beam_truth (beam_truth) wrote,
beam_truth
beam_truth

Categories:

Альтернативная война или «Союзники поздно открыли Второй фронт»©.

rr.png



"История не знает сослагательного наклонения".

Интересный пример вопиющей глупости, которая от многократного повторения приобрела статус непреложной истины. Сослагательное наклонение неуместно в хронологической таблице; действительно, довольно странно выглядит фраза: "Король Луи-14 мог бы родиться в … году".

Но историография как разновидность гуманитарного знания (я старательно избегаю определения "наука") гораздо шире и глубже составления хронологических таблиц. А вот для понимания смысла исторических событий, их причин и последствий проведение "мысленного эксперимента", т.е. рассмотрение возможных альтернативных сценариев, столь же полезно, как и проведение технического эксперимента в физике или химии.



Итак, условия эксперимента следующие: в первые три года мировой войны (с сентября 1939 до осени 1942 года) всё происходит как и в реальной истории; участники войны, их ресурсы, их мотивация и способность добиваться поставленных целей соответствуют реальным. Затем, где-то на рубеже 42 и 43 годов, практически убедившись в том, что "блицкриг" Гитлера на Восточном фронте не удался, но и Красная Армия, отброшенная на тысячу км от границы, во всех смыслах далека от скорой победы, западные союзники радикально меняют стратегию своих действий. Бомбардировки Германии прекращаются, "ленд-лиз" в СССР прекращается, в Северной Африке союзники ограничиваются обороной. Гитлер намек понял, и война в Атлантике по обоюдному негласному решению прекращается.

С этой минуты все ресурсы Германии направлены на достижение победы на одном-единственном, Восточном фронте. Огонь и сера не льются с неба на землю Германии. В небе светит солнце. Немецкий рабочий идет на завод. Он хорошо выспался, плотно позавтракал, его дети живы, и ему не надо беспокоиться о том, будут ли они живы завтра, его жена не набивает кровавые мозоли на разборке завалов. А когда на душе легко, то и работа спорится, т.е. производительность растет, а процент брака падает. Но этот фактор мы даже учитывать не будем, оставим его "про запас".

Командование люфтваффе не держит две трети истребителей на Западе (включая систему ПВО рейха) - там нет противника; эти истребители перемещаются на Восточный фронт, и таким образом численность немецких истребителей в небе над Россией возрастает в три раза. Дальние бомбардировщики, в реальной истории занятые воздушной разведкой над Атлантикой, отправляются на Восточный фронт. Бомбардировщики Ju-88 и дальние 2-моторные истребители Ме-110, которые в реальной истории оснащали радарами и использовали в качестве ночных истребителей, отправляются на Восточный фронт для использования по прямому назначению. Технические проблемы "урал-бомбера" Не-177 успешно разрешены (это сделали те инженеры, которые в реальной истории изобретали феерические ракетно-реактивные вундерваффли), и сотни этих бомбардировщиков (даже в реальной истории было выпущено без малого тысяча штук) заняты тем, для чего их и проектировали.

Если этого окажется мало, то авиазаводы Германии - которые никто не бомбит, которые не надо разрывать на части и прятать в подземных укрытиях, которые не тратят время и дюраль на выпуск сложной и дорогостоящей "экзотики" - могут выпустить дополнительно многие тысячи "обычных" боевых самолетов, но, скорее всего, для Восточного фронта этого и не потребуется. И не только потому, что количество советских самолетов там заметно сократилось (нет 18 тыс. боевых самолетов, полученных из Англии и США, и нет ленд-лизовского алюминия и проката высокопрочной стали для собственного производства).

Самолеты святым духом не летают, их надо заправлять бензином. А с бензином в советских ВВС беда. Его и в реальной-то истории, с учетом американских поставок, обеспечивших две трети общего ресурса, остро не хватало, а что же будет теперь, без ленд-лиза? В 1941 году советские заводы производили в среднем 608 тонн высокооктанового (Б-78 и Б-74) бензина в день, в 1942 году - 943 тонны в день. Германия, соответственно, 2.436 и 3.800 тонн в день. В четыре раза больше - но его приходилось делить на все фронты.

В следующем, 1943 году немцы в среднем выпускали по 4.890 тонн в день, а в начале 44-го, до массированных ударов авиации союзников по заводам синтетического горючего, дошли до уровня 5.500-6.000 тонн в день, советские же заводы дают от 1.150 до 1.450 тонн в день. У немцев теперь уже в пять раз больше бензина, и по условиям "эксперимента" весь он уходит на Восточный фронт!

К тому же, в реальной истории половину "собственного" производства авиабензина (240 тыс. тонн в год, т.е. 660 тонн в день) в СССР обеспечили четыре полнокомплектных американских завода, полученных в 1943 году. И не забудем о том, что ленд-лизовские 6300 тонн тетраэтилсвинца (по рецептуре эта антидетонационная добавка составляла 4 куб. см на литр) арифметически полностью покрывают и даже перекрывают потребности советского производства высокооктанового авиабензина. Едва ли эту сильно ядовитую жидкость в таких количествах возили по морям-океанам, если бы в СССР были собственные мощности по производству тетраэтилсвинца в потребном количестве.

Мы знаем, каким в реальной истории было соотношение эффективности действий светских ВВС и их противника. В ситуации, когда немцы могут расходовать в 4-5 раз больше бензина (т.е. больше боевых вылетов и лучше подготовка пилотов), когда численность самолетов люфтваффе возрастает в несколько раз в сравнении с событиями реальной истории, исход может быть только один - абсолютное господство немецкой авиации. Строго говоря, уже на этом наш "мысленный эксперимент" можно завершать, ибо экстраполяции реальных событий на виртуальную схему не дает оснований усомниться в том, что будет с Красной Армией в ситуации абсолютного господства противника в воздухе, но не будем лениться и перенесемся с небес на море.

Нет, я не про "подводную лодку в степях Украины", а про появление немецкого надводного флота в Черном море, а вот это уже совсем не смешно. Несмотря на тяжелые потери, понесенные в морских сражениях с англичанами, немцы к началу 1943 года имели в строю, в исправном состоянии два новейших линкора ("Тирпиц" и "Шарнхорст"), три тяжелых крейсера ("Дойчланд", "Адмирал Шеер", "Принц Ойген"), два старых линкора ("Шлезиен" и "Шлезвиг-Гольштейн"), три легких крейсера ("Эмден", "Лейпциг", "Нюрнберг") и десятки боевых судов класса эсминца.

В реальной истории немцы силами авиации и десятка торпедных катеров (ни одного надводного корабля класса эсминца или выше у кригсмарине в Черном море не было) нейтрализовали советский Черноморский флот, а затем и загнали его в «дальний угол», в район Поти-Батуми. После этого немцы и румыны фактически превратили Черное море в своё «внутреннее озеро», в котором делали все, что хотели: беспрепятственно снабжали Таманскую группировку вермахта, затем эвакуировали её (200 тыс. человек, 15 тыс. автомашин, 1200 орудий) в Крым, весной 44 года по воде вывезли из Крыма в Румынию 130 тыс. человек, при этом в 1.293 рейсах было потеряно всего 34 судна (3,4% об общего числа рейсов).

Нет оснований усомниться в том, что появление в Черном море крупных сил надводного флота Германии завершилось бы вторым за четверть века затоплением Черноморского флота и беспрепятственной высадкой немецкого десанта. От Батуми до Баку 700 км по прямой, и после сооружения на захваченном плацдарме взлетной полосы для бомбардировщиков срок существования бакинских нефтеперегонных заводов измерялся бы днями (максимум — неделями). Сомневающиеся могут (благо сейчас об этом уже много написано) ознакомиться с историей реальных налетов люфиваффе на Ярославль, Горький, Саратов (июнь 1943 года) — одна ночь, один налет, один завод; и это при мизерном (в сравнении с действиями авиации союзников в небе Германии) числе самолетов (от 100 до 150) и полном отсутствии тяжелых бомбардировщиков.

Для советской экономики и вооруженных сил потеря бакинской нефти означала катастрофу стратегического масштаба. Западно-сибирской нефти тогда еще не было вовсе, а так называемое «второе Баку» - месторождения Татарии, Башкирии, Куйбышевской области — давали не более 1,5-2 млн. тонн в год, т.  е. порядка 5-7% от довоенной нефтедобычи в СССР. После этого наш «мысленный эксперимент» становится вовсе бессмысленным, но не будем лениться, и оценим виртуальную ситуацию в главной ударной силе сухопутных армий середины 20-го века - танковых войсках.


Пушки вместо пушек

Шпеер в своих мемуарах пишет, что "небо Германии охраняли 10 тысяч зенитных орудий". Память бывшего министра не подвела: по состоянию на август 1944 года на вооружении числилось 10,9 тыс. зениток калибра 88-мм и 2 тыс. вдвое более тяжелых зениток калибра 105-мм (и это не считая многие тысячи малокалиберных систем и 503 единицы 128-мм зенитных монстров). А вот со следующей его фразой ("и если бы не воздушный фронт над Германией, мы бы удвоили количество противотанкового оружия") придется поспорить. Гораздо больше, чем вдвое!

В реальной истории немцы произвели в период 42-43 годов 10,9 тыс. 75-мм противотанковых пушек Pak-40. Каждая весила по 1,5 тонны и стоила 12 тыс. рейхсмарок. Зенитное орудие гораздо сложнее, тяжелее и дороже. 88-мм зенитка весила 7,2 тонны и стоила 33.600 рейхсмарок. Таких орудий в 42-43 годах было выпущено 7,3 тысячи. А это значит, что при сопоставимых затратах металла и труда можно было получить дополнительно 20-25 тыс. противотанковых Pak-40. И еще в 10-12 тыс. Pak-40 конвертируются (по массе) две тысячи 105-мм зениток, в реальной истории произведенных в 42-43 годах.

В изготовлении пушка ПТО значительно проще зенитки. Самым "узким" (во всех смыслах слова) местом артиллерийского производства является расточка внутреннего канала ствола, и с увеличением длины ствола технологические проблемы лавинообразно нарастают. У зениток стволы самые длинные; так, у 88-мм зенитки длина ствола составляла 56 калибров, у 105-мм и того больше - 63 калибра, а у Pak-40 ствол "всего лишь" в 46 калибров. Всё это обилие цифр сводится к тому, что завод, способный сделать длинный ствол зенитного орудия, без особых проблем перейдет на выпуск противотанковых пушек. Та же логика и примерно те же пропорции и в отношении боеприпасов. Зенитный снаряд самый дорогой и сложный - хитрый взрыватель с крохотными, прецизионно точными детальками, тяжелый и мощный заряд ВВ; изготовление бронебойного снаряда тоже имеет свои секреты и тонкости, но в целом он значительно дешевле и проще.

А теперь от техники переходим к тактике. Появление на полях сражений 75-мм противотанковой пушки Pak-40 принципиально изменило соотношение сил "щита и меча". Летом 41-го основная в системе ПТО вермахта 37-мм пушка оставляла на лобовой броне танка Т-34 лишь малозаметные вмятины. Летом 43-го, после массового поступления в войска Pak-40, из ста попаданий в танк 88 пробивали броню. Победной весной 45-го года, в ходе Висло-Одерской наступательной операции этот показатель дошел до 98. Попал, пробил, убил (трехдюймовый снаряд, взрывающийся внутри замкнутого объема танка, оставлял мизерные шансы на выживание экипажа). Как ни дико это звучит, но в конце войны даже модифицированные и значительно улучшенные Т-34/85 превратились в "танки с противопульным бронированием".

В обсуждаемой виртуальной схеме это происходит раньше и в гораздо большем масштабе; десятки тысяч "дополнительных к реальности" 75-мм противотанковых пушек возвращают на поле боя ситуацию июня 41-го, когда немецкие артиллеристы уверенно расстреливали табуны легких БТ и Т-26. Не забудем и про "фауст-патрон", который мог бы появиться в войсках гораздо раньше, если бы Германия не тратила ресурсы (в данном случае - интеллектуальные и производственные) на создание гигантских ракет для обстрела Лондона.

От пушки ПТО переходим к танкам. Как было выше отмечено, в годы войны Германия произвела 1.113 подводных лодок совокупным тоннажем в 960 тыс. тонн, что по массе израсходованного металла соответствует 40 тысячам средних танков или 21 тысячи "Пантер" (в реальной истории их выпустили в количестве 1,8 тыс. в 1943 году и 4 тыс. в 1944, причем в эти цифры включен и выпуск всех САУ на шасси "Пантеры"). Другими словами, свертывание производства субмарин открывает возможность для многократного увеличения численности этих лучших немецких танков, по всем параметрам превосходивших Т-34/76. Если же кто-то сомневается в возможности производства танков на судостроительных заводах, то все сомнения развеют два слова: "Красное Сормово".

Этот завод, выросший еще в дореволюционном Нижнем Новгороде, стал одним из основных предприятий судостроительной промышленности СССР, в частности, до начала войны на нем было построено 60 подводных лодок, и даже во время войны смогли построить еще 27, что в совокупности даёт треть всех подводных лодок советского ВМФ. После войны именно "Красное Сормово" строило те самые лодки "613 проекта" (советский вариант немецкой XXI серии, ставшие самым массовым подводным кораблем в истории СССР). А вот во время войны завод стремительно освоил производство танков, и первые сормовские "тридцатьчетверки" ушли на фронт уже в октябре 41-го года.

Вернемся, однако, в Германию. В реальной истории все немецкие танки, от первого до последнего дня войны, заправлялись пожаро-взрывоопасным бензином. И это не потому, что на родине инженера Дизеля не смогли сделать дизельный танковый мотор - и умели, и могли, и представленный фирмой "Даймлер-Бенц" прототип "Пантеры" был оснащен дизельным двигателем. Проблема в другом: в реальной истории война на море, в частности, содержание огромного флота подводных лодок, пожирала весь доступный ресурс дизельного топлива. И это при том, что солярки производилось неизменно больше, чем автомобильного бензина (1.285 тыс. т. против 729 тыс. т. в 42-м году, 1.409 против 824 в 43-м году)

Резюме: численность немецких танков возрастает по меньшей мере вдвое (не забудем и про переброску совершенно реальных танковых дивизий из Франции и Северной Африки на Восточный фронт), и в составе танкового парка основной боевой машиной становится "Пантера", причем дизельная (в реальной истории, например, во время Курской битвы 200 "Пантер" и 147 "Тигров" составляли лишь 15% численности немецких танков). Противотанковые дивизионы пехотных дивизий вермахта уже к середине 43 года полностью и с избытком перевооружены на 75-мм PaK-40, гарантированно пробивающую лобовую броню "тридцатьчетверки". И что же сможет противопоставить этому Красная Армия?

Ноль-ноль четыре процента

Даже в реальной истории (слово "даже" относится к тому, что "Тигры" и "Пантеры" применялись тогда в штучном количестве) с весны 1943 года превосходство танка Т-34 было полностью утрачено в результате появления новых модификаций основного немецкого танка Pz-IV с усиленной до 80 мм лобовой броней и длинноствольной (48 калибров) пушкой. Бессильными против такой брони оказались и самая массовая в системе советской ПТО 45-мм пушка (даже в её новой модификации М-42), и дивизионная "трехдюймовка" ЗИС-3.

К слову говоря, эти факты являются еще одной (из множества других) иллюстрацией абсурдности тезиса советской пропагандистской «историографии» про несравненную мудрость советского руководства, которое пыталось «оттянуть начало войны». Не «оттягивать» надо было, а начинать войну против Гитлера (если бы такое желание и вправду посетило обитателей Кремля) как можно скорее! Черепаха может обогнать оленя, если уйдет со старта на месяц раньше, но это преимущество не может сохраняться долго. К началу 2МВ Красная Армия превосходила вермахт и по количеству, и по качеству своего технического оснащения исключительно и только потому, что тотальная милитаризация советской экономики началась на 10 лет раньше, чем в Германии...

В реальной истории восстановить некоторое равновесие на поле боя позволил запуск в серийное производство 57-мм противотанковой пушки ЗИС-2 и перевооружение "тридцатьчетверки" мощной 85-мм пушкой. Но в нашей "альтернативной реальности" ни того, ни другого не будет. Ни в 43-м, ни в 44-м, никогда. Почему? Длинный ствол и большой диаметр погона башни.

Противотанковая 57-мм пушка была разработана, испытана и официально принята на вооружение еще до начала войны. Дело оставалось за малым - наладить серийное производство. Единственное предприятие, которое хотя бы теоретически могло изготовить ствол огромной длины (73 калибра), завод № 8 в подмосковных Подлипках, был загружен изготовлением зенитных пушек, и ситуация в небе войны не позволяла это производство свертывать. Небольшую партию успели изготовить на сталинградских "Баррикадах", но с августа 42-го про этот завод можно было забыть. Горьковский артиллерийский гигант, завод № 92, которому и было поручено изготовление ЗИС-2, реально оценив свои возможности, попытался на имеющемся оборудовании сделать некий "суррогат" с длиной ствола в 63,5 калибра - ничего не получилось.

А потом пришли ленд-лизовские станки, и со второй половины 1943 года созданная творческим гением советского народа пушка ЗИС-2 тысячами пошла в войска. А еще много-много лет спустя была придумана очаровательная история про то, что до 43-го года 57-мм пушку ПТО не запускали в серийное производство по причине её "избыточной мощности". Она, вот ведь беда, пробивала немецкий танк сквозь оба борта, и "снаряд вылетал, не причиняя вреда танку и экипажу". Вот так прямо и писали (и сейчас еще пишут). Причем про "избыточную мощность" пишут на той же странице, где двумя строками выше будет сказано, что "сорокапятка" лобовую броню немецких средних танков не пробивала (что, увы, довольно близко к истине).

По своим габаритам, весу, силе отдачи ЗИС-2 (равно как и немецкая PaK-40) обозначила предел возможного для буксируемой противотанковой пушки, дальнейшее увеличение дульной энергии неизбежно вело к появлению тяжелых монстров, которые надо было ставить на самоходное гусеничное шасси, окружать броней, т.е. делать "противотанковый танк" (самоходку). Но увеличить бронепробиваемость орудия было жизненно необходимо: пробить "Пантеру" в лоб ЗИС-2 если и могла, то лишь стреляя практически в упор, а против "Тигра" она была и вовсе бесполезна. Решением (разумеется, далеко не полным) проблемы в реальной истории стал принятый на вооружение в январе 1944 года танк Т-34 с длинноствольной 85-мм пушкой.

С пушкой всё уже понятно - поставленное союзниками уникальное оборудование позволило заводу № 92 изготовить ствол длиной более 4,6 м, причем в огромном количестве (с марта 1944 г. до конца 1945 года выпущено 26 тысяч). Мощная пушка - это замечательно, но разместить её в и без того тесной башне Т-34 не удавалось. И никогда бы не удалось, если бы творческий гений советских инженеров не увеличил "погон башни" (опорная кольцевая деталь, на которой башня вращается в корпусе танка) с 1420 до 1600 мм, что позволило увеличить габариты всей башни. Впрочем, с гением инженеров все было нормально с самого начала проектирования Т-34, не было полученных по ленд-лизу станков, способных расточить погон такого диаметра и нарезать зубчатый венец.

Огромные карусельные станки - вещь заметная, о них хоть иногда вспоминают, признавая, что пресловутые "четыре процента" от объемов советского производства мы все-таки по ленд-лизу получили. А в каких процентах можно выразить такую "ерунду", как сверла, фрезы, резцы для обработки броневой стали? Сколько весит одно, даже очень крупное сверло - килограмм, два? Американцы прислали 14.203.000 кг быстрорежущей инструментальной стали - кто сегодня об этом помнит?

Главным (по весу) легирующим элементом броневой стали танка Т-34/85 (марка 71Л) был никель, на тонну брони расходовалось 24 кг. Из США по ленд-лизу было получено 13,8 тыс. тонн металлического никеля, еще 13 тыс. т. поставили англичане. В абсолютных величинах этого хватает для брони 45 тыс. танков, в относительных - три четверти ресурса никеля в СССР. Молибдена в стали 71Л всего чуть-чуть, четверть процента, но без него броня нужного качества не получается; американцы прислали 16,9 тыс. тонн молибденового концентрата, что перекрывает потребности всего танкостроения в СССР. Мизерную долю в общей массе "тридцатьчетверки"  составляет резиновый бандаж по наружному диаметру опорных катков, но после потери довоенных источников каучука и до начала массовых поставок по ленд-лизу приходилось делать танки без этой "грузошины", что приводило к быстрому выходу из строя и подвески, и элементов трансмиссии.

Танки - это далеко не все, что нужно для технического оснащения танковых войск. Вслед за танками, зимой и летом, в дождь и метель надо перемещать огромные объемы горючего, боеприпасов, запчастей, саперного имущества. Чем можно было заменить в этом деле 104 тыс. "Студебекеров" с их легендарной надежностью и проходимостью - разваливающейся на ходу "полуторкой"? Кстати, чем эти полуторки "обувать", если Ярославский шинный завод разрушен в ходе налета люфтваффе в ночь с 9 на 10 июня 1943 г. (это реальная история), а ленд-лизовских шин в количестве 3,6 млн. штук нет и не будет?

Колонну танковой бригады надо прикрывать от удара с воздуха - единственным мобильным средством ПВО были полученные по ленд-лизу в количестве 1.100 ед. самоходные зенитные установки М-15А1 и М-17. Танки одни не воюют, их успех должна готовить и закреплять мотопехота. Единственным источником бронетранспортеров для Красной Армии были поставки союзников (всего получено порядка 6,2 тыс. БТР разных типов). По довоенному штату мехкорпуса начальники должны были ехать за танками на "эмках", а командиру корпуса полагался роскошный "ЗИС". Смотрелось это, наверное, внушительно, но когда пришлось воевать, то выяснилось, что лучше шустрого вездеходного "виллиса" ничего в мире не придумано; их по ленд-лизу получено 50 тысяч.

Танки, конечно, привлекают особое внимание историков, журналистов, писателей и читателей, но главным средством поражения в годы 2 МВ была артиллерия, которая расходовала горы снарядов. Так, в 42-45 годах по самым массовым пехотным артсистемам было израсходовано 84,6 млн. снарядов к 76-мм пушкам всех типов и 19,4 млн. снарядов 122-мм гаубицы. Для их снаряжения требовалось (расчет Р. Марченко) 121 тыс. тонн пороха. От союзников было получено (т.е. перевезено по морю, под бомбами и ударами подводных лодок) 123 тыс. тонн порохов, а также порядка 150 тыс. тонн химикатов для порохового производства. Порох надо засыпать в гильзу - по ленд-лизу получено 266 тыс. тонн латуни общей стоимостью 112 млн. долл. (это цена 560 бомбардировщиков В-17 "летающая крепость"). Порох в гильзе - это метательный заряд; то, что мечут, должно еще взорваться. По ленд-лизу было получено 46 тыс. тонн динамита, 146 тыс. тонн готового тринитротолуола (тротила) и 114 тыс. т. толуола...

Три варианта

На этом прервем утомительный поток цифр. Чем могли - они нам помогли, дальнейшие оценки будут неизбежно субъективными, проверить калькулятором "альтернативную реальность", увы, невозможно.

На мой взгляд, наиболее вероятным является следующий вариант развития событий. Узнав о том, что союзники его "кинули", Сталин делает то, что в реальной истории произошло 28 июня 1941 года - уезжает на "ближнюю дачу", отключает телефон и проводит два дня в глубокой задумчивости (или в глубокой прострации - не знаю, свидетели мемуаров не оставили). Вечером второго дня к нему приезжают ближайшие соратники. После этого Сталин (или те, кто убьет Сталина) посылают гонца к Гитлеру. Неделю спустя заключается новый "Договор о дружбе и границе", но в отличие от документа с аналогичным названием, в реальности подписанного 28 сентября 1939 года, граница устанавливается не по рекам Западный Буг и Сан, а по Северной Двине и Волге.

Это реальный, компромиссный, но в целом отвечающий интересам участников вариант. За таким вариантом стоит мощная идеологическая подпорка, авторитет отца-основателя ("Возьмем передышку похабного Бреста / Потеря - пространство, выигрыш - время"). Странное поведение Сталина, который вплоть до самого конца 43-го года тянул с проведением встречи "большой тройки", наводит на мысль о том, что "Брест-2" рассматривался даже в реальной истории… Гитлер в таком варианте получает "жизненное пространство" с гигантским ресурсным потенциалом, которого хватит Германии на сто лет. Его бывшие противники сохраняют жизнь, власть и на безбрежных просторах "урало-сибирской советской социалистической республики" продолжают строить коммунизм (с тем же результатом, что и в реальной истории).

Второй из правдоподобных сценариев гораздо хуже. Сталин (или те, кто убьет Сталина) принимают решение воевать до конца. Этот конец, т.е. неизбежный кровопролитный разгром, наступает, самое большее, в течение полугода. Не стану тратить буквы на описание возможных вариантов хода боевых действий, подкованный читатель прекрасно сделает это и без меня. В итоге всё опять же заканчивается "урало-сибирской республикой", но на гораздо более жестких условиях: полная демилитаризация, многолетняя выплата огромных репараций, "живой налог" (отправка миллионов рабочих на восстановление хозяйства Германии), суд над "виновниками войны", который пройдет не в Нюрнберге, а в Москве и с другим составом обвинителей и обвиняемых.

Увы, реалистичных сценариев ровно два. Но название статьи обязывает, и поэтому, наступив на горло здравому смыслу, попробуем описать то, что тысячу раз извинившись за цинизм, придется назвать "лучший вариант".

Итак, у немцев абсолютное превосходство в воздухе, нефтепромыслы Баку сгорели под бомбами, на стороне вермахта качественное (не исключено, что и количественное) превосходство в танках и средствах ПТО, в моторизации войск и средствах связи. Что может противопоставить этому лишившийся союзников Советский Союз? Только одно - беспримерный массовый героизм, трудовой и боевой.

Старики и школьники роют противотанковые рвы, снаряды на фронт носят на руках (как вьетнамцы по "тропе Хо Ши Мина"). Бабы пашут не по 12, а по 25 часов в сутки, что позволяет высвобождать и отправлять на фронт новые миллионы голодных ("паршивой тушенки", как и всей прочей ленд-лизовской еды нет) и босых (минус 13 млн. кожаных армейских ботинок) мужиков. И на огромном фронте, от Баренцева до Каспийского моря начинается бесконечная, многолетняя "ржевская битва". Укладывая в землю дивизию за дивизией, Красная Армия прогрызает оборону противника, немцы давят авиацией и танками, наносят мощные контрудары, затем новая волна советского  наступления, новые миллионы трупов…

В почти невероятном случае, который придется назвать словом "лучший", года за два-три Красная Армия дойдет от Волги до Днепра. Вот там-то её и встретит "Днепровский вал". В реальной истории он назывался "Атлантический" и был построен немцами за те же самые 2-3 года. В реальной истории эти 5.262 бетонных сооружения, эти 343 артиллерийские батареи с 1.448 орудиями крупного (от 145-мм) калибра, эти 8,5 млн. мин были установлены на побережье Голландии, Бельгии и Франции, но в нашей "виртуальной реальности" они появляются на высоком правом берегу Днепра. Большая стройка. Немцы потратили на неё 3,7 миллиарда (это не опечатка) рейхсмарок, что соответствует стоимости 300 тыс. противотанковых PaK-40 или 25 тыс. средних танков.

Проломить такую оборонительную линию можно только массированным применением тяжелой бомбардировочной авиации. Что значит "массированным"? 20  сентября 1944  года 633 бомбардировщика союзников нанесли удар по батарее "Линдеман" (три чудовищных 406-мм орудия, дальность стрельбы которых позволяла вести огонь по английскому берегу через Ла-Манш). И ничего. Перекрытия толщиной в 5 метров особо прочного железобетона выдержали… В нашей ситуации, когда господство в воздухе у немцев, ни одного шанса преодолеть "Днепровский вал" у Красной Армии нет. Даже если завалить Днепр трупами солдат до самого дна.

А в это время в богатой Америке, которая не потратила ни цента на войну в Европе, гудят обогатительные заводы - не те, на которых делали молибденовый концентрат для советской танковой брони, а другие, где обогащают уран и производят плутоний. К лету 1945 года США завершили (известным из реальной истории способом) войну с Японией, построили гигантский воздушный флот из 4-5 тысяч стратегических "Суперфортрессов", накопили первую сотню атомных бомб. После этого американцы вызывают представителей командования вермахта и Красной Армии в Японию, проводят для них ознакомительную экскурсию по пепелищу на месте Токио, в броневике со свинцовой защитой провозят по развалинам Хиросимы. После чего на борту линкора "Миссури" диктуют условия, на которых СССР и Германия прекращают войну.

Принимая во внимание левые симпатии самого Рузвельта, принимая во внимание наличие в США мощного просоветского лобби, можно предположить (допустить на самом краешке вероятного), что одним из пунктов этих условий будет восстановление довоенных границ СССР. Довоенных - это значит до 1 сентября 1939 года, т.е. без Выборга и финской Карелии, без Эстонии, Латвии и Литвы, без восточной Польши, без Бессарабии и северной Буковины. И уж тем более - без Восточной Пруссии, без словацкого Закарпатья, без южного Сахалина, Курильских островов, Порт-Артура и Дайляна. И никаких "стран народной демократии".

Почему Америка не сделала ничего такого в реальности? Феномен Ф.Д. Рузвельта еще долго будет обсуждаться историками и политологами, и "мысленный эксперимент", проведенный нами, будет в этом обсуждении не лишним. Очень может быть, что Рузвельт тоже понимал - какие варианты развития событий на советско-германском фронте являются наиболее вероятными, и именно поэтому ни на день не оставил Сталина и Гитлера наедине друг с другом.


ссылка


Ненавидишь «Совок»? Тошнит от «ваты»? Жми!



Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment