beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Из истории Республики Немцев Поволжья. часть 3.

С конца 1920-х гг. высшее руководство СССР во главе с И. Сталиным окончательно отказывается от нэпа и берёт курс на «развёрнутое наступление социализма по всему фронту». Цель нового курса – форсированная индустриализация страны. Успешное начало первой пятилетки вызывает «головокружение от успехов». Начиная с ноября 1929 г. и вплоть до середины 1932 г. неоднократно повышаются плановые задания в промышленности.


Группа делегатов 6 Всесоюзного съезда Советов от АССР НП и других автономий с И.В,Сталиным. Март, 1931



Стремительно растущее городское население требует всё больше продовольствия, а растущий импорт оборудования для заводов – увеличения экспорта сельскохозяйственной продукции. Возникает проблема - любой ценой обеспечить финансирование индустриализации и бесперебойное снабжение быстрорастущих городов, что требует сохранения невысоких цен на хлеб и резкого увеличения поставок продовольствия в город и на экспорт.
Правление колхоза с. Ней-Бальцер Франкского кантона АССР НП 30-е

Совхоз "Спартак" Фёдоровского кантона АССР НП.Получили новые трактора американской фирмы «Харт-Парр» (Hart-Parr). 1930 г.

Трактора зерносовхоза "Спартак" перед выездом в поле.

Едва ли не первыми жертвами нового гигантского коммунистического эксперимента оказались «советские» немцы. Дело в том, что начавшие проводиться с конца 1920-х гг. «социалистические преобразования» носили объективно антинемецкий характер. Менталитет российских немцев, как известно, сформировался под воздействием западноевропейской цивилизации с её такими основополагающими ценностями как абсолютизация частной собственности, индивидуализм, рационализм, протестантская этика, возвеличивающая мирской профессиональный труд как богоугодное дело (подавляющее большинство переселенцев, были протестантами) и т. п. Естественно, многое из отмеченного выше воплотилось в сознании переселенцев, нашло своё выражение в целом ряде своеобразных национальных черт.
Работники почты села Зельман на прополке картофеля.1932

Первыми, кто проникся массовыми эмиграционными настроениями, были меннониты. Эти настроения, суще-ствовавшие ещё со времён гражданской войны, стали быстро усиливаться после ликвидации меннонитских сельскохозяйственных обществ, таких, как Всероссийский меннонитский сельскохозяйственный союз, Союз потомков голландских выходцев на Украине, и насильственного вовлечения меннонитов в систему советской кооперации.
Семья немецких колхозников в домашнем быту вечером, пишут письмо.1932 г

С весны 1928 г. движение за переселение из Советского Союза развернулось среди немцев-католиков, чуть позднее оно охватило и остальные религиозные конфессии.
Встревоженный ВЦИК принял 16 сентября 1929 г. постановление о полном прекращении выдачи разрешений на выезд за границу советским гражданам немецкой национальности, занимающимся сельским хозяйством. Местным органам власти было предложено «прекратить приём заявлений за границу означенным категориям граждан», провести срочное разъяснение немцам «нецелесообразности таковой эмиграции и вредности её последствий с точки зрения хозяйственной деятельности и материального благосостояния эмигрирующих».
Праздничная демонстрация в Марксштадте.

Не получив разрешения выехать из страны, немецкие крестьяне, распродав за бесценок своё имущество, потянулись группами в Москву, чтобы через личное обращение к советскому правительству, через германских и других иностранных дипломатов добиться выезда из СССР. Летом 1929 г. три группы меннонитов, каждая по 25 семей, общей численностью около 300 человек, после непосредственного обращения к Председателю ВЦИК М.И. Калинину, получили долгожданное разрешение на выезд. В числе счастливчиков оказались семьи из Украины, Северного Кавказа, Киргизии, но подавляющее большинство – из Сибири.
Советское правительство, обеспокоенное масштабами бегства и перспективами лишиться всего немецкого сельского населения, 21 ноября 1929 г. отменило свое решение на выезд немцев из СССР. Не помогли ни просьбы, ни протесты германской стороны. Ещё раньше началось насильственное выдворение беженцев к местам прежнего поселения.
г. Энгельс. Парад и демонстрация на Коммунарной площади. Начало 1930-х гг.

К лету 1929 г. в колхозы было объединено 7510 хозяйств - 7 %. Курс на «сплошную коллективизацию» начал проводиться с сентября 1929 г. по мере окончания уборочной кампании, в ходе начавшейся новой очередной хлебозаготовки и в непосредственной связи с ней. Коллективизация проходила под сильным нажимом «сверху», сопровождалась массовым насилием и шантажом, привела к резкому сокращению поголовья скота (на 47 %), к обострению продовольственной ситуации. В городах, даже при нормированном потреблении, жители не получали своих скудных норм по несколько дней. Рабочие Покровска, Марксштадта, Бальцера, многих рабочих посёлков открыто осуждали политику хлебозаготовок, «нажим» на «крепких» хозяев.
Заседание правления колхоза «Рот фронт».1932 г.

3 – 6 декабря 1929 г. в Покровске состоялся объединённый пленум обкома и областной контрольной комиссии ВКП(б), который одобрил решения ноябрьского пленума ЦК ВКП(б) о проведении сплошной коллективизации, объявил АССР НП районом сплошной коллективизации, определил в качестве основных организационных форм объединения крестьян сельхозартель и коммуну, потребовал максимального обобществления имущества. 8 – 11 декабря 1929 г. в Республике прошёл 1-й съезд колхозников, на котором по инициативе заведующего сельскохозяйственным отделом обкома партии А. Вельша был принят ряд решений, резко накаливших и без того напряжённую обстановку в деревнях.
Х. Горст агитирует за колхоз

Съезд постановил коллективизировать всё имущество крестьян, включая мелкий скот, птицу, домашнюю утварь.
Члены бригады колхоза «Рот фронт» читают в газете постановление правительства о хлебозаготовках.1932 г

Всё возраставшее возмущение крестьян в последние дни 1929 г. переросло в мощный социальный взрыв. Начались массовые выступления крестьян более чем в 30 сёлах, протестовавших против огульной коллективизации и закрытия церквей.
Конфискация хлеба

Наиболее острые формы выступления приняли в католических сёлах Каменского и Франкского кантонов. Как правило, инициаторами выступлений становились женщины. В ходе выступления крестьяне освобождали арестованных, распускали колхозы, забирали назад собственное имущество, при этом возвращалось имущество и раскулаченным крестьянам. Характер настоящего восстания принял социальный взрыв в селе Мариенфельд Каменского кантона. Восставшие разогнали сельсовет, партийную ячейку, дали отпор нескольким попыткам милиции захватить село и арестовать «зачинщиков». Восстание было подавлено лишь во второй половине января 1930 г. вооружённым отрядом ОГПУ.
Колхозники одного из колхозов немцев Поволжья во время молотьбы зерновых нового урожая. 1933 г.

Массовое раскулачивание началось с 10 февраля 1930 г. Оно вновь вызвало широкие крестьянские волнения. В защиту раскулаченных выступило подавляющее большинство сельских жителей. Во многих случаях они оказывали открытое сопротивление командам, выполнявшим задачу по раскулачиванию. Так, в сёлах Байдек и Обермонжу раскулаченные семьи удалось вывезти только через несколько дней, после введения туда воинских подразделений.
Группа колхозников на производственном совещании.1933 г

Из-за непосильных для крестьян планов и норм начавшаяся с июля 1930 г. очередная кампания хлебозаготовок проводилась очень сложно, с применением беспрецедентного «нажима» и массовых репрессий как по отношению к крестьянам, так и по отношению к партийным и советским работникам, «не обеспечившим» выполнение плана.
Красный обоз Ней-Варенбургского колхоза с духовым оркестром направляется на заготовительный пункт.1933 г.

2 ноября 1930 г. Нижне-Волжский крайком ВКП(б) в целях «подтягивания отстающих районов по хлебозаготовкам» принял решение об организации «краевого социалистического штурма отстающих районов"» Для проведения «штурма» организовывались «штурмовые бригады» в количестве 15 – 20 человек. Действия штурмбригад, выполнявших взятые на себя «революционные самообязательства», существенно ужесточили хлебозаготовительную кампанию, привели к новому всплеску насилия и беспредела.
Красный обоз с хлебом по дороге на ссыпной пункт.1933 г.

На почве полной «выкачки» продуктов в ряде кантонов (Марксштадтском, Фёдоровском и др.) были зафиксированы факты голодания. Голодали в основном семьи единоличников и раскулаченных.
Центр признал первенство АССР НП в осуществлении коллективизации лишь спустя почти два месяца, когда процент коллективизации здесь достиг наивысшего по СССР уровня – 95 %, о чём и было официально объявлено. Таким образом, руководителям АССР НП всё же досталась сомнительная слава победителей в «борьбе за осуществление сплошной коллективизации в СССР». На 1 августа 1931 г. уровень коллективизации составил 98,7 %, к осени в большинстве кантонов он достиг 100 %.
Изготовление сыра на молочной ферме селения Лауб.

Сотрудники ГПУ, наблюдая процесс коллективизации среди немецких колонистов, докладывали партийному руководству, что «немецкий крестьянин смеётся над понятиями кулак, бедняк и середняк. Этой разницы, по его мнению, вообще не существует в немецких колониях»
Колхозники за изготовлением масла на молочной ферме селения Лауб.1933

Победа сплошной коллективизации в немецкой деревне имела печальные последствия. Были уничтожены тысячи самых продуктивных крестьянских хозяйств, а их владельцы арестованы, посажены в тюрьмы, высланы, в лучшем случае стали государственными батраками в «кулацких» спецпосёлках.
Второй съезд колхозников АССР НП. Январь 1931 г.

Созданные в деревнях худосочные колхозы, особенно на первых порах, не в состоянии были восполнить потери сельскохозяйственного производства, тем более, что государство не давало им возможности встать на ноги, превратив в удобный для себя инструмент по выкачиванию продовольствия из деревни.
с.Розенберг, колхоз "Новая Заря". Подготовка к севу. Весна 1931

В течение зимы 1931 – 1932 гг. голод охватил многие сёла Покровского, Фёдоровского, Марксштадтского, Краснокутского и ряда других кантонов. Органы ГПУ АССР НП докладывали в обком об имевшихся в этих сёлах фактах опухания от голода, истощения, поедания отбросов, трупов умерших больных животных. В свою очередь, обком ВКП(б) Республики немцев Поволжья докладывал в Москву о том, что «в настоящее время по республике почти во всех кантонах создаётся нежелательное политическое настроение на почве продовольственных затруднений, которые к настоящему моменту стоят более остро, чем когда-либо».
1931 г. Красный обоз с хлебом из немецких сел в Саратов

В 1932 г. обстановка еще больше осложнилась. К лету голод уже явно ощущался в городах и большинстве сёл Немреспублики. Спасаясь от голода, люди вынуждены были растаскивать еще не созревший на полях хлеб.
Комсомольское собрание на полевом стане колхоза Заветы Ильича. АССС НП. 1932 г.

Осенью уже в который раз основная масса хлеба была вывезена из Немреспублики по хлебозаготовкам. Колхозникам практически ничего не досталось. Второй секретарь обкома ВКП(б) АССР НП А. Павлов осенью 1932 г. выступая на пленуме обкома откровенно говорил: «Распределение доходов в колхозах было таково, что колхозникам мы не выдавали на руки хлеба, а засчитывали его в общественное питание, и, по существу, засчитывался хлеб тот, который был уже съеден в колхозе...».
Первомайский митинг в Энгельсе. 1932 г

Потерпев фиаско в борьбе с голодом, руководство АССР НП тем не менее не могло допустить, чтобы помощь голодающим оказывали «классово враждебные элементы». Поэтому настоящий переполох вызвало донесение ОГПУ о том, что голодающим колхозникам поступает продовольственная помощь в виде посылок и денежные переводы от их ранее раскулаченных и высланных родственников из Казахстана и Сибири. Были приняты все меры к тому, чтобы каналы «кулацкой» помощи надёжно перекрыть.
Колхоз "Инициатива". АССР НП. Пахота на верблюдах. Весна 1933 г.

В Украине и Крыму на месте тысяч самобытных крестьянских хозяйств, отличавшихся своеобразной культурой земледелия и животноводства, появилось чуть больше 600 унифицированных колхозов, из которых, как и в Поволжье, непрерывно «выкачивали» продовольствие.
Колхозник колхоза им. Клары Цеткин слушает радио. 1933.

В отчаянии крестьянин села Морозово Хортицкого района Йоган Завадский отправил письмо в «Немецкую центральную газету», в котором писал: «У нас в СССР величайший в мире голод и нужда. В нашем селе ранее было 103 семейства, а сейчас осталось только 18. Остальные выдохли, причём резали и поедали детей. Я сам задушил и съел свою трёхлетнюю дочь. После этого у меня нет больше охоты жить. Всё это принёс с собой советский строй, за это мы можем его благодарить».
Председатель колхоза рапортует о ходе кампании по заготовке зерна. Марксштадтский кантон

С сентября 1933 г. колхозам, завершившим выполнение плана хлебосдачи (значительно уменьшенного по сравнению с 1932 г.) по всем видам заданий, создавшим семенные, страховые и фуражные фонды, разрешили распределить оставшееся зерно между колхозниками. При этом предписывалось выполнять «указание товарища Сталина сделать колхозы большевистскими, а колхозников зажиточными», распределение доходов между колхозниками сопровождать «массовыми торжествами».
Кампания хлебозакупок не принесла ожидаемых результатов, главным образом из-за невыполнения государством условий, определённых в законе, прежде всего – «отоваривания» за продававшийся хлеб. Кроме того, в качестве одной из причин невыполнения плана хлебозакупок называлась «спекуляция» крестьян на рынках (вполне естественно, что крестьянин стремился продавать хлеб там, где за него больше платили).
Марксштадт в начале 1930-х гг. На заднем плане завод "Коммунист"

Осенью 1934 г. в период очередной хлебозаготовительной кампании хлебозакупки потеряли свою «добровольность» и приобрели явно выраженный принудительный характер. Так, на заседании бюро обкома АССР НП 10 ноября 1934 г. отмечалось, что план хлебозакупок провален, имеет место «полная демобилизация заготовительных органов». Не показывали личного примера коммунисты: «ОК считает совершенно недопустимым, когда остальные члены партии и первичные парторганизации села не только не обеспечивают ведущую роль в закупке (первоочередная продажа своего хлеба, полученного на трудодни), но плетутся в хвосте отсталых настроений»
Школьники во время занятий в школе одного из колхозов АССР Немцев Поволжья.1932

Аналогичная судьба постигла и хлеботорговлю. Во-первых, была развязана активная кампания «борьбы» со спекуляцией, что нарушило нормальную работу рынков. Во-вторых, уже в июне 1934 г. всюду на рынках были установлены жесткие нормы отпуска хлеба в одни руки, дневные нормы продажи хлеба, значительно уменьшено число мест, где разрешалась свободная торговля хлебом.
Делегация от Республики немцев Поволжья на Всесоюзном совещании мастеров высокого урожая.1936 г.

С 1 января 1935 г. была отменена карточная система на хлеб и некоторые другие продукты, однако из-за нехватки муки мера не дала каких-либо положительных результатов. Так, в Республике немцев Поволжья для обеспечения населения (не считая колхозников) хлебом при норме 700 г. на человека в день требовалось 3344 т. муки в месяц. Таким количеством муки Немреспублика не располагала, поэтому спустя всего 10 дней после отмены карточек были наложены жёсткие ограничения на свободную продажу хлеба в государственной торговле. Продажа стала осуществляться лишь по месту работы – в столовых, буфетах, лавках в строго ограниченном количестве.
Женщины-немки в школе ликбеза. 1933 г.

Зимой 1935 – 1936, 1936 – 1937 гг. в немецких сёлах Поволжья, Украины, Крыма, Северного Кавказа вновь обострилась продовольственная ситуация, имели место случаи голодания среди колхозников, употребление в пищу сусликов, мяса издохшего скота.
В 1934 – 1937 гг. по указанию центра в немецких колхозах, как и в целом по стране, был проведён и ряд других мероприятий, призванных, по мысли их организаторов, нормализовать обстановку в деревне, укрепить колхозы. С 1934 г. проводилась кампания разукрупнения колхозов. В крупных сёлах создавалось по несколько сельхозартелей. В феврале 1935 г. был введён в действие новый Примерный устав сельхозартели, незадолго до этого принятый 2-м съездом колхозников-ударников.
Трактор "Карлик" конструктора Я.Мамина, изготовлявшийся в начале 1930-х гг. на заводе "Коммунист" в Марксштадте.

Осенью 1936 г. многие немецкие колхозы получили дополнительные земельные угодья за счёт ликвидации целого ряда нерентабельных совхозов, располагавшихся по соседству. Наделение крестьян приусадебными участками проходило в 1935 – 1937 гг. Колхозников не только наделяли землёй, но и помогали приобретать в личное пользование скот.
АССР НП. 1939 г. Выборы в местные Советы. Агитационная листовка

В колхозном универмаге. 1939.

На основании постановления Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 1 июня 1939 г. со второго полугодия 1939 г. все рабочие и служащие, проживавшие в сельской местности и имевшие личное подворье, были привлечены к обязательным поставкам молока и мяса государству по нормам, предусмотренным для личных подсобных хозяйств колхозников.
Немгостеатр в Энгельсе. Середина 1930-х гг. Фото из Академии искусств в Берлине, собрание материалов эмиграции.

В конце 1940 г. решением правительства были увеличены ежегодные взносы в неделимые фонды колхозов, ужесточен контроль за их осуществлением. В первые месяцы 1941 г.были введены новые более высокие нормы поставки сельхозпродукции государству колхозами и тружениками села. В частности, на каждый колхоз АССР немцев Поволжья накладывалось годовое задание из расчёта 8 – 12 л молока с 1 га земли, закрепленной за колхозом (в зависимости от климатической зоны), 5 – 9 яиц с одного га пашни. Кроме того, были установлены ежегодные нормы поставки яиц: колхозникам, рабочим и служащим села – 100 штук, единоличникам – 130 штук с одного двора.
Строительство Гуссенбахского консервного завода.АССР Немцев Поволжья. Фото 1933 г





Пионерский отряд с. Гуккерталь, АССР НП. 1933

96-й стрелковый немецкий полк и Энгельсская авиационная школа в общем строю на параде, посвященном 15-летию АССР НП. Энгельс. 1933 г.

Свердловск. Уралмаш. 1934 г. Немецкие инженеры в кругу советских коллег.

Выпуск факультета немецкого языка и литературы Немпединститута. 1935

1-ый выпуск отделения немецкого языка и литературы учительского института. 1937

В детском саду. Энгельс. 1937

7-Б класс Красноярской школы. Фото 1938 г.




http://humus.dreamwidth.org/5472041.html

Tags: Мы не забыли. Мы не простили., Немцы в России
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments