?

Log in

No account? Create an account

September 1st, 2013

Калигула (опыт альтернативной биографии)

Оригинал взят у savliy в Калигула (опыт альтернативной биографии)


Калигула, Гай Юлий Цезарь Август Германик  (12-41 гг.) — римский император (37-41 гг.). Этому императору, зверский убитому в 31 год досталась та же смерть, что и Юлию Цезарю, но в отличие от Цезаря – также и посмертный позор, замешанный его врагами на клевете и сплетнях.
Калигула, вопреки распространенным о нем мифам, был любим римлянами. Он был сыном одного из самых уважаемых полководцев – Германика. Отец брал его в свои знаменитые походы. Калигула бродил среди свирепых легионеров в детском костюме, имитировавшем их доспехи. И в крошечных армейских ботинках – калигах. За это от умиленных легионеров он получил свое прозвище Калигула (ботиночки или сапожки). Германик был первым наследником власти стареющего императора Тиберия, но внезапно умер. Тиберий, вероятно подозревая мать Калигулы Агриппину Старшую в заговоре с целью посадить на трон не Германика, а одного из его детей, отнял у нее Калигулу и отправил к прабабке Ливии, а после ее смерти (29 г.) к бабке Антонии. Уже в юном возрасте проявилась страсть Калигулы к искусству. Над телом покойной прабабки он произнес речь с трибуны.
В 31 году, когда Калигуле исполнилось 19 лет, старый Тиберий призвал его к себе на Капри и постарался подготовить к миссии наследника. Враги Тиберия старались расстроить эти планы, нашептывая юноше о его сосланных братьях и матери, но Калигула предпочитал слушать Тиберия. Тот не видел в юном наследнике тех черт, которых ожидал – мужественности, строгости, жесткости. И поэтому опасался, что мягкий Калигула может навлечь на себя и на Рим большие беды. Впоследствии античные фальсификаторы биографии Калигулы истолковывали слова Тиберия как пророческие. Перед смертью Тиберий объявил Калигулу своим наследником, а соправителем – своего малолетнего внука Тиберия Гемелла.
Народ встретил весть о новом императоре с ликованьем. Римляне ожидали от юного Калигулы смягчения аскетических порядков, принятых при Тиберии. Поначалу казалось, что так и будет. Калигула выплатил долги, завещанные Ливией, женой императора Августа, которую Тиберий жестко отстранил от власти.  Проявляя уважение к родне, Калигула назначил почести своей бабке Антонии, подобные тем, которым пользовалась вдова Августа Ливия, ставшая для Империи олицетворением ее начала. После смерти Ливии, как старшая в роду, теперь эти почести поучала Антония. Он привез из мест изгнания прах своей матери и брата Нерона и с почестями захоронил в мавзолее Августа. Он приблизил к себе своего дядю Клавдия и сделал его консулом. Своего троюродного брата Тиберия Гемелла в день его совершеннолетия Калигула усыновил и провозгласил «главой юношества».
Он снизил налоги, отменил закон об оскорблении величества (lex de maiestate), провел политическую амнистию. Он помиловал осужденных и сосланных по всем обвинениям, оставшихся от прошлых времен. Калугила устраивал зрелища и щедрые раздачи продовольствия. Пострадавшим от пожара возместил убытки. Он дважды устраивал он всенародные раздачи по триста сестерциев каждому римлянину. В первый же год своего правления Калигула завершил строительство храма Августа, начатый Тиберием. Он строил акведуки и заботился о снабжении Рима зерном.
Но через 8 месяцев после обретения императорской власти Калигула тяжело заболел. За время болезни вокруг него начали плести интриги, а и без того опустошенная казна была расхищена. После выздоровления Калигула обнаружил казну Империи пустой, недавних льстецов разбежавшимися в страхе ответственности или готовых к заговорам, чтобы покрыть свои преступления. И тут оказалось, что юноша стал мужчиной, а его почести Тиберию, которые он воздал вопреки мнению толпы и воле сената, были не случайными. Последовали жестокие меры против всех, кто подрывал мощь Империи и запускал руку в ее казну. Калигула требовал беспрекословного подчинения и повторял: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись!».
Против молодого и неопытного Калигулы его враги применили испытанное оружие, которое использовалось также и против Тиберия, - сплетню. Чем гнуснее была ложь, тем больше в нее хотелось верить праздной толпе, легко изменившей в своей любви Калигуле. Толпе внушали, что Тиберий был удушен Калигулой чуть ли не самолично. Что после смерти его жены при родах, ему свою жену уступил префект претория Макрон, который также присутствовал при последнем вздохе Тиберия и тоже молвой причислялся к убийцам императора. Что Калигула сожительствует со своими сестрами. Что он то и дело отнимает жен у своих приближенных. Фантазии распространялись сенатской «партией», мечтавшей свалить на императора свое казнокрадство. Репрессии против олигархов представлялись как страсть к наживе. Когда Калигула возвращал в казну реквизированные состояния казнокрадов, это считалось демонстрацией страсти к личной наживе.
Молодой император, лишенный поддержки со стороны более опытных политиков, делал немало ошибок. Раздав громадные суммы народу, он стремился вернуть в казну хоть что-то. Даже рождение своей дочери (от второй жены) он использовал, чтобы собрать средства. Он просил у римского народа денежных пожертвований в честь ее рождения. Но подлый шепот за его спиной передавал из уст в уста, что император болен эпилепсией и обуян алчностью, что он в исступлении катается по кучам золота.
Римская знать, вынужденная Калигулой платить огромные налоги, отвечала ему сплетней о том, что молодой император намерен сделать своего коня консулом. Вероятно, такая злая шутка могла слететь с его уст во время раздражения от нравов высших чинов Рима. Особенно пугали знать попытки Калигулы восстановить народные собрания, а также последовавшее от императора разрешение рабам выступать в судах против своих господ. Их ужасало, что раб Полидевк осмелился выдвинуть обвинение против Клавдия, дяди императора. И Калигула сам присутствовал на суде. Не удивительно, что вокруг него зрели заговоры. Такой император был опасен каждому казнокраду и властолюбцу.
Досталось от Калигулы многим, кто должен был стать его союзником, но предпочел участвовать в интригах и заговорах знати. В 38 г. Калигула принудил совершить самоубийство Макрона. Затем настала очередь отца первой жены Марка Юния Силана, с которым у Калигулы вряд ли могли быть хорошие отношения. Наконец, Калигула казнил Гемелла, вокруг которого сплетались нити заговоров. В 39 г. за участие в заговоре был казнен шурин Калигулы Марк Эмилий Лепид (муж Друзиллы). Еще через год казнь настигла кузена Калигулы Птолемея. Заговор следовал за заговором, но все они были раскрыты, а заговорщики казнены.
Калигула знал, что нити заговора постоянно приводят его в сенат. Выслушивая очередное приглашение в сенат и, вероятно, поминая участь Юлия Цезаря, Калигула похлопал по своему мечу и мрачно сказал: «Я приду, приду, и он со мной вместе».
Калигула презрел престарелые авторитеты вороватой римской знати и вел себя как молодой вождь молодой Империи. Он вел себя «неприлично» - сражался как гладиатор, носился по Риму на колеснице, соревновался на скачках в цирке, подпевал трагическим актерам и даже приплясывал, наблюдая за артистами. Все это было отвратительно «верхам», тащившим Империю к упадку, к дряхлости. Они ненавидели Калигулу и клеветали на него, как только могли. В истории свои измышления на счет Калигулы оставили Светоний и Иосиф Флавий, чьи коллекции грязных сплетен теперь считаются чуть ли ни достоверными свидетельствами.
Калигула остро переживал свои промахи. Особенно те, которые допустил в начальный период своего правления под воздействием хитроумных придворных. Светоний писал, что «помраченность своего ума он чувствовал сам и не раз помышлял удалиться от дел, чтобы очистить мозг». В действительности сильно омрачила существование Калигулы смерть в 38 году горячо любимой сестры Друзиллы. Калигула удалился от дел и после длительного траура вернулся в Рим, отпустив волосы и бороду. Эти минуты мрачности и самокритики лжецы истолковывали, как признание императором своей душевной болезни.
На век Калигулы не пришлось впечатляющих походов и сражений. Тем не менее в 39/40 гг. он начал боевые действия в Германии и принял в них личное участие. На Среднем и Нижнем Рейне он строил форты, предпринимал экспедиции против хавков и хаттов и даже вернул штандарт одного из легионов, разгромленных в Тевтобургском лесу (9 г.). Затем Калигула начал готовиться к масштабному походу в Британию. Но на берегу Ла-Манша оказалось, что легкие суда римлян, на которые они хотели грузить свои метательные машины, не могут противостоять судам бриттов. Калигула предпочел прекратить недостаточно подготовленную экспедицию
Молодой император начал вести тонкую политику на Востоке, где доверил управление эллинистическими государствами формально независимым владыкам. Восток в этот период Империю не тревожил. Этим правление Калигулы выгодно отличается от правления императоров, растративших силы государства в усилиях продвинуться в Месопотамию и установить жесткий контроль над Арменией.
Калигула все больше становился похож на жесткого, расчетливого и властного Тиберия. Знать не могла перенести мысли, что ей придется служить так, как при знаменитом императоре – под угрозой казни за мелейшее посягательство на интересы Империи. Очередной заговор прервал его жизнь Калигулы в 41 году, в тридцатилетнем возрасте. Сенаторы и вольноотпущенники подкараулили Тиберия на пути в термы.
Императоры традиционно не имели сильной охраны и не стеснялись смешиваться с толпой. Этим и воспользовались убийцы. В заговоре приняли участие римские скоробогачи, некоторые приближенные Калигулы, сенаторы и его дядя Клавдий. Калигула получил внезапный удар кинжалом в спину, попытался сопротивляться, но был убит кинжалами окруживших его изменников.
Солдаты преторианской гвардии ворвались во дворец и перебили всех, кого там застали. Это могло быть обусловлено либо попыткой расправы с убийцами Калигулы, либо, напротив, с уничтожением его друзей. Так или иначе, солдаты выволокли из-за занавески спрятавшегося Клавдия и принудили его принять императорский титул. Даже свирепые легионеры понимали, что Империя нуждается во власти, которая хотя бы сподобится выплатить им жалование…


Так мог выглядеть Калигула-юноша

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Гай Юлий Цезарь Август Германик: биография


Гай Юлий Цезарь Август Германик биография, фото, истории - наиболее известен под своим агноменом Калигула



наиболее известен под своим агноменом Калигула

Также принцепс Сената, Великий понтифик (лат. Pontifex Maximus), трибун (лат. Tribuniciae potestatis), Отец отечества (лат. Pater patriae) (с 38 года), четырежды консул (37, 39—41).

Полный титул к моменту смерти: Гай Цезарь Август Германик, Великий понтифик, четырежды консул, император, наделен властью трибуна четыре раза, Отец отечества (лат. Gaius Caesar Germanicus Augustus, Pontifex Maximus, Consul IV, Imperator, Tribuniciae potestatis IV, Pater Patriae).

Ранние годы

Гай был третьим из шести детей Германика и Агриппины Старшей. Когда он был ребёнком, отец брал его с собой в свои знаменитые германские кампании, где Гай носил детские сапожки наподобие армейских калиг. Из-за этого впоследствии за ним и закрепилось прозвище «Калигула», что значит «сапожок» (лат. caligula — уменьшительное от caliga), которое ему не нравилось. Из-за ухудшившихся отношений между его матерью и его двоюродным дедом Тиберием после загадочной смерти Германика, Гай был послан жить сначала у своей прапрабабки Ливии, а после её смерти — у бабки Антонии. После того как префект претория Сеян сошёл с политической сцены, Гай, по указанию Тиберия, стал жить у него на вилле на Капри вплоть до начала своего правления.

В 33 году Калигула женился на Юнии Клавдилле, свадьба прошла в Анции. Однако при родах умер и ребёнок, и сама Юния. Говорили, что новый префект претория Макрон взамен предложил Гаю свою жену, Эннию Фрасиллу. Филон соглашается с этой версией, Светоний говорит, что Гай соблазнил её.

На Капри Калигула познакомился с Юлием Агриппой.

Правление

Перед своей смертью Тиберий объявил Калигулу и сына Друза Младшего, Тиберия Гемелла, равноправными наследниками, но указал, что сменить его должен Калигула, хотя, по Филону, знал, что он ненадежен. Несмотря на то, что Калигула не разбирался в административном управлении, вскоре появились слухи, что он то ли задушил, то ли утопил, то ли отравил Тиберия, хотя тот умер естественной смертью. По другим источникам, Тиберия задушил Макрон. В Рим Калигула прибыл 28 марта и получил от сената отменённый Тиберием титул августа. Использовав поддержку Макрона, он добился получения титула принцепса.

В начале своего правления Гай демонстрировал благочестие. Совершенно неожиданно он отплыл на Пандатарию и Понцию, к местам изгнания своей матери Агриппины и брата Нерона. Он перевёз их прах в Рим и похоронил их со всеми почестями в мавзолее Августа.

Видимо, чтобы развеять сплетни, Гай воздал почести умершему Тиберию, выплатил преторианцам 2 тыс. сестерциев и, возместив ущерб, принесённый имперской налоговой системой, снизил сами налоги и выплатил долги предыдущих императоров. Последовала отмена закона об оскорблении величества (lex de maiestate) и политическая амнистия. Однако через 8 месяцев Калигула неожиданно чем-то заболел (предположительно энцефалитом, по Светонию — эпилепсией, вызвавшей органическое поражение мозга; по другой версии, сказались психические переживания детства). После выздоровления поведение Гая кардинально изменилось, хотя есть мнение, что некоторые первоисточники (главным образом, Светоний и Тацит, любившие сплетни и дворцовые интриги) утрировали ситуацию.

Династический элемент стал демонстрироваться неприкрыто — на монетах появились сёстры принцепса: Друзилла, Ливилла и Агриппина с рогом изобилия, чашей и рулевым веслом, то есть с атрибутами богинь плодородия, согласия и Фортуны. Бабка Калигулы — Антония, получила не только титул Augusta, но ей, как и трём сестрам принцепса, были переданы почётные права весталок, их имена включили в обеты и императорскую клятву.

В 38 году Калигула принудил совершить самоубийство сначала Макрона, потом отца своей первой жены — Марка Юния Силана, а позже казнил Гемелла за якобы подозрительное отношение к цезарю (на одном из пиршеств Калигула утверждал, что от Гемелла пахло лекарством-противоядием). Через два года был казнён кузен Калигулы Птолемей, римский правитель Мавретании, из-за того, что он стал носить императорскую прерогативу — пурпурный плащ.

Согласно Светонию он постоянно повторял и руководствовался выражением «Пусть ненавидят, лишь бы боялись» (лат. Oderint, dum metuant).

В Риме Калигула начал строить акведуки Aqua Claudia и Anio Novus. Для улучшения снабжения зерном, из-за которого при Тиберии вспыхивали восстания, была улучшена гавань в Регии.

Кампании

Видимо, решив продолжить дело отца, Калигула, несмотря на то, что узнал о заговоре Гетулика, организовал германский поход. Накануне, в 39 году, для подкрепления был создан новый легион XV Primigenia, в конницу были добавлены союзные батавы, и уже осенью Калигула со своими сёстрами Юлией Агриппиной и Юлией Ливиллой, личной охраной и двумя легионами пересёк Альпы и достиг Среднего Рейна, где близ современного Висбадена были начаты военные действия. Зимой 39/40 года был построен форт, получивший название Преторий Агриппины (ныне Валькенбург). Чуть позже Калигула во время своей поездки в Лугдунум посетил военную базу Фекцион (Вехтен); личное присутствие его там доказано обнаружением вина из императорских погребов. Предположительно, в это время Калигула использовал неофициальные титулы Castorum Filius («Сын лагеря») и Pater ExercituumОтец войска»).

На Нижнем Рейне был построен новый форт, Лауриум, который Калигула использовал для похода против хавков, во время которого военачальник Публий Габиний Секунд смог отвоевать штандарт одного из легионов, разгромленных в Тевтобургском лесу. В том же году было взято в плен несколько хаттов и учреждена новая боевая награда — corona exploratoria. Тем не менее, хотя, по словам Филона, иудеи принесли жертву для успешного завершения кампании, первоисточники говорят, что быстротечная кампания на восточном берегу Рейна привела к пату. В 40 г. в Нижней Германии была начата постройка длинной цепи лимеса, продолженная в 47 году Корбулоном.

В феврале-марте 40 г. Калигула стал готовиться к походу в Британию. По различным оценкам, было собрано от 200 до 250 тыс. солдат. Однако войска, достигнув побережья Ла-Манша, встали, осадные и метательные машины были установлены вдоль берега — распорядившись отдать боевой сигнал, Калигула почему-то приказал легионерам собирать в свои шлемы и туники раковины и ракушки, как «дар океана». Однако эта версия оспаривается, так как слово concha, которое Калигула использовал в приказе собирать ракушки, обозначало также небольшие лёгкие суда, из чего предполагается, что:


  • войска должны были приготовиться к переправе (из чего, в свою очередь, выводится, что осадные и метательные машины, расставленные вдоль берега, были на самом деле корабельными);

  • надо было сражаться с судами бриттов. Косвенно версию укрепляют утверждением Светония (Cal., 47).

Как бы то ни было, кампания приостановилась и была проведена уже Клавдием. Однако у двора Калигулы нашёл прибежище Админ, сын вождя катувеллаунов Кунобелина, изгнанный из Британии за свои проримские взгляды. Калигула тем временем в свойственной ему манере за неудавшийся заговор казнил Гетулика и своего шурина Марка Эмилия Лепида, а двух своих выживших сестёр отправил в ссылку. Однако с Друзиллой он сохранял самые тёплые отношения, требовал для неё божеских почестей и якобы даже совершил с ней инцест. Смерть Друзиллы 10 июня 38 года была для Гая большой трагедией. Он сочинил некролог, который читал Лепид, и удалился на свою виллу в Альбе, а потом — в Кампанию и Сицилию, отпустив волосы и бороду в знак траура (iustitium). По завершении траура начались приготовления к празднованию годовщины первого консульства Калигулы.

На Востоке, будучи связанным дружескими узами с царями клиентских эллинистических государств, Калигула вернулся к форме непрямого управления. На Балканах, в Малой Азии, Сирии и Палестине для его друзей были созданы эфемерные марионеточные государства. Три сына Котиса получили Фракию, Малую Армению и Понт, Антиох Коммагенский получил трон на своей родине, Ирод Агриппа, внук Ирода Великого, получил титул царя и две старые иудейские тетрархии.

Заговоры и убийство

Помимо неудавшегося заговора Гетулика и Лепида, против Калигулы были составлены заговоры Макрона и Гемелла, Секста Папиния и Аниция Цериала и Бетилиена Басса и Бетилиена Капитона, но они тоже были раскрыты. Оппозицию Калигуле составляли также философы Юлий Кан и Юлий Грецин.

Калигуле стало совершенно ясно, что оппозиция сената принципиальна, и он не делал больше попыток с ним примириться. После раскрытия заговора, говорят, он перед сенатом ударил по своему мечу и воскликнул: «Я приду, приду, и он со мной вместе». Из-за всего этого вольноотпущенник Калигулы Протоген стал носить рядом с ним две книжки, называвшиеся «Меч» и «Кинжал», куда были занесены подлежащие казни.

Несмотря на это, к новой попытке прибегли Кассий Херея, Анний Винициан и сенаторы Публий Ноний Аспренат и Луций Норбан Бальб. Дата убийства была назначена на Палатинские игры, 24 января 41 года. Наиболее сильно заговорщики опасались одного из телохранителей Калигулы — сильного и брутального германца, а также того, что во время игр Калигула мог отправиться в Александрию. Однако Гай появился на церемониях и утром вошёл в забитый людьми театр, где давали пьесы Катулла.

Поскольку Калигула имел обычай в середине дня отправляться в баню и на второй завтрак, заговорщики планировали напасть на него в одном из узких подземных переходов. Однако Гай в этот день решил остаться. Винициан решил предупредить Херею, что момент упущен, но Гай придержал его за край тоги, спросив дружеским тоном, куда он идёт, и Винициан сел. Аспренат, не выдержав, стал советовать ему покинуть театр. Когда наконец Гай со своей свитой стал выходить, дядя Калигулы, Клавдий, Марк Виниций и Валерий Азиатик приготовились.

Калигула шёл со своим другом Павлом Аррунцием и вдруг решил срезать путь к баням. По дороге Гай остановился, чтобы поговорить с молодёжью, и за это время заговорщики успели переместиться. Херея спросил у него традиционный вульгарный пароль, которым Гай подтрунивал над ним, и услышал обычный язвительный ответ, что было условным сигналом (по другой версии Гай сказал «Юпитер», на что Херея бросил «accipe ratum» — «получай своё»). Гай получил несильный удар между шеей и плечами и попытался бежать, но один из заговорщиков, Сабин, нанёс ему второй. Заговорщики окружили Гая, и Херея крикнул Сабину формулу, традиционно использовавшуюся при жертвоприношении — «hoc age» (делай это), после чего Сабин нанёс очередной удар в грудь. После того, как один из кинжалов попал в челюсть, Калигуле нанесли ещё ряд ударов уже мёртвому телу.

По свидетельству Светония, последними словами Калигулы были «Я жив ещё», заговорщики же, добивая императора, нанесли ему около тридцати ударов, подбадривая друг друга криком: «Бей еще!»

Позднее Агриппа перенёс тело Гая в Ламиевы сады — императорскую собственность на Эсквилине, за пределами Рима, где труп был кремирован, а прах был помещён во временную могилу. Говорили, что призрак Калигулы бродил какое-то время по Ламиевым садам, пока тело не было надлежащим образом захоронено. В 2011 году итальянская полиция заявила, что нелегальные археологи обнаружили и расхитили гробницу Калигулы у озера Неми.

Первоисточники

Ссылка: http://www.people.su/47716