солдаты снова и снова возвращались к немцам, утаскивая женщин и девочек, которым не могло помочь присутствие мужей и отцов. Насилие продолжалось всю ночь, прекратившись только перед самым рассветом. Женщин притащили назад, как сломанные куклы, когда русские натешились. Солдатам JG-52 (эскадрилья, в которой служил Э. Хартманн – А.Ш.) этой ночью пришлось сделать трудный выбор, и многие из них его сделали.

Когда первые лучи солнца упали на окруженный танками луг, множество немцев не поднялось. Те, кто проснулся, обнаружили, что находятся в ужасном царстве смерти, которая каленым железом запечатлелась в их памяти навсегда. Когда Эрих проснулся, то увидел унтер-офицера с женой и дочерью, лежащих рядом. Сержант тихо перерезал жене вены на руках самодельным кинжалом. Потом он так же убил свою 11-летнюю дочь, после чего перерезал вены и самому себе. Жизнь медленно уходила из них, пока Эрих спал невдалеке.

Другие мужчины задушили своих жен и дочерей, после чего сами повесились на бортах грузовиков. Они предпочли смерть долгому и мучительному умиранию. Эрих начал спокойно разговаривать сам с собой, чтобы преодолеть страшное воздействие кровавых сцен на сознание. “Ты должен жить, Эрих, что бы не случилось. Ты ДОЛЖЕН выжить, чтобы рассказать другим о том, во что сам не можешь поверить сейчас, когда смотришь на все это. Ты никогда не сможешь забыть, что способны натворить люди, опустившиеся ниже всяких животных”» (Р. Ф. Толивер, Т. Дж. Констебль, «Эрих Хартманн: белокурый рыцарь Рейха», Екатеринбург, 1998).

По словам известного журналиста Дэниела Джонсона, «немецкие женщины военного поколения все еще называют военный мемориал Красной Армии в Берлине "Могилой Неизвестного Насильника”». Что же касается пафосного монумента «воина-освободителя» с немецкой девочкой на руках, то, как подметил историк Марк Солонин, «немецкая девочка могла оказаться в руках советского солдата в другой ситуации и с другими для девочки последствиями»…

Апрель-май 2009 г.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

За кулисами кризисов: Индустриализация СССР как афера

За кулисами кризисов: Индустриализация СССР как афера

Как только в США началась Великая депрессия, в СССР стартовала невиданная по масштабам индустриализация

Великий экономический кризис, разразившийся в октябре 1929 года, стал одним из самых значимых исторических феноменов, определившим экономическое и историческое развитие мира не только в 20-м веке, но и в дальнейшем.

Сам кризис начался на нью-йоркской фондовой бирже, когда за несколько дней обрушились цены на большинство акций ведущих промышленных и финансовых учреждений США. И почему-то до сих пор никто не смог дать внятного объяснения тому, что одна из самых мощных экономических систем мира рухнула за считанные дни, потащив в пучину кризиса все капиталистические страны мира.

А ведь был человек, который еще за два года до этого кризиса предупреждал мир о его неизбежности. И этим человеком был Иосиф Сталин – Генеральный секретарь Всесоюзной коммунистической партии большевиков.

Партийные документы съездов большевиков зачастую читать скучно и нудно, так как они пресыщены пафосом и пустой риторикой. Из всех съездов правящей партии в СССР наиболее известны Десятый и Двадцатые съезды – на первом была принята программа Новой экономической политики (НЕП), на втором был «разоблачен культ личности». Но не менее важным и даже более значимым для всемирной истории стал ХV съезд ВКП(б).

Именно на этом съезде 3 декабря 1927 года товарищ Сталин произнес «пророческую» фразу: «Стабилизация капитализма становится все более и более гнилой, неустойчивой». Но это было не единственным знаковым событием на том съезде – достаточно только сказать, что именно на ХV съезде ВКП(б) была принята программа индустриализации СССР и, что немаловажно, официально был отменен «сухой закон», введенный еще царским указом при начале Первой мировой войны в 1914 году. Еще этот партийный форум известен тем, что на нем был провозглашен окончательный отказ от Новой экономической политики и вводилось пятилетнее планирование экономики Советского Союза.

Подозревать Иосифа Виссарионовича в глубоком знании экономики нет никаких оснований. Ни образование, ни опыт государственной деятельности не дал ему пророческого понимания процессов, которые идут в мире свободной экономики. Да и результаты экономической деятельности СССР за предыдущие годы перед ХV съездом ВКП(б) не дают представления о каком либо экономическом успехе. Достаточно только сказать, что в 1924-1927 годах отрицательный баланс внешнеэкономической деятельности «пролетарского» государства составил 300 млн. руб., и это при том, что экспорт за эти годы не превысил 2 млрд. руб. Но самое интересное, что главной статьей экспорта СССР в эти годы была пушнина – более 17%.

И вот в такой экономической ситуации товарищ Сталин уверено пророчит гибель капитализма. И точно – как только в экономике западных стран в 1929 году разразился Великий экономический и промышленный кризис, в стране победившего социализма началась невиданных темпов индустриализация.

За кулисами кризисов: Индустриализация СССР как афера

Первенцем индустриализации стал ДнепроГЭС, потом пошли гиганты индустрии один за другим – Горьковский автозавод, Харьковский и Сталинградский тракторные заводы, Магнитогорский металлургический комбинат. В Донбассе начали строиться сразу около двадцати шахт. Скоростными темпами развивалось железнодорожное хозяйство. А для всего этого нужен был металл.

Только вот необъяснимо – чтобы построить лишь одну Магнитку, необходимо было иметь не менее мощный металлургический завод, который обеспечивал бы ударное строительство гиганта пятилетки. А еще параллельно строились тракторные, автомобильные, паровозные заводы, шахты.

Разгадку такому феномену найти легко, достаточно только вспомнить, что Харьковский и Сталинградский тракторные заводы свое производство начали с выпуска лицензионных американских тракторов «Фордзон», а Горьковский автомобильный – лицензионные «форды» под марками ГАЗ-АА (грузовой) и ГАЗ-А (легковой). Но чтобы выпускать лицензионную технику необходимо иметь соответствующее оборудование, которого в СССР просто не было. И это оборудование, как и сами лицензии на производство, нужно было купить. И платить за все вовсе не рублями. Тем не менее, страна, в которой пушнина была основной статьей экспорта в короткий срок сумела закупить, прежде всего в США, оборудования и технологий на многие миллиарды долларов.

Советская историография этот феномен объясняла просто: дескать, «были мобилизованы все внутренние ресурсы страны», были проведены принудительные размещения облигаций среди населения, да и отмена «сухого закона» значительно пополнили госбюджет. В постсоветский период появились дополнительные версии – в первую очередь, коллективизация, позволившая установить государственную монополию на хлеб, который был направлен на экспорт, за счет чего была обеспечена значительная часть импорта для программы индустриализации; во-вторых, так называемая «Операция «Эрмитаж», в рамках которой за границу было вывезено огромное количество художественных ценностей.

Про «Операцию «Эрмитаж» будет сказано чуть ниже, но сначала про коллективизацию и экспорт зерна из СССР. Во времена Советского Союза одним из запоминающихся пропагандистских аргументов, доказывающих слабость капиталистической системы, был документальный фильм о трагедии фермерского хозяйства в США во времена Великого экономического кризиса. В фильме показывалось, как фермеры из-за обвала экономики выливают молоко на землю, а зерно сжигают в топке, так как выгодно продать продукцию сельского хозяйства в то время в США на внутреннем рынке стало действительно невозможным. Тогда, в 1929-1933 годах разорились сотни тысяч американских фермерских хозяйств. Этот процесс перекинулся и на Европу. Потому говорить о каких-то значимых объемах экспорта зерна из СССР в страны Европы, а тем более в США, вообще не приходится. Даже по демпинговым ценам – зерно можно было покупать практически даром. Более того, коллективизация не только разрушила сельскохозяйственный уклад, но и привела к резкому снижению производительности труда, что отразилось на урожайности и прочим негативным последствиям.

«Операция «Эрмитаж», начавшаяся в конце 1927 года, хоть и проводилась практически полулегально, получила в странах Запада стремительный резонанс. Такого количества художественных ценностей, – картин, ювелирных изделий, скульптур, книг, оружия, – на международном рынке никогда не было. В первую очередь были серьезно опустошены коллекции «Эрмитажа» и Гохрана. Но стоит учесть, что рынок художественных ценностей на Западе в то время находился в абсолютно депрессивном состоянии, а интервенция из СССР вообще обвалила стоимость всех раритетов. Достаточно только процитировать записку Внешторга в адрес «Эрмитажа» с просьбой выделить для продажи за рубежом «250 картин стоимостью не ниже в среднем 5 тысяч рублей каждая (фламандской, голландской, французской и итальянской школ)». То есть, мировые раритеты оценивались весьма скромно.

А всего через год после начала продажи исторических и художественных ценностей руководство СССР пришло к выводу, что поступления в казну от этой деятельности неоправданно низки. Потому было принято решение о резком увеличении объемов вывоза на продажу музейных ценностей по демпинговым ценам. Товарищ Сталин не мелочился, так как очевидно не сомневался в крушении капиталистической системы, а, следовательно, и в возращении всех ценностей в Советский Союз. Однако и тут рыночная экономика сыграла злую шутку с большевиками – кризис 1929 года полностью обрушил рынок художественных ценностей. И уже в 1930 году Совнарком СССР пришел к выводу о нецелесообразности такой деятельности.

Кроме прочего, в начале 1930 года у Советского Союза четко обозначился валютный кризис, так как обязательства по платежам иностранным фирмам достигли критического размера. Тогда и было принято решение о продаже золота из золотого запаса страны на сумму в 50 млн. руб. Но и тут рынок отреагировал адекватно, обвалив цену на драгоценный металл. Тем не менее, индустриализация продолжалась невиданными темпами, наращивая объемы строительства.

И вот тут надо понять, за счет каких резервов происходила индустриализация Советского Союза. Далеко не всем известен факт, что подготовка к промышленному рывку СССР началась еще до ХV съезда ВКП(б), но в том же 1927 году. Летом того года советские торговые представители начали в США переговоры с фирмами «СКФ», «Форд», «Дженерал моторс», «Джон Дир», «Катерпиллер», «Виккерс» и другими о поставке в СССР оборудования и технологий. Впоследствии эти американские фирмы внесли решающий вклад в укрепление промышленной и оборонной мощи Советского Союза.

Но ведь, чтобы начать переговоры с акулами капитализма, советского руководство должно было четко представлять источники финансирования задуманного грандиозного плана. А на момент лета 1927 года экономическое положение СССР было таково, что мечтать о том, что экспорт пушнины позволит решить программу индустриализации, вовсе не приходилось. Кстати, на некие иностранные инвестиции тоже никакой надежды не было, ибо нужно быть капиталистическим альтруистом, чтобы вкладывать деньги в социалистическую экономику.

И вот, начиная с 1929 года, происходит нечто, что смело можно назвать советским экономическим чудом. СССР начинает закупать за рубежом, прежде всего в США, материалы, оборудование и технологии в огромных объемах. Покупалось буквально все: нефтепродукты, прокат черных и цветных металлов, руда, экскаваторы, тракторы, комбайны, краны, станки, прессы… Ветераны могут подтвердить, что на всех больших стройках индустриализации даже тачки были с клеймом американской фирмы «Стерлинг».

И что самое интересное, в большинстве сделок с американскими и европейскими фирмами советские торговые представители рассчитывались наличными долларами. И объемы закупок ежегодно превышали $2 млрд.

Стоит еще раз напомнить, что на тот момент весь экспорт Советского Союза не достигал такого объема, а золотовалютных запасов в стране, чтобы обеспечить, такие ежегодные закупки, просто не было. Тем не менее, такие средства у СССР нашлись, и даже в виде наличной валюты. И как раз в тот момент, когда рынок ценных бумаг в США, не подкрепленный долларовым эквивалентом, стремительно рухнул.

Октябрьский переворот 1917 года по своей сути был не чем иным, как самая гигантская в истории человечества грабительская акция. И большевики, пришедшие к власти, мгновенно начали грабить не только страну, но и ее граждан.

И вот, в разоренной революцией, Гражданской войной и массовым грабежом стране, получившей название СССР, через десять лет начинается всемирное промышленно-экономическое чудо – индустриализация. Причем совершенно непонятно, за счет каких средств Советский Союз закупает огромное количество сырья, материалов и оборудования на капиталистическом Западе. Том самом Западе, которому в 1927 году Генсек ЦК ВКП(б) Иосиф Сталин грозит неизбежным крахом. Слова советского вождя вскоре сбываются – сначала в США, а потом и в Европе разражается Великая экономическая депрессия, на фоне которой достижения советского метода хозяйствования только обостряют вопрос в понимании причин капиталистического кризиса и социалистического прорыва, и их взаимосвязи.

Чтобы объяснить, откуда взялись источники финансирования советского экономического чуда, более известного как индустриализация, а также показать основной фактор, приведший к Великой экономической депрессии, поразившей страны западного мира (о чем говорилось в первой части этой статьи), необходимо все же вернуться к самым первым годам власти партии большевиков на просторах бывшей Российской империи. И попытаться понять, что обе причины – американского кризиса и социалистического чуда – заключались в одном и том же. В беспрецедентном ограблении средств народа и государства бывшей России.

А грабили тогда все – начиная от революционных матросов и ВЧК, вплоть до комитетов сельской бедноты, изымая огромные ценности из всех возможных банков, страховых обществ, дворцов, поместий, зажиточных домов и квартир интеллигентов. Известен случай, когда даже глава «чрезвычайки» Феликс Эдмундович Дзержинский получил взятку в 450 тыс. английских фунтов стерлингов за то, чтобы переправить в Финляндию семью великого князя Михаила – младшего брата последнего российского императора. Когда Владимир Ильич Ленин узнал об этом, то сильно расстроился и, мало ли что, приказал немедленно расстрелять всю княжескую семью. А Дзержинский был наказан по всей строгости – на неделю был отстранен от исполнения обязанностей главы ВЧК.

Но расстроился Владимир Ильич не из-за того, что Феликс Эдмундович взял взятку, но из-за того, что все награбленное должно было идти не на личные цели, а в пользу мирового пролетариата и всемирной пролетарской революции. Для легализации последней идеи в марте 1919 года в Москве был организован Коммунистический интернационал (Коминтерн), на учредительный съезд которого съехались мошенники и авантюристы из большинства стран Европы, Америки и Азии. Разъезжались они плотно упакованные пачками валют, бриллиантами и прочим высокоценным ликвидным имуществом.

Средства без счета выделялись на создание коммунистических партий и организацию пролетарских революций по всему миру. Но подавляющее большинство пролетарских неофитов без следа растворялись на просторах Европы, Америки и Азии. Более-менее удалось «замутить» революции только в Венгрии и Германии, а коммунистические партии создали лишь в той же Германии, Франции и Италии. Все остальные эмиссары Коминтерна, регулярно подпитываемые награбленными в России ценностями, так ничего путного для пролетарской революции и не сделали.

Естественно, что при распределении и освоении награбленного, в стороне не остались и руководители партии большевиков. Сейчас уже известно, что после убийства теоретика всемирной перманентной революции Льва Троцкого только на обнаруженных его банковских счетах в США и Мексике оказалась сумма в $800 млн. (в современных масштабах это выглядело бы как $16 млрд.). И это были вовсе не гонорары за его антисталинские статьи и книги, которые массово выпускались по всему миру. Тем не менее, это была значительная сумма, позволявшая Льву Давидовичу финансировать троцкистские коммунистические организации по всему миру. И, надо признать, что они были куда многочисленнее и влиятельнее, чем промосковские партии коммунистов.

Но остается вопрос: откуда у Троцкого взялись такие огромные деньги? Впрочем, есть еще много вопросов. Например, в 1922 году в партии большевиков разразился грандиозный скандал: выяснилось, что глава Коминтерна Григорий Зиновьев открыл на свое имя в различных банках Запада счета на сумму более $400 млн. Григорий Евсеевич оправдался тем, что, дескать, все эти деньги втайне от партии он вывел для более простого способа финансирования всемирного коммунистического движения. Но поверили ему не все.

Единственный человек, который не поверил Зиновьеву, был глава наркомата Рабоче-крестьянской инспекции, в простонародье – РКИ или Рабкрин. К сожалению, в советской и постсоветской историографии мало освещалась работа, роль и значение этого наркомата. А они были невероятно огромны. Принято считать, что самой грозной и влиятельной структурой в те времена являлась ВЧК, но это не так – единственной структурой в большевистской стране, которая имела право проверять все государственные и партийные органы, а по результатам проверок передавать выводы в трибунал или в другие органы власти, был Рабкрин. И проверок РКИ все государственные и партийные деятели боялись гораздо больше, чем налетов чекистов.

А возглавлял в то время наркомат Рабоче-крестьянской инспекции малозаметный, почти никому в народе неизвестный, Иосиф Сталин. И никто иной не знал больше о хищениях награбленного у страны имущества, чем он. Кстати, именно Рабкрин раскрыл схему, по которой глава Коминтерна Зиновьев вывел за границу $400 млн.

После раскрытия этой антипартийной аферы совсем не странным выглядит такой малозаметный факт, что именно Григорий Зиновьев в том же 1922 году выдвинул идею учреждения в партии поста Генерального секретаря ЦК партии большевиков, и предложил на эту должность не кого-нибудь иного, но только товарища Сталина. И все члены Политбюро единогласно согласились. Разве не было более достойного и известного деятеля в партии?

Но ведь именно Иосиф Виссарионович тщательно отслеживал, кто кому и что выделял на развитие мирового пролетариата, а потому все данные о наличии денег на зарубежных счетах сопартийцев имел если не полностью, то в большей ее части. Видимо, поэтому члены Политбюро не имели ни единого возражения против кандидатуры товарища Сталина даже тогда, когда Ленин написал свое знаменитое письмо с требованием снять того с поста Генсека.

За кулисами кризисов: Индустриализация СССР как афераНо не все аферисты, грабившие страну под прикрытием Коминтерна, были такого мелкого пошиба. Были люди и посерьезнее. Например, американский прохиндей Арманд Хаммер. Его история похождений в РСФСР, а потом и в СССР вызвала огромный интерес и огромное количество публикаций, как при его жизни, так и после нее. Особенно, когда выяснилось, что один из самых успешных бизнесменов США, совершавший не одну многомиллиардную сделку, в итоге оставил своим наследникам долгов на $500 млн.

Так вот, Арманд Хаммер, будучи 23-х лет отроду в 1921 году посетил Москву. По официальной версии якобы для того, чтобы выплатить какие-то долговые обязательства американских компаний правительству РСФСР за поставки в ходе Гражданской войны. Представить себе поставки в США из России чего-либо в то время, когда войска американцев участвовали в интервенции на севере и Дальнем Востоке России кажется невероятным. Известно только одно – если долги и были, американцы ничего не вернули, а после встречи с Владимиром Лениным Арманд Хаммер получил титул «официальный друг России» и стал вхож в кабинеты любого высшего и среднего чина советской и большевистской власти.

Все исследователи жизни Арманда Хаммера единодушно отмечают тот поразительный факт, что молодой человек без какого-либо опыта в бизнесе после встречи с Лениным получил невероятные преференции от советской власти, предоставившей ему чуть ли не исключительные права и концессии на вывоз леса, пушнины, руд и многих других экспортных товаров, добычу асбеста и угля. Но (!), как отмечают те же исследователи, особых прибылей вся эта многообразная почти монопольная деятельность не принесла Арманду Хаммеру какого-либо значительного барыша. Бизнесменом, надо признать, нью-йоркский деляга оказался никаким.

Но было у Хаммера одно особенное свойство – он состоял в родстве или тесной связи с некоторыми воротилами с Уолл-стрита, тогдашнего финансового центра мира. И эта его особенность очень пригодилась правящей верхушке молодой советской республики. Сейчас это уже не секрет, но именно Арманд Хаммер стал финансовым агентом большевистских лидеров, которые с помощью молодого американца выводили награбленные ценности за рубеж и размещали деньги на приватных счетах, прежде всего в банках США. Естественно не за бесплатно. Однако средства, проходившие через руки американского посредника, были грандиозны. Некоторые исследователи полагают, что таким образом из Советской России в 1921-1925 годы была выведена сумма в $1 трлн. в современном исчислении. Понятно, что аккумулировались эти средства не на имя одного партийного бонзы – как говорилось выше, грабили все, и у каждого было, что перепрятать понадежнее в западных банках. И тут можно назвать такие известные фамилии как Троцкий, Каменев, Бухарин, Угланов, Рыков, Томский, Пятаков, Красин и пр.

Были у большевиков, конечно же, и другие посредники для размещения награбленного в западных банковских учреждениях, но Арманд Хаммер был самым крупным, а потому ему как никому другому были известны многие финансовые тайны коммунистического закулисья. Впрочем, как и Иосифу Сталину, беспрерывно и пристально наблюдавшему как за махинациями своих однопартийцев, так и за гиперактивной деятельностью очень пронырливого молодого американца.

Кстати, Хаммер в своей жизни регулярно встречался со всеми лидерами Советского Союза – начиная от Владимира Ленина и заканчивая Михаилом Горбачевым. Все его встречи широко и ярко освещались в советской прессе, за одним исключением – товарищ Сталин запретил масс-медиа освещать свои контакты с представителем американского бизнеса. И было почему.

Просто с некоторых пор Арманд Хаммер стал личным агентом товарища Сталина, что облегчило «отцу всех народов» дело по изъятию гигантских сумм, скопившихся на зарубежных счетах большевистских лидеров всех мастей. Организовав тем самым коллапс американской экономической системы, однако, одновременно, обеспечив финансирование грандиозной программы по индустриализации СССР.

Одномоментное изъятие миллиардных сумм со счетов американских банков привело капиталистическую экономику в состояние Великой депрессии и позволило осуществить грандиозный план по индустриализации Советского Союза.

В предыдущих частях нашего повествования мы рассказывали о том, как пришедшие к власти большевики не просто грабили народ и страну, но и сами лично наживались на этом. Хотя, это и не было секретом в среде самой правящей верхушки, за которой очень плотно наблюдал глава Наркомата рабоче-крестьянской инспекции Иосиф Сталин. Обладая всей информацией, он легко достиг поста Генерального секретаря большевистской партии. А потом началась индустриализация, которая фактически финансировалась за счет награбленного самими коммунистами в предыдущие годы.

Товарищ Сталин начал внутрипартийную борьбу с разными видами оппозиции – «левой», «правой», «новой», «объединенной» и даже «лево-правой». И всегда их побеждал. Удивительным во всем этом противостоянии, которое официальные историки объясняют исключительно как борьбу за власть, является одно обстоятельство – требование от проигравших оппонентов «покаяться перед партией».

Понять этот феномен покаяния перед партией невозможно, исходя из официальной трактовки действий, так как все покаявшиеся в итоге получали свою пулю в затылок. Единственным, кто не покаялся и был с миром выпущен из СССР, оказался товарищ Троцкий – самый ярый и откровенный конкурент товарища Сталина. Но позже и жизнь Льва Давидовича трагически оборвалась – сразу же после того, как были установлены его счета в банках Америки и Мексики.

И потому борьбу Сталина при поддержке Зиновьева и Каменева с Троцким, а потом – против Каменева и Зиновьева в союзе с Бухариным и Рыковым, можно и нужно рассматривать только в контексте получения «раскаяния перед партией». Чего стоило это раскаяние, в свое время узнали и те же Рыков с Бухариным. А стоили они многих миллиардов американских долларов.

Кстати, борьба со всякими рода оппозициями в ВКП(б) закончилась аккурат к концу 1927 года, в декабре которого товарищ Сталин провозгласил грандиозный план индустриализации СССР. Совпадение? Отнюдь. Именно тогда Иосиф Виссарионович, не любивший бросать слов на ветер, и провозгласил идею скорой гибели капитализма. И у него были на то основания.

Официально первая пятилетка в Советском Союзе началась в октябре 1928 года, но реально планы индустриализации стали материализоваться с середины 1929 года, вслед за чем рухнули все фондовые рынки капиталистического мира. И рухнули они по двум причинам – во-первых, на рынки было выброшено невероятное количество ценных бумаг (акций, облигаций, казначейских обязательств), а во-вторых, из банков были изъяты депозитарные суммы на миллиарды долларов. Многодневные совещания воротил Уолл-стрит, пытавшихся создать баланс спроса и предложения, ни к чему не привели. После чего и началась Великая экономическая депрессия.

Любопытен на этом фоне такой занимательный факт. В январе 1930 года ВСНХ (Всесоюзный совет народного хозяйства) поручает «Внешторгу» СССР закупить дополнительно сырья, оборудования и материалов для реализации планов индустриализации на сумму 150 млн. золотых рублей (эквивалент тогдашним $750 млн.). И это при том, что бюджет на 1930 год был сверстан и никаких дополнительных денег в нем не предусматривалось. Тем не менее, закупки на эту сумму произвелись. И что более удивительно, эта операция никак не отражена во внешнеторговом балансе. Согласно статистике, импорт за 1930 год составил около 900 млн. золотых рублей, экспорт был намного меньше, в котором самой большой единоразовой сделкой был контракт на поставку 250 тыс. тонн мазута военно-морскому флоту фашистской Италии на сумму около $200 тыс.

Но что самое замечательное – такие постановления ВСНХ, а затем Политбюро ЦК ВКП(б) издавались каждый год с 1929 по 1933 по пять-восемь раз. И всегда на сумму близкую к миллиарду долларов. И ни разу эти суммы не вошли в официальную статистическую отчетность внешнеторгового баланса.

Но советское руководство, намечая дополнительные закупки, должно было четко представлять источники их финансирования из внебюджетных средств. И оно в них очевидно нисколько не сомневалось. Все было закуплено вовремя и в полном объеме.

Здесь стоит сказать, что эти внебюджетные средства шли не только на закупку сырья, материалов, оборудования, технологий и лицензий. Не меньшую сумму валютных затрат составляли и иностранные специалисты. По разным оценкам, в программе индустриализации СССР принимало участие около 30 тыс. иностранных инженеров, мастеров и даже простых рабочих. На новейших экскаваторах и подъемных кранах работали исключительно рабочие из Бельгии и Италии, так как подобных им по квалификации в Советском Союзе рабочих просто не было.

Теперь уже известно, что все великие стройки СССР проектировал так называемый институт «Главпроект», который посреди всеобщей государственной собственности был единственным частным акционерным обществом, принадлежавшим физлицам из США. Именно этот институт разработал все проекты гигантов индустриализации СССР по последнему писку американских технологий, подготовил все контракты на закупку всего необходимого за океаном, и следил за точностью сборки и запуска технологий в действие. И если в 1928 году штат «Главпроекта» составлял почти 500 человек, то в 1932 году – уже 4500.

И каждому иностранному специалисту СССР должен был предоставить не только приличные жилищные условия, но и достойную среднеевропейскую заработную плату согласно квалификации. На это ежегодно уходило, по разным оценкам, от $1,5 млрд. до $3 млрд. И эти деньги за оказанные услуги также никак не отражены во внешнеторговом балансе советской экономики тех лет.

И если внимательно изучать каждый этап советского экономического чуда, то надо объяснить – откуда в СССР брались многомиллиардные средства на его осуществление. В советской историографии этот вопрос скромно и многозначительно умалчивался. В постсоветской и современной российской интерпретации представлено такое мнение – это были товарные кредиты капиталистических фирм, которые выдавались на срок 5-7 лет под 7% годовых. Однако тут возникает законное недоумение: мы прекрасно знаем, что кредит хоть в товарной, хоть в денежной форме ни один капиталист не выдаст, если не будет иметь залогового обеспечения или долевого участия в проектах. Об инвестициях, как понятно, речь тут совсем никогда не шла. Вопрос: как и чем расплачивался СССР за те мифические кредиты, если вся программа индустриализации была направлена исключительно на создание военно-промышленного комплекса и выпуск вооружения и военного оборудования. Которое в то время было абсолютно неконкурентным на мировом рынке. Чем и как мог расплатиться Советский Союз за какие-либо кредиты, если в том же 1930 году ВСНХ остро ставил вопрос перед «Внешторгом» любым способом продать кому-нибудь всего-навсего 450 тыс. тонн зерна пшеницы. И это при том, что с европейскими и американскими фирмами советские торгпреды предпочитали расплачиваться наличными.

Из всего вышесказанного – в предыдущих двух частях статьи и этой – можно сделать закономерные выводы. Эпоха разграбления бывшей Российской империи закончилась с приходом к единоличной власти товарища Сталина, который, будучи наркомом Рабоче-крестьянской инспекции насобирал достаточно компромата на своих однопартийцев, выведших на зарубежные счета миллиарды. «Раскаяние перед партией» соратников Ленина и лидеров большевистского переворота позволило Иосифу Виссарионовичу стать тем самым мировым олигархом, который мог позволить себе любую манипуляцию с финансовой системой капиталистического устройства. И он этим не преминул воспользоваться.

Провозглашенная в декабре 1927 года программа индустриализации на первом этапе не требовала больших вложений денег, но с 1929 года ее маховик закрутился во всю, набирая обороты. Ради этого со всех известных Сталину американских счетов при помощи международного проходимца Арманда Хаммера были сняты огромные средства, что подорвало устойчивость американской банковской системы. Одновременно на фондовые рынки были выброшены на продажу акции и обязательства, в которые ранее вкладывались совкомпартийные бонзы. Одномоментность этих событий явно свидетельствует о спланированной и скоординированной акции, призванной не только подорвать капиталистическую систему, но и облегчить реализацию плана подготовки СССР к завоеванию мирового господства.

Чего добился товарищ Сталин, организовав Великую экономическую депрессию в капиталистическом мире? Очень многого. С точки зрения пропаганды он показал всему миру, как хрупка и ненадежна капиталистическая система по сравнению с плановой социалистической схемой хозяйствования. Рухнувшая промышленно-финансовая система Запада позволила Советскому Союзу практически за бесценок скупать там материалы, оборудование, технологии, лицензии и специалистов, экономя на этом миллиарды рублей. Кроме прочего, этим самым большевики показали населению тогдашнего Советского Союза безальтернативность выбора между капитализмом и социализмом, чем превратили народ в беспрекословное послушное стадо рабов. Но самым главным достижением товарища Сталина стало то, что Великая экономическая депрессия капитализма и индустриализация социализма позволила ему не просто создать самые мощные в мире вооруженные силы, готовые покорить всю планету, но и то, что в депрессивных странах Красную армию многие готовы были встречать с цветами. Но не судилось. Пришедший к власти в США в 1933 году президент Франклин Рузвельт ввел «драконовские» законы в сфере банковского и биржевого бизнеса, где появление и снятие сомнительных вкладов и акций стало практически невозможным. «Паровоз индустриализации» это хоть и замедлило, но не затормозило, так как все деньги были изъяты из капиталистической системы заблаговременно.

И маленький итог этой грандиозной аферы. В самом конце 1932 года, когда услуги Арманда Хаммера товарищу Сталину уже были не нужны, американский деляга вернулся к себе на родину нагруженный тоннами антиквариата. Его распродажей он и зарабатывал себе на жизнь несколько лет. Именно тогда он и продал императорскую коллекцию яиц Фаберже, которая совсем недавно вернулась в Россию. Это была плата Советского Союза за услуги Хаммера. Потом он долго был не у дел, пока в 1944 году у товарища Сталина не созрел новый план, после чего Арманд Хаммер стал кремлевским завсегдатаем вплоть до 1990 года. Но это уже совсем другие дела.

Ссылка: http://www.aleksandrnovak.com/content/1576.html

Я помню! Я наж... горжусь!





























Первый пакт трагедии

7577


В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.
Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.
Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

Из секретного дополнительного протокола к пакту о ненападении между СССР и Германией 23 августа 1939 года

Один из самых распространенных доводов, оправдывающих сговор Кремля с Гитлером, таков: Сталина вынудила пойти на сделку с дьяволом эгоистическая, подлая и одновременно беспомощная политика "западных демократий". Это они, мол, попустительствовали бандитским выходкам Гитлера, откупались от него, жертвуя более слабыми странами, и прямо подталкивали Германию к войне против СССР, надеясь таким образом отвести угрозу от себя и заодно разделаться чужими руками с ненавистным им коммунистическим режимом.

Советское же руководство якобы настойчиво предлагало западным странам коллективный отпор агрессору вплоть до августа 1939 года, когда ему стало уже точно известно о намерении Гитлера начать войну против Польши со дня на день. Но даже тогда западные лидеры продолжали затягивать переговоры и уклоняться от конкретных обязательств. В этих условиях Советскому Союзу оставалось самостоятельно заботиться о том, чтобы не быть вовлеченным в одиночку в немедленную войну с Германией и выиграть время для лучшей подготовки к столкновению с ней.

Действительно, лидеры западных стран упустили возможность пресечь агрессию на ранней стадии, когда нацистский режим представлял куда меньшую угрозу для человечества. Упустили из-за трусливого, эгоистического нежелания идти на жертвы ради провозглашавшихся ими принципов. Из-за готовности предать других ради собственного спокойствия. И в самих европейских странах мюнхенский сговор давно оценен как позорнейшая страница в истории Англии и Франции.

Сделка Сталина с Гитлером как минимум основывалась на такой же трусливой, эгоистической беспринципности плюс на грубейших стратегических просчетах. Потому что в 1939 году Германия была еще меньше готова к войне с Советским Союзом, чем Советский Союз был готов к войне с ней 22 июня 1941 года.

Военная промышленность Германии едва начала развиваться. Она ощущала огромную нехватку в стратегическом сырье. Войск едва хватило на захват маленькой, слабой, технически отсталой Польши. Для последующего разгрома Франции Гитлеру понадобилось почти год наращивать военную мощь. И если бы СССР не обеспечил ему надежный тыл на востоке, весьма вероятно, что он вообще не осмелился бы тогда напасть на Польшу. Риск оказаться перед лицом коалиции Англии, Франции и Советского Союза был слишком велик. Даже после заключения советско-германского пакта такой запоздалый шаг английского правительства, как подписание союзного договора с Польшей 25 августа, настолько встревожил Гитлера, что он перенес начало вторжения с 26 августа на 1 сентября.

Допустим, однако, что авантюрист Гитлер, не считаясь ни с чем, решился бы свести счеты с Польшей, понадеявшись, что, как и раньше, ни Англия и Франция, ни СССР не шелохнутся. Допустим даже, что Англия и Франция, рассчитывая столкнуть Германию с СССР, даже формально войны ей так бы и не объявили. Но и это не означало готовности Гитлера начать войну против СССР сразу по окончании польской кампании (не такой уж и легкой). Готовым к войне с СССР он почувствовал себя только после захвата почти всей континентальной Европы и приспособления ее экономики к военным нуждам рейха. В любом случае, в конце 1939 года Германия не имела перед Советским Союзом тех военных преимуществ, которые она получит к лету 1941-го. Так что никакая смертельная необходимость идти на сделку с Гитлером Сталина не вынуждала.

Чемберлен и Даладье - лишь косвенные пособники Гитлера. Подписывая Мюнхенские соглашения, они все еще тешили себя иллюзиями, что предотвращают большую войну. Сталин же в августе 1939 года ТОЧНО ЗНАЛ, что решение о нападении на Польшу в Германии принято и, заключая договор с Гитлером, он дает этому нападению зеленый свет. То есть становится прямым соучастником развязывания войны. Обещал не мешать бандиту, намеревающемуся убить и ограбить его соседа. Причем не только за обещание бандита не тронуть его самого. За долю добычи.

Или, может быть, Сталин полагал, что ожидавшиеся "территориально-политические преобразования в областях, входящих в состав Польского Государства" будут осуществлять марсиане? И что это как не соглашение о разделе территории суверенного государства? Что это как не сговор о совместном совершении преступления против международного права?

Впрочем, некоторые борцы против "антипатриотических фальсификаций" истории продолжают это отрицать, поскольку "ни по договору, ни по протоколу СССР не брал на себя обязательств вести войну против Польши, участвовать в войне Германии против Польши либо оказывать помощь германским вооруженным силам в ведении боевых действий против польской армии". Действия СССР не могут рассматриваться как участие в ликвидации польского государства и его разделе, так как "командование Красной Армии не разрабатывало совместно с командованием вермахта оперативных планов... не планировало совместных с германскими вооруженными силами боевых операций... и не проводило таковых". Выдвижение же советских войск в восточные районы Польши вовсе не предусматривалось секретным протоколом, а было вызвано опасениями советского руководства, что Германия пытается оккупировать всю Польшу и по завершении боевых действий не отведет свои войска на ранее согласованную линию разграничения государственных интересов, пишет военный историк Олег Вишлёв.

Это еще одна линия обороны тех, кто не мытьем, так катаньем стремится оправдать сталинский режим. Какой ни есть, а все свой, родной. Да, возможно, ошибались в расчетах. Да, приходилось поступаться принципами и договариваться с откровенными негодяями. А что было делать? Все так себя вели. Может, непосредственной угрозы нападения Германии на Советский Союз в тот момент и не было, но Польшу все равно было уже не спасти. А так хоть доброе дело сделали: украинцев и белорусов от нацистского "нового порядка" спасли и воссоединиться им наконец позволили. Но при этом никакого сотрудничества у нас с нацистами не было.

Поначалу советское руководство действительно, как бы стесняясь, старалось уклониться от прямого и явного сотрудничества с нацистами, которого те откровенно домогались. Уже 3 сентября Риббентроп запрашивает Молотова, не считает ли СССР желательным немедленно выступить против польских сил и оккупировать советскую зону интересов: это помогло бы Германии и соответствовало бы московским договоренностям. Однако Молотов ответил: поспешность может только "повредить нам" и способствовать объединению "наших противников".

Торопя СССР, немцы указывали, что военная необходимость может заставить их, преследуя польскую армию, временно занять какую-то часть советской "зоны". Советская сторона отвечала, что отнесется к этому с пониманием (это к вопросу об "опасениях" советского руководства).

Наконец, 10 сентября Молотов с поистине детской непосредственностью объяснил германскому послу причины медлительности советского правительства: оно "собирается использовать дальнейшее продвижение германских войск, чтобы объяснить, что Польша пала, и вследствие этого для Советского Союза возникла необходимость прийти на помощь украинцам и белорусам, которым "угрожает Германия". Советское правительство не видит иной возможности избежать того, чтобы предстать агрессором в глазах народных масс. Молотов просил нацистов это понять и не принимать близко к сердцу.

Обидчивые немцы посчитали, что это "не по понятиям", и потребовали совместного коммюнике, в котором действия советских и германских войск в Польше оправдывались бы необходимостью "восстановления порядка и спокойствия, нарушенного распадом польского государства". Сталин посчитал такой шаг слишком откровенным. Уже после того как советские войска вступили в дело, Гитлер все-таки дожал Сталина и 19 сентября совместное коммюнике появилось. В нем говорилось, что задачей советских и германских войск является "помочь населению Польши переустроить условия своего государственного существования".

Дальше уже все пошло как-то легче. 28 сентября Риббентроп подписал в Москве новый договор - уже не о ненападении, а о дружбе и границах. О дружбе СССР с государством, ведущим войну. Даже не о нейтралитете, а именно о дружбе. И о новых границах, которые, собственно, и фиксировали те "территориально-политические преобразования на польских землях", из-за которых и шла война. То есть новый договор формально превращал СССР из пособника нацистской Германии в ее союзника.

"После того как германское правительство и Правительство СССР подписанным сегодня договором окончательное урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны и Англией и Францией с другой стороны отвечала бы интересам всех народов".

Так начиналось совместное германо-советское заявление по итогам переговоров. То есть распавшееся (видимо, самопроизвольно) польское государство восстановлению не подлежит, и только на этой основе можно прекратить европейскую войну, что далее и предлагалось Англии и Франции. Действительно, из-за чего им воевать, если Польши все равно уже нет, и это окончательно? Если же эти мирные "усилия обоих Правительств останутся безрезультатны" (то есть Англия и Франция не согласятся с такими условиями), то "таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом о необходимых мерах".

Позицию СССР "диалектически" обосновал Молотов в широко известной речи на сессии Верховного Совета 1 ноября 1939 года:

"За последние несколько месяцев такие понятия, как "агрессия", "агрессор", получили новое конкретное содержание, приобрели новый смысл... Теперь... Германия... находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера еще ратовавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира. Роли, как видите, меняются... В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны является ни больше ни меньше, как "уничтожение гитлеризма"... Идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну за уничтожение "гитлеризма", прикрываясь фальшивым флагом борьбы за демократию".

Есть мнение, что слова политиков вообще ничего не значат и поэтому к ним нельзя относиться всерьез. Действительно, кому причинило вред "диалектическое" фиглярство Вячеслава Михайловича, кроме как престижу великой советской державы, выставленной его разглагольствованиями в самом дурацком и непристойном виде?

Но союзническая помощь СССР гитлеровской Германии не ограничивалась пропагандистскими ухищрениями и угрозами неких "необходимых мер" в отношении Англии и Франции. Договор 28 сентября также дополнялся секретным протоколом, в котором говорилось, что Германия и СССР не потерпят на своей территории "польской агитации", направленной против другой стороны. "Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью". Это уже было вполне практическое соглашение о совместной борьбе фашистской Германии и социалистического Советского Союза против польского движения сопротивления.

В начале октября 1939 года советское правительство предложило германскому устроить военно-морскую базу в 35 милях северо-западнее Мурманска для заправки и ремонта германских кораблей и подводных лодок. Немцы пользовались ею во время норвежской кампании и оставили ее лишь в сентябре 1940 года, когда с захватом Норвегии нужда в ней отпала. Советский Союз разрешал укрываться в гавани Мурманска и заправляться там немецким крейсерам, действовавшим против Англии. Советское правительство оказывало также помощь своими ледоколами для провода через Арктику немецких рейдеров, закамуфлированных под торговые суда.

Что уж говорить об экономической помощи! В 1940 году стремительно наращиваются экономические связи Советского Союза с Германией. Подрывая ее торговую блокаду, СССР осуществлял масштабные поставки нефти, хлопка, зерна, лесоматериалов, цветных металлов, асбеста, фосфатов, остро необходимых немецкой экономике для ведения войны. Существенное значение имели поставки из других стран, осуществляемые через советскую территорию. Графит из Мадагаскара, вольфрам и каучук из французского Индокитая и многое другое поступали в Германию по железным дорогам Советского Союза. СССР взял на себя роль закупщика товаров для Германии в тех странах, которые напрямую дел с ней не вели.

Последний поезд с сырьем пересек советскую границу в сторону Германии за несколько часов до начала германского нападения ночью 22 июня 1941 года. Когда утром германский посол Шуленбург встретился с Молотовым для зачтения ему меморандума, сообщавшего, что Германия решила направить свои вооруженные силы на советскую территорию ввиду "очевидной угрозы" агрессии со стороны СССР, совершенно растерявшийся глава советской дипломатии произнес: "Это война. Вы полагаете, что мы это заслужили?"

Александр Скобов, 20.08.2009
Ссылка: http://grani.ru/Politics/Russia/m.155752.html