beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Category:

Ракета Гитлера ФАУ-2 сделала СССР космической державой.

Подготовка к запуску  немецкой баллистической ракеты «Фау-2» (V 2) на военном полигоне «Хайделагер» (Heidelager)
в районе Близны (Blizna) в Польше.




Охота за германскими мозгами началась сразу после окончания Великой Отечественной войны.

Это объяснимо: ведь немцы были впереди планеты всей во многих областях.

Особенно советское руководство интересовала ракетная программа рейха, в рамках которой ракетоноситель впервые в истории смог достичь пределов космоса.

Создать все условия

Уже в начале 1946 года в немецком городке Нордхаузен создается советский научно-исследовательский институт по изучению ракет Фау-2, в который также вошли три завода, вычислительный центр и испытательная база. Его директором стал известный партийный и военный организатор, Лев Гайдуков, пост главного инженера занял Сергей Павлович Королев, а Валентин Глушко возглавил отдел по изучению двигателей. Но основную массу сотрудников все же составили немецкие специалисты – около 150 человек, пожелавшие работать на СССР.

Любопытно, что далеко не сразу партийные функционеры оценили предложение советских конструкторов и инженеров не вывозить немецкую технику и оборудование в СССР, а восстанавливать заводы в Германии. У многих закралось подозрение, что они намеренно затягивают возвращение в разоренную войной страну, чтобы подольше задержаться в благополучной Тюрингии. Однако грозные московские инспекторы, разобравшись с положением дел, одобрили проект.

Спустя несколько месяцев после начала работы института в Нордхаузене на стол Сталину легла докладная записка за подписью Берии, Маленкова и Булганина, в которой отмечался процесс освоения советскими учеными последних достижений Германии в области ракетной техники. В частности, там сообщалось об успешной работе с технической документацией, что позволило собрать из немецких деталей семь ракет дальнего действия Фау-2, четыре из которых готовились к испытаниям, а еще три были отправлены для изучения в Москву.

На самом верху были приняты решения о продолжении работ уже на территории СССР. Вслед за конструкторскими бюро к концу 1946 года в Советский Союз из Германии должны были переехать и немецкие ученые с семьями. В качестве жилья для них были выделены 150 финских разборных домов и 40 домов, рассчитанных на восемь квартир каждый. Также было предписано установить немецким специалистам по реактивной технике повышенный оклад.

По германскому образцу

Немецкая Фау-2 к концу Второй мировой войны представляла собой образец единственной в мире управляемой баллистической ракеты. Она была разработана в 1937 году Вернером фон Брауном, использовавшим идеи основоположника современной ракетной техники и пилотируемой астронавтики Германа Оберта.

Именно Фау-2 первой суждено было подняться в космос. В современном представлении граница космоса начинается на высоте 100 километров, после так называемой линии Кармана, где аэродинамическая авиация становится невозможной. 17 февраля 1943 года Фау-2 с приборами на борту преодолела высотную планку в 190 километров! А уже в начале 1944 года фон Браун с коллегами Гельмутом Греттрупом и Вальтером Риделем проделали расчеты, позволявшие их детищу вывести на орбиту Земли искусственный спутник. Однако Гитлеру нужно было не покорение космоса, а орудие возмездия.

К сожалению, Советскому Союзу, в отличие от Соединенных Штатов, достались лишь незначительные детали Фау-2. Технологию ракеты нужно было восстанавливать фактически с нуля, используя сохранившиеся чертежи. В отдельных случаях советским и немецким специалистам приходилось по многочисленным фрагментам собирать очень сложные агрегаты, уничтоженные союзниками в ходе многочисленных бомбардировок Германии.

Вплоть до середины 1950-х советские ракетостроители свои расчеты делали на немецких вычислительных машинках. Однако с трофейной техникой вскоре возникли серьезные проблемы: она быстро выходила из строя, а запасных деталей не было. Вот тут-то и появились доморощенные умельцы, которые наладили выпуск запчастей, продавая их только за наличку. Королеву пришлось выкручиваться и придумывать вариант с премиями «доверенным лицам»: эти деньги и шли на покупку дефицитного товара.

Один из наиболее талантливых советских авиаконструкторов, Виктор Болховитинов, сначала не поверил, что в военных условиях Германия могла создать настолько мощный двигатель. Советские ученые в своих экспериментальных жидкостных ракетных двигателях добивались тяги лишь в несколько сотен килограмм, а немцы вышли на уровень полторы тонны. Познакомившись с германской разработкой, конструктор был сильно удивлен, что она не использует привычные в СССР азотную кислоту и керосин. Топливом для Фау-2 служили этиловый спирт и жидкий кислород.

Главным инициатором копирования Фау-2 считают министра вооружения СССР, Дмитрия Устинова. Именно он убедил Сталина создавать первую советскую ракету по германскому образцу. Критики в свой адрес он тогда получил немало. Его оппоненты твердили, что технологии Фау-2 уже морально устарели и к тому же имели массу уязвимых мест.

Однако, как показало время, с организационно-производственной точки зрения решение Устинова оказалось верным. СССР, еще не имевший в первые послевоенные годы развитой ракетной промышленности, не смог бы в кратчайшие сроки создать и запустить собственную ракету без адаптации германского опыта. И сам Королев неоднократно говорил, чтобы приступить к решению задач по покорению космоса нужно освоить простейшие ракеты, какой и являлась Фау-2.

На другом уровне

Среди немецких ученых, внесших заметный вклад в развитие советской ракетно-космической программы был Гельмут Греттруп, в прошлом руководитель группы управления баллистических ракет в Пенемюнде (исследовательский центр, где была создана и запущена Фау-2). Он считался одним из главных после Вернера фон Брауна специалистов в ракетной индустрии. Последнего как мы знаем переманили американцы. Греттруп тоже мог достаться союзникам, если бы не его жена, которая сама инициировала встречу с советским представителем и уговорила мужа работать на СССР. Главный ее мотив – ненависть к нацизму и благодарность Советам, которые освободили мир от "коричневой чумы".

О Греттрупе, который возглавил работавшую в СССР группу немецких ракетчиков, был самого высокого мнения выдающийся советский конструктор Борис Черток. Ученый обращал внимание на то, что немецкий специалист был лучше других информирован о положении дел в Пенемюнде и являлся лицом очень близким к Вернеру фон Брауну.

Работа закипела. Уже во второй половине 1947 года на полигоне Капустин Яр группы Греттрупа и Королева приступили к первым испытаниям Фау-2. 18 октября 1947 года – знаковая дата для советского ракетостроения: в этот день состоялся первый в СССР запуск баллистической ракеты. Снаряд поднялся на высоту 86 километров, однако разрушился при входе в плотные слои атмосферы – его обломки были найдены на расстоянии свыше 270 километров от места старта с отклонением чуть выше 30 км от намеченной цели.

Всего было совершено несколько десятков запусков советского варианта Фау-2, к сожалению, каждый четвертый пуск оказывался неудачным – ракета взрывалась при прохождении плотных слоев атмосферы. Причину установили быстро: по мере разогрева снаряда в герметичном корпусе начинал испаряться тротил, который создавал избыточное давление – это в конечном итоге и разрывало корпус ракеты.

За год недостатки были устранены и в октябре 1948 года в воздух взмыла уже первая ракета советского производства Р-1, хотя она фактически и продолжала быть копией Фау-2: дальность и высота ее полета не превышали показателей немецкого образца, но отклонение от цели составило всего 1,5 километра. В этом же году Королев приступил к разработке Р-2, которая должна была преодолеть 600-километровую отметку дальности полета.

Через 10 лет интенсивной и плодотворной работы с момента первого советского запуска Фау-2 конструкторское бюро Королева представило на суд общественности двухступенчатую межконтинентальную баллистическую ракету Р-7. Ей и суждено было 4 октября 1957 года вывести на орбиту Земли первый искусственный спутник.

С каждым новым опытным образцом советская ракета все меньше походила на Фау-2. В Р-7 фактически ничто не напоминало немецкую предшественницу: они различались в габаритах, полетных характеристиках, видах топлива, органах управления. Это был совершенно иной, более сложный уровень технологий.

Тем не менее, как говорил Борис Черток, история создания первого спутника – есть история ракеты, имевшей немецкое начало.

Тарас Репин




Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Tags: "неудобная" история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 13:00, вчера 19
Buy for 20 tokens
Эта история по своей нравственной дикости не далеко ушла от недавней истории с доцентом Соколовым. Подпись в её аккаунте гласила: "Надоело засыпать одной" Фото: ВК, Елизавета Силаева ( https://vk.com/id178698928?z=photo178698928_406392473%2Falbum178698928_0%2Frev) Вот её…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments