beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Непрерывное вранье русских «братьев».




В СССР нас приучили к мысли о том, что Великая Отечественная война была «самой страшной войной в истории беларусов». Однако оценки потерь беларусов в Великой Отечественной войне (погиб каждый четвертый или даже каждый третий беларус) – не соответствуют никаким научным фактам и просто баснословны, а настоящие действительно КАТАСТРОФИЧНЫЕ для Беларуси войны преданы забвению.

В советское время пропаганда называла Великую Отечественную войну «самой страшной войной в истории беларусов». Это, конечно, не так.
Хотя правда о войне 1654-1667 годов замалчивалась в СССР, но некоторые историки пытались сказать о ней и тогда хоть несколько слов.

«Для белорусов эта война оказалась губительной. …Война и сопутствующие ей голод и эпидемия унесли на тот свет половину населения: из 2,9 миллиона человек к 1667 году осталось в живых 1,4 миллиона. Никогда прежде белорусские земли не терпели такого страшного урона в людях. Огромный ущерб потерпели хозяйство и культура. На полях сражений погибла наиболее активная часть народа».

Я цитировал статью Константина Тарасова «Тьмы невежества противник» к 350-летию со дня рождения Симеона Полоцкого в журнале «Неман», №12 за 1979 год, с.166.

А вот что об этой войне пишет беларуский историк Владимир Орлов в книге «Невядомая Беларусь»:

«В 1654 году царь Алексей Михайлович развязал очередную войну за "искони русские земли". Прикрываясь словами о защите православия от гнета "проклятых ляхов", в Беларусь вторглись три огромные армии общей численностью до 100 тысяч. Царские воеводы Трубецкой, Шереметьев и казачий атаман Золотаренко заняли Витебск, Полоцк, Оршу, Кричев, Мстиславль, Гомель, Шклов и другие города. Те, которые отказались от капитуляции и мужественно защищались, были по приказу царя разрушены, а их население — перебито или уведено в плен. Самая печальная судьба ожидала Мстиславль, где, как свидетельствуют российские исторические документы, "шляхты, литвы и иных служилых людей побито больши десяти тысяч". В руины превратились Речица, Жлобин, Рогачев. В 1655 г. была занята Вильня.

Все данные Алексеем Михайловичем гарантии, что он сохранит права и имущество беларуской шляхты и обеспечит православным беларусам [отказавшимся под угрозой смерти от Унии и перешедшим в Московскую веру. – Прим. В.Д.] спокойную жизнь (обещания, которые, надо сказать, поначалу имели на пограничных с Россией землях довольно значительное влияние), были забыты. На захваченных землях царские вояки чинили неприкрытый грабеж и насилие. В ответ началось массовое партизанское движение, особенно активное на Мстиславщине (кстати, именно с той войны берет начало знаменитая на весь мир беларуская партизанская традиция). В июле 1654 г. отряд из трех тысяч беларуских крестьян Колесниковской волости героически атаковал 15-тысячное войско воеводы Трубецкого. Жители Могилева, сдавшие город царским стрельцам без боя, не выдержали измывательств и бесконечных грабежей: 1 февраля 1661 года они подняли восстание и за несколько часов вырезали весь 7-тысячный царский гарнизон. Народно-освободительное движение на оккупированных беларуских землях дало войскам Речи Посполитой возможность перейти к успешным боевым действиям. В результате Андрусовского перемирия 1667 г. Смоленское и Черниговское воеводства отошли к Российскому государству, но весь север Беларуси царю Алексею Михайловичу пришлось вернуть. Наша страна вышла из той войны, понеся тяжелейшие потери. Беларусь недосчиталась свыше половины жителей, погибших в битвах, умерших от голода, переселенных в Россию. В абсолютных цифрах это выглядело так: из 2 млн. 900 тыс. в живых осталось около 1 млн. 350 тыс., а на востоке Беларуси не уцелело и трети населения. Пленных беларусов московские стрельцы продавали на астраханских рынках в персидское рабство по три рубля за душу. Как пишет исследователь тех событий Геннадий Саганович, война 1654-1667 гг. словно подменила нашу землю. Иным стало практически все: от условий жизни до национального генофонда. Беларусы почти лишились своей элиты, горожан, предпринимателей. Именно в результате этой войны на чужбине, в Москве и других российских городах оказались тысячи и тысячи образованных и мастеровитых беларусов, о которых шла речь выше. А крестьянскому народу подниматься до национальной консолидации было невероятно тяжело. Как раз в той экономической, культурной, демографической катастрофе — истоки многих национальных комплексов и бед сегодняшних беларусов».

Советская пропаганда любила иллюстрировать «чудовищные потери Беларуси в Великой Отечественной войне» тем фактом, что довоенная численность БССР была восстановлена только через 25 лет. Но после войны 1654-1667 годов наша двоенная численность населения была восстановлена только через 122 года! Уже одно это показывает, какая война действительно была самой страшной для истории Беларуси и ее будущего.

«Атлас истории Беларуси XVI-XVIII веков» (Минск, Издательский центр БГУ, 2005) на стр. 19 дает специальную диаграмму, иллюстрирующую изменение численности населения Беларуси в 1650-1772 годах. В 1650 году жило 2,9 млн. беларусов, в 1667 – уже только 1,4 млн., в 1700 – 2,2 млн., в 1717 – снова 1,5 млн., в 1772 – 2,9 млн.

Вторая волна спада численности беларусов (с 1700 по 1717 годы) вызвана второй страшной войной – Северной войной, в которой погиб каждый третий беларус. Вот как о ней пишет Владимир Орлов:

«Каждый третий погиб в Беларуси в годы Северной войны. Петр I старался вести ее на чужой для него белорусской земле, где стояла 70-тысячная российская армия. В той войне Россия и Речь Посполитая были союзниками, но поведение петровского воинства больше напоминало действия захватчиков. Стоит вспомнить, что сам император вместе с Александром Меньшиковым лично участвовал в убийстве пятерых униатских священников в полоцком кафедральном Софийском соборе. Царскому правительству пришлось объясняться по поводу этого инцидента с европейскими дворами, используя самые фантастические отговорки. Но Петр с его патологической ненавистью к униатам на этом не успокоился и велел превратить полоцкую Софию (которая со времен Брестской церковной унии 1596 г. была главным храмом беларуских греко-католиков) в военный склад, где держали амуницию и лошадей, а в подземельях — пороховые запасы. Достаточно было искры, чтобы беларуская святыня взлетела на воздух, и по странной случайности эта искра вспыхнула 1 мая 1710 г., как раз накануне ухода российского войска из Полоцка. Древний храм, символ былого величия и независимости, превратился в руины.

Тяжелые потери несли от "союзников" и сотни других беларуских городов, местечек и деревень. Зимой 1707 г. российская кавалерия ограбила в Минске женский униатский монастырь святой Троицы. Затем пришел черед Святодуховской церкви на Высоком рынке и других храмов и монастырей, в том числе и православных. По следам грабителей шли царские казаки и калмыки. Минское православное братство призвало жителей к оружию, и мародеры получили на Немиге отпор. Драматическая судьба постигла в Северную войну один из богатейших беларуских городов — Могилев. По приказу российского командования он безо всякой военной надобности был разрушен и сожжен. Судьбу Могилева разделили Витебск, Гродно, Несвиж… Беларусь потеряла 700 тысяч жителей. Всего около 10% населения осталось в Шкловском графстве. Три четверти крестьянской пахотной земли пустовало в Гродненской экономии. Типичной картиной были тогда заросшие сорняками и лесом поля, брошенные деревни и поместья».

Согласно демографическим расчетам, без этих двух войн население Беларуси сегодня должно было бы составлять около 33-35 млн. человек. Что, собственно говоря, примерно равно ожидаемой цифре, если мы возьмем отношение площади страны к численности ее населения у соседей (например, у Польши или Украины) – и приложим это отношение к площади Беларуси.

Конечно, такой чудовищный урон населению Беларуси – изменил все ее дальнейшее будущее. Если при создании Речи Посполитой мы являлись примерно равными по численности с поляками (лишь ненамного поляки нас опережали в численности населения), то эти две войны не только разрушили и разорили нашу страну, но и сам демографический урон лишал нас политического веса в Речи Посполитой, способствовал отныне польскому доминированию во всем.

Отмечу также, что нынешняя численность населения Беларуси в 10 млн. человек – делает нас «средними» странами Восточной Европы, стоящими в одном ряду с Чехией, Словакией, Болгарией, Сербией. Численность населения в 35 млн. человек – это уже несколько иной политический статус государства и самой нации: с такой страной уже куда больше считаются в мировой политике.

Есть и еще одно важнейшее последствие этих двух страшных войн, о котором никто ранее не писал. Я полагаю, что огромный демографический урон именно беларуских земель в ВКЛ прекратил процесс беларусизации жемойтов и аукштайтов: в итоге они смогли сохранить свою национальную самоидентификацию восточных балтов и создать в 1918 году свою Республику Летуву (то есть историческую Самогитию). Согласно документам ВКЛ (например, Переписям войска ВКЛ 1528 г. и 1567 гг.), в Жемойтии шел активный процесс беларусизации зарождавшейся там местной жемойтской шляхты, которая автоматически принимала беларуский язык. Кстати, по этой причине Статуты ВКЛ так и не были никогда переведены на летувисский (то есть жемойтский и аукштайтский) язык: в этом не было нужды, так как всякий шляхтич-жемойт был обязан знать наш государственный язык ВКЛ. В Переписи войска ВКЛ 1528 года в этнических землях жемойтов и аукштайтов (то есть в нынешней Западной Летуве) около 80% шляхты – беларусы (литвины) с фамилиями на «-вич», а около 20% - жемойты и аукштайты. В Переписи войска ВКЛ 1567 года это соотношение заметно меняется: уже 60% беларусов против 40% жемойтов и аукштайтов. Но при этом разрастании шляхты жемойтов и аукштайтов в Восточной Летуве прослеживается и тенденция перехода летувисов на наши беларуские (литвинские) фамилии на «-вич».

Сама эта тема требует отдельного исследования, которого еще никто никогда не проводил. Я предполагаю, что когда после этих двух чудовищных войн наша земля наполовину опустела (именно в землях Беларуси, а Жемойтию эти войны почти не коснулись) – значительно ослабилось и наше «колониальное влияние» на земли восточных балтов в ВКЛ, что остановило дальнейший процесс их беларусизации. Без этих войн жемойты и аукштайты к 1750-1800 годам полностью растворились бы в беларуском этносе – вслед за растворением в нем зарождавшейся в начале XVI века шляхты жемойтов и аукштайтов. Процесс был прерван именно этими двумя войнами. Таким образом, сегодня территория нашей страны была бы существенно большей, как больше был бы и сам этнос беларусов (литвинов), дополненный этносами жемойтов и аукштайтов.

Следствием этих двух войн стало катастрофическое снижение плотности нашего населения – в сравнении с аналогичным показателем у соседей. Мы не только потеряли Жемойтию и Аукштайтию – но нам стало крайне тяжело ПОЛИТИЧЕСКИ удерживать от соседей даже свои беларуские земли, вспомните хотя бы о том, как делили Беларусь между соседями в начале ХХ века. После долгих требований со стороны руководства БССР – РСФСР вернула нам только часть беларуских областей, оставив себе без всяких объяснений половину Витебской области и всю Смоленскую область. У соседей в каждой области ее областной центр – в центре и расположен. Но если вы взгляните на современную административную карту Беларуси, то увидите, что все ее областные центры (кроме Минска) лежат почти погранично с соседними странами. Почему? Да потому что мы с каждым новым «разделом территории» постоянно УРЕЗАЛИСЬ в пользу соседей: для сравнения взгляните на административную карту ВКЛ XVI или XVII веков: там действительно наши нынешние областные центры лежат В ЦЕНТРЕ подконтрольной территории.

Это объясняется не «происками врагов Беларуси», как пишут иные историки (мол, поляки отняли Белосточчину, летувисы – Виленщину и Ковенщину, украинцы и русские – прочее в этом ряду), а объясняется только ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФОЙ Беларуси, вызванной этими двумя войнами. Она вызвала у нас снижение в два раза плотности населения. Вполне понятно, что в опустевшие у нас после этих войн территории потянулись жители соседних регионов, где плотность населения не снижалась, а наоборот росла – и земли были в дефиците. В итоге эти мигранты составляли со временем уже большинство в пограничных окраинах Беларуси – и сами земли ЭТНИЧЕСКИ переставали быть беларускими. Так что винить надо не соседей, а эти две войны.

Ну и, конечно, важно, что в этих войнах этнос беларусов потерял не просто «каждого второго» и потом «каждого третьего» - сама такая формулировка не отражает ВЕСА УТРАТЫ. А была потеряна почти вся активная лучшая часть этноса: шляхта, воинство и военная аристократия страны, духовенство, мастеровые цехов Магдебургии (тогда все города Беларуси обладали Магдебургским правом), муниципальная администрация Магдебургии городов, вообще все патриотически мыслящие беларусы. Поэтому правы историки, говоря о том, что эти две войны изменили само лицо нашей нации: ведь погибли лучшие, а оставшиеся жить «пласты населения» в большей части потому выжили, что «не лезли на рожон». Сей «отсев» беларусов и создал, как вариант «неестественного» «естественного отбора Дарвина», нынешнего беларуса – настолько «толерантного» (то есть ТЕРПИМОГО, что было исстари главной чертой беларусов), что эта толерантность является уже полным равнодушием ко всему, что происходит вне его хаты. Ибо равнодушие тогда и позволило выжить выжившим (во всяком случае, большинству выживших).

Война забирает ЛУЧШИХ – это закон. А мы потеряли половину все-таки ЛУЧШЕГО населения, и сегодня нация беларусов, увы, являет продолжение рода не лучшей части нации. С этой очевидной мыслью многие не хотят соглашаться, но лично я полагаю, что погибшая тогда половина беларусов – родила бы сегодня (останься она живой) в 5 раз больше академиков, писателей, музыкантов, полководцев, великих дипломатов, промышленников, философов и духовных лидеров Церкви Беларуси – чем родила их наша выжившая половина. То есть, это была и Цивилизационная Катастрофа для нации беларусов.

Конечно, точно так и в годы Второй мировой войны беларуская нация потеряла свою лучшую активную часть – которая, считая долгом защиту Отечества, была готова отдать за Беларусь жизнь. Снова погибли лучшие, а люди с менталитетом «моя хата с краю» опять выживали в этом «неестественном отборе». Но в этой войне с нацизмом беларусов погибло все-таки значительно меньше, чем в двух САМЫХ СТРАШНЫХ для беларусов войнах, о которых было рассказано выше. И, конечно, не было после Второй мировой войны для беларуской нации и ее истории таких катастрофических последствий.

http://ipvnews.org/stump_article22052011.php

Tags: "неудобная" история
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments